Ушел из жизни Сидоров Евгений Владимирович – выпускник ВИИЯ 1971.

Друзья! Коллеги!

Научно-педагогическая школа Военного университета понесла тяжелую утрату! 22 февраля 2017 года на семидесятом году жизни скоропостижно скончался наш товарищ, друг, учитель – доктор филологических наук, профессор Евгений Владимирович Сидоров.

Евгений Владимирович Сидоров, выпускник ВИИЯ 1971 г., – известный ученый, педагог, переводчик. Евгений Владимирович – человек, которого все любили, которого ценили за его глубокий оригинальный ум, высочайший профессионализм, непревзойденный талант, доброе сердце, искреннюю дружбу. Он – человек, к которому многие шли за советом, помощью, поддержкой, и который для каждого находил мудрое слово, нередко становившееся началом большого творческого пути в науке или в жизни.

Влияние Евгения Владимировича Сидорова на развитие науки в Военном институте (затем – в Военном университете) трудно переоценить. В 1981 году молодой офицер-преподаватель, кандидат наук становится первым ученым секретарем только что созданного диссертационного совета по филологическим наукам при Военном институте иностранных языков, взвалив на себя всю работу по отработке документации совета, по практической подготовке соискателей к защите. Совет зажил активной творческой жизнью. Десятки ученых получили научную закалку в острых дискуссиях на заседаниях совета, всесторонняя объективная научная экспертиза стала характерным фирменным знаком совета.

Молодой ученый много работает, преподает, пишет научные статьи, разрабатывает учебные программы, создает учебники и учебные пособия, участвует в организации и проведении научных конференций. В 1987 г. Е.В. Сидоров становится начальником научного отдела Военного института, а в 1988 г. защищает докторскую диссертацию. 

Докторская диссертация своими идеями привлекает внимание научного мира и становится началом развития нового перспективного научного направления, получившего название «Школа коммуникативной лингвистики». После защиты докторской диссертации Е.В. Сидорову доверяют заведование ключевой общеуниверситетской кафедрой – кафедрой языкознания и литературы, которой он руководит в течение последующих одиннадцати лет. Эти годы вспоминают как годы творческого научного подъема кафедры. Кафедра пользуется большим профессиональным авторитетом, определяя теоретический научный уровень языковых кафедр университета. В 1990-е годы Школа коммуникативной лингвистики получает мощное и всестороннее теоретическое развитие. Е.В. Сидоров последовательно внедряет диалектический философский метод в анализ функциональной стороны языка, в опыт коммуникативной интерпретации текста. Многие ученые нового поколения увлеклись идеями коммуникативной лингвистики, продолжив их применение в различных областях современного языкознания – в лингвистике текста, психолингвистике, социолингвистике, лингвокультурологии, теории перевода, лингвориторике и т.д. В настоящее время Школа коммуникативной лингвистики Е.В. Сидорова – это десятки докторских и кандидатских диссертаций, множество теоретических монографий, сотни научных статей. Проблематика коммуникативной лингвистики во многом определяет тематическую направленность проводимой на протяжении последних десяти лет на базе Военного университета Международной научной конференции. Завершив военную карьеру в звании полковника, Е.В. Сидоров выходит на пенсию. Он продолжает активную научную и педагогическую деятельность. Его приглашают в различные ВУЗы столицы, где он читает лекции студентам и аспирантам по важнейшим направлениям современного языкознания (теория языка, история лингвистических учений, психолингвистика, теория коммуникации, теория перевода, семиотика, лингвокультурология). Не забывает Евгений Владимирович и свой любимый французский язык. Тонкий знаток языка, всесторонне подготовленный переводчик, он неустанно передавал свой опыт, свою любовь к языку молодому поколению преподавателей и переводчиков.

С особой теплотой вспоминают Евгения Владимировича в стенах Военного университета, в котором он проработал без малого пятьдесят лет. Диссертационный совет по филологическим наукам при Военном университете, членом которого он неизменно состоял все эти годы, в своей работе во многом ориентируется на теоретические идеи концепции коммуникативной лингвистики Е.В. Сидорова.

Везде, где появлялся и где работал Е.В. Сидоров, он обнаруживал свои яркие лидерские качества, увлекая начинающих ученых смелыми оригинальными научными идеями, молодых переводчиков – широчайшим знанием смысловых и стилистических тонкостей перевода, будущих преподавателей – глубоким пониманием органичной взаимосвязи внутренней структуры и культуры изучаемого языка. До последнего дня своей жизни Е.В. Сидоров не переставал активно жить, трудиться, искать. Он был полон новых дальнейших творческих планов, которыми щедро делился со своими учениками и коллегами по кафедре, по совету. Евгений Владимирович Сидоров оставил глубокий, неизгладимый след в истории Военного университета.

Память об Евгении Владимировиче сохранится в наших сердцах.

