Владимир Башкиров – преподаватель РАНХИГС

Привет тебе, Евгений!

Что-то к концу года ты меньше стал давать информации? Устал наверное. Вот и я закончил семестр В МГИМО и осталось одно – принять 28/12 зачет у студентов 2 курса в РАНХИГС при Президенте РФ.

А с 08/01 взял путевку в санаторий в подмосковье, может повезет с лыжами. Остальное в штатном режиме.

Высылаю фото, идут занятия в Университете.

Михаил Ефимов, В-75. Дополнение к Гимну Союза ветеранов ВИИЯ

Это – коллективное творчество, но покойный Минин (царство ему Небесное ) несомненно, имел к этому отношение
Все остальное – на Ваше усмотрение:
Над ночным аэродромом
над бетонными полями
снова шум винтов знакомый и
ветра поют над нами…

Мы уходим по тревоге,
ты опять мне будешь сниться
снова дальние дороги,
через 3 часа граница

Мы в эфир выходим чтобы
передать координаты
прилечу домой ты спросишь,
почему мы не женаты

Просто помним взрыв Калькутте
два пропавшие Антея
тех ребят мы не забудем
просто права не имеем

А в Каире снова душно
и от солнца нет спасенья
если б знала как мне нужно
хоть чуть-чуть московской тени!

я б пришел на маяковку
где всегда тебя встречаю
только 7 часов полета
нас с тобою разлучают.

Варианты, конечно, возможны, но это – дело специалистов.

Анатолий Алексеенко, В-1975

Дорогие друзья,
13 декабря 2017 г. я посетил Центр Павла Слободкина (ул. Арбат, 48, рядом со знаменитым зданием МИДа и в двух минутах от метро “Смоленская”), где состоялся концерт итальянской музыки в рамках традиционного Фестиваля итальянского искусства в России. Поделюсь своими впечатлениями.
Следуя известному афоризму российского театрального режиссера Константина Сергеевича Станиславского “Театр начинается с вешалки”, скажу несколько слов о филармоническом Концертном зале Центра. Это важно в связи с тем, что одно из важнейших событий в музыкальной жизни Италии и России состоялось в Центре впервые. Организаторы Фестиваля с итальянской стороны, впрочем, как и зрители, в первый раз посетившие Концертный зал, с восхищением отметили роскошный интерьер зала и его уникальную акустику. Не случайно Концертный зал получил высокую оценку и профессиональных музыкантов, и многочисленных любителей музыки. Интересно было узнать, что неоднократно на сцене этого зала выступали знаменитейшие мастера, такие как композитор Родион Щедрин (“один из самых уютных камерных залов Европы””), музыканты и певцы Юрий Башмет, Нани Брегвадзе, Андрей Макаревич, Георгий Гаранян, Даниил Крамер, Игорь Бутман и др.
Концертный зал, вместимостью порядка 600 человек, 13-го декабря был переполнен!
И так, сам концерт и его первое отделение – выступление итальянской вокальной группы “АНСАМБЛЬ GUADEUS”. Уникальный музыкальный коллектив! Прежде всего, по его интернациональному составу – представители России, Белоруссии, Украины, Италии. Пять исполнителей, владеющих разноплановыми вокальными голосами, женскими – сопрано и альт, мужскими – тенор и бас. Лично я подобное хоровое исполнение – без музыкального сопровождения – вживую услышал впервые. Поразил сам процесс подготовки певцов к исполнению – руководитель коллектива Ксения Карелина давала предварительную слуховую настройку музыкального произведения с помощью камертона и первых нот. Песенное начало – по почти неуловимому легкому взмаху ладони. Как все величественно и, одновременно, хрупко! В репертуаре как старинные итальянские музыкальные шедевры 16-19 в.в., так и современные произведения. А оригинальные рождественские народные колядки Англии, России, Италии придали музыкальному коллективу особый певческий колорит!
Второе отделение – итальянский дуэт виртуозного аккордеониста Винче Аббраччанте и певицы Элеоноры Паскарелли. Чарующие звуки мелодий южной Италии в стиле джаз в обработке Винче как в сольном исполнении на аккордеоне, так и в дуэте со звездой музыкальной Италии Элеонорой Паскарелли. Восхитителен артистизм обоих исполнителей – звуки паровозной трубы, грохота падающих камней, подчеркивающие уникальные возможности музыкального инструмента, имитация шума ветра, цоканья копыт и танцевальной чечетки голосом. И – закономерный финал – после бурных аплодисментов зрителей и криков “Браво” – заключительная мелодия в стиле хитов Аль Бано и Адриано Челентано итальянской эстрады 80-х годов!
Прекрасное настроение, долгая память и благодарность Центру кинофестивалей и международных программ за незабываемый вечер!

С уважением, Алексеенко Анатолий,
Восток-75

Яков Свирида, С-1972. Рассказ о генерал-майоре Шершнёве Л.И.

Добрый день, Евгений Леонидович! Посылаю Вам информацию о Шершневе Л. И. Если сочтете нужным, поместите на сайте.
Я еще в начале года послал по почте Торсукову Евгению по его просьбе статью для журнала “Виияковец” и до сих пор не получил ответа. Пытался с ним созвониться, но не получилось. Прошу Вас напомнить ему об этом.
С уважением,
СВИРИДА Яков Васильевич, полковник в отставке.
4 декабря 2017 г.

ШЕРШНЕВ Леонид Иванович, генерал-майор, начальник политотдела Управления Воентехиниздата (1992-1993 г.) – его последнее место службы. Я с ним был знаком близко и поддерживал связь после его увольнения из армии по телефону. Шершнев проживал с семьей в районе Чертаново (Москва). После увольнения из армии работал в Комитете по безопасности (?). Жена – Галина Ивановна. Умер 18 декабря 2014 года. Прошло 3 года после его смерти, и я вспоминаю о нем как достойного нашей памяти офицера, человека и гражданина России.
Посылаю о нем статью, опубликованную в «Российской газете».

В «Российской газете» (Неделя, № 266(7432) от 23 ноября 2017 г., стр. 27) помещена на всю полосу статья «Послание генерала Шершнева», автор Владимир Снегирев. Газета оповестила своих читателей о том, что с 20 ноября и до 10 декабря в московском парке «Музеон» проходит фотовыставка «Герои России, какими их не видел никто». Это фоторассказ о жизни ветеранов, которые прошли Великую Отечественную войну, Афганистан, Чечню, у частники боевых действий на Северном Кавказе. Фотографы запечатлели ветеранов-инвалидов в непривычных образах — это сильные и красивые люди. Проводит выставку фонд «Память поколений», вход бесплатный.
В Москве проходит фотовыставка о необычных героях.
Те, кто принял смертный бой
Послание генерала Шершнева
Он был уверен, что одними пушками войну выиграть нельзя.

