Хохол, что ли?

На последнем курсе учебы в Новосибирском высшем военно-политическом училище зимой мы поехали на стажировку в войска. В это время проходили учения войск Сибирского военного округа.
По прибытии в часть я был определен стажером заместителя командира мотострелковой роты по политчасти.
В соответствии с планом учений мы на бронетранспортерах прибыли в указанный район и заняли оборону. Уже на месте узнали, что наш батальон будет участвовать в ночной боевой стрельбе, и от того, как мы проведем эту стрельбу, будет зависеть оценка всего полка. Стало известно, что за стрельбой будет наблюдать прибывший из Москвы руководитель Группы генеральных инспекторов Министерства обороны Маршал Советского Союза К.С. Москаленко.
Командир нашего батальона подполковник П. Дьяченко собрал офицерский состав на совещание. Начав его словами «Не было печали, так черти накачали», он перед каждым поставил конкретные задачи, в завершение указал:
— После прибытия высшего командования каждому находиться на своем месте, четко знать свою задачу, уметь доложить ее, но… без необходимости не высовываться, не мозолить глаза начальству.
После этих напутствий комбат решил провести рекогносцировку, для чего офицерам необходимо было выдвинуться в район, где находились мишени, — это около километра прямо перед линией нашей обороны. Поскольку я был самый неопытный (да и какой спрос с курсанта?), то меня оставили за старшего на линии обороны, приказав поддерживать с офицерами батальона связь по рации.
Пока на линии обороны было тихо и спокойно, я, счастливый от того, что не надо топать по глубокому снегу на линию огня, затем обратно, устроился в бронетранспортере, приказал радисту внимательно слушать эфир, а сам приготовился до возвращения офицеров отдохнуть, зная, что они придут не раньше чем через два-три часа.
Эфир не тревожил, и я даже вздремнул. Проснулся от какого-то треска, доносившегося сверху. Выглянув в люк, я увидел пролетавшие над нами два военных вертолета. Они опускались на приготовленную для встречи маршала в трехстах метрах от нашего батальона вертолетную площадку. Не было ни машины комдива, ни БТР командира полка — никого, маршал, похоже, решил сделать неожиданную проверку.
Надо сказать, что маршалов до этого я видел только в кино и на экране телевизора. Самый большой начальник для меня тогда был начальник нашего училища — генерал-майор В.Г. Зибарев. Ну еще на приличном расстоянии я видел командующего округом и его заместителей.
Первое желание было — рвануть вслед за офицерами батальона, на передний край, но потом я подумал, что они тоже увидели вертолет и вот-вот вернутся. Я почти полностью вылез из бронетранспортера и стал вглядываться вдаль, надеясь увидеть спешащих обратно с рекогносцировки офицеров. Но пространство перед батальоном было пустым.
Мой белый тулуп с красными погонами был хорошо виден на фоне бронетранспортера. И через некоторое время я заметил, что ко мне с вертолетной площадки торопится человек в папахе. Я решил спрятаться в БТР, но понял, что такое решение будет оценено как трусость, поэтому мужественно стал ждать приближающего ко мне полковника.
Подбежав к бронетранспортеру, он осмотрелся по сторонам и, никого не увидев, спросил:
— Ты кто и где командиры?
Я представился и доложил, что офицеры батальона находятся на рекогносцировке. На вопрос, где комдив и комполка, я ответить не мог. Видя, что пообщаться ему больше ни с кем не удастся, полковник приказал:
— Слазь с бронетранспортера и быстро за мной — будешь докладывать маршалу, что у вас здесь происходит.
Я спустился на землю и уныло поплелся за полковником, проклиная себя за то, что так нелепо «засветился».
Маршал Москаленко и прибывшие с ним генералы и офицеры переговаривались и с удивлением смотрели на приближающегося в сопровождении полковника курсанта.
Не доходя метров пятнадцати до стоянки вертолетов, я попытался перейти на строевой шаг и, впечатывая валенки и слежавшийся снег, приблизился к маршалу, остановился от него в трех метрах, громко, во все горло, доложил:
— Товарищ Маршал Советского Союза! Исполняющий обязанности заместителя командиры роты по политической части курсант Наливайко по вашему приказанию прибыл!
Маршал удивленно посмотрел на меня, протянул руку для приветствия, я с перепугу пожал ее так, что он поморщился и задал неожиданный для меня вопрос:
— Как фамилия, говоришь?
— Курсант Наливайко, товарищ Маршал Советского Союза, — снова проорал я.
Внимательно осмотрев меня с ног до головы, он неожиданно спросил:
— Хохол, что ли?
От такого вопроса я опешил. Расчеты в голове происходили со скоростью несуществующего тогда компьютера: «Если отвечу, что хохол, посчитает политически незрелым», — подумал я и выдал:
— Никак нет, украинец, товарищ Маршал Советского Союза!
Он посмотрел на меня как-то удрученно, улыбнулся и сказал:
— А я вот — хохол…
Все мои расчеты о политической незрелости вылетели из головы, и я прокричал:
— И я хохол, товарищ Маршал Советского Союза!
Он еще раз внимательно посмотрел на меня и миролюбиво проговорил:
— Ну-ну, посмотрим.
Реакцию стоявших рядом генералов и офицеров описывать не буду, она менялась вместе с настроением маршала.
Пока мы с К.С. Москаленко выясняли, кто есть кто, прибыли комдив, командир полка, комбат и много других офицеров, и я под общий шум тихонько удалился.
Стрельбы прошли успешно. Мы получили отличную оценку. Через несколько дней подводились итоги учений. Я тоже присутствовал на этом подведении. С докладом выступал командующий округом. В центре президиума среди генералов сидел маршал Москаленко. По ходу доклада командующий благодарил отличившиеся части, ругал худших, а когда дошел до боевых стрельб, в которых участвовал наш батальон, сказал:
— Мотострелковый батальон, которым командует подполковник Дьяченко, проявил себя с лучшей стороны и командир заслуживает поощрения.
После этих слов маршал Москаленко оживился, повернулся в сторону оратора и сказал:
— Должен отметить, что не только опытные офицеры в этом батальоне показали себя с лучшей стороны. В самый напряженный момент учений, когда офицеры батальона находились на рекогносцировке, мой земляк курсант Наливайко взял командование батальоном на себя и с честью справился с этой задачей. Я думаю, он также заслуживает поощрения.
…По итогам учений мне была объявлена благодарность от Маршала Советского Союза К.С. Москаленко и вручен ценный подарок — электробритва «Агидель», которая напоминает мне о моей курсантской юности.

