Патрушев

Заявление Совбеза РФ в преддверии 21 годовщины вывода войск из Афганистана.

Россия не будет принимать участие в военных операциях коалиционных сил в Афганистане, подтвердил РИА Новости во вторник секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев, комментируя сообщения СМИ о призывах официальных лиц НАТО к Москве принять участие в военных операциях в Афганистане.
«Мы выступаем категорически против участия наших военных в операциях в Афганистане. Ключ к решению афганской проблемы лежит не в военной, а в мирной плоскости», — сказал Патрушев.
По его словам, в качестве альтернативы военной помощи Россия могла бы рассмотреть вопрос о разрешении на перемещение военных грузов коалиционных сил по своей территории.
«Кроме того, мы готовы обучать афганских специалистов в учебных заведениях России, в том числе в области борьбы с распространением наркоугрозы», — сказал Патрушев.
По его словам, обстановка с распространением наркотиков в этой стране, к сожалению, только ухудшается. С 2004 года, с момента ввода коалиционных сил в Афганистан, производство наркотиков в Афганистане увеличилось в 40 раз.
«Россия же заинтересована в том, чтобы обстановка в этой стране была стабильной», — сказал Патрушев.
При этом он также подтвердил готовность России восстанавливать объекты народного хозяйства Афганистана, а также поставлять Вооруженным силам этой страны оружие и военную технику.
Выступая в тот же день на пресс-конференции в РИА Новости, Патрушев заявил о готовности России участвовать также в подготовке кадров для афганской армии.
«Кроме того, мы готовы участвовать в экономических проектах, которые будут оплачиваться международным организациями», — сказал глава Совбеза, еще раз напомнив, что Советский Союз принимал участие в финансировании экономики Афганистана, Россия списала 10 миллиардов долларов.
Патрушев еще раз обратил внимание на необходимость активизации борьбы против угрозы распространения наркотиков. «Мы заинтересованы в том, чтобы эта борьба имела в Афганистане успех», — сказал он. В то же время он выразил, что коалиционные силы не достигли больших успехов в этом направлении в Афганистане. «Нам бы хотелось, чтобы борьба в этом направлении велась более эффективно», — заявил Патрушев.

обложка фильма

Фильм о ВИИЯ «Перевод-дело тонкое» доступен каждому!

Уважаемые коллеги и читатели сайта! Всем кому интересна история Военного института, его вклад в афганскую войну, кто хочет узнать о том где готовят военных переводчиков и познакомиться с мнением и воспоминаниями выпускников ВИИЯ, а также увидеть документальные кадры, снятые нашими выпускниками в Афганистане, можете заказать диск с фильмом Е.Логинова «Перевод-дело тонкое» по цене 250 рублей. Контактный номер: 89037793118, e-mail: el@vkimo.com

Новости на языке дари.

Уважаемые читатели,
По договоренности с РИА «Новости» мы открываем для посетителей сайта возможность читать новости на персидском языке. Руководитель персидской службы новостей и выпускник восточного факультета ВИИЯ 1976 года Рушан Мустафин благословил это событие. Все новости на дари читайте здесь: новости на языке Дари

Пиков

Информационно-психологическое противоборство в условиях Афганистана (1979 – 1989 г.г.)

Уважаемые читатели,
Представляем вашему вниманию новую работу нашего выпускника Николая Пикова.
Н.И.Пиков-выпускник факультета спецпропаганды 1974 г. и бывший преподаватель кафедры СВЯ ВКИМО подготовил к изданию очередную книгу «ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО В УСЛОВИЯХ АФГАНИСТАНА» (1979 – 1989 г.г.).
Наши читатели могут прочесть эту книгу, любезно предоставленную автором, на нашем сайте. Скачивайте здесь: Н.Пиков

Красный Крест

Требуются переводчики для работы в Международном Комитете Красного Креста.

Уважаемые коллеги!
К нам обратился представитель Международного Комитета Красного Креста с просьбой оказать содействие в поиске переводчиков с языков пушту, дари, урду, хинди на английский.
Критерии отбора:
— идеальный возраст-25-45 лет;
— готовность подписать контракт на 12 месяцев;
— высшее образование или двух-летний опыт работы;
— водительское удостоверение, вождение авто с механической КПП;
— полное владение компьютером и IT инструментами.
Место работы в пунктах базирования МККК:
— Афганистан — Кабул, Герат, Кандагар, Джелаллабад и др.
— Пакистан — Кветта, Пешавар, Исламабад и др.
Ознакомиться о деятельностью МККК можно на сайте: www.icrc.org, а также здесь: информация о МККК
Критерии отбора кандидатов можно прочесть здесь: Критерии
Все желающие могут присылать свои резюме на английском языке по адресу: elloginov@gmail.com или
представителю МККК: ooskin2010@gmail.com

interpretation

Выше знамя переводчиков! Переводчики усих краин едняйтесь!

