Владимир Княжев, Восток 1974. Национальный стяг

flag

Лишних и случайных слов в языке не бывает. Когда явления, обозначенные словами, исчезают, эти слова переходят в копилку языка и получают название «архаизмы», или умирают совсем.
Но есть такие слова, жизнь которых продолжается столько, сколько живут на свете люди, говорящие на своем языке. Среди них я выбрал, наверное, самые важные для нас слова: флаг, знамя, штандарт и стяг. Сегодня над нами развевается трехцветный флаг.
Этот флаг является Государственным флагом России – т.е. разноцветное полотнище имеет соответствующий статус. Флаг имеет официальное описание:
Официальный государственный символ, наряду с гербом и гимном. Представляет собой прямоугольное полотнище из трех равновеликих горизонтальных полос: верхней – белого, средней – синего и нижней – красного цвета. Отношение ширины флага к его длине составляет 2:3.
Однако в описании отсутствует объяснение цветов столь значимого для граждан страны символа.
В Российской империи соотносили цвета полос – белый, синий и красный – с историческим делением Руси на Белую, Малую и Великую, что имело отражение в полном титуле царей и императоров России: «Всея Великия и Малыя и Белые России», на территории которых проживали великороссы, малороссы и белорусы.
Существовали также вольные трактовки цветов Российского флага: белый почитали цветом свободы, синий считался цветом Богородицы, а красный соотносили с державностью. Однако эти трактовки никакого официального закрепления не получили и особой популярностью не пользовались.
А вот объяснение наличия белого, синего и красного цветов на Российском флаге, дававшееся кадетам в Императорских кадетских корпусах на протяжении всего периода их существования, включая и послереволюционный, в течение которого они находились на территории Югославии, произвело на меня сильное впечатление.
Командиры учили юношей тому, что белый цвет означает чистоту помыслов и благородство души, цвет мощи стихий – синего неба и синего моря – это сила Духа, а красный цвет говорит о любви сынов и дочерей к Родине и Отечеству, об их готовности пролить ради них свою кровь.
Такая трактовка цветов Российского флага естественным образом превращает его и в знамя, перед которым, преклонив колено и целуя его красную полосу, воинство принимает присягу и с таким знаменем оно идет в бой.
Такое знамя имеет полное право обрести статус знамени Главнокомандующего Вооруженными силами России.
Таким образом, флаг и знамя заняли свое место среди ценностей, разделяемых всеми достойными гражданами страны. Достойными, а не всеми гражданами, поскольку некоторые из них становятся под чужие знамена.
Знамя, будучи одноцветным или разноцветным полотнищем, по сути, куском ткани, становится не просто важнейшим символом, но поверочным средством: изменники и мошенники под ним в бой не идут, они другим заняты.
Далее следует вопрос о том, что означают такие понятия как штандарт и стяг. В нашей повседневной жизни мы не часто о них слышим. Кто-то может сказать, что и звучат они как-то архаично.
Есть и те, кто традиционные национальные ценности так же называют архаикой и вместо служения Отечеству предпочитают служить «зеленым портретам».
В этой связи учреждение Национального стяга является острой необходимостью и обретает особое значение для российской нации, поскольку стяг должен стать символом национального единения: в наше дни любое дробление общественного сознания, кстати, разрешенное ельцинской конституцией, чем бы оно ни объяснялось и какие бы благородные цели ни преследовало, без мощной скрепы – единого национального сознания – оно становится деструктивным.
Мое воображение рисует схожее по фактуре и размерам с Президентским штандартом, атласное полотнище, обрамленное золотой бахромой, разделенное на четыре части, поверх которых расположен двуглавый орел:

yellow первый квадрат искристо-золотого цвета, означающего державность, рядом с ним квадрат

white белоснежного цвета, олицетворяющего духовность.

Под ними квадраты насыщенно-синего цвета и пастельно-розового.

indigo Насыщенно синий цвет – это справедливость,

indigo1цвет индиго – благоденствие.