Весной 1990 года ответственного работника Главного политуправления генерал-майора Л. И. Шершнева вызвал крупный начальник.
— Вам предлагается убыть к новому месту службы, — отводя глаза в сторону, сказал он.
Шершнев молча ждал.
— Поедете старшим советником в…— ему назвали страну, в которой мечтали бы служить многие генералы. Платили там уж больно хорошо.
Оба они — и высокий начальник, и не очень высокий (в буквальном смысле) Шершнев —прекрасно понимали, что речь идет о ссылке. Почетной, материально весьма выгодной, но все же —ссылке.
— Я подумаю, — ответил Шершнев и покинул начальственный кабинет.
***
Мы познакомились ранним летом 1981-го в Афганистане при обстоятельствах, можно сказать, необычных.
К тому времени война там шла уже полным ходом, первоначальный план (войдем в чужую страну, встанем гарнизонами, поддержим дружественный режим и с победой вернемся обратно) явно забуксовал. Части 40-й армии все активнее втягивались в боевые действия, а ведь это известно: война всегда рождает новую войну.
И тут в штабе армии появился командированный из ТуркВО подполковник, который предложил крамолу: широкомасштабные боевые операции свернуть, ограничившись точечными действиями против банд-формирований, зато по всем провинциям запустить агитационно-пропагандистские отряды. То есть не стрелять он предлагал, а идти по кишлакам с миром. Продукты раздавать, больных лечить, с концертами выступать, за кабульскую власть агитировать.
Многие начальники схватились за голову: какие концерты, какая агитация, когда кругом все горит и полыхает? Явно у этого подполковника с головой не в порядке. А просто Шершнев раньше других понял, что танками и пушками тут ничего не пробьешь, нужны другие подходы. Он, можно сказать, самым первым стал заниматься тем, что спустя шесть лет назовут «политикой национального примирения», что станет основой для вывода наших войск и что сегодня активно используется в Сирии.
Подполковник тогда служил в политуправлении штаба округа по т.н. «7-й линии», то есть отвечал за спецпропаганду и работу с местным населением. Он написал несколько брошюр, которые хотя и с опозданием, но все же появились в наших воинских частях. В них говорилось об обычаях народов, населяющих Афганистан, рассказывалось об исламе, о пуштунских племенах, давалась характеристика различных течений вооруженной оппозиции. Основная мысль, которая настойчиво проводилась им во всех этих брошюрах, была такой: помни, солдат, помни, офицер, что мы пришли на территорию суверенного государства, где живет гордый и свободолюбивый народ; уважай его традиции и обычаи, веди себя не как оккупант, а как гость в чужом доме.
И вот теперь он прибыл на фронт с идеей этих самых агитотрядов. И я, прознав об этом, заинтригованный, тоже поспешил на север от Кабула в уезд Баграм, где первому такому отряду предстоял первый рейд.
Отряд формировался из наших и афганцев. Наши составляли небольшое подразделение охраны, были водителями боевых машин и танков (два танка с тралами взяли на случай разминирования проселочных дорог), имелись также врач, киномеханик, молодежный советник и два-три политработника. Афганцы отрядили в рейд группу молодых артистов, партийных агитаторов, муллу и своих политработников.
В рейде сразу, с первого дня, столкнулись два человека, два подхода к этой войне. За охрану и безопасность отвечал танкист майор С. В вылинявшей до белизны полевой форме без погон, перепоясанный портупеями, до зубов вооруженный, румяный и уверенный в себе, он, завидев очередной кишлак, каждый раз кровожадно усмехался: «Ну что, поставим-ка мы этих бабаев на уши!» И картинно передергивал автоматный затвор. Если день проходил без пальбы, то он считал его пропавшим.
Страшно подумать, каких дел понатворил бы майор С., если бы рядом с ним день и ночь не находился подполковник Шершнев. Безоружный, в тщательно отглаженной форме, со всеми знаками отличия старшего офицера Советской армии, мой новый знакомец входил в чужие, настороженные, побитые бомбежками кишлаки, ввергая в недоумение их жителей, потому что к такому они не привыкли, такого никогда не виде-ли. Он садился на корточки рядом со стариками и часами вел с ними неторопливые уважительные беседы. Он пытался понять этих людей, услышать их и хотел, чтобы они услышали его. Никакая дивизия не могла тогда сделать большего (я уверен), чем этот безоружный под¬ полковник с его тихими беседами, чем его отряд с солью, мукой, спичками, муллой и лекарем.
Меня Шершнев встретил вначале настороженно, заподозрив в том, что я из числа «соловьев Геншта-ба». Но спустя несколько дней, когда познакомились поближе, поругались, помирились, снова поругались, попали в засаду, выпили по чарке «за удачу», отношения наши стали вполне дружескими.
Да, похоже, он раньше других понял, в какую западню попала 40-я армия и вместе с ней вся наша страна. А поняв это, стал действовать. Главный посыл был таким: раз уж войска находятся здесь и вывести их пока не представляется возможным, то следует максимально уменьшить степень их участия в боевых операциях. Пусть лучше дают концерты, де¬лятся хлебом. Помогают строить арыки… Да что угодно пусть делают, только бы поменьше стрельбы, крови, жертв, иначе эскалация войны неизбежна.
Когда речь шла о том, чтобы до¬нести свои идеи до высшего руко¬водства, для него словно бы и не су¬ществовало субординации. Первый заместитель начальника Генштаба маршал Ахромеев, выслушав Шершнева, сказал: «Армия для того и существует, чтобы воевать. Заниматься политикой — не ее дело». «А я, —упрямо возразил подполковник, — уверен в том, что здесь исключительно военный путь бесполезен».
Хорошо, что среди начальников Леонида Ивановича иногда попадались люди умные, дальновидные. Один такой начальник из Главпура пригласил нестандартно мыслящего офицера в свой аппарат — и сразу на генеральскую должность. А он и там продолжал свое: бомбил докладными министра обороны, писал в ЦК и даже генсеку.
«Время не терпит, — предупреждал генерального секретаря ЦК КПСС неведомый ему офицер. — Речь идет о спасении наших интересов, чести нашей Родины, о том, чтобы афганская проблема не обернулась для нас большой бедой».
Интересная деталь: Константин Черненко, получив эту записку и ознакомившись с ней, наложил положительную резолюцию, а министра обороны предупредил: «Шершнева не трогать».
Уже в годы поздней перестройки генерал передал в ЦК другую записку с соображениями о роли и месте армии в условиях демократизации общества. Шершневу было обещано, что в соответствии с его пожеланиями письмо будет рассматриваться как личное послание коммуниста, а не как служебный документ, отправленный через голову начальства. Он поверил. Увы, что-то там в партийной канцелярии не сработало, вышла осечка, короче говоря, из ЦК письмо Шершнева переслали в… Главпур «для сведения и принятия мер». И вызвали тогда Леонида Ивановича в самый главный кабинет и сказали: «А мы думали назначить тебя начальником управления. А ты такое себе позволяешь».
***
Вот тогда-то и замаячила на горизонте далекая заморская страна с жалованьем в долларах и должностью военного советника.
Выслушал Шершнев заманчивое предложение, подумал немного, посомневался (может, и впрямь махнуть на все рукой, пожить наконец спокойно; и жена Галя была бы довольна), а затем ответил твердо: «За предложение спасибо, но поехать я никуда не могу. Не имею права бросать свою страну в такой сложный период».
В высоком кабинете только руками развели. Наверное, он был один такой, на всю большую армию. Генерал, не желавший войны.

Борис Горбачев, В-72. Есенин в Китае.

Было бы неверным утверждать о том, что Есенин не попал в Поднебесную. Присутствие Есенина в Китае оказалось возможным благодаря его стихам, которые проникли туда еще при жизни поэта.

ПОЭЗИЯ ЕСЕНИНА В КИТАЕ

Впервые познакомил китайских читателей с именем Сергея Есенина китайский писатель, литературовед и переводчик Ху Юйчжи. В 1922 г. он
опубликовал в журнале «Дунфан цзачжи» («Восток») (т. 19, № 4) статью «Новая литература России», в которой рассказал о есенинской поэме «Пугачев» и стихотворении «Русь советская». Спустя 6 лет Ху Юйчжи напечатал статью «О Есенине» в ежемесячном журнале «Чуанцзо» («Творчество») [1]. В Китае появилась и мемуарная литература о личности самого Есенина. В частности, в 1929 г. была опубликована статья английского литературоведа Кларенса А.Маннинга, хорошо знакомого с Айседорой Дункан, – «Трагедия Есенина». Автор объяснял смерть Есенина конфликтом города и деревни (т.е. повторил распространенную тогда горьковскую концепцию кончины Есенина как «трагедии “глиняного горшка”», столкнувшегося с «железной посудиной – городом»). Эту статью перевел на китайский язык Ши Чжэнцунь [2, с. 9].
В те времена прогрессивные китайские деятели оценивали творчество Есенина с позиции «Поэт и революция». Поэтому, говоря о произведениях русского поэта, они отмечали противоречивость Есенина в отношении к революционной действительности и негативно отзывались о «чистой» лирике Есенина. Такая точка зрения определенное время сохранялась и в более позднее время. Даже в начале 1980-х гг. у некоторых китайских литературоведов встречались суждения о том, что Есенин был оторван от революции, его противопоставляли В.Маяковскому, который считался настоящим «революционным поэтом»*.

