Горелый

Е.Горелый, В-75. Чесотка. Рассказ.

Представляем рассказ нашего коллеги Евгения Горелого – выпускника ВИИЯ 1975 года.

Я любил бывать в гостях у сестры моего деда тети Зоси, Софьи Петровны Сташко, моей самой близкой родственницы в Москве. Жила она в то время в центре столицы, на улице Кирова, ныне Мясницкой. Совсем рядом со станцией метро. Тетя всегда искренне радовалась моим нечастым визитам, и ее радость перетекала в меня, наполняя теплотой, заботой и добротой. Поэтому, в период учебы в Военном институте иностранных языков и на различных курсах переподготовки, при следовании в отпуск через Москву из многочисленных мест службы, я был желанным гостем в профессорской квартире, а летом на ее даче под Звенигородом – в поселке Летний отдых. Это недалеко от деревни Захарово, имения бабушки А.С.Пушкина. Тетя умела слушать, а у меня всегда оставалась потребность с ней поделиться волновавшими меня вопросами.

Начало 80-х годов – время, когда я, наконец-то, был практически готов на мужской поступок, который требовал определенной решительности. Я планировал жениться на немецкой подруге Мириам, с которой познакомился случайно в старинном немецком городе Кведлинбурге, в ресторане, отдыхая после боевых дежурств на горе ведьм Броккен. Потом было возвращение в Союз, долгая переписка и несколько встреч…
На первый взгляд, все казалось просто. Решил жениться – иди в ЗАГС, расписывайся. На большее, в моем 32 летнем возрасте и в воинском звании «майор» просто не хватало фантазии. Да и жизненный опыт в этом вопросе у меня полностью отсутствовал. В Советском Союзе перестройка еще не началась. Журнал «Огонек» еще не осмеливался публиковать разоблачительные статьи и обливать грязью армию. А я в то время еще оставался наивным, как детская попка.
Мириам не знала порядков и законов нашей страны, но, в отличие от меня, как всякая немка, к вопросу бракосочетания подошла ответственно, даже свадебное платье сшила. Но об этом я даже не догадывался, и узнал после того, как мы расстались. Я так тщательно не готовился и так далеко в будущее не заглядывал: ни костюма, ни галстука, ни обручальных колец. Все проблемы предполагал решать по мере их возникновения, надеясь на русское «авось». Короче, проявлял полную безответственность, хотя намерение жениться на симпатичной и обаятельной девушке имел. Но поскольку в армии, как правило, все решают за тебя, это накладывает определенный отпечаток на личность человека. В любом случае происходит ее некоторая деформация. Очевидно, я полагал, что кто-то все вопросы за меня решит. А мне лишь останется отправиться под венец под бравурный свадебный марш Мендельсона…
В тот период женитьба на иностранке офицеру, проходившему службу в частях и соединениях особого назначения радиотехнической разведки, было непросто. Однако, меня подталкивали любовь и любопытство. Даже представлялось увлекательным жениться на немке и понаблюдать за собой, как будет складываться судьба. Во всяком случае, к увольнению я был готов. Готова ли была моя невеста на серьезный поступок, например, жить вместе со мной у черта на куличках, я не знал. Она втайне надеялась, что жить я буду Германии.
В очередной приезд Мириам в Ленинград мы встретились. Но в ЗАГСе неприятная, умудренная своим жизненным опытом тетка, начала меня учить реалиям советского законодательства и патриотизму, сообщив, что заявление надо, мол, подавать за месяц до намеченного дня бракосочетания. Иностранке надо получить разрешение на брак. А раз вы военнослужащий, то и вам тоже. И вообще бракосочетание проводится по месту прописки. А в конце разговора, полагая, что Мириам ни слова не понимает по-русски, обращаясь ко мне, добавила: «Вам что в Советском Союзе красивых девушек не хватает? На иностранке жениться собрались. И ей и себе жизнь погубите…».
Мириам все поняла, в школе все-таки учила русский язык, хотя со мной всегда говорила по-немецки. Конечно, обиделась. Может быть, виду особо не подала, но выводы сделала, и осадок остался. И, очевидно, тогда в ее душе закрались некоторые сомнения относительно целесообразности выходить замуж за советского офицера.
Я уже и не помню, в какой дыре я тогда служил: то ли в Приморье, то ли в Забайкалье, скорее всего, еще где-то под Биробиджаном. Я с трудом представлял нашу жизнь с Мириам в местах моей службы, где-нибудь в богом забытом военном гарнизоне, где особую ауру создавали именно офицерские жены, которым было нечем себя занять, и они мечтали любыми способами вырваться оттуда. Впрочем, как и их мужья.
Поэтому хотелось добраться до более приличного места, хотя бы до какого-нибудь областного центра, чтобы не подвергать суровым испытаниям иностранку, которая понятия не имела о трудностях советской глубинки.
С Мириам мы съездили в гости к моей тете Яне в Петродворец вроде как на «смотрины» моей невесты. В то время у тети гостила моя мама. Под благовидным предлогом они сговорились пригласить в гости и дочку их друга их детства Коли Рязанова.
Мой дед, Юлий Петрович Сташко, как выпускник Императорского Петроградского университета, вскоре после Октябрьской революции в 24 года был назначен директором финско-ижорского Ораниенбаумского сельскохозяйственного техникума, который был организован на базе бывшего поместья графа Мордвинова. А хозяйственной частью техникума руководил дядя Николая Рязанова. Так что дружеские отношения семей тянулись с 20-х годов прошлого столетия.
Татьяну, так звали дочку Николая Ивановича Рязанова, пригласили сразу по нескольким причинам. Ну, во-первых, чтобы помочь мне с приглашением немецкой невесты в следующий раз. Во-вторых, чтобы она исполняла роль переводчицы с немецкого языка, дабы встреча удалась и прошла на высоком уровне. В-третьих, если вдруг разладятся отношения с Мириам, обратить мое внимание на нее.
Татьяна, приятная во всех отношениях, воспитанная девушка, к тому времени окончила немецкую школу и два курса Ленинградского Педиатрического Медицинского Института. Мечтала стать детским хирургом. Мне, кстати, и самому нравилась профессия хирурга, это было еще одним плюсом к ее характеристике. Так уж сложилась жизнь, что в нашей семье уже был один хирург, мой старший брат Андрей. Поэтому я выбрал другую сферу моих интересов – иностранные языки. Два хирурга в одной семье, по моему разумению, было бы многовато…
Несмотря на небольшую разницу в возрасте, девушки прекрасно общались, понимая друг друга с полуслова. При расставании мама успела мне шепнуть, что Мириам ей понравилась, но она вряд ли останется жить у нас в стране.
Обратно в город мы возвращались втроем на электричке. Девушки увлеченно разговаривали о своем, о девичьем. Я пытался следить за нитью разговора, ловя себя на мысли, что мне легко и приятно находиться с ними обеими, и я ощущаю себя их ровесником.
Приглашение побывать на следующий день в гостях у Татьяны мы с Мириам приняли с благодарностью. И в назначенное время оказались у порога трехкомнатной квартире дома-корабля на юго-западе северной столицы.
Вечер пролетел незаметно и быстро: знакомство с родителями, осмотр квартиры с красивой старинной мебелью, званый ужин с незнакомыми вкусными блюдами, игра на фортепьяно в четыре руки, немецкие песни знакомые им обеим с детства и светские беседы…
Должен заметить, что Мириам родом из Кведлинбурга, колыбели немецких императоров, расположенного на северной окраине горного массива Гарц, где на горе Броккен до сих пор якобы обитают ведьмы. Эти легенды о ведьмах она впитала с молоком матери, поэтому и себя причисляла к их породе. Возвращаясь обратно в гостиницу, она вдруг сказала: «Татьяна симпатичная, воспитанная девушка, хорошая хозяйка. Она была бы тебе прекрасной женой. Когда-нибудь это произойдет…». Я воспринял ее слова, как неуместную шутку, и даже обиделся.
Как позже рассказывала мне Татьяна, тогда я не произвел на нее впечатления. Почему-то я ей показался рыжим, кучерявым, похожим на артиста Садальского.
С Мириам мы вскоре расстались на долгий год, с неопределенной перспективой на будущее, чтобы последний раз встретиться в Чите. Я, конечно, сильно переживал.
