1973

А. Исаенко, З-68. Миротворческие миссии ООН и выпускники ВИИЯ.

МИССИЯ ООН В ЗАПАДНОЙ САХАРЕ И ВОЕННАЯ ДОКТРИНА
На сайте ВКИМО прочитал интересную статью ветерана-миротворца Олега Васильевича Иванченко, побывавшего в нескольких миротворческих миссиях ООН.
Отметим, что в сахарской миссии побывало более 250 советских и российских офицеров (60 из них побывало еще и в других миссиях, а около 10 человек служили в Сахаре дважды).

Сейчас миссию возглавляет китайский генерал. В 1991 году в Сахаре он был обычным военным наблюдателем. В связи с этим я обратил внимание на пункт 51 (д) Военной доктрины:
«…вовлечение представителей Вооруженных Сил и других войск в руководство миротворческими операциями…».
Пора и нашим миротворцам возглавить одну из миссий ООН. Не смеют что-ли командиры?
Необходимо сказать, что к началу открытия миссии в Сахаре в 1991 году наши миротворцы находились под флагом ООН уже 18 лет. Был накоплен большой опыт миротворческой деятельности. Выросло новое поколение миротворцев.
А в 1988 миротворческие силы ООН были награждены Нобелевской премией мира. В этом есть и заслуга наших миротворцев.
Автор статьи подчеркнул:
«Большой вклад в дело поддержания мира в Западной Сахаре внесли выпускники Военного института иностранных языков. В первые годы из 30 человек миссии ООН 29 человек были выпускниками нашего института».
Можно продолжить. Вот уже 37 лет выпускники ВИИЯ находятся на вахте мира в различных миротворческих миссиях. ВИИЯковцы находились у истоков практического миротворчества нашей страны с 1973 года. Тогда одна из первых групп миротворцев формировалась в ВИИЯ.
В книге «На службе мира 1973 – 2008» миротворцы упомянуты поименно. Имеется в Интернете и электронная версия книги. В следующем 2011 году будет отмечаться 20-летие миротворческой миссии в Сахаре. Более подробно о современной миссии можно познакомиться на сайте:
http://www.un.org/en/peacekeeping/missions/minurso/
Ну и еще об одной дате. В 2013 году будет отмечаться 40-летие участия ВИИЯковцев в миротворческих операциях ООН.
Вот на такие воспоминания и мечтания навеяла заметка нашего коллеги-миротворца О.В. Иванченко.

1973 год. Суэц.Теперь немного из истории миротворчества. Так выглядели первые российские миротворцы в полевой форме
в 1973 году в зоне Суэцкого канала. (Исаенко, Батов, Бубнов, Аккуратнов, Шабан, Решетников; в центре австрийский майор Бобби Сколл); 12 наблюдателей находились уже на постах, а 18 офицеров – на Голанских высотах в Сирии. Всего было от СССР 36 военных наблюдателя ООН.

Анатолий Иванович Исаенко З-68
Ветеран миротворческих операций с 1973 года

Мельник Аркадий

А. Мельник, З-85у. Выступление на «Новом телевидении Кубани».