НЕ СЧИТАЯ МЕДАЛЕЙ
Начало 70-х. Я лейтенант. Служу в мотострелковом полку в Монголии, пустыня Гоби. С утра до ночи на службе. В выходные дни проводятся общественно-политические и спортивные мероприятия. Вот и в этот раз, в воскресенье, с утра — комсомольское собрание части. Начало лета, к 10 утра — жуткая жара.
Замполит полка принимает решение — проводить собрание на свежем воздухе. В тени металлического ангара располагается стол президиума, а весь личный состав — на солнцепеке. В президиуме: командир части, замполит, парторг, комсорг полка и представители от «войсковой общественности»: по человеку от старших и младших офицеров, от прапорщиков, сержантов и рядового состава.
Мне сильно повезло: я в президиуме представляю младший офицерский состав, значит, сижу в тени. В центре — ведущий — секретарь комитета ВЛКСМ, справа — у самой трибуны — докладчик, командир части, а затем замполит, по другую сторону от секретаря — рядовой и сержант (такая честь — в первом ряду президиума посадили!), а более опытные и хитрые — парторг, пара старших офицеров, я и прапорщик — во втором ряду: тут можно и вздремнуть, никто не заметит.
Командир части выступает с докладом о состоянии воинской дисциплины и путях ее дальнейшего укрепления. По ходу доклада он называет лучших и тут же объявляет им по 10 суток отпуска с выездом на родину, затем называет фамилии разгильдяев: этим по 5 суток ареста. Тут же, прямо с комсомольского собрания, отправляет их на гауптвахту. Так что собрание проходит нескучно. А в конце доклада воодушевленный командир, решив оторваться от написанного комсоргом текста, произносит экспромт: «Выполняя решения партии, советский комсомол, награжденный за свои боевые и трудовые подвиги четырьмя орденами…» Замполит не выдерживает и громким шепотом подсказывает командиру:
— Шестью орденами…
Но нашего командира не так-то просто сбить, и он после небольшой паузы продолжает:
— Я и говорю — четырьмя орденами, не считая медалей…
Весело жили…

Наливайко И.Г.

И. Наливайко. Рекорд в книгу Гинесса.

Иван Григорьевич Наливайко (крайний справа) — последний начальник политотдела Военного института Министерства обороны СССР. Автор ряда статей и публикаций. На нашем сайте публикуются его рассказы. Представляем первый, о курсанте факультета спецпропаганды В.Бондаренко.

Любая учеба — дело нелегкое. Учеба в военном институте Министерства обороны — тем более. Львиную долю учебного времени «съедают» иностранные языки и спецподготовка. Но как любой офицер, выпускник нашего института должен отлично стрелять, водить автомобиль и бронетехнику, быть хорошим спортсменом, строевиком и т.д. и т.п.

