К 50-летию поступления в ВИИЯ. “Степановский” курс.

Летним августовским днем 1970 года перед столовой институтского полевого лагеря вблизи Звездного городка выстроилось свыше трехсот молодых людей, объединенных приказом по Военному институту иностранных языков о зачислении слушателями на 1-ый курс 2-го, Восточного, факультета. Гамма чувств – надежда, волнение, любопытство – при объявлении «языков». Первый полукурс, по языковым группам, китайский (пять групп, которые, по мере убывания слушателей, были впоследствии переформированы в четыре), тайский, японский, вьетнамский, бирманский, индонезийский, иврит, амхарский, персидский. Второй полукурс – пять учебных групп (которых также к концу обучения осталось четыре) – арабский язык. Состоялся первый рекорд Востока-75: в истории института не было другого столь многочисленного набора. На снимке – 1-ая учебная («китайская») группа «в лагерях», 1971 г.

Начальником курса был майор (с 1973 г. – подполковник) Степанов Валентин Сергеевич (на фото – в «полевой» обстановке), сын второго в истории начальника ВИИЯ (1942-43 г.г.) полковника Степанова Сергея Николаевича, погибшего в 1944 году на фронте. Между собой на курсе многие звали начальника курса «Стива» (хотя наши «арабы» чаще называли «Валей»). Ведь о том, что в военных учебных заведениях никто без кличек не обходился, известно еще из воспоминаний «нашего» генерала А.А. Игнатьева. Степанов Валентин Сергеевич – настоящий офицер, оставался недосягаемым примером для подражания для многих слушателей нашего курса. Только наш курсовой начальник умел с таким достоинством, можно сказать, щеголевато, носить офицерскую форму и выглядеть всегда очень элегантно. Соответствующего отношения к форме и выправке требовал и от нас, своих подчиненных, жестко расправляясь с «неуставщиной» в виде хромовых сапог, подрезанных шинелей, вставок в погоны и т.д. Порой поступал сурово: сутки ареста раздавал без сантиментов, то есть бывал по-командирски строг, но справедлив и по-человечески очень понятен. В филологическом смысле в выступлениях перед строем слушателей он считался виртуозом. Ловили каждое его слово, с благодарностью воспринимая природный юмор, оптимизм и иронию своего старшего наставника. В открытой улыбке, светлых приветливых глазах без труда угадывался незаурядный ум и человеческое обаяние этого человека. Поэтому все его воспитанники или уважали его, или любили. Тем, кому он доверял, а к пятому курсу таких стало немало, легко мог пойти навстречу. За время нашей учебы Валентина Сергеевича наградили орденом «За службу Родине в ВС СССР» III степени, а после выпуска перевели в Генштаб. В истории Института бывало, что начальники курсов за службу делали не один, а два выпуска. Мы знали, что Степанов В.С. довел до нас «по наследству» один из выпускных курсов, но наш «степановский» – от первого вступительного до пятого выпускного – был единственным. Вспомним здесь и боевых помощников начальника курса – курсовых офицеров капитана Жабинского, капитана Назимова и старшего лейтенанта Вербицкого (в обиходе – «Гена-крокодил»). Ушел из жизни Валентин Сергеевич в начале 2000-х. Скорбя, мы, его питомцы, ощутили уход своего командира и Человека, как личную потерю.

Учеба – учебой, а жизнь на курсе была интересной. Вторым отличием «степановских» в истории ВИИЯ стало рождение на первом полукурсе легендарного ансамбля «Спектр», известного в 70-е далеко за пределами района Лефортово. Уместно процитировать воспоминания одного из создателей «Спектра» Саши Сидорова: «…Пиком славы стало наше выступление в Политехническом музее. Первый состав группы, что бы ни писали потом забывчивые друзья, родился на «степановском» мега-курсе и был, в основном, «китайским». В качестве солиста и аккордеониста выступал Саша Бодрягин, на басе дергал струны Сережа Стецун, я выдавал ритм на крутой по тем временам электрогитаре чешской марки «Торнадо». «Золотым» голосом и скрипачом группы заслуженно стал «таец» Вадик Михневич. Игорь Переверзев с младшего курса возник в составе чуть позже и добавил группе профессионализма своей виртуозной игрой на фортепьяно». Следует добавить, что и на втором полукурсе пользовалась успехом музыкальная группа в составе, в частности, Валерия Бибикова и Александра Григоровича.

«Степановские» стали пионерами и в самодеятельном драматическом искусстве: о виияковских спектаклях «Последний бой Сальваторе Альенде» и «В списках не значился», поставленных в 1974-1975 г.г., можно прочитать не только в «Красной звезде», но и художественной литературе, например, в романе Андрея Константинова и Бориса Подопригоры «Если кто меня слышит».

Здесь следует не идти против истины и прямо сказать, что заводилой в театральной деятельности и режиссером всех спектаклей был старшина первого полукурса Шура Запорожский (по кличке «Запор»). Организаторских способностей у него хватало на двоих. Но…! В июне 2003 года Московский окружной военный суд признал полковника СВР в запасе Александра Запорожского виновным в государственной измене в форме выдачи гостайны (статья 275 УК РФ) и приговорил к 18 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Этот печальный для Востока-75 факт тоже запечатлен в скрижалях истории «степановского» курса.