Похороны состоятся 25 февраля на Котляковском кладбище в Москве. Прощание и отпевание состоится в 13.00 в церкви Успения Богородицы на Котляковском кладбище. См. схему проезда:  Москва, ул. Деловая, 21, стр. 1 Метро — Южная, Кантемировская, Царицыно. Телефон+7 495 325‑28-45

См. страницу Сидорова Е.В. в ВИИЯПЕДИИ:http://viiapedia.com/index.php/Сидоров_Евгений_Владимирович

Олег Блоцкий, С-87. Рассказ «Бахча» (Афганистан)

Разваренная пресная гречневая каша не лезла в горло, от баланды под кодовым названием «суп на м/б» — тошнило, ну, а на перловку Гришин вообще смотреть не мог. Такая хавка за полтора года службы осточертела, другой на оставшиеся полгода — не предвиделось.
Рядовой Гришин заходился в злобе и тоске. В полукилометре от полка, за колючей проволокой и минными полями, раскинулась афганская бахча.
Солдат смотрел на огромное поле с четырехугольным шалашиком в центре, и все гадал: как же ему дотянуться до бахчи? Близок локоть, да не укусишь. Гришин это прекрасно понимал. Как выйдешь, когда все вокруг охраняется? Да и страшно было. Не афганцев боялся солдат, а своих — офицеров. Заметят, поймают, накажут. Начхим точно свинцовыми кулаками грудную клетку вобьет в позвоночник. Короче говоря — сплошная безнадега.
Гришин смотрел на бахчу, затем вздыхал и плелся на пост, где на «зушке» — двуствольной спаренной зенитной установке — дежурил его друг.
Под маскировочной сетью сидели Гришин с земляком Ивантеевым, курили и разговаривали о наболевшем.
— Это западло какое-то, Серега, — жаловался Гришин товарищу. — Лето в разгаре. У духов арбузы, виноград, яблоки, дыни, груши — все, что душе угодно, а мы этими консервами давимся.
— Если бы консервами, — щурился от дыма Ивантеев. — Когда ты сгущенку видел? А в каше тушенка есть? То-то! Я сам чувствую — еще немного и листья с деревьев жрать начну. Слышь, я читал где-то, что в одной семье было малое дитя. И, значит, подходит оно к стенке и начинает лизать известку. Родители били ребенка, а он все равно языком по стенкам водит. Короче, предки стали следить за ним, всячески отгоняли от стенки, и малый умер.
— ???
— Не понял?
— Избили до смерти?
— Бестолочь ты! В организме у него этого, как его, тьфу ты черт, — Ивантеев взъерошил волосы, задумался, а потом хлопнул себя ладонью по лбу. — Во, вспомнил, калия не было. Организм требовал, поэтому дитя по стенам и ползало. А как родители запретили, так он и умер.
— А у меня витаминов не хватает, — загрустил Гришин. — Я тоже, наверное, скоро подохну. Слушай, когда ты последний раз арбуз точил?
Ивантеев бухнул с размаху, не задумываясь:
— Неделю назад.
Гришин выпучил глаза и посмотрел на друга так, словно ему уже завтра на дембель.
— Врешь!!!
Ивантеев ногтем большого пальца зацепил за передний зуб, поддел его, словно пытался выломать, а потом этим же ногтем резко чиркнул по горлу.
— На козла, — коротко сказал он.
— Вот это да!
— Димка-водитель с командирского бэтээра угостил. Они только-только из города приехали. Арбуз в бэтээре жрали и мне кусок отрезали. Я Димке когда-то классную дембельскую запонку на галстук выточил. Вот он и вспомнил.
— Везучие они. Ездят кругом. Что хотят — продают, что хотят — покупают. А тут сидишь день-деньской за колючей проволокой и никуда не выйти. Угораздило меня в химики попасть. Ни боевых, ни выездов, ни черта нет. Пайсу тоже не сделаешь. Окочурюсь я с такой житухи!
— Скорее ты на войне окочуришься, от пули, — справедливо заметил Ивантеев. — Радуйся, что жив-здоров. Сколько полк на последней операции потерял людей? А наш призыв возьми. Жорка без ноги, Юрик Бахтин — слепой, Колька-Мерседес подорвался на фугасе. Вообще ничего от него не собрали. Дряни всякой напихали в цинковый гроб, запаяли и домой отправили. А что делать было? Я подсчитал как-то: из нас, нашего призыва, из ста шестидесяти трех человек девять убито, четырнадцать калеки, сорок два ранены были. Я уже контуженных и всех тех, кто желтухами, тифами, амебиазами и прочей гадостью переболели, не считаю. Думаешь, инвалидом жить хорошо? Кому Юрик сейчас нужен? Он письмо прислал. Фиг разберешь. Буквы перекореженные — писал через какую-то картонку. Хреново, говорит, мужики. Блуждаю по дому, на углы натыкаюсь, никуда не выйти. С отчимом несколько раз дрался. Тот пьяный приходит — и на мать с кулаками. Юрик — защищать. Особо не помахаешься, когда ничего не видишь! — Ивантеев сплюнул. — Юрик просил Баклана к нему после дембеля заехать — помочь с отчимом разобраться. Но, говорит, я его, наверное, еще раньше прибью. Издевается он над Юриком, падла. Веревки в доме исподтишка вяжет, а Юрец через них падает. А ты говоришь! Я вот тоже на сопровождение колонн рвался. Лучше, думал, ездить, чем на одном месте сидеть. Время так быстрее летит. А как под Кабулом нашу колонну сожгли и мне ногу прострелили — никуда не хочу. Из госпиталя вышел — сюда посадили. Я сижу и не рыпаюсь. И ранение вроде не тяжелое, а ведь болит, собака. Иногда как схватит, так слезы из глаз. Не хочу, а они льются и льются, — Ивантеев скривился и закончил. — Так что, братан, сиди и не дергайся. Дома нахаваешься.