Уважаемые коллеги и посетители сайта, сегодняшняя Financial Times напечатала письмо Б.Кремера из Швейцарии, где правдиво говорится о роли переводчиков, наводящих мосты в культурном разрыве народов. Прочтите!
Всех неравнодушных прошу высказаться на эту тему.
Е.Логинов

Interpreters help bridge cultural gap
Published: February 5 2010 02:00
From Mr Benoît Kremer.
Sir, The International Association of Conference Interpreters (AIIC) endorses entirely the main thrust of your article «A matter of interpretation» (February 2). Only professional interpreters can help overcome language barriers and contribute to smooth international and intercultural communication. We also fully support the need for co-operation between customers and interpreters. We are, however, disappointed that the negative anecdotal evidence quoted conveys quite a different message.

Interpretation is never about word-for-word translation; it is about grasping the meaning and conveying it, respecting the grammatical, stylistic, linguistic features of the target language and the cultural references of the audience.
Professional services are rendered by interpreters who master their languages, have undergone intensive postgraduate training, understand fully the speech they translate, and abide by a strict code of ethics including absolute confidentiality.
The misunderstandings you quote were due to interpreters without the necessary professionalism, who thus failed to meet those requirements. For example, the interpreter who revealed information to your journalist should have sealed it in her memory for ever. Confidentiality is paramount.
People with different languages and cultures need interpreters to bridge the linguistic and cultural gap but speakers must adapt their speech to international communication.
Finding good interpreters does not have to be as arbitrary as your article implies.
Benoît Kremer,
President, AIIC,
Geneva, Switzerland
Full version of the article is below:
Telling colleagues to change the entire way they work is one of the hardest things a manager has to do. Saying it through an interpreter is even harder.
That was the task faced by Gaëlle Olivier, vice-president of communication at Axa Group, the French insurance company, when she was sent to Japan to shake up a struggling subsidiary. The local managers, she says, “urgently needed to change their product offer, revisit their investment strategy and become more innovative and less hierarchical”. A tough message was made trickier to deliver by the lack of a common language.
Ms Olivier is certainly not the only executive who has had to rely on interpreters to survive overseas. In spite of the advance of English as the working language of business, companies still need to converse in the local languages of their customers. And with the opening of consumer markets in regions such as China, India and eastern Europe, the shopping list of languages that businesses must master is lengthening all the time, often outstripping their capacity to build multilingual workforces. But can managers who use interpreters be sure that what their audience hears is what they really intended to say?
Businesses that need interpretation services continuously often employ their own in-house team. This was the set-up that supported Ms Olivier. More occasional users normally hire from agencies to avoid the expense of fixed overheads. The downside is that while hired interpreters may be good linguists, they do not know your business as a company insider does and they may not follow your jargon.
How to avoid garbled communication
● Get recommendations. Anyone can call themselves an interpreter, cautions Ms Sebastian of AstraZeneca. “Talk to other businesses and get their recommendations.”
● Insist on the right personality. How your interpreter comes over as a person will affect how your company is seen, says Mr Cartledge of Benoy. Find an interpreter who suits your culture and who can project the personality of your brand.
● Look for interpreters with experience who have worked in your industry.
● Provide background information in good time. Interpreting is a difficult and demanding job. Clients who fail to provide speeches, agendas and presentations create unnecessary problems for themselves, says Mr Bennett from London Translations.
● Use simple language and steer clear of jokes.
● Don’t rely on the other side to provide interpretation for the meeting, says Mr Cartledge. If their interpreter isn’t up to the job and misrepresents you, your business will lose out.
● Don’t assume the other side has only one interpreter. Other members of the team may speak English too, although they might not reveal it. So, watch what you say in the cloakroom.
Graham Cartledge, chairman of Benoy, an international architectural practice based in Britain, believes hiring an interpreter who knew more about French literature than the building industry, lost his company a project when it first began to expand abroad. During the pitch for the work, Mr Cartledge tabled a design. He thought of it as the starting point for discussion, but the interpreter’s delivery gave the client the impression that the plan was already fixed. “There was none of the give and take of chatting freely in your own language,” Mr Cartledge recalls. “I think it cost us the business.”
Hiring the cheapest interpreters may well land you in trouble, but hiring highly qualified linguists does not guarantee a hitch-free outcome either. As Benoy discovered to its cost, interpreters need to be close to the subject matter as well as competent linguistically. And just because someone has professional letters after their name does not necessarily mean they are the best choice for the job.