Прошёл февраль, насыщенный событиями. Наши ВИИЯковцы участвовали в «Уроках мужества» в школах, выступали перед воинскими коллективами в частях и военных училищах, рассказывая о нашей истории, перенимая эстафету у старших ветеранов…
В программе «Факты недели» НТК (Новое телевидение Кубани) принял участие Аркадий Мельник, 85-З. Эфир состоялся 20 февраля 2010г., ведущая программы Мария Кирейцева:
«Мельник Аркадий Леонидович, историк, преподаватель персидского языка в Институте экономики, права и гуманитарных специальностей, участник войны в Афганистане отвечает на вопросы нашей программы.
М.К. — Какой смысл сегодня вкладывается в понятие воин-интернационалист? Кто эти люди? Сколько их на Кубани?
А.М. – Чтобы раскрыть содержание этого определения необходимо вернуться немного в прошлое. Понятие «воин-интернационалист» появилось у нас в стране с вводом советских войск в Афганистан. С высоты сегодняшнего дня мы можем сказать, что это – отпечаток нашего советского, коммунистического прошлого. В то время наша внешняя политика строилась на основе пролетарского интернационализма…
М.К. – Объясните, пожалуйста, что это такое?
А.М. – В двух словах – это помощь, любые формы сотрудничества, в том числе и военного, с народами, партиями, борющимся за свое колониальное и социальное освобождение. Если, например, где-нибудь на каком-то далёком континенте произошёл какой-либо переворот или революция и их руководители объявили, что они будут строить социализм, то наша страна оказывала им всяческую поддержку и помощь. И вот, когда мы вошли в Афганистан, надо было как-то обозначить эту миссию, объяснить народу, с какой целью мы туда пришли. И такое определение было найдено в ведомстве Михаила Андреевича Суслова, главного идеолога КПСС. Я полагаю, что это было сделано по аналогии с интернациональными бригадами, которые в 36-38гг. сражались на стороне республиканской Испании. Но только с той лишь разницей, что в Испании сражались добровольцы из разных стран, разных национальностей, а в Афганистане на стороне апрельской революции сражались, наряду с афганцами, только граждане Советского Союза, хотя и разных национальностей. Поэтому нельзя в полном смысле утверждать, что эта революция была интернациональной, ведь представители других социалистических стран в этой войне не участвовали… За неполных 10 лет в Афганистане в рядах ОКСВ, — а это была 40-ая Общевойсковая Армия, военную службу прошли около 620 тыс. солдат и офицеров, в том числе 525,2тыс. в составе 40А, 90тыс в составе погранвойск и других формирований КГБ, около 5тыс. – от МВД СССР. Кроме этого, большое количество офицеров и генералов, – а их за это время набирается более 10 тыс. человек, служили в Афганистане советниками в афганских частях… Из Краснодарского края прошли по огненным дорогам Афганистана 7760 военнослужащих, 3050 из них награждены орденами и медалями, погибло 218 человек, без вести пропавшими считаются 9 чел.
М.К. — Если говорить о географии службы воинов-интернационалистов, — какова она? Есть ли воины-интернационалисты сегодня? Какие задачи они выполняют?
А.М. – Видите ли, география участия представителей СССР в локальных конфликтах после второй мировой войны обширна. Если распределить всё по годам, то получается впечатляющая картина: это участие в боевых действиях в Корее в 50-х годах, там особо отличились наши лётчики. Наши военнослужащие участвовали в напряжённейшем конфликте на Кубе во время Карибского кризиса 1961-1962гг., — там была развёрнута целая наша бригада, во Вьетнаме в 60-х годах, на рубеже 60-70-х годов в Египте, — там находились наш авиаполк и зенитно-ракетная бригада, в Эфиопии в 70-х годах. Кроме этого, наши военные специалисты были советниками в Анголе, Мозамбике, Гвинее-Бисау, на Островах Зелёного Мыса, в других странах…
М.К. — Но сегодня вспоминают лишь об афганской войне. Справедливо ли это по отношению к другим???
А.М. – Это, — прежде всего, несправедливо. Данные об участии наших военнослужащих в других конфликтах в советское время были напрочь засекречены и те, кто туда выезжали, давали подписку о неразглашении, как тогда говорили, военной тайны. И даже на сегодняшний день эти данные всё ещё не систематизированы и не обобщены, не опубликованы, — в отличие от афганских событий. Просто афганская война была самым длительным и кровопролитным локальным конфликтом, который просто невозможно уже стало скрывать. Но давайте подумаем, — разве напрасны были потери и жертвы, понесённые нами до этого во многих частях света? Нет, конечно! Эти люди пожертвовали своими жизнями ради защиты своей родины, СССР, ради сохранения мира на земле. Было Великое Противостояние в мире, просто другого пути выживания не было… Эти жертвы не были напрасными. Долг наш, живущих ныне на свете, — говорить об этом, об их подвиге, воскресить их имена из исторического небытия, воздать им долг и восстановить историческую справедливость.
