Троя

Ничто не предвещало ссоры
Но плод, надкушенный Адамом
Стал сразу яблоком раздора
Большой войны открытым краном.

Ничто не предвещало драки
Но встала стенка вдруг на стенку,
Поднялись юноши с Итаки,
Царю вернуть хотели Ленку.

На счастье брошу-ка монетку,
В свидетели зову Гомера
К истории одной ранетки —
Любви к красавице без меры.

Плодов фруктово-молодильных
Как дар данайцев, избегаю:
Порыв страстей любвеобильных —
И …предков выгнали из рая.

Когда невесту делят двое,
Им кажется, что ждет награда,
И пусть сгорает город Троя
В огне губительной осады.

Ах как бы ни были пустыми
К кому стремились или шли мы,
Историю возьмет за вымя
И раскопает новый Шлиман.

У вод могучих Енисея
Предвижу новую «нетленку»
Другой была бы «Одиссея»,
Найдись в Лесосибирске Ленка.

Семь пятниц на неделе

К тебе стремился, помнишь, Лиза?
А у тебя, на самом деле,
Как только речь зайдет про близость,
Всегда семь пятниц на неделе.

Я для тебя и пел Кобзоном,
Уподоблялся менестрелю,
А у тебя для Робинзона
Всегда семь пятниц на неделе.

Вот ты уехала далече,
«Прощай!» – кивнула мне в апреле,
Теперь я маем весь излечен,
И сам — семь пятниц на неделе.

Первая любовь

Любовь пронзает словно вертел
Люля-кебаб, желая дани,
И ты уже как юный Вертер
В предощущении страданий.

Кто вдруг любовью был захвачен,
Бродил в округе диким гунном,
И будь ты мямля или мачо,
Закон для всех един подлунный.

Пусть где всегда зимуют раки,
Они ведь знают, где им лучше,
Горжусь, что даже в третьем браке
Я — однолюб и подкаблучник.

Я слышал шум, была пора

Я слышал шум, была пора отлета

Ты подкатила к взлетной полосе,
Ты совершенно не страшилась кочек,
И видела, как любовались все
Поверхностью несущих оболочек.

Ах, фюзеляж, ах этот лонжерон!
Тебя я пригласить хотел на танцы.
С намеками в игривый полутон,
С посильными нагрузками на фланцы.

Мое альбедо* двинулось к нулю,
Твое же приближалось к единице.
Не знаю, как я выдавил: «Люблю…»
Такой расклад во сне вам не приснится.

Ты поняла стремглав мою мечту —
Нас в стратосфере будет только двое:
Я – старый полуинвалидный ТУ
И ты, красавица — блестящий Боинг.

Вокруг тебя я вкручивал винты,
Но как-то на пороге новой эры
Ты брызгами упала с высоты,
Попав в прицел шального «Искандера».

Я памятник себе… Я

Я памятник себе…

Я памятник себе воздвиг бы рукотворный,
Чтоб изваял его мигрант — таджик проворный.
Не жалко денег мне на мраморную крошку,
Гранитный постамент и золотую брошку.

Я памятник себе отгрохал бы в столицах,
Взирал бы с высоты и не смотрел на лица,
А маленькую брошь, такую… в виде краба
Я б попросил отлить знакомого Зураба.

На Лобном, у Кремля, а можно на Дворцовой
Сваяйте монумент, хоть медный, хоть свинцовый!
В Москве полно проблем, в цене у нас землица,
Я б воздух пропорол крылом, взлетел как птица!

Откуда понт, спроси, и барские замашки,
Но вы ведь тезки мне, и вы ведь тоже Сашки!
Один поставил столп, другой вознесся выше,
Вы — тезки, други мне, и я хочу на крышу.

Спросите почему, вопрос довольно склизкий:
Ну что он за мужик, зачем он в обелиске?
Ответил бы крутым и критикам надутым:
Я мог бы «Рухнаму»* перевести… якутам.