ЕСЕНИН В КИТАЕ

Статья посвящена малоизвестной теме «Творчество Есенина в Китае». Автор рассматривает историю появления стихов поэта Есенина и сведений о самом русском поэте в Китае. Описывает основные книги переводов Есенина на китайский язык, исследования современных китайских литературоведов творчества Есенина. В статье рассказывается об интересе русского поэта к поэту Древнего Китая Ли Бо, а также о влиянии поэзии Есенина на творчество современного китайского поэта Хай Цзы.

ESENIN IN CHINA
Boris N. GORBACHEV, Dr.Sc. (History), Professor (borisgorbachev@yandex.ru)
The article is devoted to the little known subject «Esenin’s Creativity in China». The author examines the history of the emergence
of poetry poet Esenin, and information about the Russian poet in China. describes the basic book of translations into Chinese of
Esenin, and studies of modern Chinese literature creativity of Esenin. The article tells about the Russian poet ‘ interest to ancient
Chinese poet Li Bo (Li Bai), as well as the influence of Esenin’s poetry on the creativity of contemporary Chinese poet Hai Zi.
Keywords: Esenin, China, Li Bo (Li Bai), Hai Zi, literary influence, translations of Russian poetry into Chinese, current Esenin’s
Study in China
ГОРБАЧЕВ Борис Николаевич, доктор исторических наук, профессор (borisgorbachev@yandex.ru)

* В 1923 г. Цюй Цюбо – один из первых переводчиков и популяризаторов творчества В.Маяковского – в статье «О новых писателях рабоче-крестьянской России» писал: «Только он один из многих поэтов современности полностью постиг революцию, сделал революцию делом своей жизни, впитал в себя дух революции» (См.: Федоренко Н.Т. Китайскаялитература. М., 1956. С. 449). Популярность Маяковского в Китае объяснялась также и тем, что он посвятил целый рядстихотворений событиям в Китае, выражал поддержку борьбе китайского народа против своих угнетателей и иностранных поработителей: «Прочь руки от Китая!», «Мрачный юмор», «Лучший стих» (прим. авт.).
За свою яркую, но короткую жизнь великий русский поэт Сергей Есенин (1895-1925) нечастовыезжал за рубежи России. Известны его вояжи в Ташкент, Баку, Тифлис. Побывал поэт и в европейских странах – Германии, Франции, Бельгии, Италии, и даже попал за океан – в США.

Однако в Китае Есенину побывать не довелось. Но китайские читатели видели в стихах Есенина большую художественную силу, любовь к своей родине России, интерес к которой после революционных преобразований был особенно силен. Есенин в эти годы становится популярным иностранным автором в Китае. В поэтическом сборнике «Чувство родной земли», изданном в 1930 г. Цзян Гуацынем, было включено стихотворение «Русь советская». Ли Иман перевел «Преображение» и включил его в сборник «Избранные стихи новой России», изданный в 1929 г. Известный литератор Китая Го Можно в предисловии к данному сборнику отметил, что среди молодых поэтов Есенин является самым талантливым [1].
В 1930-е – 1940-е гг. стихи Есенина получают дальнейшую популярность. Так, в журнале «Синьши» («Новые стихи») (1937, № 4), выхо-
дившем в Шанхае, были опубликованы в переводе Дэ Ваньшу стихотворения Есенина «Корова», «Я странник убогий…», «Пасхальный благовест», «Поминки»).
В 1947 г. в китаеязычном журнале «Сулянь вэньи»* («Литература и искусство СССР») (№ 8) появились в переводе Го Баокуаня стихо-
творения «Вот уж вечер. Роса…», «Гой ты, Русь, моя родная…», «Я снова здесь, в семье родной…», «Разбуди меня завтра рано…», «Я покинул родимый дом…», «Прячет месяц за овинами…», «Заметает пурга…», «Слышишь – мчатся сани, слышишь – сани мчатся…», «Голубая кофта. Синие глаза».
В этом же номере журнала была опубликована биография С.А.Есенина (перевод Бао Шуань). Во второй половине 1950-х гг. Сун Увэй в журнале «Ивэнь» («Перевод») (1957, № 11) напечатал есенинское стихотворение «Капитан Земли» и «Балладу о двадцати шести» [1].
В период ухудшения советско-китайских отношений, особенно в годы т.н. культурной революции в Китае, в условиях острой политичес-
кой борьбы за власть в стране и гонений на китайскую интеллигенцию со стороны хунвэйбинов и маоистских властей, было не до переводов советских писателей и поэтов. Однако с конца 1970-х гг., когда в Китае стали проводить курс реформ и открытости миру, начался новый период
интереса к советской литературе, в т.ч. и к творчеству С.Есенина, которое, как оказалось, стало для китайских литераторов и переводчиков еще более актуальным, чем прежде. В течение 10 лет были переведены основные поэтические произведения Есенина, появилось
множество статей с анализом его поэзии. Перечислим наиболее заметные издания того периода. Это – сборник стихотворений Есенина в пере
воде Ван Шоужэня и др. (1979), «Анна Онегина» (перевод Гу Юньпу), «Переводы весеннего ветра» (1982), «Избранные стихотворения сенина» (перевод Лань Мань, 1983), «Статьи о Сергее Есенине и избранные стихи Сергея Есенина» (перевод Лю Чжаньцю, Жу Сянсюэ, 1982), «Избранные стихи Есенина» (перевод Гу Юньпу, 1990), книга «Есенин» (автор – Ван Шоужэнь, 1998) и др.
Чем же был вызван такой интерес к творчеству Сергея Есенина? В аннотации к сборнику «Сто лучших лирических стихотворений Есенина»
(1992) говорилось: «Есенин – самый талантливый русский лирический поэт. Написал около 400 лирических стихотворений, поэм и других литературных произведений. В книгу отобрано 100 лирических стихов. Они изображают русскую деревню, мирную жизнь, природные ландшафты и пейзажи, воспевают прекрасные чувства любви, выражают людские радость и грусть, тонкие движения человеческой души и глубокие переживания… Стихи наполнены глубиной и искренностью, великой заразительной силой искусства, задевают людей за живое» [3].
Без внимания не остались и прозаические произведения Есенина. Так, перевод статьи «Быт и искусство» был опубликован в сборнике «Статьи о Есенине и избранные стихотворения Есенина», напечатанном издательством Пекинского университета в 1983 г., «Ключи Марии» – в журнале «Международная поэзия» (1987, № 3). Наиболее объемным среди перечисленных работ явился сборник «Избранные стихи Есенина»
в переводе Гу Юньпу. За эту книгу в 1991 г. он был отмечен премией Пекинского университета. В 1999 г. сборник был переиздан [4]. Его отличительной особенностью является то, что к каждому стихотворению переводчик составил комментарий, помогающий читателям глубже понять творческую историю и художественные особенности каждого литературного произведения.
В том же году в Пекине вышла книга «300 известных стихотворений мира», в которую вошли произведения 15 русских поэтов – от уковского
и Пушкина до Симонова и Рубцова. Среди них есенинское стихотворение «Какая ночь! Я не могу…» [5].
По оценке китайских исследователей, в период с 1978 по 2006 гг. в Китае были переведены почти все стихотворения Сергея Есенина. Вышло 12 сборников стихов русского поэта [6]. До сих пор они переиздаются, и издаются новые книги. Например, «Избранные стихи Есенина» (2010); «Классическая поэзия Есенина. “Гляну в поле, гляну в небо…”» (2014). В современном китайском Интернете на различных сайтах публикуются стихотворения Есенина и статьи о его творчестве. По некоторым подсчетам, в открытом пользовании находится примерно 180 материалов, отражающих творчество Есенина в китайских публикациях за период с 1985 по 2016 гг. [6].
50 АЗИЯ И АФРИКА сегодня№ 8 ●2017
* Первый ежемесячный журнал о русской литературе в Китае. Выходил с ноября 1941 по июль 1949 гг. Печатался в шанхайском издательстве «Шидай» («Эпоха»), созданным под руководством корреспондента ТАСС китаиста В.Н.Рогова. Издавался при финансовой помощи советской стороны через Всесоюзное общество культурных связей с заграницей и из других источников. Знакомил китайских читателей с русской и советской литературой, особенно книгами военно-героического плана (прим. авт.).
Есенин в Китае популярен не случайно. Его имя известно с детства всем китайцам, поскольку несколько стихотворений входит в школьную
программу. Так, «Береза» изучается в 6-м классе, «Песнь о собаке» – в 8-м классе [7]. Для чтения и проверки знаний в начальной школе включено есенинское стихотворение «Ночь» [8].