М.К. — В 90-годы прошлого века в обиход вошло такое понятие как «доброволец». Добровольческие отряды воевали в Приднестровье, в Карабахе, в Абхазии, в бывшей Югославии. Можно ли их считать воинами-интернационалистами?
А.М. – Думаю, что нет. Советские войска были введены в Афганистан решением высшего руководства страны, однако решение насчёт «ввода» добровольцев, скажем, в Приднестровье, Абхазию в 90-е годы не было. Да к этому времени и идеологическая шелуха насчёт «пролетарского интернационализма» и «братской помощи» поразвеялась… Просто люди, видя, как разваливается страна, как агонизирует власть, у которой не было ни политической воли, ни способности что-либо делать, сами, по зову своего сердца, стали на защиту и бывшей страны, и русского населения, наконец, по отношению к Югославии, — своих братьев-славян. Ведь давайте вспомним, в какой хаос превратил страну Горбачёв в конце 80-х, начале 90-х годов. Горбачёв в 85г. принял мощную державу, единую страну и буквально через всего-то 5 лет превратил её в огнедышащий вулкан. И это – аксиома, не требующая доказательств, — когда в стране порядка нет, тогда движение начинается снизу, народ начинает самоорганизовываться…
М.К. — Если говорить о вашем боевом прошлом. Вы воевали в Афганистане, имели отношение к специальной операции по захвату американских зенитных комплексов «Стингер». Какой след в вашем сердце оставила эта большая война?
А.М. – Всякая война есть трагедия…И какой след может оставить трагедия? Горечь потерь. Из моей группы, в которой я учился, погиб товарищ в 80-ом году. Так вот, я хожу по земле, а какое-то чувство вины перед Геной испытываю…Но если отвлечься от личных переживаний и эмоций, то следует сказать, что всё это неоднозначно…Душа раздваивается…Мы наделали, по вине руководства, массу ошибок в Афгане, но в то же время, жертвы наши были не напрасны. Я всегда вспоминаю письма родных, которые писали мне в Афган: ты находишься там для того, чтобы мы здесь жили спокойно. Мы защищали, кроме всего прочего, южные рубежи нашей Родины; когда мы были там, наша страна не знала, что такое наркоугроза, что такое терроризм. Посмотрите, за почти 10 лет афганской войны погибло, по официальным данным 14454 в/сл. Сегодня же только в одной России от наркотиков погибает ежегодно, я подчёркиваю, ежегодно! 30 тысяч людей…
М.К. — Вы написали очень смелую книгу «Как сдавали Афган», в которой критикуете целый ряд деятелей высшего руководства страны и армии, обвиняете их в некомпетентности. Не кажется ли Вам, что это слишком сурово? Неадекватно?
А.М. – Извините, война очень серьёзная и очень суровая вещь. Война – это не игра в «Зарницу»…И ответственность за промахи и упущения, за поражения, — военные ли, политические ли, — должны нести все, начиная от рядового солдата и кончая Верховным Главнокомандующим, а не выборочно…Здесь на карту ставятся жизни людей. А человек один раз рождается, один раз появляется на свет. И играть жизнями людей, — назовите это преступлением или грехом, от этого суть не меняется…. Я написал то, что я видел собственными глазами, свидетелем чего я был сам, — ничего не приукрашивая и ничего не сгущая. И я называю факты своими именами. Если Горбачёв и Шеварднадзе приняли решение о выводе войск из Афгана, исходя, прежде всего, из интересов Запада, а не Советского Союза, я так и говорю об этом. Если вывод советских войск из Афгана привел к обострению обстановки, а не к её разрядке, то я так и говорю. И, кстати, об этом пишу не только я. Вот в моих руках книга генерала армии Александра Михайловича Майорова «Правда об афганской войне». Генерал Майоров был главным военным советником в Афганистане в 1980-1981годах, т.е. почти в самом начале этой войны. Книга вышла из издательства ещё в 1996г., она написана на 14 лет раньше, чем моя. Это — уникальная, бесценная книга! Хоть мы и писали в разное время, и отдельно друг от друга, но мысли и выводы, к которым мы приходим, — удивительным образом сходятся, перекликаются…Об этом надо говорить, это надо знать, чтобы при очередном повороте колеса истории не повторять тех же ошибок. Ведь кто не помнит, не знает прошлого, обречён повторять его заново. И потом… я писал это в память о моих погибших товарищах. А это святое.
М.К. – Аркадий Леонидович, спасибо Вам за участие в нашей программе».
Часть интервью вы можете посмотреть, пройдя по ссылке: http://ntktv.ru/watch-us/tv-archive/fakty-nedeli/10114.html