То есть, кроме основных дисциплин, есть целый ряд других предметов, которые — хочет он того или нет — будущий офицер должен осилить и усвоить. Среди этих предметов есть любимые и нелюбимые. К нелюбимым занятиям относятся: строевая подготовка, кроссы и марш-броски, оружие массового поражения и защита от него, в просторечье ОМП. Поэтому в течение учебного года курсанты относятся к этим дисциплинам спустя рукава.
Зная это, полковник А. Красовский, который ведет у нас ОМП, спуску никому не дает. Сдать предмет с первого захода — для лентяев — дело нереальное. Полковник считает, что ОМП на «отлично» овладел господь Бог, на «хорошо» — он, полковник Красовский, на «удовлетворительно» — прилежные курсанты, остальные должны пересдавать этот предмет до бесконечности.
В ходе пересдачи он за прилежание в виде исключения может поставить даже «хорошо», но это надо здорово постараться.
Самым нерадивым по этому предмету у нас на курсе считался курсант Бондаренко. В течение семестра он не получил ни одной удовлетворительной оценки ни по теории, ни по выполнению нормативов, явно игнорируя предмет, как таковой.
Накануне сессии полковник открыто заявил:
— Курсант Бондаренко на экзамен по оружию массового поражения может не приходить, так как при любых, самых фантастических условиях он его не сдаст.
Несмотря на это, Бондаренко пришел на экзамен и, естественно, «успешно» завалил его, после чего преподаватель сказал, что такого бестолкового обучаемого у него еще никогда не было и он вообще удивляется, как тот, с его умственными способностями, поступил в столь престижный вуз.
Выслушав заявление полковника, Бондаренко встал и произнес:
— По сравнению с пушту или арабским языком — оружие массового поражения — фигня, к тому же этот предмет никому не нужен. Но, чтобы доказать, что не святые горшки обжигают, я вызубрю его на «отлично».
Всем курсантам и мне было ясно, как божий день, что после этих слов дело Бондаренко — абсолютный швах, а полковник улыбнулся и сказал:
— Если это случится, я сделаю все возможное, чтобы вашу фамилию занесли в книгу рекордов Гиннесса.
Все посмеялись и забыли об этом разговоре. Все, кроме Бондаренко. Забросив все остальные учебники, сдавая сессию в основном на тройки, он основательно засел за стостраничную брошюру по оружию массового поражения. Через некоторое время курсант пришел на пересдачу. Иронично улыбаясь, преподаватель предложил экзаменуемому тащить билет. Услышав очень приличный ответ на все вопросы экзаменационного билета, он задал курсанту массу дополнительных, и почти на все эти вопросы получил ответы.
Крайне удивленный, он пожал Бондаренко руку и сказал:
— Поздравляю. Никогда не думал, что вы способны на подвиг. Ставлю вам «удовлетворительно».
— На такую оценку я не согласен, — ответил Бондаренко.
— Через сколько дней можно прийти на пересдачу?
— Я бы вам не рекомендовал этого делать. Но если вы так настаиваете, приходите через три дня.
Через три дня курсант снова стоял перед преподавателем. Начался экзамен. Казалось, что Бондаренко выучил все наизусть. От теории перешли к выполнению практических нормативов: надевание противогаза, средств химической защиты и т.п.
Нормативы были выполнены на «хорошо». Сказав, что он потрясен подготовкой курсанта, полковник Красовский поздравил его с оценкой «хорошо», так как общая оценка по предмету не может быть выше оценки за практическое выполнение нормативов.
Бондаренко поблагодарил преподавателя за добрые слова и сказал, что он не согласен и с этой оценкой, и попросил его назначить день для новой сдачи экзамена.
— У вас же завтра начинаются каникулы, — заметил преподаватель.
— Пока не сдам на «отлично», в отпуск не уйду, — ответил курсант.
— Ну что ж, приходите через три дня, если вы так хотите. Отпустив Бондаренко, полковник Красовский позвонил мне по телефону:
— Ты где откопал этого Бондаренко? — начал он с места в карьер. — То год ни хрена не делает, то зациклился на этом гребаном ОМП и задолбал меня своими претензиями на отличную оценку. Он что, не понимает, что в жизни ему будет достаточно того, чему он научился? Зачем ему пятерка?
— Дело принципа, — скромно ответил я.
— Ну-ну, — заметил Красовский, — видно на вашем факультете у некоторых крыша поехала.
… Через три дня, когда все были уже на каникулах, курсант Бондаренко снова стучал в дверь преподавательской. Но полковника Красовского на месте не оказалось. Его встретил майор Миронов, который сказал, что Красовский на время каникул ушел в отпуск и принять экзамен поручил ему, майору Миронову.
— Извините, — прозвучал ответ курсанта, — экзамены буду сдавать только полковнику Красовскому.
Он развернулся и вышел.
Ошарашенный майор набрал номер домашнего телефона полковника, передал тому содержание состоявшегося разговора с Бондаренко.
Выматерившись, Виктор Иванович собрался и через пару часов был в институте.
Вызвав Владимира на кафедру, он в течение часа гонял того по теории, многократно заставлял выполнить практические нормативы, но придраться было не к чему.
— Запомню вас на всю жизнь, — сказал он, ставя курсанту в зачетку жирную пятерку. — Вы действительно достойны места в книге рекордов Гиннесса.
… Недавно я перелистывал эту книгу. Фамилию Бондаренко там, к сожалению, не обнаружил.

Игорь Земченко. Южная Корея. Март 2010.