До отъезда к месту службы решил побывать в Москве, чтобы встретиться со знакомыми и родственниками. В первую очередь навестил на даче тетю Зосю, чтобы рассказать о своем житье – бытье и, чего скрывать, – «поплакаться в жилетку». Мудрая женщина обо всем расспросила, нашла нужные слова, чтобы утолить мои печали и вдохнуть надежду. Мы обоюдно радовалась нашим встречам. К тому же там в то время гостила еще одна сестра деда, тетя Гэля, приехавшая из Ярославля. От них всегда исходила светлая радость и теплота. Я частенько вспоминаю о моих тетушках с тихой грустью, что так мало уделял им внимания. Тогда еще, наверно, не понимал, какие это светлые и добрые люди. Тетя Зося по случаю моего приезда сварила вкусный грибной суп из свинушек и подберезовиков, которые она насобирала на участке. В грибах я тогда совсем не разбирался. Пару дней я провел в окружении заботы и теплоты моих любимых тетушек.
Но пришло время возвращаться. Эта процедура для меня всегда оставалась мучительной и тяжелой. Особенно тяжелой для адаптации после отпуска бывала первая неделя. Кому не доводилось быть вырванным из привычной среды близких и друзей, и долгие годы находиться на краю земли вдали от привычных центров цивилизации, вряд ли сможет меня понять. Фактически это сравнимо с почти добровольным заключением, единственным оправданием которого оставался долг защиты Родины. Он являлся самым веским аргументом для всех военнослужащих того времени, кто это понятие приобрел на генетическом уровне.
Жил я тогда в гостинице соединения. Соседом по комнате, пока мне не выделили отдельную квартиру, оказался начальник финансовой службы майор Семен Сазонов. Жизнерадостный офицер, балагур, недавно закончивший Военную академию тыла и транспорта. У него всегда имелось собственное оригинальное мнение по всем обсуждаемым вопросам и готовый анекдот.
Когда у меня вдруг начались чесаться ладони, локтевые и коленные сгибы, я сразу обратился к моему знающему соседу по гостиничному номеру за советом:
– Семен, посмотри, почему-то у меня руки чешутся,- протягивая ладони, обратился я к нему. – Уж не чесотка ли это?
Чтобы поддержать меня морально и физически он тут же вспомнил соответствующий анекдот: – Приходит однажды пациент к врачу и спрашивает: – Доктор, какая болезнь самая лучшая? – Чесотка,- не задумываясь, отвечает эскулап,- почесался и снова хочется.
– А тогда, какая самая худшая? – Геморрой. Ни самому посмотреть, ни другим показать. – Так что, тебе повезло,- успокоил меня товарищ. Затем внимательно осмотрел места расчесов, сделал заключение: «Знаешь Женя, это точно чесотка. Я болел, знаю. Надо выписать у врача рецепт на серную мазь. И вперед, лечись. Вечером будешь обмазывать ей все тело. Затем наденешь чистое нательное белье и уснешь, как ангел после трудов праведных. А утром белье выбросить придется, поменяв на новое. И так надо делать неделю, пока все клещи не подохнут. Так что это к деньгам. В смысле, к расходам ».
Чего не сделаешь ради поправки собственного здоровья. Потратился на семь комплектов нательного белья. Рука не дрогнула, отдавая деньги. А затем поехал на прием к врачу в госпиталь. Доктор, в отличие от начфина, лишь мельком взглянул на мои руки и подтвердил предположения моего жизнерадостного соседа. В медицинской книжке он написал диагноз, выписал рецепт на изготовление серной мази. Можно было спокойно начинать лечение.
Я следовал советам профессионалов: моего всезнающего соседа, который пережил эту самую лучшую болезнь, и доктора из госпиталя: каждый вечер перед сном мазался вонючей мазью, надевая по утрам чистое нательное белье.
Самое интересное, что никакой положительной динамики в течении болезни не наблюдалось. Скорее отмечалось некоторое ухудшение общего состояния здоровья. После столь интенсивного лечения чесалось уже все тело. Недельный комплект белья закончился, а улучшения состояния здоровья так и не наступило. Стало намного хуже. В голову закрались сомнения в профессиональной компетентности врача госпиталя и моего товарища. А если они ошиблись, а я тут мажусь серной дрянью каждый вечер, а мне все хуже и хуже.
Но неожиданно мой диагноз нашел подтверждение у моего сослуживца по отделу, майора Каратаева. Я как-то забылся и поздоровался с ним за руку, затем спохватился и честно сказал:
– Знаешь, у меня чесотка, ты можешь заразиться, лучше помой руки.
Через пару дней заходит он в мой кабинет, сильно расстроенный, и сообщает неприятную весть, что он тоже заразился чесоткой. У него тоже начали сильно чесаться руки. Для меня это удар. Я понимал, что виноват, что не уберег товарища майора Каратаева. Мои страдания теперь стали не только физическими, но и моральными. Из-за меня пострадал хороший человек, офицер.
За долгие годы службы в разведке я, естественно, научился анализировать информацию. Приобретенные навыки использовал с пользой для дела. Мне сначала показалось странным, почему, например, не заболел подполковник Ботнар, с которым я тоже ежедневно здоровался за руку. Он упорно старался не обращать внимания на мои предупреждения, отмахиваясь от них, как от назойливых мух. На других офицеров клещи также не перепрыгивали. А самое главное, невозможно было найти объяснение, почему жена майора Каратаева оставалась здоровой. По заявлению майора, он регулярно исполнял свой супружеский долг, постоянно находился в контакте, а к ней зараза не приставала. Для нас с ним этот казус оставался самой большой загадкой, пока не поддававшийся никаким логическим объяснениям.
Как известно, два врача – три мнения. Необходимо было срочно получить дополнительную информацию, квалифицированную консультацию у другого специалиста-практика, который был ближе к народу. И я отправился к начальнику медицинской службы одного из полков. Взглянув на мои руки, капитан сходу произнес: «Это не чесотка. Хотите, я вам покажу, как выглядят проявления этой болезни у солдат части».
Углубляться в несуществующую у меня болезнь желания не было.
– Спасибо, не стоит,- вежливо отказался я.
Значит, я напрасно мазался серной мазью с головы до ног, страдал, каким-то образом заразил товарища, переводил нательное белье. Сколько бессмысленной деятельности…
-Зато теперь вы знаете, что это не чесотка, а скорее всего, нейродермит, который может проявиться по различным причинам: отравления, стресса и так далее. Вспомните, чем могла быть спровоцирована болезнь? Важно больше не мазаться мазью, потому что вы пересушили кожу, и процесс только усилился. Кто же вам назначил такое лечение?
– Доктор в госпитале,- честно признался я. Капитан только утвердительно кивнул головой, проявив врачебную солидарность и такт.
– Скажите тогда,- обратился я с мучившим меня вопросом, – каким образом я заразил этой болезнью майора Каратаева? Неужели стресс, отравление и что еще там, могут передаваться контактным путем?
-Нет, конечно. Но от излишней мнительности и впечатлительности, как говорят, пупырышками можно покрыться. Но вы его успокойте. Полагаю, он быстро выздоровеет, даже моей помощи не понадобится.
Капитан оказался прозорлив. Недаром говорят, что капитаны все знают и все умеют. На следующий день после радостного известия о ложной болезни коллега почувствовал себя лучше, а еще через день окончательно выздоровел, перестал чесаться.
Я, слава богу, тоже через несколько дней перестал чесаться и вздохнул с облегчением. Жизнь постепенно налаживалась.
От неприятной болезни я тогда избавился, полагая, что причиной ее возникновения явился стресс от несостоявшейся женитьбы.
Через несколько лет осенью 1988 года, будучи уже женатым подполковником, в очередной раз попал на учебу в ВИИЯ. И, конечно, захотелось вместе со своей молодой женой Татьяной навестить тетю Зосю на даче. Радостная встреча и мой любимый грибной суп…
От «нейродермита», точнее аллергии, на следующий день Татьяна вылечила меня буквально одним уколом хлористого кальция.
Дальновидно иметь в семье собственного врача.
После этих событий я не разлюбил грибы, просто стал осторожно и вдумчиво к ним относиться.