IRCC

Общественный Совет выпускников ВИИЯ помогает найти работу нашим коллегам.

Уважаемые читатели и посетители нашего сайта!
С удовлетворением сообщаем, что благодаря нашим усилиям и взаимодействию с представителем Международного Комитета Красного Креста (Женева) ряд наших коллег — переводчиков с языков пушту, дари и урду на английский получили официальные предложения от данной международной организации по трудоустройству. В адрес администрации сайта поступило благодарственное письмо от московского представительства МККК.

The Regional Delegation of the International Committee of the Red Cross (ICRC) for the Russian Federation, Belarus, Moldova and Ukraine expresses its thanks to Mr Loginov, the administrator of the alumni site of the Moscow Foreign Languages Military Institution, for his cooperation in disseminating the knowledge about the ICRC and its career opportunities for the specialists in rare Oriental languages.

Региональная делегация Международного Комитета Красного Креста (МККК) в Российской Федерации, Беларуси, Молдове и Украине выражает благодарность г-ну Логинову, администратору сайта выпускников ВИИЯ, за сотрудничество в распространении информации об МККК и его карьерных возможностях для специалистов по редким восточным языкам.

Deputy Head of the Delegation
Jerome Pierre Sorg

Заместитель главы делегации
Жером-Пьер Сорг

IRCC

Аркадий Мельник

А.Мельник. 10 афганских дней, которые потрясли мир.

