Сергей Лебедев, З-74. Встреча с прошлой войной….

« И залпы башенных орудий, В последний путь проводят нас…». (из фронтовой песни танкистов и самоходчиков).

Встреча с прошлой войной… Однажды, я возвращался в Каир с Синая после недели патрулирования в районе Эль-Накла. Путь был долгий, и я уже начал посматривать на стрелку бензобака, чтобы подзаправить старый ооновский джип «Большой Чероки».

Бензоколонка была совершенно раздолбанная, но насосы исправно работали. Араб-заправщик приветливо улыбнулся и спросил: «Сколько литров ?». Залив полный бак и расписавшись в заправочной ведомости, я уже собирался садиться в машину и ехать дальше, как вдруг, заметил подъезжающий белый Мерседес, из которого вышла, неожиданная для этих пустынных мест, пара: пожилой мужчина, хромающий на правую ногу, с изувеченной и, видимо, обожженной когда-то рукой и красивая немолодая блондинка, лет 50-ти. Женщина стала разговаривать с заправщиком, а мужчина упёрся взглядом в мою форменную нашивку на левом рукаве с гербом Советского Союза, затем, как бы не веря своим глазам, схватил мой рукав здоровой рукой и хрипло спросил: «Русланд…!?». 

Я освободил свою руку, посмотрел этому немцу прямо в глаза, и с удовольствием ответил: « Да, Русланд!». Ещё пару секунд он был в довольно сильном внутреннем напряжении, соображая, что здесь, в Египетской пустыне, делает этот русский майор в ооновской форме, потом как-то сник и произнёс, коверкая полузабытые русские слова: «К-Курск, П-Прохоровка…,бр-ррррр, какой ужас!». Ничего не говоря, он медленно повернулся и, прихрамывая, пошел обратно к своему Мерседесу. Под Эль-Наклом осталось много искорёженной арабской и израильской техники после боёв за Синай в 1973 году.

Время от времени, сюда заезжают любопытные туристы поглядеть на обожжённые останки «Центурионов», «Паттонов» и даже неутомимых тридцатьчетвёрок, наполовину засыпанных синайским песком. Вот, видимо, и этого старого немецкого танкиста Панцерваффе, уцелевшего в боях под Курском в 43-м, потянуло посмотреть на старое поле боя войны Судного дня в синайской пустыне по дороге на Сант-Катерину и Шарм-Эль Шейх. Я продолжил свой путь и уже до самого Каира думал о своём собственном деде-Иване Пожарском, который тоже воевал на Курской дуге. Уж не его ли самоходка СУ-76 зацепила этого немца ? Два Ордена Славы и две Красных Звезды за 2 уничтоженных «Фердинанда» и десятки орудий противника вместе с личным составом… Его боевая машина была подбита в октябре 1944 года, в 5-ти километрах от границы с Восточной Пруссией, рядом с посёлком Паявонис, теперь уже в Литовской республике. Дед и его экипаж лежат там и поныне, на воинском кладбище, которое мы отыскали с помощью сайта МО «Мемориал». Это и есть – мой Бессмертный полк. Вот такая, братцы, встреча с прошлой войной…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.