ЕСЕНИН И ЛИ БО

Но дело не только в раннем знакомстве китайских школьников со стихами русского поэта. Многие читатели Поднебесной, по мнению про-
фессора Пекинского университета Ван Шоужэня, отмечают близость Есенина к «китайскому типу» по темпераменту и схожесть с великим китайским поэтом Ли Бо (701-762 гг.) династии Тан (618-907 гг.). Великодушным характером, тонкой чувствительностью, романтическим пафосом эти два поэта из разных стран и эпох во многом похожи. Это можно увидеть на примере известного факта, который поведал журналист Н.К.Вержбицкий, друг Есенина [1].
В конце 1924 – начале 1925 гг. во время пребывания Есенина в Тифлисе Вержбицкий работал в газете «Заря Востока». Однажды он рассказал
Есенину о китайском поэте Ли Бо (в литературе существуют другие написания имени: современный вариант – Ли Бай, устаревший – Ли Пу):
– Этот замечательный поэт был приглашен ко двору императора. В поэта влюбилась императрица, но он бежал от этой любви. Император в знак благодарности дал ему 50 ослов, нагруженных золотом и драгоценными одеждами. Отъехав немного от столицы, поэт велел среди проезжей дороги накрыть стол с яствами и стал угощать проходящих крестьян, а после угощения надевал на них дорогие одежды. Когда золото было израсходовано, вино выпито, одежды розданы, Ли Бо пешком отправился дальше.
Дойдя до огромной реки Янцзы, поселился здесь и часто ночью на лодке выезжал на середину реки и любовался лунным отражением. Однажды ему захотелось обнять это отражение, т.к. это было прекрасно. Он прыгнул в воду и утонул…
Романтическая легенда образно отражала щедрую натуру и великодушно-романтический темперамент китайского поэта, и это, может быть, вызвало огромный интерес у русского поэта. Рассказ Вержбицкого глубоко взволновал Есенина. Он попросил подробнее рассказать о Ли Бо,
и Вержбицкий читал ему стихи китайского поэта. И хотя Есенин никогда не был в Китае, он с удивлением заметил, что тысячу лет тому назад за Великой стеной жил китайский поэт, столь близкий ему по характеру и темпераменту.
Художественный вкус и интуиция не подвели Есенина в отношении мало знакомого для него китайского поэта, т.к. Ли Бо, по оценке литературоведа Н.Т.Федоренко, был действительно создателем проникновенных лирических творений, ярких образов, полных творческой фантазии, бурных эмоциональных порывов. Он создавал стихи на живом языке, в духе народных песен «юэфу». Он любил богатство родной речи, вдохновлялся красотами природы, китайской историей, самобытной жизнью своей родины и народным языком [9, с. 98].
Тут нельзя умолчать и еще об одном обстоятельстве. Некоторые китайские авторы отмечают, что на протяжении тысячелетий в истории куль-
туры Китая вино и стихи были неразрывно связаны. Вино для китайских поэтов являлось важным средством, позволяющим пребывать в состоянии абсолютной духовной свободы, пусть и временной, и иллюзорной, но рождающей искры творчества в душе. Вино дарило им вдохновение. Самым ярким их представителем как раз и был поэт Ли Бо, которого называли «винным небожителем» (цзю сянь), говорившим, что «надо выпивать триста рюмок водки в день» [10]. (Заметим, что китайские рюмки очень миниатюрные, чуть больше наперстка.) Академик Н.И.Конрад писал: «Много говорят о Ли Бо как о поэте вина. Да, стихотворений, посвященных вину (и замечатель
ных!), у него немало, но это поэзия опьянения жизнью, своей творческой силой» [11, с. 528].
В воспоминаниях о Сергее Есенине Вержбицкий писал, как летом 1925 г. Есенин прислал ему из Москвы портрет Ли Бо (вырезку из какого-то
английского журнала). На обороте картинки рукой Есенина начертано – Дорогому другу Коле Вержбицкому на память, а ниже и его стих:
Жизнь такую, Как Ли Пу, Я Не сменял бы На другую Никакую!
С.Есенин
Из воспоминаний Вержбицкого видно, какое глубокое впечатление китайский поэт произвел на Есенина [1]. Это заметно по его стихотворению «Море голосов воробьиных…»:
Ах, у луны такое
Светит – хоть кинься в воду.
Я не хочу покоя
В синюю эту погоду,
Ах, у луны такое
Светит – хоть кинься в воду.

Приведенные факты говорят о том, что в судьбе и стихах поэтов, принадлежащих к разным эпохам, народам и культурам, несмотря на то, что
их разъединяет более тысячи лет, существует немало близких и общих черт. Об этом подробно говорится в статье «Поэты – все единой крови»: Есенин и Китай» (авторы проф. Т.К.Савченко и магистрант Вэй Сюншэн) [2, с. 9-15]. Слова в названии статьи взяты из стихотворения Есенина «Поэтам Грузии», в котором он говорит о духовном родстве всех поэтов, независимо от их национальности:
Я – северный ваш друг
И брат!
Поэты – все единой крови.
И сам я тоже азиат
В поступках, в помыслах
И слове.
И потому в чужой
Стране
Вы близки
И приятны мне.