Окончание 5-го курса совпало с празднованием 30-летия Победы. Тогда, в мае 1975-го, интересно было наблюдать, как в наше метро «Бауманская» одновременно входили ветераны войны с колодками наград и молодые военные, офицеры и курсанты, парадные кителя которых украшали не только советские ордена и медали, но и яркие звезды арабских наград за участие в войне на Ближнем Востоке 1973 года. В основном, у нас это были ребята со второго полукурса. Но и на первом полукурсе имелись награжденные: несколько человек получили медали «За боевые заслуги» после полетов на самолетах ВТА в качестве бортпереводчиков. «Арабы» постоянно уезжали в командировки в Египет, Сирию, Ирак и т.д. С первого полукурса только группу иврит отправляли в море на кораблях ОСНАЗ и в страны Ближнего Востока. Время боев в Эфиопии, Анголе, Афганистане тогда еще не наступило.

В последний раз мы собрались вместе при выпуске из Института 25 июня 1975 года (см фото). В строю на плацу ВИИЯ стояли лейтенанты Сухопутных войск, Военно-Морского флота, ВВС и КГБ СССР. Потом на долгие годы все разъехались к местам службы: от советского Дальнего Востока, Забайкалья и Средней Азии – до Прибалтики, от Китая, Сингапура и Вьетнама – до США. Служили все по-разному, но друг друга из виду не теряли. И закончили по-разному: кто пораньше в начале 90-х ушли капитанами и майорами, кто попозже – полковниками и подполковниками. Есть генералы. Обычный виияковский расклад.

Из первого полукурса Институт закончили 98 человек, более 20 из поступивших по разным причинам до выпуска не дошли. С «арабским» полукурсом вопрос сложнее: кто поступал с нами в 1970-м, в большинстве своем, из-за длительных командировок выпускались на полгода или на год позже. Однако многие из них, выпускники зимы 1975 г. («декабристы») и лета 1976 г., считают себя «степановскими». В выпуске 1975-го года были и ветераны ВИИЯ, учившиеся между выездами в арабские страны по шесть или семь лет. Реальным остается факт, что за первые два года учебы из 189 поступивших «арабов» «отсеялось» 79 чел. Таким образом, за пять лет учебы «потери» Востока-75 составили более 100 чел., т.е. практически треть первоначального состава.

По-разному сложились у «наших» судьбы после увольнения в запас, кто-то был более успешен, кто-то менее. Это отдельный разговор. Сейчас, когда всем за шестьдесят, главный вопрос: как здоровье? А здоровье подводит многих. К сожалению, к 2015-му году 20 человек с первого полукурса и 13 со второго завершили свой земной путь. Мы вдруг стали внимательнее друг к другу, поэтому актуальными стали встречи выпускников-«степановцев», когда так хочется посмотреть друг на друга, поговорить спустя сорок лет, вместе порадоваться хорошему, погрустить о потерях. И вспомнить ту нашу пору, когда, казалось, были открыты все пути и не было ничего невозможного, а энергия кипела – всех девчонок хотелось любить, а водку – всю выпить. Славная молодость – сладкое время…

Огромная благодарность нашему организационному ядру: Игорю Гончарову (персу), Толе Алексеенко, Саше Бодрягину, Олегу Елгазину (китайцам), Коле Мишину (тайцу), Сереже Ковалеву (амхару), Владу Кудряшову (арабу), кто, не считаясь со временем, подготовил две ветеранские встречи в ресторане «Суворов» в 2014-ом и в 2015-ом годах! При этом в 2015-ом – с посещением бывшего ВИИЯ на улице Волочаевской. На снимке – встреча через 40 лет, 12 апреля 2014 г. Большинству наших товарищей нужно это общение: мы съезжаемся из разных городов России и из-за ее пределов. Есть надежда, что «степановский» курс, поддерживая традицию, еще не раз соберется вместе.

Автор – Дроканов И., при участии – Алексеенко А., Горелого Е., Кудряшова В.

One thought on “К 50-летию поступления в ВИИЯ. “Степановский” курс.

  1. Рябов Михаил (В-74). Дорогие друзья мои! Хочу внести ясность. Одна из представленных фотографий “степановского” курса, обозначенная в тексте как сделанная на выпуске 25 июня 1975 года никак не может быть таковой. По той простой причине, что на ней запечатлены слушатели-арабисты двух курсов (1967 и 1968 годов поступления), примкнувшие к вашему “степановскому” курсу по возвращении из служебных командировок 1-го сентября 1973 года и выпустившиеся из ВИИЯ 29 июня 1974 года. В том числе, ваш покорный слуга…
    Кстати сказать, ни у кого из моих однокурсников такой фотографии почему-то не оказалось. Поэтому обращаюсь с нижайшей просьбой к авторам материала скинуть мне ее на E-mail (mryabov@inbox.ru), чтобы я мог послать ее другим ребятам…
    А “Валю” (Валентина Сергеевича) Степанова и мы (“назаровцы” образца 1967 года и наши коллеги, “яшинцы”, образца 1968 года) тоже вспоминаем. Хотя знали его всего 10 месяцев…
    Спасибо!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.