ДЕСЯТЬ АФГАНСКИХ ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР. (ТАК ЗНАЛИ ИЛИ НЕ ЗНАЛИ?)
Тезис о двух переворотах подряд в Афганистане, таких неожиданных для СССР, кочует по страницам наших изданий вот уже более 30 лет; например, очень уважаемый мною автор Бойко (если я не путаю сейчас его с Пластуном, которого тоже очень уважаю) утверждает то же самое в своих публикациях. Но лично я в последнее время засомневался в этом.
Давайте вместе мысленно вернёмся в начало 1978-го года в Афганистан. У нас в исторической литературе, в воспоминаниях «афганцев», в других исследованиях бытует точка зрения, что к военному перевороту 27 апреля 1978г. Советский Союз не имел абсолютно никакого отношения и, мол, план восстания был страшно (архи) законспирирован, что его руководители позаботились о том, чтобы утаить его даже «от советских товарищей». Так ли это на самом деле? Ведь если посмотрим на южную конфигурацию границы Советского Союза того времени, то картина получалась нерадостная: начиная от Турции и кончая Китаем, весь Юг находился в окружении враждебных государств: Турция – член НАТО, Ирак, Иран, Пакистан – члены СЕНТО. Там безраздельно господствовали американцы. Коммунистическая Партия «Туде» Ирана загнана в подполье. У Китая свои собственные противоречия с нашей страной. И лишь один Афганистан с его нейтралитетом выглядит на этом фоне наиболее слабым звеном для, простите за слово из старого арсенала, империалистов. Позиции Советского Союза здесь во всех областях, начиная от экономики, весьма прочны. А тут Дауд начинает заигрывания с иранским шахом, просит у него 2 млрд. $ (и тот вроде не отказывает), начинает искать пути диверсификации своих экономических и военных связей с Западом, приезжает в Москву и ругается с Брежневым, хлопает дверью в кабинете генсека… Не появилось ли тогда у Советского руководства соблазна как-то подтолкнуть «революционные выступления» афганцев, чтобы, во-1-х, разорвать окончательно это кольцо окружения на Юге (или, иначе, окончательно закрепиться в Афганистане), а во-2-х, не дать времени Дауду осуществить свои планы переориентации с Советского Союза на страны Запада? Вот над каким вопросом я бьюсь, а документального ответа у меня нет, потому что все «соответствующие службы», кто работал с Афганом с 70-го по 78г. скромно молчат. А их надо, надо теребить, чтоб выпотрошить из них что-нибудь… Это – с одной стороны, взгляд, так сказать, сверху на ситуацию. А теперь давайте посмотрим на ситуацию изнутри, глазами разведчика-профессионала, практика (а в том, что в 73 и в 78гг в Кабуле наших разведчиков не было, может поверить только детский сад). Представим себе Кабул с 17апреля 1978года. «10 афганских дней, которые потрясли мир» и до сих пор его трясут. Кабул бурлит в связи со смертью Мир Акбар Хайбара. (Кстати, афганцы говорят, что это Боря Кармалёв или Борис Карлович (Бабрак Кармаль) его сдал и убрал как своего конкурента, — уж слишком харизматичная парчамовская личность была!). Скопления людей на улице, сходки, митинги, выкрикивают лозунги в университете, лицеях. После беседы (читай: согласовывания!) с послом США Дауд арестовывает верхушку НДПА. Обстановка накаляется, оппозиция не унимается, народ валит на улицу. У наших разведчиков есть информаторы в этой толпе (должны быть!!!), которые тут же докладывают лозунги, разговоры, настроение толпы резиденту. И такие же информаторы, агенты есть и в армии!!! Надо быть совершеннейшим идиотом, чтобы полагать, что среди тысяч и тысяч офицеров, закончивших военные ВУЗы в Советском Союзе, нет ни одного агента, который в эти дни не работает на КГБ в Кабуле. Я сам, работая в Союзе, был свидетелем нескольких эпизодов работы в этом ключе (которые прошли через мои руки), поэтому в сказки про белого бычка, слава Богу, давно уже не верю. Другое дело, что КГБ умело и умеет хранить свои тайны. Не должен же он был бить себя в грудь и трубить на весь мир: да у нас всё там было схвачено, мы всё знали! И ещё одна вещь. Не вся информация, которая идет «наверх», попадает по назначению. Многое, в силу кабинетной и ведомственной философии и политики, отсеивается. И третья, последняя вещь: не всегда высокое начальство, призванное принимать решение, принимает его правильно, своевременно и адекватно обстоятельствам. Сталину тоже докладывали когда-то, что завтра начнётся война. Вот такой момент мы должны иметь в виду, когда говорим о вещах, вроде нам всем известным…
Тут на днях отыскал в анналах интернета такую информацию. Автора не помню, однако привожу всё как есть:
Следует сказать, что на Западе, а в последние годы и в России, в многочисленных трудах по истории Афганистана кочует версия о том, что государственный переворот 1978 года (так же как и 1973) явился якобы делом «руки Москвы». Или, как замечалось в сборнике НТС «Три года войны в Афганистане» он был осуществлен группой «просоветски настроенных офицеров, при руководящем участии спецгруппы КГБ». В этой связи хотелось бы привести высказывания специалиста по истории и политике Афганистана М.Ф. Слинкина:
«Как человек, проработавший в этой стране много лет (в период с 1957 по 1990 г.) в различных военных и гражданских сферах, смею утверждать, что «руки Москвы» не было ни в событиях 1973 г., ни в апреле 1978 г. в силу многих причин и факторов. Высшее советское руководство, строя внешнюю политику на афганском направлении, не ставило своей целью менять государственную систему своего южного соседа. Оно, исходя из долгосрочных интересов СССР на международной арене, стремилось путем развития взаимовыгодных и равноправных советско-афганских отношений, не отягощенных какими-либо тайными замыслами, в том числе и идеологического порядка, сделать Афганистан подлинной витриной мирного сосуществования двух государств с разными социальными системами и показать странам «третьего мира» на примере Афганистана привлекательность, выгодность и идеологическую неангажированность связей с социалистическим лагерем».