RIA

А.Грешнов. ООН: прошлый год год стал самым кровавым для населения в Афганистане

МОСКВА, 4 фев – РИА Новости, Андрей Грешнов. Минувший 2011 год стал самым кровавым для мирного населения в Афганистане, говорится в докладе правозащитников ООН, распространенном в субботу в Кабуле.
По данным ООН, за прошлый год погибли 3,021 тысячи мирных афганцев, что на 8% больше, чем в 2010 году, когда погибли 2,777 тысячи гражданских лиц.

Представившая доклад директор кабульского офиса по защите прав человека ООН Жоржет Ганьон (Georgette Gagnon), заявила, что для того, чтобы уменьшить число убитых и раненых афганских детей, женщин и мужчин, необходимы все возрастающие усилия международного сообщества как во время, так и после процесса мирного афганского урегулирования.
Согласно данным ООН, 77% убитых мирных афганцев стали жертвами талибов и боевиков других вооруженных оппозиционных групп, в то время как, за 14% случаев убийства мирных жителей Исламской Республики ответственность несут афганские силы безопасности и НАТО. Еще в 9% случаев причина гибели не установлена.
В докладе подчеркивается, что число афганцев, погибших в терактах в 2011 году, возросло по сравнению с 2010 годом на 80% и составило 431 человек. В то же время установлено, что 187 мирных жителей, ответственность за гибель которых несут местные силы безопасности и НАТО, погибли при бомбардировках иностранной авиации.
В целом 39-страничный доклад ООН содержит неопровержимые данные о том, что в 2011 году Афганистан стал еще более опасным местом для проживания мирного населения, чем годом ранее.
В документе также указывается, что в минувшем году более 185 тысяч граждан Исламской Республики лишились своих жилищ, мигрировали по всей стране и стали бездомными, что на 45% больше, чем в 2010 году.
По данным ООН, несмотря на то, что число афганцев, погибших по вине военных НАТО несколько уменьшилось, при этом возросло число тех, кто погиб по вине сотрудников афганских сил безопасности (армии и полиции). Лишь за второе полугодие прошлого года этот рост составил 200%, отмечается в докладе.
Источник: http://ria.ru/world/20120204/556459861.html

билет в кино

Иранское кино в Москве

Дорогие друзья!
4 и 5 февраля, в “Доме кино” в Москве будут демонстрироваться фильмы известного иранского режиссера Резы Мир Карими (дублированные, на русском языке). Ретроспективу фильмов режиссера представляют Культурное представительство при посольстве Исламской Республики Иран и Международный отдел Союза кинематографистов РФ.
Программа кинофестиваля «Ретроспектива фильмов иранского режиссера Резы Мир Карими»:
4 февраля, 15.00, Белый зал – Под лунным светом (2001)
4 февраля, 18.00, Большой зал – Кусок сахара (2011)
5 февраля, 15.00, Белый зал – Проще простого (2008)
5 февраля, 18.00, Белый зал – Очень далеко, очень близко (2005)
Вход свободный. Адрес Дома кино: ул. Васильевская, д.13. Проезд: ст. метро «Белорусская», «Маяковская»
C уважением, Сейд Хосейн Табатабаий

Red banner

С днем рождения, Альма-Матер!

Уважаемые выпускники Военного института иностранных языков!
В этом году исполняется 72 года со дня образования нашего славного учебного заведения. За годы своего существования ВУЗ подготовил десятки тысяч (по некоторым оценкам более 50 тысяч) квалифицированных специалистов. Среди них есть люди, которые представляли нашу страну на самом высоком уровне в ряде стран мира. По их уровню подготовки, умению общаться судили в целом о нашей стране. Урегулирование всех военных конфликтов в 20-м веке проходило с участием военных переводчиков, разведчиков и спецпропагандистов. За боевые заслуги Военный институт в 1980 году был награжден боевым орденом. Немало наших коллег полегло на разных континентах. К сожалению, не всегда руководство нашей страны вспоминало о молодых ребятах, проливших свою кровь на чужбине. Нет им памятников, мемориальных досок, еще не сняты фильмы. Но мы, выпускники Военного института, помним своих погибших товарищей и стараемся сохранить их имена в истории и поддерживать их семьи. Нынешнее руководство Военного университета редко вспоминает о славном прошлом нашей Альма-Матер и не празднует образование института. Но мы-то помним и празднуем!
В день рождения нашего ВУЗа позвольте пожелать всем нашим выпускникам здоровья, самообладания и крепости виияковского духа!
С праздником, дорогие ВИИЯковцы!

Песни Шахджоя в исполнении Владимира Ковтуна

В преддверии Дня вывода советских войск из Афганистана, который отмечается 15 февраля, выйдет в свет музыкальный диск афганских песен. Инициатором этого проекта является Общественный Совет выпускников ВИИЯ (ВКИМО), выпускники которого проходили службу в этой стране. Представленные на диске песни исполнялись в 80-е годы солдатами и офицерами спецназа ГРУ ГШ в Афганистане. Автором ряда песен является Евгений Сергеев (186 шахджойский отряд). Широкое распространение на магнитофонных кассетах эти песни получили в исполнении Владимира Ковтуна (замкомандира роты 186 ооспн). 25 лет спустя по просьбе однополчан он вновь взял гитару, чтобы порадовать своих поклонников. Диск с записью песен в исполнении В. Ковтуна скоро будет представлен ветеранам афганской войны. фрагмент песни “Здесь просто” доступен здесь:

Пентагон

Пентагон просит на войну в Афганистане в 2013 фингоду до $82,5 млрд.