— Декабрь будет. Какие фрукты? Сдать бы что-нибудь и нажраться всего досыта, — размечтался вслух Гришин. — Ведь на третьем посту проход в минном поле есть?
— Есть, — подтвердил Ивантеев. — Туда по ночам афганцы приходят, мужики с поста им товар сдают. Пайсу делают хорошую. А то! Сгущенку, тушенку, муку, рис — все, что тащат им со склада или столовой, то они и продают. А потом делятся с теми, кто им все это приносил.
— Мне и сдать нечего. Что у нас сопрешь? Противогазы?
— Кто на что учился, — ухмыльнулся Ивантеев.
Гришин вяло пожал ему руку и побрел в казарму. Настроение было окончательно испорчено, и продолжать разговор не хотелось.
В расположении, лежа на кровати, думал солдат об арбузах. Ну, не смешно ли? Вокруг фруктов полным-полно, продаются они по дешевке, бачи ими обжираются, а они — весь полк — только слюну глотают.
Запрещено было русским покупать у афганцев фрукты. Везли их на машинах или перебрасывали на самолетах из Союза, но все равно ничего из этого до бойцов не доходило. А самим частям, чтобы что-то купить — ни-ни. Боялись, что подсунут отравленные фрукты. А как они подсунут? Если мужик с соседнего поля их продает, а сам живет рядом, и дом его тут же стоит, где детей орава. Разве будет он этим заниматься? Понимает прекрасно, что за такие шутки шурави-советские в порошок сотрут всю его семью, а от дома камня на камне не оставят. И потом, то ли он будет все это на базар таскать и там продавать по килограмму, то ли он сразу — оптом — все сдаст. Есть разница? Конечно, есть. А что касается денег, то их в полку полным-полно. Под ногами валяются. Какая свалка битых машин за автопарком! Переводчик Каримов рассказывал, что из кишлака афганцы приходили к командиру полка. Разговаривали о свалке. Предлагали два миллиона афошек, чтобы ее к себе перетащить. Бачи — они молодцы. Ребята говорят, что наши сожженные машины афганцы до болтика разбирают. Все у них в дело идет. А здесь такое богатство ржавеет!
Два миллиона! У Гришина перехватывало дыхание, и он судорожно начинал думать, что же на эти деньги можно купить. Выходило так много, что у солдата сдавливало грудь, и он отгонял от себя эти мысли. Еще бы! Видеомагнитофон стоит в дукане сто тысяч. Да за два миллиона всю долину, все поля, наверное, можно купить.
Но кто купит? Гришин прекрасно понимал, что никто не отважится продать этот металлолом: ни командир, ни его заместитель, ни начальник штаба. Дорого им эта сделка обойдется, если кто-нибудь их застучит. А то, что сделает это кто-нибудь, Гришин не сомневался. Зависть да жадность — подружки подлости, все втроем ходят, под ручку. Вон у них два прапора продали машину бензина, да деньги не поделили. Рассорились и в штаб друг на друга стуканули. В итоге — разбирательство, шум и суета.
Горы винограда и сочные, продолговатые арбузы вкупе с ароматными янтарными дынями постепенно исчезали в воображении Гришина и от этого казались ему еще желанней. Настолько, что если бы добрый волшебник на соседние кровати с одной стороны от Гришина положил девушку, а с другой — сочный, аппетитный арбуз, то солдат бы надолго задумался, что бы выбрать.
Представляете, до чего дошел Гришин? От девушки отказывается! Нет, вы не представляете — для того, чтобы это представить, надо вам было бы прослужить в Афгане ну хотя бы три месяца.
По ночам снилась Гришину бахча.
А за колючей проволокой наяву, а не во сне созревали огромные арбузы, уткнувшись огромными мордами в сухую землю.
Однажды после обеда пришел Гришин к Ивантееву. Настроен он был решительно.
— Ну его к дьяволу, Серега! Пойдем на бахчу.
— Каким образом?
— Да через третий пост, по проходу.
— Прямо сейчас?
— Конечно.
— А ты не того? — Ивантеев покрутил пальцем у виска. — Офицеры сцапают — умрешь, бегая в полной боевой выкладке по плацу.
— Сам ты того, — обиделся Гришин. — Что я, придурок, просто так дело предлагать? Я же все продумал. Сегодня в пять часов в клубе собрание офицеров и прапорщиков полка. Все до одного туда сползутся — это точно. Думаю, что не меньше часа будут заседать. Да мы за двадцать минут все сбацаем. Вещмешки с собой возьмем, гранаты на всякий случай — и всех делов.
Ивантеев задумался.
— А этот сторож-пацан?
Гришин захохотал.
— Да он же одноногий. Прыгает на своей деревяшке еле-еле. Что он нам сделает? А если подойдет, ругаться начнет, то дадим ему в тыкву, и все.
— Вообще-то можно, — неопределенно сказал Ивантеев.
— Не можно, а нужно, — напирал Гришин. — Вещмешки и гранаты я уже приготовил.
И в конце концов Ивантеев согласился.
В начале шестого, проинструктировав ребят на третьем посту и пообещав им парочку наиспелых арбузов, друзья подались на бахчу.
Солнце скатывалось за горы. Его лучи уже не испепеляли землю, а лишь скользили по ней.
Задыхаясь, солдаты подбежали к бахче и начали торопливо ворочать арбузы, выбирая самые спелые.