Сжигать мосты Я уважал закон

Сжигать мосты

Я уважал закон простой, без слез и фальши
Мосты сжигая за собой, я рвал все дальше.
Мотор от устали ревет, его и слышу,
Ползу уверенно вперед, а значит выше.

Соперник мой, который был все время сзади,
Спокойно так, как князь Боброк, сидел в засаде.
На парня я… скажу вам честно, не в обиде,
И он рожден был побеждать, он тоже лидер.

Он тоже рвал, он тоже жег, да кто же против,
Но подрезать меня зачем на повороте?
Я догоню, я приготовлю шашки к бою,
Но мост последний… он сжигает предо мною.

Я фрукты ем и что мне яблоко раздора?
Да ничего… мотор ревет и финиш скоро…
Он фаворит и чемпион, но он устанет,
Вот там мы с ним и посчитаемся мостами.

Я бы мог служить в

Я бы мог служить в разведке

Рандеву с женою редки,
Барахлит немножко альт,
Я бы мог служить в разведке,
Как два пальца об асфальт.

Осушив бутылку виски,
Ясно вижу впереди —
Я же — Лоуренс Аравийский
И практически махди.

Поселился бы в Каире
Там поближе сонм богов,
И мочил бы по сортирам
Всех зарвавшихся врагов.

Каждый день, клянусь, я пил бы
И цитировал Коран,
Плюс подстригся бы как Филби,
Посетил бы много стран.

Пусть повсюду финки, шведки,
Мне на это наплевать,
Я бы мог служить в разведке,
Как два пальца об асфальт.

Константину Колпащикову — моему ученику, погибшему в Афганистане посвящается. Светлая память!

На Лашкаргах спустилась резко ночь,
В недоуменьи ухнул мудрый филин,
И ангелам, спустившимся помочь,
Бесцеремонно крылья обрубили.

Не каждый перевалит Сен-Готард,
Душман стрелял навскидку, словно в тире,
И жизни воспарили на алтарь
Как гонорар, как магарыч валькирий.

Я буду помнить до последних дней,
Забудется такое? Да едва ли,
Как ангелам небесным на войне
Бесцеремонно крылья обрубали.

Коварен стал твоей судьбы изгиб,
Строкою золотой вписавший имя,
Ты воевал достойно и погиб,
Когда деревья были молодыми.

С Новым 2010 годом!

Уважаемые выпускники ВИИЯ /ВКИМО /ВУ !

От имени администрации сайта я сердечно поздравляю всех вас и ваши семьи с замечательным праздником — Новым годом!

Пусть следующий год принесет нам больше добра, благополучия и терпимости. Будьте счастливы и радуйте друг-друга и своих близких своим вниманием и заботой!

В прошедшем году нам удалось в инициативном порядке увековечить память наших товарищей, сложивших свои головы на той, не объявленной войне в Афганистане. По прошествии 30 лет после начала войны впервые отмечены имена погибших выпускников Военного института. Это большое дело!К сожалению, это сделали не власти, а мы сами.

Не унывайте, если трудно и помните: вы ВИИЯковцы! Выше знамя!

Евгений Логинов
З-87у

А.Шульц. Наши выпускники об афганской войне на питерском ТВ.

В годовщину 30-й годовщины ввода советских войск в Афганистан телеканалы стремятся показать новые факты той далекой войны. Выпускники ВКИМО, прошедшие через Афганистан, были на острие событий, происходивших в той стране.

— код для размещения на сайте» title=»интервью А.Шульца»>интервью А.Шульца
25 декабря Питерский 5-й канал взял интервью у нашего выпускника западного факультета 1973 года, который несмотря на свой французский и шведский языки оказался в Афганистане по линии ГРУ ГШ.
Полковник Андрей Константинович Шульц за мужество и героизм, проявленные во время службы, награжден орденами: «Красного Знамени», «Красной Звезды», «За службу Родине» III степени, Дружбы Народов (ДРА),Звезды II степени(ДРА). Знай наших и гордись!