“Someone who is fresh out of school may not be as good as someone with no qualifications and years of experience,” says Birte Sebastian, a communications director at AstraZeneca, the pharmaceuticals company, in Japan. “If you are hiring interpreters, my advice is to talk to other businesses and to get recommendations.”

Culture plays a huge part in the success or failure of interpretation, because the cultural assumptions that come bundled with words may literally not translate. Ms Olivier was sometimes told that a task would be “muzukashii”. Her interpreter translated this as “difficult”, which Ms Olivier took to mean tough but do-able. Only when her team repeatedly missed deadlines did she begin to understand that muzukashii is a cultural euphemism for saying “It is impossible and we cannot do it”.

Misunderstandings prompt the question of whether it is better to work with interpreters who translate word for word or with those who sacrifice literal accuracy to get across the spirit of what is being said. Ms Olivier, who has since learned Japanese, prefers the literal approach. She believes that relying on the interpreter’s potted version is risky and makes you even more of an outsider. “If you are living in a country, it is important to make yourself knowledgeable about its culture,” she adds.

The power dynamic between speaker, interpreter and listener presents another set of challenges. Ms Sebastian has spent 20 years working for western companies in Asia. She says executives who are unused to interpreters often make the mistake of looking at the interpreter instead of building a rapport with their opposite number through eye contact.

Allowing the interpreter to pre-empt what you say is another mistake. “No matter how short or simple the answer is, it is not up to the interpreter to respond for you,” Ms Sebastian cautions. “If you allow it to happen, you will lose face.”

Safeguarding confidentiality is also important. Interpreters engaged for commercial work see and hear things that have the potential to damage their clients. Peter Bennett, managing director of London Translations, advises clients to sign confidentiality agreements with the agencies they employ and to check that the agencies themselves have confidentiality agreements with their interpreters.

Josephine Bacon interpreted for British Rail in its negotiations with the French and Belgian rail operators over the construction of the Channel Tunnel. Occasionally, the talks became fraught and she found herself translating insults. “There were people on the point of walking out,” she recalls. “On one occasion, one side accused the other of running an unsafe railway, which is just about the rudest thing you can say to someone who works in the railways.” Had she talked publicly about the rows at the time, the media would have had a field-day.

Could businesses do more to ensure that interpreted meetings go smoothly? Ms Sebastian says corporations often sabotage their events by not briefing their interpreters. “Familiarising the interpreter with the layout of the room, sharing the agenda and the objectives of the meeting with them, all these things can make a tremendous difference,” she says.

Humour introduces another pitfall for the unwary presenter, because so much of it relies on word play and cultural knowledge. Having witnessed the death of countless jokes in translation, seasoned presenters advise speakers to save themselves and their audience red faces by giving gags a miss. Some years ago, a group of Japanese businessmen was said to be bemused when Tony Blair, then prime minister, announced to them that he would go “The Full Monty” to push through his reforms. If you have a funny quip that you really want to use, says Ms Sebastian, at least take the precaution of confirming with your interpreters that the punch line will travel. “If the answer is no, just don’t go there,” she says.

In the rush of relief that follows a tense meeting, even the most cringe-making gaffes can seem comic. Whether they raise a laugh the next day may depend on whether the client saw the funny side too – and whether you walked away with the contract.