Позвольте мне прокомментировать это высказывание. Низкий поклон Слинкину! Все наши «персы» знают его и имя Слинкина (в том числе и у меня) вызывает только глубокое уважение и почтение. Все мы знаем его огромный вклад в советскую афганистику, что он внёс своими военными словарями. Создать словарь – это значит воздвигнуть себе памятник нерукотворный! Кто в это не верит, пусть сам попробует. Но – всё же, всё же! Червь сомнения ест меня, грызет, грызёт! А что, — думаю я по своей наивности, — КГБ должен был докладывать Слинкину о своих планах или же спрашивать у него разрешения на осуществление оных? Каждый советский гражданин в Афгане ведь делал свою работу, знал обстановку только в части его касающейся. Такова азбука работы КГБ. Взять другой пример. Абсолютное большинство наших высокопоставленных советников даже и не подозревало о назревающих событиях 27 декабря 79г во дворце Тадж Бек… Идём дальше. Тот же автор пишет:
Такого же мнения придерживается и Арианфаром Азиз, учившийся в СССР и три года (1986-1989 гг.) работавший старшим редактором в московском издательстве «Прогресс». В своем интервью журналу «Посев» в мае 1996 года он в частности заметил: «… я не думаю, что переворот Тараки был спланирован в СССР: афганские коммунисты были очень слабы, в НДПА не было внутреннего единства. Мне кажется, что советское правительство просто хотело оказать на Дауда давление через афганских коммунистов. Прокоммунистически настроенные афганские офицеры из различных организаций несколько раз обращались к СССР, выражая готовность свергнуть Дауда, но каждый раз получали отказ».
Всё! Слава всевышнему Аллаху! Еншалла! انشلله! Наконец-то Азиз приоткрыл завесу! Послушайте: несколько раз афганцы обращались, но получали отказ! Т.е. были те, кто обращались. Были те, к кому обращались. Причем несколько раз. Неужели те, к кому обращались, никуда не доложили «наверх»? Кроме этого вопроса следует поставить и другие: если доложили, то какие выводы были сделаны? одобряли или не одобряли эту затею? Если нет, — то в чем это выражалось? Были какие-то дипломатические демарши, какие-то предупреждения сделаны Захир Шаху? Дауду? Наконец, другой стороне – Тараки, Бабраку? Подозреваю, что ничего этого сделано не было: когда все боялись своей тени, — как бы чего не вышло! – какая тут может быть беззаветность, инициатива? Просто сопли прожевали да и всё! Каждый доклад «наверх», проходя через очередную инстанцию, через очередное «утверждаю», претерпевал «чудодейственное» изменение. Становился более гладким, прилизанным, отшлифованным, — и доходя наверх, становился выхолощенным, мёртворожденным, ни к чему не побуждающим.
Да что там Арианфаром Азиз! Предоставим слово всем известному Саиду Мухаммеду Гулябзою. Напомню, что 25-летний лейтенант ВВС Саид Гулябзой, поправившись после ранения 27 апреля 1978г, через 2 месяца стал адъютантом Тараки, потом был назначен министром связи ДРА, а на «втором этапе», после того как лично добивал Амина, стал министром внутренних дел:
— Ещё за год до апрельских событий наш ЦК решил: если лидеры НДПА будут арестованы, немедленно поднимать восстание. 26 апреля 1978г. все члены партии в вооруженных силах были предупреждены: быть в полной готовности к выступлению против Дауда Мне об этом стало известно в тот день рано утром: известие принёс сын Х.Амина 17-летний Абдурахман… План восстания детально расписывал, какому подразделению, где и когда надлежит быть. (Из книги Д.Гая и В.Снегирёва «Вторжение»).
А теперь давайте внимательно проанализируем данное высказывание, с которым все мы знакомы вот уже 31 год. Итак, план восстания существовал целый год! – времени достаточно, чтобы слухи о нём распространились, словно круги по воде. Далее. Осуществление этого плана предполагало вовлечение в него не десятков, не сотен, а тысяч, — да, да, тысяч — людей. Как вы думаете, когда в такое мероприятие вовлечены тысячи людей, неужели это останется страшной тайной? Помните фильм – «Ленин в октябре»? Помните сцену, когда перевязанный Ленин, в сопровождении товарища Константинова едет на трамвае и, не удержавшись, вступает в разговор с кондукторшей, а та возьми и брякни ему: ты, что, — с Луны свалился? Сегодня ведь все идут буржуя бить!
Это – раз. Теперь второе. А с чего это вдруг покойный Дауд ни с того ни с сего решил арестовать верхушку НДПА? Не от того ли, что до его ушей наконец-то дошло, что эта партия и планирует насильственный, военный государственный переворот?
Прошляпить, прозевать такой момент в жизни государства ни одна серьёзная разведка не могла. Другое дело – выгодно ли этой службе признать свои ошибки и упущения? И выставлять себя в неприглядном свете?
Третье. Как вы себе представляете, — контора, которая стояла у истоков образования НДПА (вспомним покойного пуштуниста, профессора и одновременно полковника, — Николая Дворянкова), так и оставит без внимания партию, для которой начинают разворачиваться решающие события, для которой наступает время Ч? Как вы думаете, — контора, которая «настояла» в 1977г. на объединении «хальк» и «парчам» вдруг через год так и осталась безучастной ко всему, что происходит у своей подопечной? А деньги партии, которые были вложены в издание трудов Тараки, в поддержку печатного дела, в другие дела?
……?
Так что вопрос о совершеннейшей неожиданности революции (переворота) в Афгане следует расчленить на составные части. Полагаю, что «контора» прекрасно владела информацией о предстоящем выступлении. Просто… не знала, что посоветовать: поддержать или не поддержать. И в то же время запретить не могла, когда уже машина закрутилась, завертелась. Поэтому, дабы сохранить своё лицо, было принято решение: замять для ясности!
Если я не прав, прошу своих товарищей поправить меня в своих заблуждениях. Вторник, 23 февраля 2010 г.
P.S. С днём Советской Армии!