Вещмешки постепенно раздувались. Из шалашика выглянул смуглолицый парнишка, всмотрелся в солдат, а потом приветливо замахал рукой. Друзья переглянулись.
— Подойдем, что ли? — спросил Гришин.
— Давай.
Афганец торопливо скакал навстречу. Он радостно улыбался, показывая мелкие частые крысиные зубки. Протянул немытую руку, зацепился ею за крепкие мозолистые солдатские ладони. Приглашая, ткнул пальцем в сторону шалашика.
— Бийо. Унджа бийо. На тарс. Душман нист.
Слова «душман» и «нист» были друзьям знакомы. Гришин кивнул головой.
— Нист так нист. Пойдем, мужик.
«Мужик», как птица с перебитой лапой, запрыгал к шалашу. Солдаты посмотрели на пост, убедились, что знака тревоги нет, и зашагали за пацаном.
В шалаше уселись они на землю треугольником.
— Ангур бухо?
Ивантеев с Гришиным непонимающе переглянулись.
Парнишка потянулся к узелку, развязал его. Там оказались спелые большие грозди винограда.
— Ин ангур аст! — сказал афганец и вложил виноград в руки солдат.
Гришин угостил пацана «Охотой».
Не успел парнишка сделать несколько затяжек, как друзья выбросили пустые кисти.
— Хороший виноградик, — вздохнул Ивантеев. — Вот такого бы набрать.
Мальчишка, казалось, понял, о чем сказал солдат. Он вытащил сигарету изо рта и быстро заговорил, высовываясь из шалаша и указывая на два одиноких дувала, которые стояли почти у самого подножия гор. Расстояние до них — с километр.
— Дар унджа ангур бесийор зияд аст!
Парнишка широко разводил в стороны руки, надувал щеки и качал головой.
Друзья задумались.
— Сходим, что ли, — предложил Гришин. — Гулять так гулять! Я уже и винограда хочу.
Ивантеев посмотрел в сторону полка.
— А если заметят?
— Тоже верно, — согласился Гришин и повернулся к афганцу, — Понимаешь, бача, мы бы сходили, но нам нельзя. Командор, понимаешь, — Гришин ткнул пальцем в сторону вышек, а затем свел пальцы в кулак и ударил им несколько раз себя по челюсти, — голову оторвет. Сходи лучше ты. А мы тебя подождем здесь.
Гришин показал на пацана и задвигал двумя пальцами, будто шагает тот в сторону дувалов. Парнишка понял, вздохнул и так же выразительно показал на деревяшку.
— На ней много не набегаешь, — согласился Гришин.
Он посмотрел на Ивантеева.
— Сходим, что ли?
Афганец потянул Гришина за рукав, выполз из шалаша, показал на арык, который проходил рядом, и быстро заговорил.
— По арыку предлагает проскочить. Шарит, бача. Точно, он сейчас сухой.
Гришин вскочил с земли, захлопал по штанинам ладонями, отряхивая пыль.
— Давай сходим. Вещмешки здесь оставим. Виноград в майки собирать будем, узлом их с одной стороны свяжем.
Солдаты бросили взгляд на пост — по-прежнему все спокойно. И они, пригибаясь, побежали к арыку.
Гришин с Ивантеевым зашли за дувал и остолбенели: два бородатых афганца целились в них из автоматов. Пацан что-то радостно закричал за спинами солдат.
— Бежим! — всхрипнул Гришин и опрометью бросился за угол. Тенью метнулся за ним Ивантеев.
Одноногий, который стал калекой из-за советской противопехотной мины, пискнул и кинулся в ноги Гришину. Тот покатился по земле, судорожно вырывая из кармана гранату, затем дернул за кольцо и швырнул «эфку» за дувал. Взрыв.
Гришин вскочил, с силой вбил носок полусапога в ребра пацану и помчался к полку. Далеко впереди маячил Ивантеев, быстро перебирая ногами.
Услышав взрыв, на посту заволновались. Солдаты увидели, как по полю, спотыкаясь, бежали две фигурки. Они размахивали руками и не оглядывались.
Застучали прицельные автоматные очереди. Первым споткнулся и врезался в землю Ивантеев. Петляя, как заяц, мокрый и задыхающийся, к нему подбежал Гришин. Рванул за плечо, перевернул, заглянул в угасающие глаза друга.
— Серега, бача, как же это так? Сере…
Договорить он не смог. Пули пробили ему грудь и горло, сорвав напоследок кусок черепа на затылке. Мозг цвета горчицы каплями усеял спину солдата. Кровь хлынула на Ивантеева, и Гришин упал рядом с земляком, с силой ударяя ногами по земле. Вскоре и он затих.
Остервенело заработали «зушки» на постах, разбивая серые стены. Потом по дувалам била артиллерия. Танк, выползший из капонира на прямую наводку, бухал монотонно и однообразно. Стены строений вздувались пузырями пыли.
На следующее утро на трибуне стоял командир полка. Под ней — на старых плащ-палатках — тела Ивантеева и Гришина.
На плацу — общее построение полка.
Сначала говорил командир, потом замполит. Они рычали, матерились и грозили всеми карами тем, кто еще хоть раз попытается выбраться за пределы полка.
Затем они, казалось, забыли об убитых, и командир, как всегда, рявкнул в микрофон:
— К торжественному маршу! По-рот-но! Дистанция — двадцать метров! Управление прямо, остальные на-пра-во! Шагом марш!!!
Из динамиков грохнула бравурная, радостная музыка. Полк зашаркал ногами, зашагал по периметру. А вдоль трибуны уже рубили строевым шагом первые роты, повернув головы направо и вздернув подбородки. Командир стоял как чугунный и гавкал на тех, кто, по его мнению, недостаточно высоко поднимал ногу.