Сеул. Снег, запах кимчи, раскосые глаза, красивые фигуры ( не мужские). Улыбки. Рестораны, открытые 24 часа.Много выпивших, но мало пьяных. Выпившие не ищут конфликтов, а удовольствия. Сауны, открытые 24 часа, в парилке 94 градусов, в бассейне «охладись» — 15. Горячие термы с водой в 44 градуса. Если перебрал и сердце позволяет, за час можно очиститься. За час в этой сауне сегодня потерял 1 кг. Наверстать легко. Многообразие еды — энциклопедическое. Где тут у вас поесть? Этот вопрос люди не понимают. А что вы хотите конкретно? Мясо, рыба, тофу, рис жареный, супы? Если скажешь мясо, опять череда вопросов…
В ресторане площадью 200 кв. метров сегодня насчитал 120 блюд и 5 сортов разливного немецкого пива.
Большой живот все еще признак респектабельности. Старшим уважение (конфуцианство) и места в метро. Метро — на уровне нашей космической программы. Молодежь смотрит мини телеки или строчит электронные письма на мобилах. Старики дремлют или читают газеты. Или смотрят на иностранцев не моргая. Сказал — «Привет». Смутились.
Народ видится мне счастливым. Самоубийств мало (японцы не заразили близких соседей, да и самурайских генов нет). Люди живут. И я тоже. Купил пива Асахи (корейской пиво — никакое, если конкретнее, водянистое), сижу на скамейке возле отеля и смотрю на жизнь.
Она течет спокойно. Так же как и река Хан.
И. Земченко, март 2010.

Офицеры СА

Афганские власти выставят России счет за советскую оккупацию.

Afghan parlamentАфганские парламентарии собираются потребовать у России компенсаций за многолетнюю оккупацию Афганистана советскими войсками. Желаемые объем и характер репараций пока не уточняются. В Госдуме считают, что у Кабула нет на это ни моральных, ни правовых оснований, а данную инициативу через Хамида Карзая продвигают США. Официальные лица в Кабуле подтвердили The Daily Telegraph, что запрос группы парламентариев уже отправлен на обсуждение в нижнюю палату афганского парламента.

Информация об объеме и характере этой компенсации пока не уточняется.Также неизвестно, когда именно состоится обсуждение этого предложения.
Это далеко не первая попытка афганцев получить деньги за оккупацию страны с России, однако подобные призывы никогда не звучали на официальном уровне и всячески порицались властями, желающими установить дружественные отношения с официальной Москвой. Сторонники получения компенсаций также не могли определиться в том, за что же именно просить денег у России — за общий ущерб, нанесенный стране, или за отдельные операции советских войск.

Страна-агрессор должна заплатить

Британское издание отмечает, что, несмотря на то, что данное предложение было внесено большой группой лиц, мнения парламентариев по данному вопросу разделяются. «Это предложение было подготовлено многочисленной группой парламентариев, которые заявили, что жители Афганистана хотят компенсаций за то, что произошло со страной в период вторжения Советского Союза»,— заявил секретарь нижней палаты парламента Мохаммад Салех Салюки.

«Каждая страна-агрессор должна выплатить репарации пострадавшей от ее агрессии стране. С тех пор [с оккупации — GZT.RU ] прошло много времени, и теперь по международным вопросам Афганистан хочет контактов на более высоком уровне»,— приводит издание слова одного из членов парламента Амануллаха Паймана.

Присутствие советских войск в Афганистане продлилось с 1979 по 1989 годы. Руководство СССР решило ввести войска в страну, чтобы устранить казавшегося ему ненадежным президента страны Хафизуллу Амина. Неугодный СССР президент был смещен, однако в Афганистане началась гражданская война, продолжающаяся до сих пор. Советские войска были полностью выведены из Афганистана к 15 февраля 1989 года. По приблизительным подсчетам, в результате вторжения войск СССР погибли 1,5 млн афганцев, сотни тысяч местных жителей пострадали.

Что решит нижняя палата парламента, пока неясно, однако Афганская независимая комиссия по правам человека уже составляет список преступлений, совершенных советскими войсками на территории страны. Правда, один из членов комиссии сомневается в том, что эта затея будет иметь успех. По словам Надера Надери, сейчас любой запрос о компенсации может быть аннулирован после проведенного в Афганистане закона об амнистии, освобождающего от ответственности обвинявшихся в военных преступлениях военачальников.

Осложнить получение компенсации Афганистаном может и тот факт, что 17 марта Россия присоединилась к другим странам Парижского клуба кредиторов и простила Афганистану многомиллиардный долг.

Навалились компенсации

Информация о том, что Афганистан собирается требовать репараций у России, появлялась еще в 2005 году. Тогда в беседе с журналистами такую возможность не исключил пресс-секретарь афганского президента, подчеркнув, что Россия должна заплатить за разрушение Афганистана и гибель более миллиона его граждан.

Отметим, что Афганистан — не единственная страна, которая в последнее время стала предъявлять подобные претензии к России. Так, в январе 2008 года президент Литвы Валдас Адамкус заявил, что Литва хочет потребовать у России $28 млрд в качестве компенсации ущерба, нанесенного во время советской оккупации страны. С подобными претензиями в конце 2009 года выступил и президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, заявивший о намерении потребовать у России и Великобритании репараций за ввод войск этих стран на территорию Ирана во время Второй мировой войны. Для того чтобы подсчитать нанесенный стране ущерб, в Иране будет создана специальная комиссия.

У Кабула нет ни моральных, ни правовых оснований

Лидер Российского союза ветеранов Афганистана, депутат Госдумы Франц Клинцевич (фракция «Единая Россия») осуждает инициативу своих афганских коллег. По его мнению, у Кабула нет ни моральных, ни правовых оснований требовать от современной России возмещения ущерба, нанесенного советскими войсками.