С. Татко. глава 6. 666 полк «Командос».

Глава 6.
Друзья, я приношу свои извинения Валере Гогу. Гогу — это фамилия, но как
это часто бывает, человека не всегда называют по имени. Так было и с Валерой — все
на курсе называли его Гога. Вот у меня в памяти и осталось это имя. Я помню, что
Валера, учась в университете в Ростове, подрабатывал грузчиком и был мощного
телосложения. От его фигуры веяло силой и добротой и ему очень шло это имя — Гога.
Спасибо за подсказку Александру Бояринову.

666 полк «Коммандос»

Вертолёт, поднимая тучи пыли, приземлился на небольшую площадку. Мы
спрыгнули на землю. На фоне горного плато и суровых горных вершин, запылённых
афганских солдат и бронетранспортёров мы в джинсах и с чемоданами смотрелись
довольно странно.
Дело в том, что до Хоста (Матун) пара вертолётов так и не долетела. Мы были
не такие важные персоны, что бы из-за нас делать крюк. Части 3 АК, в том числе 25 пд
и 666 полк «Коммандос», проводили армейскую операцию в районе, расположенном между
Гардезом и Хостом, где мы и оказались. Генерал Шкидченко провёл совещание с
оперативной группой корпуса в полевых условиях и улетел в Кабул, где его ждали
важные дела. Простояв посреди поля какое-то время, подбадривая друг друга, мы,
наконец, были замечены группой советников. Виталика забрали в 25 дивизию и повезли в
Хост, а меня с моим красным стильным чемоданом запихнули в БТР и повезли в полк,
который находился на «боевых».
И вот я оказался среди советников 666 полка «Коммандос». Это были молодые
офицеры спецназа ГРУ. Приняли меня очень тепло, как старого знакомого. Оказалось,
что они просили у референта-переводчика, которым в то время был Крамарев, именно
меня. Они знали, что я служил срочную в ВДВ (город Кировабад (ныне Гянджа),
Азербайджан, в так называемой «дикой дивизии») и просили назначить меня к ним в полк
переводчиком. Оказалось, что советником замполита полка был майор Василий Шамраев,
который тоже служил в Кировабаде в том же полку, что и я. Нас связывала любовь к
голубому небу, голубым беретам, солончаковой пустыне Герань, где проходили полковые
учения, знакомому городу, где проходила наша армейская жизнь.
Город Гянджа (Ганджа) был основан в VII веке и являлся одним из крупнейших
городов Закавказья (центром страны Арран), так как находился на торговом пути из
Ирана в Грузию. На месте Гянджы находился древний город Бердаа, столица
азербайджанской Албании, который арабы называли «местным Багдадом». Через древнюю и
современную Гянджу протекает горная речка Гянджачай и делит город на две части.
Этот город является родиной великого поэта Низами. Кировабадом город был
назван после победы ВОСР в честь Кирова, который занимался революционной работой в
Закавказье. В городе было два памятника, стоявших напротив друг друга. Киров стоял
на левом берегу Гянджачая, а Низами — на правом. Киров стоял с поднятой рукой, как
бы приглашая присоединиться к России, а Низами стоял с рукой, в которой была книга и
положение руки напоминало всем известный жест — «а не пошёл бы ты». Была ли это
задумка скульпторов или так случайно получилось, но эта композиция была одной из
достопримечательностей города. Все солдаты и офицеры, служившие в Кировобаде
догадывались, что эта достопримечательность города, возможно, несла скрытый смысл
постоянного противостояния России и Кавказа.
Мне выдали афганскую форму, так называемую «дириши», ботинки с высокими
берцами, пистолет Макарова и автомат Калашникова. И началась моя служба. Сразу
возникли трудности с переводом. Хост — это родина пуштунского племени, а точнее
союза племён джадран. И командир полка, и все остальные афганские офицеры решили
говорить со мной только на пушту. Как я потом понял, это была своеобразная проверка.
Из этой ситуации мне помог выйти один из афганских офицеров, который учился в одном
из наших училищ связи. Звали его Башир и мы с ним потом служили вместе в Кабуле в
ГРУ ВС Афганистана. Он мне говорил на дари то, что советникам я должен был
переводить с пушту, а я затем переводил на русский язык. И этот экзамен я выдержал
неплохо, так как Башир хорошо говорил по-русски и до моего приезда выполнял
обязанности переводчика. Но выговор я всё же получил от советника начальника
разведки 3 АК подполковника Касаткина, который недовольным тоном заявил мне, что
переводчик должен переводить с любого языка, потому что он «переводчик». С таким
взглядом на работу переводчика мне потом приходилось сталкиваться не раз. В
дальнейшем я и сам стремился по возможности говорить и на пушту, и на дари, правда
разговорный пушту давался сложнее, но понимать было гораздо проще.
В ВС ДРА было три полка «Коммандос» (Джелалабад, Хост и Кандагар) и одна
бригада (Кабул). Основой для создания этих частей явился расформированный элитный
королевский полк афганского «Коммандос», офицеры которого проходили подготовку в
Индии, Турции, Англии. Особенность этих частей заключалась в том, что советники
командиров полков (бригады), советники командиров батальонов и начальников служб
были офицерами спецназа ГРУ. В штабе полка (бригады) и в каждом батальоне должен был
быть переводчик, но переводчиков как всегда в таких частях не хватало. Также как и
советский спецназ, афганский спецназ выполнял свои специфические задачи, поэтому
было обычным делом, когда около двухсот афганских солдат и офицеров во главе с
молодым советником и ещё более молодым переводчиком уходили в горы на несколько
суток. В 666 с моим приездом стало два переводчика — Миша Кривошеев и я. Миша как
раз находился со своим советником на боевом выходе.
Был уже поздний вечер, когда прибежал солдат, выполнявший обязанности
денщика («пишхедмат» — так он назывался на языке дари) и сказал, что меня срочно
вызывает советник командира полка майор Первухин с вещами. Оказалось, что командир
решил съездить на свидание со своей женой, а заодно и меня ознакомить с местом
постоянной дислокации небольшого коллектива советников гарнизона Хост. Коллектив
действительно был небольшой если учесть, что с жёнами советников и узлом связи
советских людей там недотягивало и до 50 человек. В провинции частей 40 армии не
было, так как эта территория входила в состав так называемой «территории проживания
племён» и по условиям соглашения между афганским руководством и старейшинами племён
там не должно было быть советских войск.
Мы погрузились в БТР 60-ПБ — водитель-механик («дривар»), пулемётчик
(«нешонзан»), советник на месте радиста и я, на месте командира. Советник сказал
поехали («бору») и моментально уснул. Меня же начали одолевать страхи: а вдруг
засада, а вдруг мина и ещё много разных вдруг+ До Хоста добрались мы часа за два с
половиной, это при том, что скорость движения была в среднем километров 50 в час.
Несколько раз нас останавливали афганские посты 25 пд и я впервые увидел как
афганские солдаты смело шагают наперерез мчащемуся бэтээру с автоматом наперевес
кричат «дриш» (стой). Рано утром мы были снова со своим полком, начинался новый день
боевых будней.