ВАШИНГТОН, 26 янв – РИА Новости, Денис Ворошилов. Министр обороны США Леон Панетта представит в четверг проект бюджета Пентагона на 2013 год, сообщила пресс-служба американского оборонного ведомства. Как сообщили в среду представители Пентагона в интервью американским СМИ, ожидается, что объем базового бюджета Пентагона на 2013 финансовый год, начинающийся 1 октября текущего календарного года, составит 523 миллиарда долларов, что на 5 миллиардов больше, чем утвержденный бюджет министерства на 2012 год, однако на 30 миллиардов долларов меньше, чем планировалось изначально.

Эти цифры являются лишь примерными, окончательный вариант бюджета страны, который включает бюджеты министерств и ведомств, Белый дом представит конгрессу 13 февраля.
“Пентагон также ожидает получить 82,5 миллиарда долларов на операции в Афганистане, что на 33 миллиарда долларов меньше, чем в прошлом году. Это объясняется масштабным выводом военнослужащих из этой странны”, – заявил анонимный представитель оборонного ведомства, которого цитирует агентство АР.
Накануне президент США Барак Обама заявил, что Афганистан, где к осени 2011 года находились около 90 тысяч военнослужащих США, уже покинули 10 тысяч американских военных. Ожидается, что до конца лета из Афганистана будут выведены еще 23 тысячи военнослужащих.

Перераспределение ресурсов

Представители Пентагона отметили, что новый бюджет составлен согласно новой оборонной стратегии, о реализации которой Белый дом объявил в начале января. Согласно планам американской администрации, США изменят подход к формированию вооруженных сил: американская армия должна стать более мобильной и современной, но ее численность сократится. В частности, США пообещали вывести из Европы две сухопутные бригады численностью 7 тысяч человек. Приоритетными регионами для США остаются азиатско-тихоокеанский и ближневосточный, а перечень главных задач пополнил пункт “борьба с киберугрозами”.

Как отмечают эксперты, с началом реализации новой стратегии следует ожидать и перераспределения бюджетных средств между видами войск. Вероятно, Пентагон увеличит финансирование в рамках общего бюджета военно-воздушных и военно-морских сил и снизит финансирование армии и корпуса морской пехоты, численность которых планируется сокращать.

В среду представители Пентагона объявили, что США сократят количество армейских боевых бригад с 45 до 32 в рамках реструктуризации, предусматривающей сокращение численности личного состава на 80 тысяч военнослужащих. При этом численность каждой отдельно взятой бригады вырастет за счет добавления одного батальона. Это позволит бригадам поддерживать высокую боеготовность на случай начала военных действий. Кроме того, исчезнет необходимость в штабных структурах, руководящих бригадами. Представители администрации отметили, что сокращения не затронут подразделения сил специального назначения. Всего планируется примерно за десять лет сократить численность армии США с 570 тысяч до 490 тысяч.

Обычно численность бригады армии США составляет 3,5 тысячи человек, батальона – от 600 до 800 человек.

Сокращения во всем

Особенностью нового бюджета станет беспрецедентное сокращение расходов по признанным неэффективными, неперспективными и слишком затратными статьям разработки и закупки вооружений. Сокращения являются частью программы администрации США по экономии средств для снижения дефицита госбюджета. Основные параметры и условия такой экономии Белый дом и конгресс согласовали летом и осенью 2011 года – за ближайшие десять лет Пентагон обещает сэкономить 487 миллиардов долларов.

“Только до 2017 года предлагается сэкономить 213 миллиардов долларов, это больше чем половина от всей суммы, которую планируется сэкономить за десять лет”, – отметили представители Пентагона.

Под сокращение финансирования в 2013 финансовом году попадет рад крупнейших закупочных и модернизационных программ. В частности, программа производства истребителя F-35 (оценивавшаяся в 382 миллиарда долларов) переживет уже третий секвестр – Пентагон не заложил в проекте пятилетнего бюджета средства на закупку 179 таких самолетов, заявив о намерении перенести закупки на более поздние сроки и тем самым сэкономить 20 миллиардов долларов. Военно-морские силы проведут в 2012-2013 годах модернизацию 11 авианосцев, однако в проекте бюджета ничего не говорится о том, когда будет проведена следующая модернизация. Также ВМС спишут семь устаревших крейсеров и несколько десантных кораблей, а высвободившиеся средства направят на ремонт остающихся в строю кораблей.

ВМС США оптимизировали и растянули на несколько лет контракт на закупку новых эсминцев DDG-51 с ракетными комплексами на борту и подлодок класса Virginia, заявляя об экономии в 4 миллиарда долларов. В целях экономии также “оптимизирован” контракт на закупку самолетов с поворотными винтами V-22 Osprey для военно-морских сил.

Ряд программ сократят ВВС США, включая модернизацию транспортных самолетов C-130, постройку метеоспутника, а также создание нового вертолета на смену эксплуатирующемуся Bell UH-1N, который используется для обеспечения безопасности американских пусковых установок с баллистическими ракетами. Вместе с тем, ВВС продолжит работы по разработке нового бомбардировщика и разместит заказы на постройку двух спутников связи и одного спутника для системы предупреждения о ракетном нападении. Полностью прекратится финансирование программы создания беспилотного самолета-шпиона Global Hawk.

Армия США в 2012-2013 годах займется оптимизацией личного состава, а также национальной гвардии и резерва. Сокращения общего бюджета Пентагона привели к тому, что сухопутные силы откажутся от создания новой системы радиосвязи для использования в автомобилях и бронетехнике. Вместе с тем, как отмечают представители Пентагона, сам проект, получивший название Joint Tactical Radio System, окончательно закрыт не будет.
Источник: ИТАР-ТАСС http://ria.ru/world/20120126/549046588.html

US convoy

Стоимость снабжения подразделений НАТО в Афганистане возросла в 6 раз.