Kandaghar

Прототип главного героя фильма «Кандагар» летчик Шарпатов не был приглашен на премьеру

ТЮМЕНЬ, 4 фев — РИА Новости, Александр Пересторонин. Прототип главного героя фильма «Кандагар» Владимир Шарпатов не был приглашен даже на премьеру кинокартины, которая состоялась 1 февраля в московском кинотеатре «Октябрь». Сегодня картина, основанная на реальных событиях пятнадцатилетней давности, рассказывает о судьбе российских летчиков, оказавшихся в плену в Афганистане, выходит в широкий прокат.
Экипаж российского Ил-76 провел в плену у талибов более года и сумел бежать на самолете.
ОСТАЛСЯ НЕ У ДЕЛ
«Я две недели был консультантом этого фильма. Ко мне в Тюмень приехал режиссер Андрей Кавун, ему я рассказал, как попал в плен, как мы спаслись. Передал ему ксерокопии дневников, которые вел в Афганистане в плену», — рассказал РИА Новости Владимир Шарпатов.
Шарпатов Владимир Ильич — пилот самолета Ил-76 акционерной авиационной компании «Аэростан» Республики Татарстан, командир экипажа.
«В Москве Кавун писал сценарий, добыл денег и стал снимать фильм. Фильм снимался в Марокко, меня туда не приглашали. Был в Москве, где делали кадры в кабине самолета. Они сделали макет кабины самолета, а я объяснял им техническую сторону дела. В основном консультировал по вопросам управления системами самолета, какие команды даются, как должен себя вести экипаж. С ними жил две недели», — отметил собеседник агентства.
«Меня обещали пригласить на премьеру в Москву, но почему-то забыли. Это дело их совести», — сказал пилот. Сам он пойдет смотреть фильм в субботу, состоится и встреча со зрителями.
ПЛЕН
Самолет Ил-76 (бортовой номер RA-76842) акционерной авиационной компании «Аэростан» 2 августа 1995 года выполнял транспортный рейс из Арабских Эмиратов в Баграм (Северный Афганистан). Во время пролета над территорий Афганистана, контролируемой исламским движением «Талибан», самолет под угрозой открытия огня был посажен на аэродроме в Кандагаре. Летчики провели в плену у «талибов» больше года — 378 дней.
«Кормили нас «погано». К нам никого не пускали, приходили к нам муллы, говорили, чтобы мы приняли ислам. Мы отказались, но выучили несколько молитв», — рассказал Шарпатов.
«Мы не знали, что будет завтра, жили неизвестностью. Самый страшный день в плену, это когда однажды ночью охранники разбудили нас и посадили в автобус. Я уже решил, что нас везут на расстрел. Оказалось, что нас хотели перепрятать, так как в российских СМИ появилась информация, что военные готовят операцию по нашему освобождению», — сказал собеседник агентства.
По словам пилота, Татарстан их не бросил. «Шаймиев (президент Татарстана Минтимер Шаймиев) присылал к нам своего представителя Тимура Акулова, который пытался уговорить их, соблазнить на запчасти к вертолетам, но они отказывались нас отпускать. Тимур привозил нам письма и газеты, и мы, соответственно, своим родственникам отправляли письма», — сказал командир экипажа.
Усилия дипломатов и посредников по освобождению российского экипажа успехов не имели. Удалось добиться только разрешения на переписку и отдельных встреч с летчиками, в ходе которых удалось спланировать и подготовить побег.
«Каждый день я думал о побеге и буквально через десять дней плена предложил экипажу сбежать. Несколько членов экипажа сначала приняли мое предложение в штыки, но затем меня все поддержали и мы совершили побег», — сказал Шарпатов.
ПОБЕГ
Пилотам пришлось убедить талибов, что самолет требует технического обслуживания.
«Мы увидели их интерес к самолету, стали убеждать, что надо делать техническое обслуживание самолету, иначе летать не будет. Со временем талибам разъяснили, какова ценность захваченного ими «Ила». Что он требует регулярного технического обслуживания. Силами экипажа. В полном составе», — рассказал собеседник агентства.
По его словам, первый раз — 10 июля 1996 года — побег не удался. «А 16 августа мы воспользовались моментом, когда они почти все ушли молиться, оставив трех автоматчиков. Вот тогда мы и рванули», — сказал Шарпатов.
16 августа 1996 года во время очередной профилактики самолета, простоявшего почти год без техобслуживания, экипаж совершил дерзкий побег.
Командир корабля Шарпатов, прогревая поочередно двигатели, вывел их на взлетный режим и под огнем охраны поднял самолет в воздух. Чтобы обмануть преследователей, пилот направил машину не на север, в сторону России, а на запад. По согласованному с Ираном воздушному коридору Ил-76 совершил полуторачасовой перелет в Арабские Эмираты. В Шардже отважный экипаж уже встречали представители российского посольства.
НАГРАДА
Указом Президента Российской Федерации № 1225 от 22 августа 1996 года за героизм, мужество и стойкость, проявленные при освобождении из вынужденного пребывания на территории Афганистана Владимиру Ильичу Шарпатову присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда». Звезду Героя России пилоту вручил в Кремле премьер-министр Виктор Черномырдин.
Этим же указам высокое звание было присвоено второму пилоту Газинуру Хайруллину. Остальные члены экипажа: штурман Александр Здора, бортинженер Асхат Аббязов, ведущие инженеры Сергей Бутузов, Виктор Рязанов, бортрадист Юрий Вшивцев, награждены орденом Мужества.
ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
После возвращения из плена Шарпатов некоторое время продолжал работать в компании «Аэростан», но 1 декабря 1998 года был уволен «по сокращению штатов». Ему тогда было 58 лет, это не предельный возраст для летчика. Не добившись, даже через суд, восстановления на работе, он уехал в Тюмень.
По распоряжению губернатора Тюменской области Герою России выделили большую квартиру в центре города. В местной авиакомпании «Тюменьавиа» герой-летчик вновь сел за штурвал Ил-76. Были полеты в Турцию, Эмираты. Только в 62 года он ушел с летной работы. В настоящее время Шарпатов на пенсии. Ведет активную политическую жизнь.
Шарпатов — единственный Герой России, проживающий на территории Тюменской области.
«С тех пор прошло много времени, но по-прежнему мне снятся тревожные сны. Иногда мне снится, что я опять в плену…», — признался Шарпатов.