№ 8 ●2017 АЗИЯ И АФРИКА сегодня 51

ЕСЕНИН И ХАЙ ЦЗЫ

Творчество Есенина вызвало пристальное внимание и у молодого поколения китайских литераторов. Особенно стоит сказать о влиянии творчества Есенина на поэта Хай Цзы, поэзия которого стала прорывом в истории новой китайской литературы 1980-х гг.*
Хай Цзы (в переводе «Сын моря», настоящее имя – Ча Хайшэн) родился 24 марта 1964 г. Будучи одаренным ребенком, в 15-летнем возрасте
поступил на юридический факультет Пекинского университета. Во время учебы в Пекине начал писать стихи. Однако, как тогда считалось, его стихи были мрачными по содержанию, и издатели отказывались их публиковать. Хай Цзы относился к представителям т.н. туманных поэтов, которые в поисках художественных образов и литературных форм прибегали к аллегориям и другим приемам. Множество иносказаний, внешняя загадочность, вычурность форм, эксперименты с рифмой и размером – все это и дало название этому течению в современной китайской поэзии: «туманная», а адептов этого направления называли «туманными поэтами».
Тем не менее, постепенно творчество Хай Цзы стало получать определенное признание. За выдающиеся достижения в поэзии Хай Цзы в 1986 г. был отмечен особой премией поэтического конкурса в рамках Первого фестиваля искусств Пекинского университета. В 1988 г. получил поощрительную премию журнала «Шиюэ» «(Октябрь») [12, с. 437, 448-449].
Хай Цзы увлекался мистическими учениями. Известно, что он был неравнодушен к алкоголю, и многие его поэтические творения были со-
зданы именно под влиянием спиртного, в котором он черпал свое вдохновение. Жизнь поэта оборвалась трагически. 26 марта 1989 г. он покончил с собой, бросившись под колеса поезда. Хай Цзы было тогда 25 лет.
Самоубийство поэта сделало его в одночасье знаменитым. Журнал «туманных поэтов» «Цзиньтянь» («Сегодня») и другие издания принялись печатать стихи Хай Цзы, ставшиепопулярными в стране. Сама жизнь поэта, окутанная ореолом трагической гибели, была похожа на легенду. Хай Цзы стал культовой фигурой современной китайской поэзии. Его могила превратилась в место паломничества [13].
У Хай Цзы есть цикл стихотворений «Поэт Есенин». В одном из них он назвал себя китайским Есениным. В 2007 г. издательство «Петер
бургское востоковедение» опубликовало книгу «Азиатская медь. Антология современной китайской поэзии» (составитель Лю Вэйфэй).

ЕСЕНИН И КИТАЙСКИЕ ЛИТЕРАТУРОВЕДЫ

Следует отметить работу китайских литературоведов по изучению творчества нашего поэта. В 1985 г. в связи с 90-летием со дня его рождения и 60-летием со дня кончины в Пекине с 8 по 11 октября проходил первый Международный симпозиум по изучению творчества Сергея Есенина. Он был организован филологическим факультетом Пекинского университета. В мероприятии участвовали более 50 ученых, специалистов, поэтов и переводчиков. На базе сделанных докладов был опубликован сборник «Избранные статьи по изучению творчества С.Есенина» (издательство Пекинского университета, 1987). В сборник вошли статьи: «О Есенине» – известного поэта Ай Цина, «О Есени-
не. Идеологическое противоречие и художественная увлеченность» – Гу Юньпу, «О смерти С.Есенина» – Ван Шоужэня.
Участник симпозума 75-летний Ай Цин, получивший в 1985 г. высшую награду в области литературы и искусства из рук президента Фран-
ции Ф.Миттерана, высоко оценил лирический талант Есенина: «Его любовные стихотворения связаны с природой, землей, лесом и травой. Его стихи наполнены дыханием истинной жизни. Его стихи так тесно связаны с окружающим пейзажем, так истинны, трогательны и увлекательны,
что достигли уровня животворения… Именно поэтому, хотя прошло много времени, они все еще обладают живостью молодости» [1].
Большой вклад в изучение творчества Сергея Есенина внес Гу Юньпу (р. 1931), профессор Пекинского университета, лауреат премии
им. М.Горького Союза писателей России за достижения в изучении и переводе русской литературы, обладатель «Медали Лермонтова». Он посвятил свою жизнь переводам и исследованию стихов Есенина, составил многотомное описание жизни поэта, день за днем, час за часом.
На вопрос «Откуда у крестьянского парня из далекой провинции Шэньси такая любовь к России, к Есенину?», он ответил: «Есенин открыл для меня удивительный мир русской деревни, замечательный образ России, красоту и силу русских людей, природу вашей страны. Еще в юности я был покорен его лирикой. Китайские читатели любят Есенина, он им не наставник, а задушевный

52 АЗИЯ И АФРИКА сегодня№ 8 ●2017

* О влиянии Есенина на творчество поэта Хай Цзы указывает ряд авторов. См., например: Цыбикова В.В. Основные художественные образы в творчестве китайского поэта Хай Цзы (1964-1989) – http://cyberleninka.ru/article/n/osnovnyehudozhestvennye-
obrazy-v-tvorchestve-kitayskogo-poeta-hay-tszy-1964-1989;
Михайлова Н. Поэт Хай Цзы: китайский Есенин. 2014.08.04 – http://ru.gbtimes.com/kultura/poet-hay-czy-kitayskiy-esenin (прим. авт.).
друг…».

Не удивительно, что вышедший в 2005 г. в переводе Гу Юньпу сборник стихов Есенина был раскуплен в Пекине за один день. В начале 2000-х гг. Гу Юньпу впервые побывал в России, на родине своего кумира, в селе Константиново. Сейчас почтенный Гу передает свою любовь к русскому поэту своим ученикам. Его семинар по Есенину в Пекинском университете пользуется всекитайской известностью [15, с. 149].
Еще одним важным центром по изучению творчества Сергея Есенина в Китае стал Чанчуньский университет (провинция Цзилинь). Он уста
новил партнерские связи с Рязанским государственным университетом им. С.А.Есенина, в котором с 2010 г. начал работать Институт Конфуция. Эти два университета приступили к реализации проекта по созданию в Чанчуньском университете Научно-просветительского центра им. С.А.Есенина.
Партнёры международного проекта – министерство культуры и туризма Рязанской области и Государственный музей-заповедник С.А.Есенина. В конце 2016 г. были достигнуты договорённости о совместной разработке программы развития центра, проведении научно-просветительских и культурно-творческих мероприятий, веб-конференций [16].
Китайские исследователи принимают участие в научных конференциях, проводимых в России. Так, на международной научной конферен-
ции «Есенин в литературе и культуре народов России и зарубежья», проведенной 22-23 сентября 2016 г. в Москве и Рязанской области, были заслушаны, в частности, доклады гостей из Китая: Гун Цинциня (г. Пекин) – «Есенин в Китае:
переводы и интерпретации (на примере «Персидских мотивов»), Хоу Иня (г. Ухань) – «Проблемы литературного перевода произведений Есенина на китайский язык». Их выступления свидетельствуют о разностороннем интересе к творчеству Есенина в Китае и вносят свой вклад в формирование мирового есениноведения [17].
В Китае написано 10 диссертаций о самых разных сторонах творчества Есенина. Например, в 2016 г. в Тяньцзиньском педагогическом университете аспирантка Ши Дунна под руководством профессора Цзэн Сыи защитила диссертацию на тему «Понимание экологии в поэзии Есенина» [6].
* * *
Благодаря усилиям нескольких поколений китайских переводчиков поэзия Есенина давно преодолела географические границы и вошла в фонд культурной сокровищницы русской поэзии. Сергей Есенин занял видное место в 3-томной «Истории русской и советской литературы», подготовленной издательством «Шэхуэй кэсюэ чубаньшэ». Поэзия Есенина доступна на многих сайтах
китайского Интернета.