«Прежде всего, как депутат я не согласен с возложением на Россию однозначной ответственности за действия СССР,— заявил GZT.RU Клинцевич.— Что касается требований возместить ущерб, то я абсолютно уверен, что эту инициативу через Хамида Карзая продвигают США, которые сейчас прочно увязли в Афганистане».

Депутат, бывший десантник, воевавший в Афганистане в 1986–88 гг и награжденный орденом Красной Звезды, считает теперь, что западная коалиция не учла опыт пребывания советских войск в этой стране, не учла особенности менталитета местных жителей и в итоге совершила массу ошибок, в частности позволила развиться афганской наркоиндустрии. «Для примера — в 1980-х годах у афганцев было всего три завода по производству героина — и то для медицинских целей. Сейчас их около полутора тысяч».

Клинцевич, кроме того, считает, что далеко не все рядовые афганцы разделяют порыв своих избранников по поводу компенсаций. Он считает, что с тех пор как советские войска ушли из страны в 1989 году, отношение многих рядовых ее жителей к россиянам заметно потеплело. «В октябре 2008 года я проехал на такси от Ташкента до Кабула и везде увидел теплый прием,— вспоминает Клинцевич.— Мой заместитель приехал со мной снимать фильм и для этого договорился о встрече с одним из лидеров боевиков, с которым в 1980-е гг. он сам и воевал. Афганцы накрыли стол и встретили своего бывшего врага как дорогого гостя… Да и даже тогда, в условиях войны, отношение к нам было неоднозначное. Афганистан жил за наш счет— возле военных баз шла активная торговля с местными жителями».
GZT.RU

Побег из Кандагара или как это было в 1996 году.


В 2010 году на широкие экраны вышел блок-бастер «Кандагар» с участием известных актеров. Многие его уже успели посмотреть. А как же было на самом деле? Мы предлагаем вам посмотреть документальный фильм об этих событиях, снятый в 1996 году в эпоху Б.Ельцына. В конце фильма Президент России заключает: «Мы долго занимались этой проблемой…, но в конце концов они сами решили ее, благодаря своей смелости…». Вся российская политическая и силовая машина решала эту проблему больше года, а семерка наших летчиков, потерявшая все надежды на спасение, проявила героизм и вырвалась из жуткого плена! В результате спасен самолет, все остались живы, и сработал русский авось.

Веселовский

А.Веселовский. Нью-Йорк. Переговоры со злейшим врагом.

Сегодня вся западная пресса обсуждает сенсационную новость. На закрытом совещании в Белом доме принято решение вступить в переговоры с афганскими талибами, о невозможности переговоров с которыми Вашингтон жёстко заявлял и при бывшем, и при нынешнем президентах.
Все последние годы американцы тратили на операцию в Афганистане огромные деньги и отправляли туда все больше солдат. Но после очередной неудачной операции стало ясно: надежды подавить талибов силой тают. И теперь вопрос лишь в том, на каких условиях вести переговоры с врагом.

Барак Обама не раз объявлял, что намерен покончить с войной в Афганистане. Но до сих пор конец войны в Белом доме связывали лишь с разгромом движения «Талибан». Теперь же выясняется, что США готовы к мирным переговорам с талибами. Конкретных предложений пока нет, но даже то, что об этом заговорили на высшем уровне, уже многое значит.
О талибах в США еще недавно говорили либо плохо, либо вообще ничего. Война в Афганистане не самая популярная тема среди американцев. Она длится уже почти 9,5 лет, но ощутимых результатов достичь там так и не удалось. Поэтому симптоматично, что разговоры о мире вспыхнули в Вашингтоне как раз после окончания крупнейшей с 2001 года операции против талибов в провинции Гильменд. В ней участвовали 15000 солдат международной коалиции, и считалось, что по базам талибов будет нанесен сокрушительный удар. Однако, по оценкам многих экспертов, этого не произошло.
Алексей Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги, профессор МГИВО МИД РФ: «Военную победу там одержать невозможно. Постоянная гражданская война грозит не только всему Афганистану, но и вообще всему миру. А талибы непобедимы, и это доказано на протяжении многих лет. Поэтому так или иначе идти на переговоры надо».
Возможно, у США просто нет выхода, кроме как идти на переговоры. С одной стороны — военные неудачи, с другой — вероятность остаться вне афганской политики после июля 2011 года, когда Обама обещал вывести войска.
Президент Афганистана Хамид Карзай, опасаясь оказаться один на один с талибами после ухода американцев, уже несколько месяцев ведет тайные переговоры с талибами. Пан Ги Мун, генсек ООН, тоже говорит о мирном диалоге и готов посредничать. Если Вашингтон не возьмет процесс в собственные руки сейчас, то он рискует упустить страну. А это уже и внешнеполитическое поражение.
Поэтому если несколько дней назад о возможности переговоров ходили лишь слухи, то вчерашний разговор Барака Обамы и Хамида Карзая о необходимости переговоров с талибами скрывать уже не стали.
Впрочем, США, да и другие участники коалиции не делали особого секрета, когда пытались переманить на сторону нынешнего афганского правительства умеренных талибов, щедро предлагая им экономическую помощь. Итальянские войска даже приплачивали талибам за то, чтобы те на них не нападали. Но это все же были отдельные случаи, и тогда договаривались с командирами средней руки. Сейчас придется иметь дело с руководством движения.
Алексей Малашенко: «Новая администрация Обамы начинает понимать, что нужно качественно менять политику. Да, это вынужденно, но это неизбежно. Если хотите, это какое-то оправдание той самой Нобелевской премии, которую Обама совсем недавно получил».
Положение США в Афганистане сейчас многим напоминает 1989 год, когда после 10 лет боевых действий СССР был вынужден пойти на мировую с моджахедами и вывести войска из страны.
Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем, в 1996–2001 гг. — начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ: «Геополитические интересы вторжения Советского Союза, ввода советских войск и вторжения американцев кардинально различны. А вот в тактике ведения действий много совпадений, конечно. Но ведь мы тоже так и не решились тогда пойти дальше более гибко в тактике ведения и боевых действий, и нашего присутствия».
Для США главное сейчас, на каких именно условиях заключать мир с талибами и как найти компромисс на переговорах. Ведь одно из требований «Талибана» — шариат на всей территории Афганистана.
Есть и еще одна немаловажная деталь. Как объяснить американскому обществу о необходимости мира с теми, кого девять лет в США называли не иначе как террористами?
Алексей Веселовский
Директор-корреспондент представительства НТВ в США (г. Нью-Йорк)