Вячеслав Бобров, З-87у Стихи воина-«афганца»

Жизнь изменилась, как ты ни крути.
Иных уж нет, а те – далече…
Но пройдено всего лишь полпути,
А раны и обиды – время лечит.

Мне память не мешает жить,
Награды — не являются обузой,
Но позволяют гордо заявить:
Служил Советскому Союзу!
_____________________
а теперь — хулиганское из 1987 года после ранения…)))

Я лежу в седьмой палате
И пытаюсь не смотреть
На сестричкин на халатик,
Что так хочет вниз слететь…
______________________
Растуманилось небо серое,
Да пошла волна сыро-мокрая
Наклонилися вётлы древние
Над глухой рекой, над Молчанкою…

Лес седой стоит над глухой рекой,
Даже лист резной не колышется.
Топи черные обрели покой,
Прорастают вновь младым вереском…

Ой берёзы вы, девы белые,
Сбросьте наземь днесь одеяния,
Наготой своей окунитесь вглубь
Неподвижного созерцания.

18.02.2017

Бобров В.А.

С Днем вывода Советских войск из Афганистана!

Уважаемые воины-интернационалисты, дорогие «афганцы»!

Сегодня во всей стране отмечают День воинов-интернационалистов. Это еще и день памяти и скорби. Несколько сотен выпускников ВИИЯ (ВКИМО) прошли через Афганистан и участвовали в других меньших по размаху войнах и военных конфликтах.

Война в Афганистане унесла жизни 15 выпускников нашего института, их имена выбиты на памятной доске в главном здании бывшего ВИИЯ. Более ста человек получили ранения во время боевых действий и скончались уже после вывода войск из Афганистана. Эхо той войны настигает нас и по сей день. Раны дают о себе знать, наши люди уходят…

Давайте сегодня помянем тех, кто не дожил до сегодняшнего дня.

Всем вам желаем здоровья и долгих лет жизни!

