Смирнов С.З. О моём участии в войне с Японией в августе 1945-го года

Лымарь Г.И., «Запад-74»: Предлагаю вниманию нашего сообщества воспоминания выпускника ВИИЯ КА, ветерана Великой Отечественной войны СМИРНОВА СЕРГЕЯ ЗАХАРОВИЧА о боевых буднях военного переводчика в период войны с Японией и освобождения Китая.

     Я окончил факультет западных языков ВИИЯ в 1974-ом году. С Китаем же меня связывают три нити превратностей судьбы.
     Но об этом — после рассказа нашего глубокоуважаемого, здравствующего ныне Сергея Захаровича Смирнова.
     «О моем участии в войне с Японией в августе 1945-го года. К 75-летию Победы над милитаристской Японией. 
     На следующий день после капитуляции Германии я получил уведомление выехать на Дальний Восток. Сдав досрочно экзамены за 3-й курс Военного Института Иностранных Языков КА, в котором я учился, через семь дней, проведенных в плацкартном вагоне скорого поезда, я прибыл в г. Владивосток. Оттуда был командирован в городок Гродеково, где размещался штаб 5-ой Армии, которая была переброшена сюда из Германии, где брала штурмом город Кёнигсберг. Вскоре я был назначен переводчиком китайского языка при штабе 5-й Армии 1-го Дальневосточного фронта.
     До наступательной операции я и шесть других работников штаба занимались в основном изучением данных о противнике. Мне поручалось наносить на карте дислокацию японских частей и японских дотов вдоль границы.  Интересно, что нашей 5-ой Армии в Маньчжурии противостояла и 5-я Армия японцев. Штабисты занимались также “играми” с учетом рельефа территории Маньчжурии. При этом детально изучался материал пособия «Маньчжурия.
Театр военных действий”, один экземпляр которого имелся у начальника штаба Армии.
     Кроме этого, я участвовал в допросах китайских лазутчиков. Допросы проходили ночью и сильно меня изматывали, тем более что днем надо было готовить отчеты о допросах. Допросы проходили так: автоматчик вводил лазутчика. Майор доставал из ящика пистолет и клал его на стол. Из другого же ящика доставал плетку. Таким приемом майор рассчитывал “расколоть” шпиона. Этот прием, наверное, действовал на немцев, но не на китайцев, и это, видимо, потому, что все они были наркоманами. Помню такой случай: китаец, которого мы допрашивали, попросил выйти по нужде. Из палатки вышли автоматчик и я. Вдруг китаец рванул вперед и бросился с обрыва головой о камни.Я подбежал и спросил, почему он  хотел покончить собой. Китаец, истекая кровью, повторил заученную легенду лазутчика.
     Самой ценной информацией, полученной при допросах, были сведения о том, что японские и китайские солдаты,
дежурившие в дотах, спят по ночам и даже уходят отдыхать в казармы. Эта информация, полученная также ранее из других источников, послужила основой для приказа главкома маршала Василевского о наступлении наших войск по всему фронту без артподготовки, в один день и в один час.
     8-го августа в час ночи меня разбудил штабной капитан. Сказал коротко: ” Началось!” Я вышел на улицу. Было очень тихо, нигде ни огонька. Оказалось, что специально подготовленные штурмовые отряды под покровом ночи бесшумно переправились через реку Амур и сходу захватили доты японцев без единого выстрела.Так был открыт путь для наступления наших основных сил.
     В течение первых дней 5-я Армия продвинулась на 200 км. Наш штаб еле поспевал за наступающими войсками.
12 августа штаб разместился в открытом поле недалеко от города Муданьцзян. Здесь уже шел ожесточенный бой. Казалось, снаряды рвутся совсем рядом, а пули свистят над головой. Особый страх наводили наши штурмовики. Когда они пролетали, сбрасывая бомбы и строча из пулеметов, офицеры штаба разбегались в поисках укрытия. И не без основания — от огня штурмовиков пострадали и наши солдаты. На месте остался только начальник штаба и я. Он, прошедший всю войну с Германией, ничего не боялся. А я остался потому, что мои ноги одеревенели от страха и я не мог сдвинуться с места. В течение трёх дней 5-я Армия атаковала, но не могла взять Муданьцзян. Попытки обойти его с флангов не были успешными, японцы не раз сами контратаковали. Взять город удалось после того, как к операции подключилась 1-я Армия. Японцы потеряли здесь 40 тысяч солдат убитыми, то есть половину всех потерь за все время войны в Маньчжурии.
     В ходе наступления наших войск я выполнял обязанности адъютанта начальника штаба 5-ой Армии,а также занимался переводом захваченных документов. Однажды полковник принес мешок с документами на китайском и японском языках и сказал, чтобы я сделал их перевод к утру следующего дня. Мне удалось перевести лишь заголовки документов — уставов, копий приказов и пр. Начальник был очень недоволен.  Смягчился он лишь после того, как я перевел листовку, в которой говорилось о том, как надо вредить ” красным агрессорам”- спаивать их
женьшеневой водкой и заражать венерическими болезнями. Кстати, немало наших офицеров от этого пострадало.
     В течение всей войны я безотлучно находился при полковнике, выполнял его поручения, выезжал в расположение дивизий для передачи его письменных и устных распоряжений. Отдыхать приходилось урывками. К тому же в домах, где приходилось иногда ночевать, были мириады мух, которые жужжали и кусали, не давая спать.