ФСКН

ФСКН РФ увеличивает штат своего представительства в Афганистане.

ФСКН РФ увеличивает штат своего представительства в Афганистане — Иванов
Кабул 17 мар РИА Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) России увеличивает штат своего представительства в Афганистане, заявил прибывший во вторник в афганскую столицу с официальным визитом директор ФСКН РФ Виктор Иванов.
Он выступил на совещании иностранного антинаркотического сообщества Афганистана (Foreign antinarcotics community (FANC), состоявшемся в посольстве РФ в Кабуле. В совещании приняли участие представители антинаркотических и полицейских ведомств ряда зарубежных государств, ООН, международных организаций, а также международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF).
«Наркоситуация в Российской Федерации достаточно сложная, она требует незамедлительных решений, причем как в самой России, так и в рамках международного сотрудничества. Сегодня я привез с собой в Кабул двух новых своих представителей, которые будут работать в Афганистане заместителями нашего официального представителя Алексея Милованова», — сказал Иванов, выступая с докладом перед участниками мероприятия. По словам директора ФСКН РФ, увеличение штата представительства в ИРА послужит делу укрепления сотрудничества, как с афганскими партнерами, так и со всеми иностранными специалистами.

«Буквально неделю назад — 9 и 10 марта я был в Вене на 53-й сессии Комиссии по наркотическим средствам. Проблема наркопроизводства в Афганистане также достаточно громко звучала и с трибуны Организации Объединенных Наций. В минувшем году мы приняли несколько важных на наш взгляд решений, которые позволяют консолидировать международное сотрудничество в этом направлении», — сказал Иванов.

По словам директора ФСКН РФ, «ровно год назад министр иностранных дел России Лавров по поручению правительства России подписал в Кабуле соглашение об антинаркотическом сотрудничестве с Афганистаном».

«Осенью минувшего года я также подписал в Москве соглашение между Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков России и министерством по борьбе с наркотиками Афганистана. В июле прошлого года решением президентов России и США Дмитрия Медведева и Барака Обамы была создана двусторонняя президентская комиссия, в рамках которой создана группа по борьбе с наркотиками. Сопредседателями этой группы с российской стороны являлись ваш покорный слуга и высокопоставленный сотрудник администрации США господин Кирляковский. Наши встречи в Вашингтоне и Москве, а на прошлой неделе и в Вене, позволили выработать формат нашего сотрудничества с США, в том числе по наркоугрозе, исходящей из Афганистана», — сказал Иванов.

По его словам, «мы все согласились — и международное сообщество в рамках Организации Объединенных Наций, имея в виду последнее заседание Совета Безопасности ООН, и комиссия по наркотическим средствам, что уровень наркопроизводства в Афганистане остается очень высоким».

«Такое масштабное производство наркотиков давно уже вышло за масштабы одного государства и породило глобальный наркотрафик», — подчеркнул Иванов.

«Традиционно мы анализируем и рассматриваем три глобальных направления наркотрафика — это так называемый балканский маршрут в страны Европейского Союза, южный маршрут — через Пакистан и Индию по океану по всему миру и северный маршрут через страны Средней Азии в Россию. Насколько пропорционально распределяются эти наркотрафики можно дискутировать, но, думаю, что будет небольшой ошибкой, если в целом мы определим это поровну по всем трем направлениям», — добавил глава ФСКН РФ.

Он посетовал на то, что проблема, в которой оказались антинаркотические ведомства, проводящие в Исламской Республике на основании мандата ООН операцию по стабилизации ситуации, не может быть решена без решительных мер по ликвидации наркопроизводства именно внутри Афганистана.