№ 8 ●2017 АЗИЯ И АФРИКА сегодня 53

Список литературы / References

1. Ван Шоужэнь. Есенин и Китай // Современное есениноведение. 2007. № 6. (Wang Shouzhen. Esenin and China //
Current Esenin’s Study.№ 6) (In Russ.)
2. Савченко Т.К., Вэй Сюншэн. «Поэты – все единой крови»: Есенин и Китай // Современное есениноведение. 2015.
№ 2 (33) (Savchenko T.K., Wei Xiongsheng. 2015. “Poets – all one blood”: Esenin and China // Current Esenin’s Study.
№ 2 (33) (In Russ.)
3. https://book.douban.com/subject/20458954/
4. http://baike.baidu.com/item/%E9%A1%BE%E8%95%B4%E7%92%9E/3566810?fr=aladdin
5. http://www.baike.com/gwiki/%E5%A4%96%E5%9B%BD%E5%90%8D%E8%AF%97%E4%B8%89%E7%99%BE%E
9%A6%96
6. Shi Dongna. 2016. The Ecological Consciousness in Yecenin’s Poetry: master’s thesis (In Chin.) – www.doc.com/p-
3951558974286.html
7. Ван Нин. Перевод есенинской поэзии китайскими русистами и тактика решения переводческих проблем // Ино-
странные языки в высшей школе. Вып. 2 (37). Рязань, 2016. С.31-36 (Wang Ning. Challenges Facing Chinese Translators of
Esenin’s Poetry and Strategies of Making Informed Translation Decisions // Foreign Languages in Tertiary Education. Iss. 2
(37). Ryazan, 2016. P. 31-36) (In Russ.)
8. http://www.thn21.com/Article/shi/44820.html
9. Федоренко Н.Т. Китайская литература. М., 1956 (Fedorenko N.T. 1956. Chinese Literature. M.) (In Russ.)
10. Алкогольные напитки и поэтическое творчество // Китай (Alcogolic Drinks and Poetry) (In Russ.) –
http://www.kitaichina.com/se/txt/2013-06/26/content_551794.htm
11. Конрад Н.И. Избранные труды. Синология. М., 1977. (Konrad N.I. 1977. Selected Works. Sinology. M.) (In Russ.)
12. Попов О.П. Китайская литература. М., 2012 (Popov O.P. 2012. Chinese Literature. M.) (In Russ.)
13. Алкоголь и поэзия: китайский опыт // China Pictorial (Alcogol and Poetry // China Pictorial) (In Russ.) –
http://ru.gbtimes.com/kultura/alkogol-i-poeziya-kitayskiy-opyt 2014/11/25
14. Азиатская медь. Антология современной китайской поэзии / Сост. Лю Вэй-фэй. СПб, Петербургское востокове-
дение, 2007 (Asian Copper: An anthology of modern Chinese poetry / Compiler Liu Weifei. SPb: Peterburg’s Orieters Studies.
2007) (In Russ.)
15. Куликов В.С. Неизвестный Китай. М., 2005 (Kulikov V.S. 2005. Unknown China. M.) (In Russ.)
16. Соловьева В. Есенинский Центр в Китае: реализация проекта (Solovieva V. Esenin’s Center in China: project
realization) (In Russ.) – www.rsu.edu.ru/есенинский-центр-в-китае-…
17. Скороходов М.В. Обзор международной научной конференции «Есенин в литературе и культуре народов Рос-
сии и зарубежья» (Skorohodov M.V. A review of the international scientific conference “Esenin in the literature and culture
of the peoples of Russia and abroad (In Russ.) – http://cyberleninka.ru/article/n/obzor-mezhdunarodnoy-nauchnoykonferentsii-
esenin-v-literature-i-kulture-narodov-rossii-i-zarubezhya#ixzz4dNQ8NMyr__

№ 8 ●2017 АЗИЯ И АФРИКА сегодня 49
РОССИЯ – ВОСТОК
Источник: https://asaf-today.ru/images/AA_nomers/2017/201708/Gorbachev_esenin.pdf

Владимир Киреев, В-72. Ролик “Монастырь Шерубим”

Первый раз в монастырь Шерубим мы с дочерью попали в первых числах марта 2006 г. Хочу заметить, что в Сирии я проработал 3 года в конце 60-х и начале 70-х. А в 2006 г. Дочь предложила проехать “по местам боевой славы”.

Съездили в Маалюлю, посетили монастырь Святой Феклы, и тут водитель говорит: “Перед тем как ехать в Саеднаю хочу отвезти вас в одно место. Туристов и иностранцев туда не возят, да не многие сирийцы сами знают о его существовании. Те водители, которые знают, не любят туда ездить, так как машины у них слабые, а подъем крутой. Но поскольку вы русские, я вас туда отвезу, хоть это и не входит в программу экскурсии. Меня родители туда возили, когда я был еще мальчишкой, и там не было асфальтированной дороги”. Место расположено на горе, на высоте больше 2000 м над уровнем моря. Согласно преданию именно на эту гору спустился архангел Серафим в образе орла. Дорога туда настолько крута, что на подъемах закладывает уши, как в самолете.  Подъезжаем к горе и видим снежный завал. Все, дороги дальше нет. Вылезаем из машины, и асфальт просто бросается в лицо. Добившись равновесия, понимаем, что это уклон у дороги чуть ли не 45 градусов, и чтобы держать вертикаль нужно сильно наклонится вперед, иначе падение неминуемо. Забравшись на вершину, мы были поражены открывшимися перед нами видами. И где-то далеко внизу на дороге стояла наша машина.

Стучимся к монахам, дверь открывается. Монахов не много, не больше 10 человек. Это православный монастырь, основанный на месте языческого храма Солнца, поэтому вокруг много обломков солнечных часов.

Электричество в монастырь подается только для тусклого освещения помещений, обогрев происходит от печек “собий”, работающих на солярке, а вода либо привозная либо талый снег. Монах усаживает нас на диваны, представляется отцом Николасом, угощает кофе с кардамоном и вторично удивляется, узнав, что мы из России, т.е. православные. Ясир, водитель наш, мусульманин, но столько всего знает про религии, что мы с дочкой сидели, открыв рот, когда они с отцом Николасом беседовали.

Потом мы пошли в церковь, и наш водитель молился вместе с нами. Какая, в сущности, разница- Бог то он один. Уже позже наш водитель признался, что это самое лучшее место для общения с богом, а беседы с отцом Николасом для него всегда как бальзам для сердца. Приблизительно то же самое сказал и батюшка – видимо это их не первая встреча.

Второй раз в монастырь Шерубим мы с женой, ее подругой и ее дочерью приехали осенью 2008 г. Приехали и не узнали монастыря – так он разросся, обстроился и похорошел. Появилась каменная ограда и воротами. У ворот на стене закреплена памятная табличка. Внутри ограды возведено здание для гостей, установлен большой крест. Построен постамент для установки скульптуры Христа. На территории монастыря проводились раскопки в ходе, которых были обнаружены следы древних строений. Всего этого невозможно было бы с делать без поддержки и помощи Русской православной церкви и российских меценатов.

Погода нас не баловала, особенно если учесть высоту, на которой расположен монастырь. Отец Николас пригласил нас в гостевой дом. Расселись в креслах. Нас угостили знаменитым сирийским кофе с кардамоном и фирменным монастырским вином. Посидели, поговорили. Потом вышли на улицу, сфотографировались. Я поснимал видео. Мы тепло распрощались с настоятелем монастыря и поспешили в город Сеидная, в монастырь Сеиднайской Божьей Матери.

P.S. В октябре 2013 года, в праздник Покрова Божией Матери, в обители, на краю горы, в рамках российско-сирийского проекта была установлена монументальная бронзовая скульптура Христа Спасителя, отлитая в Армении. Ее высота составляет 32 метра. Скульптуру, с простертыми в благословении руками и названную «Я пришел спасти мир», видно с территории Израиля, Ливана, Палестины и Иордании. Она была создана с верой, что Господь наконец-то даст мир многострадальной земле Сирии.

Владимир Винокуров, З-71. Пломбированный экран.