     После капитуляции Квантунской армии у меня и других переводчиков было много работы. Надо было выезжать в расположение японских частей,чтобы разоружать японских солдат и направлять их в места сбора военнопленных. Мне приходилось не раз участвовать в таких поездках, которые, как правило, проходили без происшествий. Обычно японцам приказывали выстроиться и по очереди бросать оружие в указанное место. Но однажды произошла осечка.
Мы — майор, автоматчик, шофер и я — прибыли в японский военный городок для приема капитуляции. Нас немедленно окружили японские солдаты с оружием в руках. Среди них был полковник, который заявил,что сдаваться он не намерен и его солдаты сдавать оружие не будут, поскольку он ничего не слышал о капитуляции
Квантунской армии. Создалась опасная ситуация, разрядить которую удалось лишь благодаря вмешательству фронтовой разведки.
     Мне также приходилось не раз посещать лагеря военнопленных — всего 600 тысяч солдат — и готовить их к переброске в СССР. Однажды полковник взял меня в поездку в один из лагерей, где произошло ЧП — сбежал японский солдат. По прибытии в лагерь немедленно вызвали старшего по званию японского офицера. Наш полковник начал отчитывать японца за отсутствие дисциплины среди военнопленных. Чем больше горячился наш полковник, тем больше поклонов делал японец и тем больше он изображал улыбку. Это взбесило нашего офицера и я видел, что он еле сдерживается, чтобы не ударить или даже застрелить его. Позже выяснилось, что японец не смеется, а вот таким образом вежливо воспринимает сделанный ему выговор. Такова традиция японцев — на критику отвечать подобострастной улыбкой и поклоном.
     Я участвовал также в учете захваченного у японских войск и продовольствия. Оружие позднее было предоставлено Компартии Китая, которая с его помощью одержала победу над Гоминьданом. Продовольствие же было передано нашим войскам. Важно отметить, что свежие продукты — мясо, овощи, картофель —  наша армия не изымала у китайцев, а закупала у них на оккупационные юани Красной Армии. Зарплату советские офицеры получали такими же денежными знаками.
     В конце пребывания в Маньчжурии я был включен в оперативную группу, которая собирала информацию об этой территории. Но об этом в другой раз.
     В конце войны 5-я Армия была реорганизована, сотрудники штаба армии получили новые назначения, некоторые демобилизовались, а мне разрешили выехать в Москву для продолжения учебы в ВИИЯ КА.
     Смирнов Сергей Захарович
     Участник ВОВ, Почетный работник МИД России»
     Лымарь Г. И., «Запад-74».
     Вот как моя судьба оказалась трижды связана с Китаем.
     1. Мой отец, Лымарь Иван Павлович был призван в армию в 1937-ом году и направлен в Забайкалье, где проходил службу в авиационной дивизии в составе группировки советских войск, которая дислоцировалась там до 1945-го года для отражения возможных боевых действий японцев с территории захваченного ими Китая.
     С августа 1945-го он участвовал, как и Сергей Захарович, в войне против Японии. После Победы продолжал
службу в авиадивизии  вплоть до 1953-го года в составе наших войск, находившихся тогда в освобождённом Китае.
     2. В 1946-м году отец во время отпуска на малую Родину женился и привёз жену к месту своей службы в Китай. Вот так я и родился в г. Далянь (Дальний), на берегу Жёлтого моря, где дислоцировалась наша авиационная дивизия. Есть свидетельство о рождении, выданное Генконсульством МИД  СССР в Даляне. В Китае я прожил 6 лет. Детская память многое сохранила о китайских реалиях того времени.
     3. В 1967-м году весной я был призван в армию. Нас привезли в Забайкальский военный округ, где под Читой в танковой учебной дивизии меня подготовили  на командира танка Т-62. Учёба была ускоренной, всего 6 месяцев — антисоветский психоз в Китае достиг тогда своего апогея и китайцы угрожали устроить Советскому Союзу вооружённые провокации и сорвать тем самым юбилейное празднование 50-летия Октября — 7-го ноября 1967-го года. Вот и понадобились срочно кадры танкистов — кроме штатных средних танков на ходу, в полку на консервации и обслуживании (это уже в Улан-Удэ) находилось ещё несколько десятков тяжёлых танков ИС-3. 
      Так что, в случае нападения китайцев, мне пришлось бы на своём танке утюжить китайскую землю, на которой я родился, и, возможно, дойти до самого «родного» Даляня… Но это было бы очень и очень маловероятно…
      Китай всё же попытался показать нам «кузькину мать», устроив в 1968-м году гнусную провокацию на острове Даманский, относительно недалеко от места моей службы. Тогда погибло более 60-и наших солдат и офицеров. А недавно Даманский стал принадлежать Китаю…
     В 1969-м году я уехал из Улан-Удэ поступать в ВИИЯ, закрыв навсегда китайскую линию в своей жизни…
Фото 1 и 2 — Сергей Захарович Смирнов;
Фото 3 — сдача оружия пленными японцами;
Фото 4 — подписание Акта о капитуляции Японии:
Фото 5 — вступление советских танкистов в Далянь (Дальний), Китай;
Фото 6 —  участник войны с Японией Лымарь И.П. с женой, Далянь, 1946-й год;
Фото 7 — командир танка Лымарь Г.И., Улан-Удэ, 1968-й год.

 

 

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.