«Наркопроизводство, которое мы оцениваем примерно в 65 миллиардов долларов, дает гигантский ресурс террористическим и экстремистским организациям по поставкам оружия, взрывчатых веществ, проведения операций против мирового сообщества», — отметил Иванов.

«…Глобальные наркотрафики оказывают геополитическое влияние как на страны, через которые осуществляется транзит наркотиков, так и на государства, где их потребляют. Проходя по территории государств, наркотрафик содействует дестабилизации ситуации, росту преступности, коррумпированности. Кроме того, в наркотрафик вовлекаются организации, которые сами по себе начинают приобретать экстремистскую или террористическую направленность, как это было в случае с Исламским движением Узбекистана (ИДУ) или «Хезб ут-Тахрир», — подчеркнул глава ФСКН РФ.

«Если говорить о ситуации с наркопроизводством вкупе с антитеррористической операцией, то одно от другого отделить просто невозможно. Поэтому мы можем здесь и дальше безуспешно проводить свои операции, которыми занимаемся уже девятый год. Если мы не предпримем решительных мер по уничтожению наркопроизводства, реального продвижения вперед нам не достигнуть. Я разговаривал со своими зарубежными партнерами, которые проводили оценку того, как влияют на ситуацию деньги, получаемые от реализации наркотиков. По сути, создаются мощные анонимные источники политической власти, источники силы, поскольку люди, которые вовлечены в это, имеют гигантские деньги, управляемые нелегальные сети, и которые сами уже становятся проповедниками терроризма, то есть достижения своих целей военным путем», — отметил Иванов

Согласно докладам ООН, производство опиатов в Афганистане уже убило свыше одного миллиона человек и еще 16 миллионов человек потерпели моральный, физический и иной ущерб от транзита наркотиков.

«Говоря об Афганистане, мы видим, что … наркоситуация в стране вызвала значительное число беженцев из Исламской Республики. По сути, это можно расценивать как гуманитарную катастрофу, поскольку четыре миллиона афганцев сейчас вынуждены проживать за пределами страны. Бедственное положение этих людей позволяет наркобаронам рекрутировать из их числа людей для развозки наркотиков по всему миру», — сказал глава ФСКН РФ.

«Координационному совету по оказанию помощи Афганистану под председательством миссии UNAMA на наш взгляд необходимо усилить работу… Резолюция СБ ООН 1267, которая прямо говорит об увязке решения проблем терроризма с наркотиками, как раз указывает на необходимость более эффективной работы. Уничтожение наркопосевов в соответствии с решением, содержащимся в политической декларации ГА ООН, является политическим императивом», — отметил докладчик.

По словам главы российского антинаркотического ведомства, «сейчас раздаются голоса, что надо, дескать отказаться от уничтожения посевов опийного мака, сосредоточив все усилия на борьбе с контрабандой, наркотрафиком, уничтожении инфраструктуры». «Но нельзя отказываться и от самого уничтожения, так как решение об этом уже одобрено всеми странами», — подчеркнул он.

Иванов подчеркнул, что большое значение в борьбе с наркоугрозой имеет международное сотрудничество по обмену оперативной и разведывательной информацией. При этом, по его словам, «здесь должно быть больше открытости, доверия и транспарентности».

«Мы передали около 10 объектов оперативной заинтересованности американской стороне, примерно столько же они передали нам для организации совместной работы. Мы сейчас планируем модельные контролируемые поставки наркотиков из Афганистана для того, чтобы отследить специфику наркотрафика в Россию», — информировал Иванов.

Обращаясь к своим афганским коллегам, директор ФСКН отметил, что «очевидно, есть смысл создать оперативные группы в составе афганских министерств, а также наших, чтобы люди знали друг друга и уже более предметно обменивались информацией».

«Думаю, что нечто подобное можно создать и в рамках нашего неформального антинаркотического сообщества», — сказал Иванов

Глава российского антинаркотического ведомства предложил участникам совещания «теснее координировать усилия, улучшать обмен оперативной информацией, выработать регламенты работы в Афганистане и за его пределами по борьбе с наркотрафиком».

Говоря конкретно о России, Иванов отметил, что 90% российских наркобольных «подсели» как раз на афганские опиаты.

«С точки зрения полицейских усилий мы за минувший год в России предъявили уголовные обвинения 120 тысячам человек. Если говорить о судебных решениях, то каждое четвертое из них касается незаконного оборота наркотиков. За год мы провели операции и пресекли 10 тысяч оптовых поставок героина в Россию. В целом объем российского наркорынка с точки зрения разовых доз мы оцениваем в пять миллиардов», — сказал глава ФСКН.

К сожалению, отметил он, в наркотрафик все больше втягиваются страны Центральной Азии — Таджикистан, Киргизия, где население, не имея достойной занятости, все больше рекрутируется в наркоторговлю и наркотрафик.

«Мы видим также, что и в странах Евросоюза нарастает проблема наркотиков, и сейчас ЕС разрабатывает новую стратегию в отношении Афганистана. В Европейской коллегии меня информировали, что первенство в торговле наркотиками сейчас переходит от турецких преступных группировок к косоварам», — сказал Иванов.