Евгений Логинов

Алексей Николаевич Алексахин, Восток 1970, завкафедрой МГИМО

Алексей Николаевич Алексахин — доктор филологических наук, профессор МГИМО МИД России (2004–2011 гг.), с августа 2011 г. — заведующий кафедрой китайского, вьетнамского, лаосского и тайского языков. Выпускник Военного института иностранных языков (ВИИЯ, 1970 г.). В разные годы учился, стажировался и работал в Наньянском университете (Сингапур), в адъюнктуре Военного института, Фуданьском университете (Шанхай), Шаньдунском университете (Цзинань), в докторантуре Военного института, в Институте языкознания Вьетнама (1991 г.). Кандидат филологических наук с 1981 г., доцент — с 1986 г., доктор филологических наук — с 1991 г., профессор — с 1995 г. А. Н. Алексахиным опубликованы более 120 научных и учебно-методических работ. Он участник всесоюзных, всероссийских и международных научных конференций, имеет многолетний опыт переводческой работы на переговорах разных уровней, включая правительственный. Полковник в отставке, советник государственной службы 2-го класса, награжден медалями СССР. По случаю 70-летия факультета международных отношений МГИМО 2 октября 2013 г. награжден медалью МГИМО–Университета «За заслуги». 27 октября 2015 г. ему присвоено звание «Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации». Преподает перевод и базовый курс китайского языка на факультетах международных отношений, международного права, международных экономических отношений и в Международном институте энергетической политики и дипломатии МГИМО. В 2013 г. прошел по конкурсу в состав экспертов РГНФ. Основные научные и учебно-методических труды и научные достижения А. Н. Алексахина Научные работы:

— Мэйсяньский диалект : (опыт фонетико-фонологического описания). Специальность 10.02.22 (языки народов зарубежных стран Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии) : дис. … канд. филол. наук / Академия наук СССР, Институт востоковедения. М., 1981.

— Фонологическая система китайского языка в сопоставительном аспекте : (на материале сравнения фонетико-фонологических систем пекинского, шанхайского, мэйсяньского диалектов и русского языка). Специальность 10.02.19 (теория языкознания) : дис. … д-ра филол. наук /Военный Краснознамнный институт, М., 1990. 

В диссертационных исследованиях разработано самостоятельное научно-практическое направление .Универсальная звукофонемная теория фонологических систем китайского языка путунхуа и китайских региональных языков (диалектов). (1981−1990) (см.: Алексахин А. Н. Теоретическая фонетика китайского языка : базовый курс теоретической фонетики современного китайского языка путунхуа. 2-е изд., испр. и доп. Допущено Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов педагогических вузов по специальности .иностранные языки.. М. : Восточная книга, 2011 ; Алексахин А. Н. Китайские фонологические системы в межцивилизационном контакте Востока и Запада = 东西方文明接触中的汉语普通话和汉语方言音位系统. М. : МГИМО–Университет, 2015).

В рамках данного направления научно обосновано положение о том, что всечеловеческое языковое единство подтверждается звукофонемной теорией китайского языка, которая включает китайские фонологические системы в общий глоттогонический процесс развития единого по своему существу языка человека:

— существующие и по умолчанию ис- пользуемые в практических пособиях слогофонемное и инициально-финальное представления звуковой системы китайского языка фактически выводят китайский язык за рамки сопоставимого описания с индоевропейскими языками; разработана теория материально-энергетического пространства речевого аппарата человека, единства и разграничения согласных и гласных звуков языка человека (1981−1991 гг.);

— обосновано положение о том, что имен- но СГ (согласно-гласная) коартикуляция произносительного аппарата человека говорящего, обладая огромными полифоническими возможностями, в каждом конкретном языке является ядерной производящей оппозицией, порождающей производные оппозиции левой подсистемы согласных фонем и правой подсистемы гласных фонем;

— разработана универсальная формула исчисления фонем в языках человека, что позволяет выявить общее и особенное во всех языках и, в частности, впервые научно и практически количественно соизмерить фонологические системы русского и китайского языка путунхуа:

Русский язык 35…1 < : 0 : < 1…6 Кит айский язык (п у т унху а ) 25…1 < : 0 : < 1…31

— впервые в России на основе результатов полевых и экспериментальных исследо- ваний описаны фонологические системы региональных китайских языков — хакка (кэцзя) и У;

— выявлено и обосновано наличие в южнокитайских фонологических системах носовых и инспираторных гласных (1987−1990 гг.); 362

— в процессе развития диссертационных исследований в 1990–2010-х гг. установ- лено реальное существование и функ- ционирование в современном китайском языке путунхуа двух письменных стандартов слова — иероглифического и звукобуквенного (см. статьи авто- ра .Взаимодействие иероглифического и звукобуквенного стандартов слова китайского языка путунхуа. в журнале Вестник МГИМО–Университета., 2010, № 1 (10), с. 128–135; Современная политика КНР в отношении иероглифической и буквенной письменности в журнале Вестник МГИМО–Университета., 2011, № 3 (18), с. 243–252; учебное пособие Алфавит китайского языка путунхуа : буква — фонема — звук речи — слог — слово.. 2-е изд., испр. и доп. Допущено Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации по обра- зованию в области международных отношений в качестве учебного пособия для студентов вузов, обучающихся по направлениям подготовки /специальностям/ Международные отношения, Регионоведение, .Связи с общественностью.. М. : Восточная книга, 2010);

— на основе разработанной звукофонем- ной теории китайских фонологических систем создан .Вводный курс практи- ческой фонетики китайского языка пу- тунхуа для русскоязычных студентов : фонема — звук речи — слог — слово.. Допущено Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации по образованию в области международных отношений в качестве учебного пособия для студентов вузов, обучающихся по направлениям подготовки (специальностям) Международные отношения, Регионоведение, Связи с общественностью. М. : Восточная книга, 2013, 2015. В результате преодолевается методологическое недоразумение, по которому звукобуквенный стандарт слова китайско- го языка (буквенные орфограммы слов) в учебниках китайского языка путунхуа по сей день преподается в виде транскрипции китайских иероглифов.