Клевета на большевиков спустя сто лет получила всероссийскую трибуну

ИСТОРИЯ

Как-то незаметно для нашего государства прошла знаменательная дата столетия Октябрьской революции. Мы не увидели фейерверка над Москвой, как в свое время, не услышали выстрелов «Авроры» в Петрограде и торжественных речей из Кремля, Совета Федерации или Государственной думы. На Красной площади состоялся марш в честь 76-летия парада 7 ноября 1941 года. Только все чаще умалчивается, что потрясшее мир событие в прифронтовой Москве посвящалось 24-летию Великого Октября. Новое «белое пятно» в истории Отечества попыталось ликвидировать российское телевидение, показав несколько историко-художественных и документальных фильмов. Среди них особое место занимает разрекламированный «Демон революции».
Сериал из трех фильмов повествует о временах, когда Европа охвачена Первой мировой, а в царской России зреют перемены. Основной сюжет разворачивается вокруг Александра Парвуса (настоящие имя и фамилия – Израиль Гельфанд). Его играет Федор Бондарчук. В марте 1915 года, это исторический факт, Парвус предложил немецкому правительству подробный план организации революции в России, известный как «Меморандум доктора Гельфанда». Предлагалось устраивать стачки, подрывать мосты, поджигать нефтяные скважины и совершать другие террористические акты. Для этого лично Парвусом были разработаны четкие инструкции. Ключевая роль отводилась большевикам. Правительство Германии в лице статс-секретаря МИДа Г. фон Ягова выделяет денежные средства на революцию, а также организует возвращение Ленина из Швейцарии в Россию. Это станет катализатором последующих событий.
Одержимые «демонами»
По существу, речь в сериале идет о том, что Ленин (Евгений Миронов) оказался разменной фигурой. Германии требовалось поскорее завершить войну, которая не сулила ничего хорошего. И заслали вроде как Владимира Ильича при содействии Парвуса в Россию, чтобы совершить октябрьский переворот, а потом уйти с миром. А раз так, сразу возникает конспирологическая версия о «пломбированном вагоне» и его загадочном пассажире Ульянове, который возвращается домой с революцией на немецкие деньги.
«Помощь швейцарских и шведских социалистов да скромная сумма, присланная ЦК РСДРП(б), дали большевикам-эмигрантам возможность вернуться на родину»
При таком сценарии странно ожидать объективной оценки личности Ленина и революции. Будет ровно наоборот. Понятно, что не всем нравится Ленин и его идеи. Но зачем так злоупотреблять «мемуарами» офицера царской контрразведки Алексея Мезенцева, который по определению не может быть объективен по отношению к происходящим событиям? Естествен вопрос: так ли глубоко изучили историю столетней давности режиссер-постановщик Владимир Хотиненко и авторский коллектив, как заверяет нас в своих интервью Евгений Миронов?
Между тем существуют воспоминания швейцарского социал-демократа Фрица Платтена. На Западе его называют «человеком, который перевез Ленина в Россию». Помимо авторского изложения истории организации и осуществления переезда группы русских политических эмигрантов во главе с Ульяновым из Швейцарии через Германию в Россию, книга включает ряд документов, относящихся к этому делу, и воспоминания участников.
Многочисленные слухи вокруг этого факта, активно поддержанные российскими буржуазными газетами, возникли еще в 1917 году. Большевиков обвиняли во всевозможных преступлениях, начиная со сговора с правительством вражеской Германии и кончая утверждениями о шпионаже в ее пользу или о финансировании Вильгельмом II всей революционной деятельности РСДРП(б). Шквал сплетен был так силен, что перехлестнул границы воюющих стран и докатился до Швейцарии, где Платтена как доверенное лицо «немецкого шпиона» стали попросту травить. И он официально потребовал от руководства Швейцарской социал-демократической партии опровергнуть клевету и подтвердить его непричастность к каким бы то ни было тайным соглашениям с немецкой стороной, что и было сделано специальным решением.
Парвус и Платтен
Читатели книги «Ленин из эмиграции в Россию. Март 1917» получили информацию из первых рук. Фриц Платтен сопровождал Владимира Ильича и его товарищей до российской границы, проделав весь путь в известном «пломбированном вагоне». Закономерным представляется тот факт, что именно он – видный швейцарский коммунист, талантливый литератор – взял на себя миссию написать книгу о возвращении Ленина и его соратников в Петроград.
Платтен проделал кропотливую работу по сбору свидетельств. Найти документы о ходе переговоров с германским посланником в Берне бароном фон Ромбергом не составило большого труда, так как обсуждение возможности переезда эмигрантов в Россию велось совершенно открыто. Правда, еще тогда Ленин предполагал, что вокруг этого вопроса возникнут самые противоречивые толки. Именно поэтому он заручился специальным заявлением иностранных социалистов, которые засвидетельствовали, что единственный путь возвращения из эмиграции весной 1917 года мог проходить только через Германию. Все эти документы и материалы приведены в книге Платтена. Он же подробно объяснил, каким образом Временному правительству удалось нейтрализовать попытки революционеров приехать в Россию через страны Антанты – Англию и Францию.
Большое внимание Платтен уделил анализу возникших уже в 1917 году «шпионских» слухов. В частности, он изучил и ту роль в возвращении большевиков в Россию, которую сыграл упомянутый Парвус, авантюрист, которого авторы фильма «Демон революции» пытаются вернуть из забвения и спустя век придать ему известность среди широких масс. Цитирую Платтена: «В «шпионских» разоблачениях постоянно упоминалось имя Парвуса, неоднократно предлагавшего большевикам сотрудничество и деньги, начиная с 1915 года, и каждый раз получавшего решительный отказ Ленина. В марте 1917 года, узнав о том, что Ленин лихорадочно ищет любую возможность вернуться в Россию, Парвус тут же появился на горизонте. Через посредников он предложил довезти В. И. Ленина и Г. Е. Зиновьева до Берлина и дать денег на проезд. Поняв, кто стоит за «доброжелателями», Ленин категорически отказался. Парвус не оставлял попыток встретиться с Лениным и во время переезда, причем проявлял такую назойливость, что 30 марта в Стокгольме Ленину пришлось даже запротоколировать свой отказ от встречи с ним».
Большой фактический материал, многочисленные документы позволили Платтену аргументированно доказать непричастность большевиков и лично Ленина к каким бы то ни было связям с германской разведкой. Весьма полезным для многих стало и то, что автор, готовя первое издание, не ограничился собственными соображениями о событиях весны 1917-го и анализом документов, но привел некоторые принципиально важные материалы в приложении к книге. Среди них «Протокол о проезде Ленина через Германию в 1917 году» и документы о деятельности Р. Гримма, принявшего участие в подготовке эвакуации русских революционеров на родину и потому обвиненного в деятельности в интересах Берлина. Эти материалы не только дополняют работу Платтена, но и позволяют читателю самостоятельно изучить детали сложной политической игры, которая началась вокруг проезда Ленина и его спутников через Германию. В документах хорошо прослеживается попытка тотальной компрометации большевиков со стороны российских буржуазных партий и Временного правительства, которая в конечном счете провалилась, хотя ее отголоски слышны и поныне. К великому огорчению, появились они сегодня и в отечественном кинематографе.
Книга Платтена увидела свет в 1925 году в Берлине на немецком языке и почти сразу была издана на русском «Московским рабочим» тиражом 10 тысяч экземпляров. К сожалению, она оказалась упрятана в спецфонд, где пролежала более 60 лет, будучи недоступной широкому читателю.
Почему ее постигла такая участь? В книге упоминаются имена «врагов народа» – Троцкого, Зиновьева, Радека и других. Более того, в приложении публикуются статьи-воспоминания Г. Е. Зиновьева, К. Б. Радека, Я. С. Ганецкого, рассказывающие о некоторых подробностях путешествия в «пломбированном вагоне». Да и сам автор книги Фриц Платтен, один из организаторов той поездки, не избежал причисления к «врагам народа», отбывал пять лет в лагере в Архангельской области и ушел из жизни накануне истечения срока заключения. По иронии судьбы это произошло в день рождения Ленина – 22 апреля 1942 года.
А может быть, сам Платтен был агентом иностранной разведки? Этот вопрос задавали себе сталинские следователи. Платтен последовал за Лениным в Россию, закрыл его своим телом во время покушения в январе 1918-го, при этом был ранен. В знак благодарности Крупская вручила Платтену браунинг с дарственной надписью «За спасение нашего Ильича». Именно за незаконное хранение оружия, а не за работу на иностранную разведку отбывал срок швейцарский коммунист.
На его родине в репортаже, показанном в 2014 году, телевизионщики возвели Платтена в ранг романтического революционера, поборника социалистического государства и пропорционального представительства, который заслужил большей славы. Тогда же в Швейцарии вышел документальный фильм «Красный Фриц. Эпоха революций и судьба Фрица Платтена» режиссера Хелен Штели Пфистер. В ленте отчетливо проходит мысль: решившись ехать через воевавшую с Россией Германию, Ленин и его соратники прекрасно понимали, что недруги воспользуются этим, чтобы изобразить их изменниками, агентами Вильгельма и т. п. Подчеркивается, что это была частная инициатива Фрица Платтена, ничего общего не имевшая со сговором с Германией. Он познакомился с Лениным на международной конференции социалистов в Циммервальде в 1915 году и, когда тот после свержения царя попросил Платтена вести переговоры с немцами, почувствовал себя «глубоко обязанным» Ильичу.
Продолжение следует

Владимир Винокуров,
профессор Дипломатической академии МИД России, доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 46 (710) за 29 ноября 2017 года

Isaenko

Анатолий Исаенко, Запад 1968. Мы запомним суровую осень 1967 года.