Михаил Баженов, В-83 HAPPY HOUR

Я добрый,
но добра не сделал никому…
(Константин Никольский, ВИА «Воскресенье»)

19 мая 1999 года
Пекин, отель «New World»

Гроза началась внезапно, за полчаса до полуночи. Я уже выходил из номера, как вдруг тёмная комната на миг осветилась судорожной мертвенно-голубой вспышкой, испуганно дрогнули стёкла, и уже в темноте разнёсся ворчливый, долго не желающий утихомириваться рокот. В проступившую наконец тишину вплыл ровный шум ливня, такой уверенный и мощный, точно он лил беспрестанно уже много лет.
Скачать полностью: happy hour

1

Р. Мустафин, В-76. На иранском берегу Персидского залива.

Р. Мустафин: В 2006 году судьба забросила меня в Бендер-Аббас, на берег Персидского залива на целый год. См. фото репортаж:

Одна из центральных улиц города, в Бендер-Аббасе нет «высоток», так как он находится в сейсмической зоне

2

Набережная, Персидский залив

3

Мавзолей имама Джафара ас-Садика

4

Зима в Бендер-Аббасе

5

Древнейший буддийский храм, идут реставрационные работы (уже давно)

6

Набережная, выходной день, в будни здесь пробка

7

Дети всегда остаются детьми, им весело…

8

«Джентльменский набор»: большие, но не очень вкусные креветки, сигареты, спирт

9

Традиционный тост по пятницам, якобы пьем минералку…

10

По пути на остров Кешм

11

Хочу домой

1

Вид на остров Кешм

2

На развалинах португальской крепости

3

Так строят пассажирские паромы, стоимость одного деревянного корпуса доходит до 800 тыс долларов

4

5

Бывшая португальская крепость

6

Завершается командировка длинною в год.

Конго, Мадагаскар и другие приключения Ю. Савельева в Африке.

Ю. Савельев. З-85у. Отслужив положенных два срока в Афганистане, решил пойти в димпломаты…..
Закончив Военно-дипломатическую академию, где Юрий выучил французский язык, он сменил афганские горы на африканские джунгли. Работал в Республике Конго (Браззавиль) с 1995 г. пока там не случилась гражданская война в 1997 г.

Все иностранные посольства были спешно закрыты, в том числе и наше, а впоследствии разграблены. Даже розетки из стен были выдраны. Дипмиссии спасались бегством. Юрию удалось спастись лишь с помощью французских дипломатов. Вновь «понюхал пороху». Вернулся в Москву, Родина наградила его медалью «За отвагу» и оказала доверие продолжить службу на Мадагаскаре.
Смотрите несколько фото из тех дней:

Для дипломатов в Африке не всегда накрывают фуршетный стол. Республика Конго, г. Пуэнт-Нуар, 1997 г.

В посольстве РФ
Приём в российском посольстве в Браззавиле, 1996 г.

Мадагаскар
С двумя лемурами по кличке Чук и Гек–постоянными обитателями российского посольства на Мадагаскаре, 1998 г.

Мадагаскар
На юго-западном побережье острова Мадагаскар, г. Тулеар, 1999 г.

Мадагаскар
По дороге на Тулеар (ю-з Мадагаскара), 1999 г.