В 2015 г. в свет вышла обобщающая науч- ная монография А. Н. Алексахина Китайские фонологические системы в межцивилизационном контакте Востока и Запада. В книге содержится посвящение памяти Учителей — выдающихся языковедов, теоретиков китайского и общего языкознания В. М. Солнцева, Ю. В. Рождественского, В. И. Горелова. Их лекции посчастливилось слушать А. Н. Алекса-хину во время учебы в Военном институте иностранных языков. Впоследствии профессор В. М. Солнцев был научным руководителем по кандидатской диссертации и научным консультантом по докторской диссертации А. Н. Алексахина. Профессор Ю. В. Рождественский выступил в качестве официального оппонента по докторской диссертации. А. Н. Алексахин, их ученик и научный наследник, опубликовал очерки о своих учителях в Вестнике МГИМО–Университета. и в первом томе издания. Научные школы МГИМО в лицах..

Профессор А. Н. Алексахин поддерживает научные контакты на международном уровне, глубоко сознавая, что научное по- знание китайских фонологических систем (генетической. системы китайского языка) становится особенно актуальным в XXI в., когда китайский язык получает в мире все большее распространение. Так, 6 января 2014 г. в Сингапуре состоялась презентация научных трудов А. Н. Алексахина в Наньянском технологическом университете.

Данная презентация была приурочена к 40-летию стажировки Алексея Николаевича в технологическом университете, где произошло его первое знакомство с китайскими фонологическими системами, давшими импульс научным исследованиям. На основе полевых лингвистических исследований регионально- го китайского хакка (кэцзяхуа) с носителями этого ханьского языка в 1981 г. в Институте востоковедения АН СССР была защищена кандидатская диссертация. Мэйсяньский диалект (опыт фонетико-фонологического описания).. В 1987 г. в серии . Языки народов Азии и Африки. в издательстве Наука под редакцией известного советского и российского языковеда В. М. Солнцева вышла в свет авторская монография Диалект хакка (китайский язык), в которой описание проведено на уровне фонологии, морфологии и синтаксиса. На презентации были представлены и переданы в библиотеку Центра китайского языка и культуры Отделения гуманитарных и социальных наук Наньянского технологического университета основные книги А. Н. Алексахина.

Изучение китайских фонологических систем А. Н. Алексахин продолжил и развил в ходе диалектологической экспедиции в этнокультурный центр хакка города Мэйсянь провинции Гуандун КНР в марте 1987 г. Эта экспедиция стала возможной благодаря поддержке научного куратора профессора Сюй Баохуа, заместителя директора Института языка Фуданьского университета Шанхая. В этом университете автор стажировался в ходе подготовки докторской диссертации Фонологическая система китайского языка в сопоставительном аспекте (на материале сравнения пекинской, шанхайской, мэйсяньской фонетико-фонологических систем и русского языка).

Данная диссертация по- лучила положительную оценку и признание китайских языковедов профессоров Сюй Ба- охуа, Цянь Цзэн-И, советских и российских ученых В. М. Солнцева, Ю. В. Рождественского, В. К. Журавлева, Н. З. Гаджиевой, М. К. Ру- мянцева, В. И. Горелова, М. М. Маковского, Ю. А. Дубовского, К. И. Полякова.

Профессор А. Н. Алексахин, как специалист по китайскому языку, приглашается в вузы других стран для проведения мастерклассов и оценки качества преподавания китайского языка. Так, в феврале 2013 г. по приглашению руководства Рос- сийско-Армянского (Славянского) университета А. Н. Алексахин вел занятия в этом университете. Занятия и лекции профессора А. Н. Алексахина получили высокую оценку ректората и студентов университета, о чем говорится в благодарственном письме ректора Российско-Армянского (Славянского) университета А. Р. Дарбиняна на имя ректора МГИМО А. В. Торкунова.

23 марта 2013 г. в МГИМО выступил Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин На фотографии: профессор А. Н. Алексахин переводит беседу Председателя Китайской Народной Республики Си Цзиньпина с ректором МГИМО МИД России А. В. Торкуновым 

Нарастающее распространение в мире китайского языка — это в значительной степени результат деятельности институтов Конфуция, число которых в мире приблизилось к тысяче. В России их около двадцати. Профессор А. Н. Алексахин является приглашаемым ученым на международных конференциях Института Конфуция, где он выступает с докладами и лекциями, о чем сообщается на китаеязычном пекинском сайте. Профессор Алексахин, многие годы занимаясь научно-педагогической деятельностью, не утрачивает навыков переводческой деятельности. Более того, он считает, что специалист, преподаю- щий перевод, должен переводить не только в студенческой аудитории, но и в .полевых. условиях, за столом переговоров разных уровней и тематик, включая кабину синхронного перевода.