ЛЕГЕНДАРНЫЕ ПОЛЕТЫ В ЙЕМЕН 50 ЛЕТ НАЗАД

Военные переводчики знают Йемен более 55 лет. Запомнилась осень 1967 года: «Мы запомним суровую осень…». Моя память часто возвращает меня в Йемен. Заглянув в БСЭ, я прочитал: « В результате антимонархической революции 26 сентября 1962 в Северном Йемене провозглашена Йеменская Арабская Республика (ЙАР)». Молодые офицеры запросили помощь извне. Через несколько дней после переворота в порту Ходейда начал высадку египетский экспедиционный корпус. Началось пятилетнее пребывание там египетских войск, численность которых в разное время была от 15 до 70 тысяч. Египтяне защищали республику. Развязалась гражданская война между роялистами и сторонниками республики. Все эти события связаны с работой наших пилотов и переводчиков, с которыми мне приходилось встречаться и работать.

В январе 2004 года на встрече ветеранов боевых действий в Египте выступил пожилой летчик. Он сказал, что в 1962 в Египте на бомбардировщике он выполнял боевое задание, а рядом на таком же самолете летал Хосни Мубарак – бывший президент Египта. Они совершали полеты в Йемен. В 1967 году наступил и наш черед. Однако поскольку в моем рассказе будет часто звучать слово рука, то начну с событий прошлого века. Лет двадцать назад я участвовал в мероприятии Российского Палестинского Общества (РПО). На фуршете мое внимание привлек пожилой человек со многими орденскими планками на груди. Чтобы начать разговор я сказал ветерану:

– «Судя по наградам, передо мной или полковник, или генерал?». Тут же последовал ответ:

– « Вы знаете, я полковник КГБ. В 1956 г. в Йемене я был сотрудником посольства, а нынешний председатель РПО, посол П. в то время был переводчиком арабского языка ». Я сказал, что бывал в Йемене, в Сане видел место, где когда-то рубили руки и казнили осужденных. А в Египте местный капитан рассказывал мне, что он наблюдал, как отрубили кисть йеменскому мальчику за то, что тот подкладывал мины под боевую технику. Тут я попал в точку. 

Полковник вынул из кармана целую дюжину пожелтевших фотографий полувековой давности. Все они были посвящены казням: жертвы и палач были в белых галабеях до и после экзекуции. Зрелище жуткое, после просмотра фотографий казнь Пугачева кажется чем-то ординарным. Но вернемся в 1967 год. Официально события излагались так: «Воспользовавшись тем, что в 1967 г. египетские войска были выведены из ЙАР, монархические силы организовали в конце 1967 – начале 1968 наступление наемных отрядов на Сану и блокировали ее. Однако, благодаря дружеской поддержке со стороны СССР, попытки взятия Саны провалились». Для спасения республики СССР организовал воздушный мост. Мы в это время учились на пятом курсе ВИИЯ. Многих слушателей нашего и других курсов, ранее побывавших за рубежом, срочно бросили на лингвистическое обеспечение этого воздушного моста. На этот раз ГШ постарался – были ликвидированы ошибки предыдущих полетов – нас включили в состав экипажей, выдали талоны на питание по летной норме, а в самолетах выделили парашюты.

Маршрут полета был длинный: Будапешт, Каир или Асуан, Сана. Переводчики поддерживали связь на английском языке по маршруту полета от Югославии (Дубровник ) и до места назначения. Садимся на аэродроме в Сане. Нас встречает военный атташе в бежевой форме и знакомый переводчик-арабист К., выпуск ВИИЯ 1965 г. Эта встреча была для меня симптоматичной – такую же бежевую форму я носил через пять лет, будучи военным наблюдателем ООН, а переводчика К. встретил на работе в Дамаске ( он был начальником корпункта ТАСС) . Военный атташе пошел здороваться с экипажами, а переводчик рассказал о положении в республике. Разгрузка самолетов шла полным ходом, переводчик обратил наше внимание на группу людей в национальной одежде с кривыми ножами « джамбия » в ножнах. Это были местные шейхи, прибывшие для осмотра привезенных нами «гостинцев». Позже нам удалось посмотреть почти одноэтажную столицу и ее немногие достопримечательности. Интенсивность полетов была высокой, и многие сумели сделать по пять рейсов. Но все было бы хорошо, если бы не трагический случай.

В Венгрии 8 декабря 1967 года при взлете транспортный самолет АН-12 взорвался в воздухе, погиб экипаж и мой однокурсник В. Детенышев. Останков было мало, нашли только руку. Однокурсник погиб за Йемен, открыв список нового мартиролога переводчиков. Помянем его.Requiem aternam – вечный покой даруй ему.

Вскоре возник вопрос о назначении пенсии семье погибшего. Взволновался весь курс. Дело в том, что многие из нас на срочной службе числились уже девятый год (три года срочной службы и шестой год в институте после загранкомандировки). Соответственно, пенсия назначалась как рядовому и сержантскому составу, хотя это звучало так: «слушатели военных ВУЗов, не имеющие офицерских званий». Политотдел несколько раз зачитывал нам это положение, но мы не успокаивались. Командование пообещало обратиться с ходатайством к Министру Обороны. Не помню чем, все это закончилось. Вскоре начались выпускные экзамены, и нас разбросало по горячим и холодным точкам планеты. Все это происходило в прошлом веке. Будапешт – Средиземное море – Каир – Асуан – Красное море – Ходейда – Сана – этапы большого пути.

Свой рассказ я сверил с законом « О ветеранах», где в перечне государств и периодов ведения боевых действий записано:

● Боевые действия в Йеменской Арабской Республике: с октября 1962 года по март 1963 года; с ноября 1967 года по декабрь 1969 года.

● Боевые действия в Египте (Объединенная Арабская Республика): с октября 1962 года по март 1963 года; …

Взглянем на это время глазами памяти.

Анатолий Исаенко А. З-68

Военный университет приглашает на День открытых дверей

Военный университет МО РФ приглашает абитуриентов и их родителей на День открытых дверей, который состоится 9 декабря 2017 года в 11.00 по адресу: г. Москва, ул. Волочаевская, д. 3/4. Посетители получат ответы на вопросы об особенностях организации приёма в высшее военно-учебное заведение, прохождения медицинского освидетельствования кандидатов на поступление, определения их профессиональной пригодности, оценки уровня физической подготовленности.
Военный университет – ведущий учебно-методический и научный центр Вооружённых Сил России. В 2018 году Военный университет организует набор курсантов по семи специальностям высшего образования: «Психология служебной деятельности», «Педагогика и психология девиантного поведения», «Военная журналистика», «Экономическая безопасность», «Правовое обеспечение национальной безопасности», «Перевод и переводоведение», «Дирижирование военным духовым оркестром».
Абитуриенты смогут ознакомиться с учебно-материальной базой вуза, условиями проживания, питания, особенностями службы и быта курсантов и студентов, а также посетить интересующий факультет.