НЬЮ-ЙОРК, 20 января. /Корр. ИТАР-ТАСС Игорь Шамшин/. Для США затраты по снабжению подразделений НАТО в Афганистане возросли в шесть раз после того, как в ноябре 2011 года Пакистан закрыл свои границы для конвоев Североатлантического альянса.
В настоящий момент Пентагон ежемесячно расходует на транспортировку грузов через территорию Казахстана 104 млн долларов. Ранее, когда поставки осуществлялись через порт города Карачи, расходы составляли 17 млн долларов, сообщило информационное агентство Ассошиэйтед Пресс.
Северный путь снабжения подразделений НАТО значительно сложнее с точки зрения оформления грузов, чем южный – через Пакистан. Вашингтон рассчитывает на скорое урегулирование отношений с Исламабадом. Их резкое охлаждение произошло в ноябре 2011 года после того, как американские ВВС из-за ошибки в разведданных нанесли ракетно-бомбовый удар по позициям пакистанских пограничников близ границы с Афганистаном.
В порту Карачи в настоящий момент накапливаются грузы для подразделений НАТО. Как предполагают эксперты, Пакистан вскоре должен открыть свою территорию для транзита.
Источник: ИТАР-ТАСС http://www.itar-tass.com/c11/320612.html

Arabsvet

Телевизионный сюжет о встрече ветеранов войны в Египте

23 января 2012 (понедельник) в 16 часов на московском телеканале “Доверие” (http://www.doverie-tv.ru/) будет демонстрироваться сюжет о собрании ветеранов войны в Египте, которое состоялось 14 января этого года. В мероприятии активное участие приняли выпускники восточного факультета ВИИЯ. Активный организатор и член Совета ветеранов-египтян Юрий Мякишев, В-72 собрал более 30 выпускников ВИИЯ. Рассказ об этом событии читайте на нашем сайте: https://vkimo.com/node/1804

Шкидченко

Владимир Шкидченко: «Отец мне запомнился таким…»

19 января исполняется 30 лет со дня гибели в Афганистане генерал-лейтенанта Шкидченко Петра Ивановича. Это произошло в 15 км. от города Хост провинции Пактия на северо-востоке Афганистана. Вертолет Ми-8, в котором летел генерал с переводчиком М. Шеребековым под управлением майора Андреева (советник командира эскадрильи) и летчика-штурмана лейтенанта афганских ВВС Абдул Вахида и борт-техника вертолета ст.лейтенанта Мохаммеда Салеха, был обстрелян при подходе к аэродрому. Потеряв управление, вертолет загорелся… выжил один борт-техник.
О нелегкой судьбе генерала рассказывает его сын, который сам стал генералом и даже возглавлял военное ведомство Украины.
В далеком 1964 г. полковнику Петру Шкидченко в бытность его командования 88-й мотострелковой дивизией, дисло­ци­ровавшейся в Белгород-Днестровске, принесли на рас­смотрение коллективную письменную жалобу. Обращались к нему жильцы домов, расположенных рядом с казармами – мол, во время прохождений после вечерней поверки солдаты песнями будят детей. Петр Иванович внимательно прочитал письмо и по диагонали наложил на листе резолюцию – цитату из славной строевой песни на слова Марка Лисянского: «Когда поют солдаты, спокойно дети спят!». Правда, маршруты для прохождения с песней были уточнены.

Этот эпизод во многом раскрывает характер Петра Ивановича Шкидченко: офицера нестандартного мышления, с блестящей реакцией и отменным чувством юмора, прекрасно понимавшего и ценившего все, что связано с армией, воинской службой.

combatВ июле 1980 г. генерал-лейтенант Шкидченко был направлен в Афганистан на должность заместителя главного военного советника – начальника группы управления боевыми действиями при Министерстве обороны Демократической Республики Афганистан. 19 января 1982 г. вертолет, на котором он летел, был подбит из засады душманами, упал и загорелся. Петра Ивановича удалось опознать только по обуглившейся записной книжке да разбитым, полуоплавленным наручным часам – недавнем подарке министра обороны СССР Устинова.
Часы остановились в 10 часов 10 минут…
Официальная версия: погиб в авиационной катастрофе при исполнении служебных обязанностей. Об Афганистане в некрологе – ни слова…
Что-то эта ситуация напомнила… Что?
Вспомнилось: в 1960 году в страшной катастрофе на Байконуре погиб Главный маршал артиллерии Митрофан Неделин. Опознан по оплавленной звезде Героя Советского Союза. Официальное сообщение: погиб в авиационной катастрофе при исполнении служебных обязанностей.
Между этими двумя представителями высшего командного состава Советской армии куда больше сходства, чем различий, хотя разница в возрасте – ровно двадцать лет. Оба из простых семей: Шкидченко – из крестьян, Неделин – рабочий. Оба приняли боевое крещение в неполных 19 лет, оба – на Юго-Западном фронте. Правда, Неделин – во время Гражданской войны, Шкидченко – Великой Отечественной. У обоих в числе наград несколько высших орденов СССР – Ленина и Красного Знамени. Даже в партию вступили все с той же разницей в 20 лет.
Да и погибли оба приблизительно в одном возрасте, совсем немного не дожив до шестидесяти…
Митрофан Неделин – Герой Советского Союза. Петру Шкидченко указом Президента РФ от 4 мая 2000 г. за мужество и героизм, проявленные во время исполнения воинского долга, присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).
А еще… Несмотря на отличия в прохождении службы и должностном положении, оба они – гордость и слава ушедшего государства, оба – с достоинством и без патетики могли бы сказать о себе просто: честь имею.
С просьбой поделиться воспоминаниями о своем отце редакция журнала «Камуфляж» обратилась к генералу армии Украины Владимиру Шкидченко. Обычно избегающий разговоров с прессой о личном, в этот раз Владимир Петрович не стал уходить от общения.
– С возрастом, наверное, каждый человек начинает думать о своих истоках, искать свои корни. К сожалению, мысли такие мало посещают в юном возрасте, когда куда проще узнать многое из истории своего рода.
Признаюсь, что родители отца и матери – последние в нашем роду, о ком я хоть немного, но знаю. Родились и жили на Житомирщине, в Радомышле, причем на соседних улицах. Дед по отцовской линии воевал в Первую мировую. В годы Великой Отечественной, после освобождения Радомышля от немцев, был призван в действующую армию и через полгода, в июле 1944 г., погиб под Трускавцом Львовской области. Со слов отца знаю, что он был человеком недюжинной физической силы. Для него не составляло проблемы заменить колесо телеги не разгружая ее. Как-то отец обронил фразу, что дед очень тяжело воспринял коллективизацию: не хотел идти в колхоз, поскольку привык работать, надеясь только на себя, на конкретный результат своего труда. Никаким репрессиям за это он не подвергался, однако в колхоз все же был вынужден вступить: государство заставило. Налоговой политикой… Что же касается голода начала 1930-х годов, то о нем отец рассказывал в самых общих чертах, упоминая только о том, что время было очень тяжелое.
Обеих своих бабушек помню только по приездам нашей семьи в Радомышль во время отпусков отца. Кстати, такие поездки были почти каждый год – вне зависимости от места службы отца. Такая деталь: в семье мы всегда говорили на русском языке, но стоило приехать в родной Радомышль – и отец, и мать спокойно, вполне естественно переходили на украинский язык.
Одним из аспектов подготовки Советского Союза к войне было развертывание широкой сети училищ, в ускоренном режиме готовящих офицерские кадры. Отец учился в Житомирском пехотном училище полтора года: в декабре 1939 г. поступил, в мае 1941-го закончил. Это и был тот самый ускоренный выпуск, хотя, думаю, его «ускоренность» отнюдь не влияла на качество подготовки младших офицеров. Представьте: 10-12 часов занятий ежедневно, причем, по-видимому, не было перегруженности ненужными предметами. Этого, судя по всему, вполне хватало для подготовки хорошего командира стрелкового взвода.
О периоде учебы отца в училище я практически ничего не знаю –
за исключением одного его рассказа, врезавшегося в память. Как-то в училище приехал офицер-сапер, участник Финской войны, награжденный двумя орденами. Курсантов выстроили в каре, и гость стал проводить показательное занятие по обезвреживанию мин. Как уж так получилось – можно только предполагать, но во время показа произошел подрыв – офицер-сапер погиб… К счастью, больше никто не пострадал, но сам факт показательный: учились тогда военному делу настоящим образом и на конкретных примерах.