Заявление головы клуба выпускников ВИИЯ-Киев Булава Д.Бородинова, З-73.

Товарищи!
Меня покритиковали за то, что не продвигается Наш проект Память-Афган (возложение венков на могилы Наших погибших на годовщину их гибели, помощь близким в уходе за могилой).
Дорошенко Сергей Васильевич, погиб 26 марта 1982 года, похоронен в г.Сумы.
Татур Георгий Анатольевич, погиб 13 апреля 1981 года, похоронен в г.Черкассы.
Сенев Богдан Степанович, погиб 17 июля 1983 года, похоронен в с. Диброва Рогатинского района Ивано-Франковской области.

1. Я нашел контакты школы, в которой учился Богдан Сенев, и связался с директором школы с.Диброва Корман Марией Ивановной (это сейчас начальная школа, всего четыре ученика). Проинформировал её о том, что в Институте открыта мемориальная доска с именами погибших в Афганистане. Она сказала, что мать Богдана живет в Ивано-Франковске, но летом бывает в Диброво. Также есть сестра Богдана. Думаю, что нам надо связаться с афганцами Ивано-Франковска, и провести возложение венков совместно с ними 17 июля (может быть, и с участием представителей местных властей). К этому направлению проекта присоединился Виталий Муравьев З-84, уже заявил о поддержке Юрий Шаврин З-86 (у). Кстати, Диброво находится в 50 км и от Ивано-Франковска, и от Тернополя (между ними) – может быть, и тернопольские афганцы поучаствуют? С Марией Ивановной мы договорились созвониться через неделю,она за это время постарается поговорить с родственниками Богдана Сенева.
2. С Сумами связаться пока не удалось, до 26 марта можно попытаться через военкомат и сумскую организацию афганцев выяснить место захоронения Сергея Дорошенко, и сведения о родственниках. Виктор Лелека, давай продвинем дело, а кто может помочь с телефонами сумских афганцев и военкомата, помогите.
3. Дата гибели Гергия Татура 13 апреля – не за горами. По Черкассам надо выяснить то же, что и по Сумам.
Какие будут предложения?
Verbum et Factum
Дмитрий Бородинов З-73 (Вассилич)
тел. 8 096 578 03 68

Маракушин С.Л.

Скончался Маракушин Сергей Леонидович, З-87у.

Мл. Лейтенант С прискорбием извещаем, что сегодня ранним утром из ОАЭ пришло сообщение о смерти нашего товарища, коллеги, однокурсника Сергея Маракушина. У Сергея остался сын и жена, которые живут в Объединенных Арабских Эмиратах, там где работал Сергей в качестве переводчика. Причина смерти-инсульт, который случился 5 марта. После чего Сергей был госпитализирован. Неделю находился в коме. Ему сделали операцию, но увы… врачи оказались бессильны. Он ушел от нас 14 марта.
Совсем недавно 3 января Сергей отметил свои 49 лет, был полон сил и энергии. Строил планы на дальнейшую работу и жизнь. Его сын поступил учиться в местный институт.
Сергей до последних дней оставался верным нашей профессии переводчика. За плечами у него было два Афгана (81-83 и 87-88), служба в Воздушно-десантных войсках. Работал в Ираке, Эфиопии. Он был хорошим отцом и мужем. Светлая ему память.

Учхоз под Гатчиной.

УЦ С-300 (п.Учхоз,под Гатчиной)
Январь-февраль 2000г. Ждем приезда греков на обучение на комплексе С-300(натовцы!). До этого комплекс закупили греческие киприоты, успешно закончили курс и стали его эксплуатировать. Но турки (в т.ч. турецкие киприоты) очень сильно возражали против этого. Тогда греки-киприоты передают его грекам, они размещают его у себя (на островах Эгейского моря), и греки приезжают на обучение в п. Учхоз. Как обычно, нагнали в УЦ кучу военных переводчиков английского языка (первого,второго) отовсюду (меня в том числе и меня из Академии Тыла и Транспорта, СПБ), греческих-то не найти (язык редкий, как например, пушту:-))). Готовимся к их приезду, изучаем техническую документацию. Надо сказать, что там сплошь была высшая математика и,наверное, кибернетика:-)). Тут к нам подходит местный особист УЦ и задает вопрос на засыпку: а что, товарищи переводчики, привезли вы с собой для меня справки о допуске к работе с секретными документами по форме такой-то. Мы — ему,ну мы вообще-то действующие офицеры российской армии,и допуск уж по минимальной 3-ей форме у нас автоматом имеется. А он нам, оно конечно так, но справку из своих частей извольте привезьти. Тут я не выдержал и спросил его, уважаемый, а у греческих натовских офицеров и прапорщиков, что приехали обучаться на комплексе ПВО С-300, вы не будете требовать справки о допуске к работе с секретными документами комплекса С-300. Он мне говорит- у них, конечно, нет, а вы, господа военные переводчики, извольте, привезти мне эти справки. Из новейшей истории российской армии, однако,:-)). А потом греки вообще приехали со своими переводчиками (бывшими гражданами СНГ!, в основном женского пола).
О.Иванченко, В-80.