Работая в МГИМО с 2004 г., профессор переводил переговоры с китайскими делегациями в Государственной Думе, Министерстве иностранных дел Российской Феде- рации, Министерстве внутренних дел Российской Федерации, Росвооружении, компании «Сухой» в Пекине и на авиасалонах в Чжухае. А. Н. Алексахин обеспечивает перевод на переговорах руководства МГИМО–Университета с высокопоставленными гостями.

Основные научные труды А. Н. Алексахина

■■ Китайские фонологические системы в межцивилизационном контакте Востока и Запада = 东西方文明接触中的汉语普通话和汉语方言音位系统. М. 2015.

■■ Диалект хакка : (китайский язык) : фонология — морфология — синтаксис. М., 1987, 2013.

■■ Теоретическая фонетика китайского языка : базовый курс теоретической фонетики современного китайского языка путунхуа. М., 2011.

■■ Алфавит китайского языка путунхуа : буква — фонема — звук речи — слово. М., 2010.

■■ Вводный курс практической фонетики китайского языка путунхуа : для русскоязычных студентов. М., 2013, 2015.

■■ Начальный курс разговорного шанхайского языка. М., 2007.

■■ Структура слога китайского языка как проявление системообразующих свойств со- гласных и гласных : теория согласно-гласной коартикуляции // Вопросы языкознания. 1990. № 1.

■■ Роль сингармонизма в создании фонетической целостности слов китайского языка путунхуа // Общее и восточное языкознание : сб. науч. трудов, посвященных 70-летию члена-корреспондента РАН В. М. Солнцева. М., 1999.

■■ Взаимодействие иероглифического и звукобуквенного стандарта слова китайского языка путунхуа // Вестник МГИМО–Университета. 2010. № 1 (10).

■■ Современная политика КНР в отношении иероглифической и буквенной письменности // Вестник МГИМО–Университета. 2011. № 3 (18).

■■ Принципы сравнения фонологической структуры слова русского и китайского языков // Вестник МГИМО–Университета. 2014. № 3 (36).

■■ Фонологическая система и алфавит русского языка как объективные факторы суще- ствования русского мира : (взгляд со стороны китайского языка) // Русское культур- ное пространство. Вып. 3 : сб. материалов научно-практического семинара 17 апреля 2014 года / ИРЯиК МГУ им. М. В. Ломоносова. М., 2014.

■■ Школы кафедры преподавания китайского, вьетнамского, бирманского, лаосского, тай- ского и кхмерского языков // Главы из истории московского востоковедения. Лазаревский институт — Московский институт востоковедения. М., 2015.

■■ О некоторых инновациях в современном политическом дискурсе КНР // Филологические науки в МГИМО. 2014. № 55 (70).

Ко Дню вывода Советских войск из Афганистана. Фильм «У войны женское лицо».

Приглашаем выпускников ВИИЯ (ВКИМО) 18 февраля 2017 года в 19:00 на Премьеру документального фильма «У ВОЙНЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО». Показ приурочен к выводу Советских войск из Афганистана. Фильм рекомендован к просмотру курсантам, суворовцам, нахимовцам и всем юным патриотам старших классов.

Режиссер: заслуженная артистка России, кандидат искусствоведческих наук Галина Яцкина. Авторы сценария: Максим Васюнов, Галина Яцкина, Василий Яцкин. Оператор: Дмитрий Чернецов. Продюсер: Галина Яцкина. Студия: Киноконтакт, 2016.

Фильм Дипломант ХХV Международного кинофестиваля «Золотой витязь» и кинофестиваля «Сталкер» за открытие новой темы в кинематографе – участие советской женщины в войне. Этот фильм о наших женщинах, которые наравне с мужчинами воевали в Великую Отечественную, в Афганистане и сейчас защищают свою Родину. Об участии советских женщин в военном конфликте с Афганистаном до сих пор не сказано ни слова. Будто бы и не было их на той войне. Лица этих женщин на экране вы увидите впервые и впервые услышите их истории, от которых щемит от боли сердце. На какие подвиги они шли. Как переносили лишения и переживали трагедии. О войне в Афганистане режиссер фильма заслуженная актриса России Галина Яцкина, известная зрителям по фильмам «Женщины», «Уроки французского» сама знает не понаслышке — она летала в Афганистан с гуманитарной миссией пять лет подряд. Два раза в непосредственной близости от нее гремели мощные взрывы, но только чудо спасло актрису от гибели. Чудо, которое привело Галину Ивановну к Богу… Начало в 19:00 18.02.2017 г. Место проведения: Дом кино (Союз кинематографистов РФ), Белый зал, г. Москва, ул. Васильевская, д.13. Проезд: станция метро «Белорусская», «Маяковская». Вход бесплатный, по предварительному согласованию. Контактное лицо: Попова Ирина Александровна, м.+79152481448.