* * *

Война… Отец рассказывал о ней очень мало. Думаю, ему было тяжело о ней вспоминать. Сейчас я себя, конечно, ругаю, поскольку, прояви в свое время некоторую настойчивость, мог бы многое услышать, многое понять, о многом задуматься, многое взять для себя.

Как-то в мальчишеском возрасте спросил у него: «Папа, смотри: если каждый воевавший на нашей стороне убил хотя бы одного немца, то была бы уничтожена вся вражеская армия. А если бы каждый наш боец убил двух немцев, то победа была бы совершено безоговорочная!». Он ответил совершено серьезно, как, впрочем, всегда, когда разговаривал со мной: «Видишь ли… Военные действия – это не только линия непосредственного соприкосновения с противником, но и огромная обеспечивающая структура. Естественно, что кто-то не убил и никого из фашистов за все время пребывания на фронте…».
Я продолжил: «А ты-то убивал?». Помню его ответ: «Убивал, да… И больше, чем одного…». Дальше разговор не пошел. Как-то не сложился.

Еще один рассказ помню. Однажды ночью пошли они в разведку
и оказались на минном поле. Отец шел впереди группы, и вдруг его останавливает пожилой солдат, очень настойчиво просит: товарищ старший лейтенант, разрешите я пойду первым. Отец разрешил, и буквально через несколько шагов этот солдат подорвался на мине.

Это еще одно подтверждение того, какое тогда было отношение к командирам. В свои 19 лет уже комбатом, отец, судя по всему, пользовался авторитетом среди бойцов. А они к тому времени уже усвоили, что командир знает больше, за него надо держаться, беречь, чтобы не пропасть самому или всем вместе.

Отец воевал немного – около полугода. Начал с первых дней войны и закончил в декабре все того же 1941-го. Сначала – бои на подступах к Киеву, потом, по-видимому, произошло переформирование частей, и он оказался где-то в районе Тулы.

Что он рассказывал о первом периоде? Попал в окружение, был легко ранен в ногу, вместе с такими же отбившимися от своих частей людьми сбились в небольшую группу. Бойцы были до предела уставшие, деморализованные. Отец предложил пробиваться к своим. Те отказались, тогда он пошел один. По пути оказался на дне какого-то глубокого оврага, на четвереньках полез вверх… И уткнулся прямо в сапоги немца, который, широко расставив ноги и положив руки на автомат, наблюдал сверху за тем, как из последних сил карабкается по склону молоденький парнишка в военной форме… Отец успел выстрелить из пистолета первым и, несмотря на раненную ногу, побежал. Через несколько километров он попал к своим.

Второй эпизод, услышанный от отца, был связан уже с ощущением радости от первой большой победы под Москвой. В декабре 1941-го его батальон, находясь в первом эшелоне полка, выполнил задачу по взятию какого-то населенного пункта. Там они разгромили фашистский штаб, и он совсем по-мальчишески содрал с флагштока фашистский штандарт, повязал его на шею одному из бойцов и »

отправил к командиру полка доложить о выполнении задания. Когда солдат вернулся, то сообщил, что комполка обещал представить комбата к званию Героя Советского Союза.

А потом… Немцы очухались, нанесли контрудар, отрезали батальон от основных сил. Во время прорыва из окружения отец и получил тяжелое ранение. Пуля перебила шейку бедра и застряла в таком месте, что медики не решились ее извлекать. После этого фронтовой этап участия отца в Великой Отечественной войне закончился.

* * *

В течение года он проходил курс лечения в нескольких госпиталях, потом служил в Забайкалье на различных должностях, в том числе и командиром так называемого рабочего батальона Забайкальского военного округа. Позже, тоже от отца, узнал, что такое название носили в те годы подразделения, в которых на лесозаготовках трудились пленные японцы. С ними велась большая и, по-видимому, довольно результативная пропагандистская работа: возвратясь на родину в начале 1950-х годов, они составили значительную часть Компартии Японии. Отец вспоминал, что когда корабль с бывшими военнопленными стал отходить от причала, все они замахали головными уборами и громко запели «Интернационал».

В личном деле отца упоминается, что одно время он был и командиром батальона на окружных курсах младших лейтенантов. Так вот, он рассказал, что где-то перед выпуском один из курсантов украл сапоги у своего товарища. Об этом стало известно отцу, но он не стал давать делу официальный ход, а аккуратно посоветовал сослуживцам этого парня разобраться с ним, что называется, по-мужски. Так и сделали…

В череде тогдашних служебных назначений отца было командование парашютно-десантным батальоном. Кстати, вначале он был назначен заместителем командира пдб. Видимо, его новое назначение было связано с начавшимся сокращением армии. Отца, имевшего более чем четырехлетний опыт командования батальоном, в том числе в боевых условиях, такое понижение в должности задело за живое. По прибытию в полк он представился командиру прямо на аэродроме во время занятий и попросил разрешения совершить прыжок с парашютом. Конечно, причиной такой просьбы была обида и молодость – ему тогда было 26 лет. Да и, как рассказал мне отец, он был уверен, что командир полка, зная об отсутствии у него какой-либо парашютно-десантной подготовки, откажет в просьбе. Но командир сделал ответный ход: «Пожалуйста. Прыгайте». После короткого инструктажа отец вместе с десантниками очередной смены поднялся в корзине привязного аэростата на 400-метровую высоту и совершил прыжок. Позже он рассказывал, что не так был страшен прыжок, сколько подъем в раскачивающейся корзине аэростата под душу выворачивающий скрип лебедки…Через 4 месяца отец был назначен командиром парашютно-десантного батальона.

Всю свою жизнь при обучении и воспитании подчиненных отец придерживался простого принципа: делай как я! Например, перед увольнением солдат-десантников в город, приглашал каждого к себе в кабинет, брал двухпудовую гирю, крестился ею и говорил: «Сможешь так, как я, пойдешь в увольнение. А не сможешь… Тренируйся!». Надо учесть, что после тяжелого ранения у него одна нога стала короче другой на два сантиметра. Но ему удавалось это скрывать, даже ходить он научился так, что хромота была практически незаметна. А вот прыжки… Было их у отца 17, и во время каждого лямка парашютного мешка пережимала бедро как раз в том месте, где находилась пуля. Это причиняло сильную, порой невыносимую боль. В конце концов хромоту молодого комбата заметил полковой врач. Его приговор был категоричным – с таким повреждением ноги, да еще и с неизвлеченной пулей, Шкидченко в десантниках делать нечего! Пришлось отцу продолжить службу в стрелковых частях.

* * *

Учеба в Военной академии имени М. В. Фрунзе… Основная категория слушателей – заместители командира батальона, начальники штаба батальона, редко – комбаты. Отец же был командиром полка… Первое время ему довелось снимать комнату в частной квартире. Бытовые условия были, прямо скажем, неважные, поэтому матери вместе со мной и младшей сестренкой пришлось на полгода уехать в Радомышль. Возвратились в Москву, когда отцу дали комнату в общежитии.