День вывода ОКСВ из Афганистана.

15 февраля исполняется 21 год со дня вывода советских войск из Афганистана. Традиционно это событие будет отмечаться повсеместно. В Москве также состоится ряд мероприятий. Самым массовым будет фестиваль «Солдаты России», который пройдет по инициативе Московского объединения организаций ветеранов локальных войн и военных конфликтов. Оно состоится 15 февраля во дворце спорта «Лужники».
Всем общественным организациям, желающим принять участие в мероприятии и получить пригласительные билеты, предлагается подать заявки согласно прилагаемой форме.заявка

А.Лях и Е.Лог.

Афганский вывод генерала Ляховского.

Трагедия и Доблесть. Правда или Вымысел.
3 февраля прошел памятный день Александра Антоновича Ляховского, известного писателя, исследователя и историка Афганской войны. Год назад, накануне юбилея 20-летия вывода войск из Афганистана его не стало.
Почтить его память собрались друзья и соратники генерала. Именно они главные персоны с их характерами и судьбами стали персонажами его знаменитых книг.
Словно сойдя со страниц, они собрались, чтобы вспомнить, и еще раз сказать слова признательности за труд, за подвиг, за талант генерал – майору Ляховскому Александру Антоновичу.
Приехали друзья –афганцы, представители МО РФ, спецслужб, общественности. Приехали читатели и почитатели. Вспоминали, рассказывали, молчали…
Первым читателем первой книги стал генерал — майор Соколов Владимир Сергеевич, нач.штаба 40-й армии 88-89 г. Первый и единственный экземпляр самиздата в 4 тома до сих пор он бережно хранит у себя.
Впервые правду о мусульманском батальоне сказал Ляховский, собрав воспоминания участников штурма Дворца Амина, — вспоминал Рустамходжа Турсункулов, командир взвода 1-й роты Мусбата.
Об исследовательском даре и таланте аналитика Александра Антоновича, о его прогнозе в геополитике, вспоминал генерал Чубаров Александр Сергеевич.
По словам председателя Философского дискуссионного Клуба «Война и Мир» Светланы Медведевой, книги Александра Антоновича явились тем самым пьедесталом, на который с честью и гордостью он поставил правдивую историю Афганской войны и Судьбы солдат и офицеров нашей армии.
presentationТрагедия и Доблесть. Правда или Вымысел. Афганский вывод генерал для себя сделал давно – служить Верой и Правдой. Верой – там на войне. Верой в свои идеалы, в свою армию, в своих товарищей.
Правдой – здесь, потом, в мирное время. Правдой об афганской войне стали его книги. Правдой кропотливого и честного исследования событий Афганской войны Советского Союза, правдой о чести и доблести солдат и офицеров, правдой и восстановлением исторической справедливости участников военных действий, защищающих интересы Отечества. Человек так правильно жил, и так красиво ушел.
И теперь, каждый год, отмечая события вывода войск из Афганистана, готовя памятные мероприятия к 15 февраля, мы вспомним Афганский Вывод Александра Ляховского. Думайте. Делайте свой вывод. Читайте книги.