Отец всегда всецело отдавался и службе, и учебе – академию окончил с отличием. Мою успеваемость он не считал нужным контролировать, поскольку в школу я ходил с охотой, учился с удовольствием.
В то же время весьма своеобразной формой такого контроля было то, что когда я просился с отцом на полигон, в том числе и на ночные стрельбы, он обязательно спрашивал: «Уроки сделал?».

Как он меня воспитывал? Если коротко, то так же, как и своих подчиненных: личным примером. Никаких целенаправленных нравоучительных бесед не
было. Помню: я – дошкольник. Сижу, рисую, и вдруг ломается карандаш. Я беру отцовскую опасную бритву, пытаюсь его подточить, и, о ужас! – от лезвия откалывается небольшой кусочек. Утром отец спрашивает: «Кто это сделал? Ты, Володя?». «Нет, – отвечаю, – я не трогал».
«А кто же?» – подключается к разговору мать. Я опускаю глаза, тяжело вздыхаю и уже начинаю сознавать, что надо рассказывать, как оно все получилось, но отец разрешает ситуацию по-своему: «Я ему верю. Мой сын не может врать!». И все. Больше к этому эпизоду отец никогда не возвращался. Мне же такого урока хватило с избытком – в последующем я ни разу в жизни не сказал ему и слова неправды. Даже в мелочах. Вот такая была педагогика.

Думаю, будет неправильным делать из образа отца идеализированный, глянцевый эталон. Порой, хотя и очень редко, он мог употребить крепкие выражения. Я и сейчас считаю, что в мужской компании, в военном коллективе они иногда необходимы, когда нужно встряхнуть, мобилизовать человека, но отнюдь не для систематического употребления. Что касается спиртного, то он никогда не был абсолютным трезвенником, но всегда знал меру. Может быть, это сильное слово, но он ненавидел пьянчуг, тем более тех, кто позволял себе выпивать на службе.

Проявлений религиозности с его стороны я никогда не видел, но при этом отец любил повторять: «За Богом молитва, а за царем служба – не пропадет». То есть – делай свое дело, а слава, продвижение по службе – приложатся.

Возможно, не все его задатки успели раскрыться, но внутренне это был очень талантливый человек. Все, за что брался – ему удавалось!

Он был галантен по отношению к женщинам, всегда элегантен…
Я иногда удивлялся – откуда это у него, деревенского мальчишки? Училище, война, Забайкалье…

Военная карьера у него складывалась отнюдь непросто. Понятное дело: послевоенное сокращение армии, потом еще одно, неопределенность… Но дальше все вроде продвигалось успешно: заместитель командира полка, комполка, зам. командира дивизии, комдив, командир армейского корпуса, командующий 6 гвардейской танковой армией. Потом – ГСВГ, заместитель Главнокомандующего по боевой подготовке, член Военного совета.
В ДРА отец был направлен с должности начальника управления боевой подготовки и военно-учебных заведений Одесского военного округа.

* * *

Перед моим поступлением в военное училище отец хотел убедиться в продуманности моего решения, напомнил о трудностях военной службы. Услышать, что человек, которого я не представлял вне армии, как бы отговаривает меня от желания связать с ней свою жизнь, было для меня удивительно, и я задал прямой вопрос: «А как бы ты поступил, будь возможность начать жизнь сначала?». «Конечно же, опять стал военным – ответил отец, – но тебе советую понять, что если человек не любит по-настоящему армейскую службу – она превращается для него в каторгу!»…

Увидев, что мое решение окончательное, отец не стал делать «развернутого инструктажа», но дал несколько советов, в том числе предложил смоделировать ситуацию. «Вот представь: на построении командир роты выводит тебя из строя и говорит: «За совершение самовольной отлучки объявляю курсанту Шкидченко пять нарядов вне очереди!». Твои действия?» Я говорю: «Объясню, что в самоволке не был». «Неправильно, – говорит отец. – Надо сказать: есть пять нарядов вне очереди и по команде встать в строй. А уже после построения нужно подойти, попросить разрешения обратиться, объяснить и доказать, что ни в какой самоволке не был». А в общем-то особых напутствий, пожеланий не было. Сейчас, конечно, жалею, что в свое время не смог полнее воспользоваться его огромным опытом.

По месту моей службы он был дважды. Первый раз, когда я командовал артиллерийским дивизионом в ГСВГ. Помню, он не удержался и сделал несколько замечаний по поводу порядка в казарме. Второй раз – на Дальнем Востоке, когда я был заместителем командира мотострелкового полка. Он тогда прилетел из Кабула в короткий отпуск в Днепропетровск, а потом вместе с матерью решил навестить меня. Их прибытие было для меня очень приятным сюрпризом. Конечно, говорили об Афганистане. В откровенном разговоре прозвучало, что он, конечно, будет выполнять свой воинский долг столько, сколько потребуется, однако веры в победу в этой войне у него нет. Не видел перспективы. Был убежден, что попытка вытащить страну из феодального строя в социализм обречена на провал. Видел жесткие противоречия в высшем руководстве ДРА. С болью и горечью говорил о предательстве в рядах афганской армии: все планируемые операции против моджахедов становились им хорошо известны. По этой причине добился того, что в последнее время директивы командирам афганских соединений и частей на совместные операции сводились к одной страничке, на которой министр обороны ДРА писал: командиру такой-то дивизии выполнить все указания генерала Шкидченко.

Пробыли родители в гостях дня два-три, это была сугубо семейная встреча, тем не менее замечание от отца я все-таки получил: проходя мимо КПП он увидел траву, проросшую после дождей на козырьке крыльца, и заметил: «Каждый день ходишь, а глаз не поднимаешь…».

* * *

памятникО гибели отца я узнал от начальника политотдела дивизии: «Владимир Петрович, у меня тяжелая весть. Погиб ваш отец…».

Взял отпуск и полетел с семьей в Днепропетровск. На похороны мы успели. Когда моя мама, вернувшаяся из ДРА вместе с гробом отца, открыла дверь квартиры, я не услышал от нее ни плача, ни сетований. Она только произнесла: «Не уберегла я вам, дети, отца…».

Как-то, лет за десять до Афганистана, отец обронил: «Будешь меня хоронить, хорони только на лафете, как по уставу…». В Днепропетровске я это его пожелание передал организаторам похорон, и последняя воля отца была выполнена.

Когда после его смерти мне вместе с матерью пришлось побывать в Москве в так называемой «десятке», один из начальников этого управления сказал: «А вы знаете, что в Афганистане Петру Ивановичу объявляли взыскания? Он ведь несколько раз нарушал установленный порядок: брал в руки автомат и сам поднимал афганских солдат в атаку»!..

Я тогда абсолютно искренне ответил: «Думаю, что такие взыскания гораздо выше, чем многие награды…».

В ноябре 1972 г. наша семья отмечала 50-летие отца. Когда за праздничным столом мне предоставили слово, я сказал: «Отец, ты всегда был и остаешься для меня примером человека, мужчины и офицера».

И сегодня к этим словам я не могу, да и не хочу ничего добавлять…

Записали Сергей БАБАКОВ, Олег ШИЛИН,

фото из архива Владимира ШКИДЧЕНКО
Источник: журнал “Камуфляж” (Украина)file:///Users/Eugene/Desktop/ЖУРНАЛ%20«КАМУФЛЯЖ».webarchive

NEWSru.com: Российские военные готовятся дать отпор в случае атаки Израиля и США по Ирану.

Россия не исключает своего участия в военном конфликте, который может вспыхнуть в результате нападения Израиля и США на Иран, отказывающийся прекратить работы по развитию своей ядерной программы. Как стало известно “Независимой газете”, Генштаб разрабатывает план масштабных учений с учетом такой вероятной атаки – в отличие от прежних лет маневры под общим названием “Кавказ” будут не оперативно-тактическими, а стратегическими. По данным издания, учения станут главным событием в деятельности Вооруженных сил РФ в этом году.

Между тем обстановка вокруг Ирана становится все более напряженной – Вашингтон и Лондон перебрасывают в Персидский залив боевые корабли, Запад открывает нефтяной фронт против Ирана, а спецслужбы возобновили охоту на иранских ядерщиков (на прошлой неделе был убит сотрудник центра по обогащению урана в Натанзе). В то же время надежды на мирное урегулирование проблемы, по всей видимости, пока не утрачены – накануне было объявлено о том, что США и Израиль отложили запланированные ранее крупнейшие учения по ПРО и ПВО, чтобы не нагнетать ситуацию в регионе.
– МИД РФ отчитал Иран за обогащение урана
– США объяснили усиление своего флота в Персидском заливе и убийство иранского ученого-ядерщика
По данным “НГ”, стратегические командно-штабные учения российских ВС “Кавказ-2012” будут более масштабные, чем прежде, и их условия максимально приблизят к военно-политическим реалиям современного мира – военные будут исходить как из возможности войны против Ирана, так и из вероятных конфликтов в районе Каспия и Южного Кавказа. В первый раз такие учения были организованы летом 2008 года – по мнению экспертов, именно благодаря этим маневрам Россия оказалась, хотя и не максимально эффективно, подготовленной к войне с Грузией.

В учениях “Кавказ-2012” примет участие как вся военная организация страны, в том числе ВВС, ВМФ, РВСН, ВКО и ВДВ, так и другие силовые структуры – МВД, ФСБ, ФСО, МЧС. По данным “НГ”, одной из главных целей маневров станет отработка новых сетецентрических видов боевых действий с использованием автоматизированных систем управления – с привлечением средств электронной и космической разведки, беспилотников, новейших видов оружия. Об этом еще в конце прошлого года сообщал начальник Генштаба генерал армии Николай Макаров во время встречи с военными атташе иностранных государств.

Как отметил руководитель Центра военного прогнозирования кандидат военных наук полковник Анатолий Цыганок, подготовительные мероприятия к учениям начались раньше времени в связи с обострением обстановки в зоне Персидского залива. Военным предстоит отработать возможные действия на случай, если в войну с Ираном будут втянуты постсоветские страны Южного Кавказа.

Другой эксперт, президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов тоже уверен, что, несмотря на плановый характер учений, по всей видимости, они будут скорректированы с учетом военно-политической обстановки в Кавказском регионе.

Напомним, о намерении США и Израиля провести в этом году крупнейшие совместные учения объявил в ноябре помощник американского госсекретаря по военно-политическим делам Эндрю Шапиро. Сообщалось, что в учениях примут участие более пяти тысяч американских и израильских военнослужащих, которые отработают тактику в сфере противоракетной обороны (ПРО). Израильские военные, в свою очередь, заявили, что учения направлены на отработку взаимодействия по отражению ракетного обстрела израильской территории со стороны Ирана и других враждебных Израилю государств.

6 января отмечалось, что запланированные на январь – февраль маневры “Суровый вызов – 12” не связаны с ростом напряженности вокруг Ирана. Однако, как накануне сообщило Европейское командование США, руководство двух сторон решило, что наилучший вариант использования всех подразделений может быть достигнут позднее в этом году. Военные источники Израиля прямо заявили, что главной причиной переноса маневров является нежелание Вашингтона обострять обстановку в регионе, особенно на фоне публикаций о подготовке атаки против иранских ядерных объектов со стороны США и Израиля.

Против Ирана открывается нефтяной фронт. Тегеран угрожает соседям по ОПЕК

Международная общественность решила влиять на дальнейшие действия Ирана в области развития ядерной программы пока при помощи санкций и нефтяного эмбарго. В ответ Тегеран призвал соседние страны Персидского залива не компенсировать дефицит, который может возникнуть в случае введения ЕС санкций против нефтяного экспорта Исламской Республики, сообщает “Независимая газета” в другой статье.

Как известно, 31 декабря президент Барак Обама подписал закон, согласно которому иностранные компании не смогут работать в США, если они имеют дела с Центральным банком Ирана. Такие меры должны заставить крупнейшие нефтяные компании отказаться от сотрудничества с ИРИ.

Возможное введение нефтяного эмбарго на импорт нефти из Ирана лидеры ЕС будут обсуждать 23 января. До сих пор на долю Европы приходилось около 20% экспорта ИРИ “черного золота”.

Представитель Ирана в ОПЕК Мохаммад Али Хатиби в минувшее воскресенье пригрозил, что если соседи пойдут на сотрудничество с Западом, поддержат эмбарго и будут наращивать добычу нефти, то они понесут ответственность за пагубные последствия.

“Если эти страны зажгут зеленый свет замене иранской нефти, то они будут главными виновниками того, что может случиться в регионе, включая Ормузский пролив”, – сказал Хатиби журналистам, имея в виду высказанную ранее иранскими властями угрозу перекрыть этот важнейший коридор транспортировки ближневосточной нефти. Военные эксперты уверены, что если Иран пойдет на эту меру, он не сможет долго противостоять ВМФ США, и это станет роковой ошибкой для страны.

“Наши арабские соседи не должны сотрудничать с этими авантюристами”, – цитирует “Интерфакс” слова Хатиби. Как предупредил представитель иранских властей, если ОПЕК увеличит добычу нефти, то “такая мера не будет дружественной”.

Однако угрозы не напугали соседей Ирана по Персидскому заливу: так, представители властей Саудовской Аравии заверили, что королевство готово к росту спроса со стороны европейских импортеров. Ранее специалисты отмечали, что введение нефтяного эмбарго возможно только при поддержке Эр-Рияда, поскольку только эта страна обладает достаточной мощностью для восполнения дефицита.

По данным СМИ, у ИРИ уже возникли проблемы со сбытом добытой нефти. Напряженность в Персидском заливе вызвала несколько всплесков подъема цен на нефть за последние недели. Санкции также уже оказали реальное влияние на отечественную экономику Ирана, в результате чего цены на импортные товары резко взлетели вверх, а население начало скупать валюту.

Тем не менее Тегеран пока полон решимости не продолжать ядерную программу. На прошлой неделе сообщалось о начале процесса по обогащению урана на новом подземном заводе вблизи города Кум. Сообщение было встречено резкой критикой Россией, однако Москва продолжает настаивать на недопустимости введения новых санкций в отношении Ирана.
Источник: © Новости NEWSru.com 2000-2012