Благоденствие и справедливость для всех россиян – это и есть наша цель, признать которую либералы не желают по причине того, что в ней присутствует слово «справедливость» и словосочетание «для всех россиян».
Они, наши либералы – вестернизаторы, желают только благоденствия и только для избранных лиц, круг которых беглый господин Полонский очертил совершенно четко. Однако этот круг имеет свойство расширяться, в том числе за счет рождения детей.
Эти дети олигархов и прочих поли – паспортных или пока еще одно-паспортных граждан России, имеющих большие деньги, позволяющие им учить их детей за границей, где они, вырастая, «находят себя», эти юноши и девушки, потенциальные наследники или уже обладатели несметных или «скромных» богатств, уже никогда не встанут под наши знамена вместе с их сверстниками в армии и на флоте, в оборонке, в полиции, в МВД и ФСБ, в боевых спецподразделениях, в таможне и т.д.
Наши молодые люди могут задать справедливый вопрос: «Мы кто для этих наследников? ГОПовцы-ЧОПовцы, охраняющие и защищающие их богатства?»
А богатства эти – немалые: заводы и фабрики, недвижимость, земля, леса, никель, сталь, алюминий, нефть, алмазы, древесина, калий – всего не перечесть, бумаги и чернил не хватит, как говаривали раньше.
А тут еще власти в качестве новогоднего сюрприза озвучивают в январе 2014 года решение оплачивать юношам и девушкам их заграничное обучение и затевают новую волну приватизации – с перечнем объектов можно ознакомиться на сайте Правительства.
И практически все это, в конечном счете, достанется заграничным наследникам – если это внуки и правнуки, то на русском языке, как правило, они уже не говорят, с русской культурой они знакомятся на аукционах, по отношению к России чувствуют себя иноземцами.
Настоящее и будущее отчуждение национального достояния набирает темпы и ширит свои масштабы.
Счет тех, чьи отпрыски учатся за рубежом, идет не на тысячи – на сотни тысяч, а может быть и более: точные цифры никто не озвучивал, да и ведет ли кто-нибудь этот счет. Как не считают тех молодых людей, кто вернулся с иностранным дипломом и трудится на российских предприятиях, повышает производительность труда, культуру производства и конкурентоспособность отечественной продукции.
Даже если таковые найдутся, то соотношение с теми, кто остался в Европе, США и других странах, будет не в их пользу.
Либеральные СМИ намеренно топят в информационном мусоре любую правду о подробностях либерального образа жизни страны.
Примером служит история с градообразующим комбинатом по производству картона в Бурятии, проблемы которого нашли свое решение благодаря тому, что о них узнал В. Путин.
После этого СМИ бодро доложили о том, что произошла смена собственников, и теперь работа предприятия возобновлена, и, несмотря на огромные долги, доставшиеся новому собственнику, он планирует провести модернизацию и замену оборудования.
Однако имя собственника, допустившего остановку производства, создание угрозы существованию целого города, названо не было, как и место его пребывания, которым может быть любое зарубежье: Англия, Франция, Испания, Австрия, Камбоджа, наконец.
И также не было названо имя нового собственника, у которого нашлись не только огромные деньжищи, но и честная команда управленцев, без которой переход от убыточности к рентабельности предприятий невозможен.
Вспомнив о производстве, необходимо отметить, что именно оно вместе с наукой больше всего нуждаются в кадрах, которые, как меч, отточены обоюдоостро нашей и заграничной научной школой и культурой производства.
Можно ли решить эту проблему путем увеличения числа обучающихся за рубежом молодых людей – вопрос спорный. Петр I предпринимал такие попытки. Кто интересуется историей Государства Российского, тому известно, чем они заканчива -лись: лишь в отдельных случаях Отечеству от этого была польза.
В наше время сомнения некоторых специалистов, как мне представляется, имеют под собой основания, недаром концепция государственной программы по обучению наших граждан за рубежом разрабатывалась несколько лет и будет запущена только в этом году. Однако степень ее проработанности никто не оценивал.
Специалисты задают естественные вопросы (вопрос отбора кандидатов для отправки на учебу за государственный счет оставим в скобках): как обеспечить возвращение тех, кто обучался на протяжении нескольких лет в престижных учебных заведениях, выпускники которых идут нарасхват в не менее престижных банках и компаниях, но не наших, а иностранных, в том числе и тех, что представлены в России?
С большой долей вероятности можно сказать, что наши отечественные предприятия и финансовые институты, как бы они ни были богаты, не смогут в ближайшее время конкурировать с ними по качеству среды и условий для жизни, и, главное, условий для творчества и реализации идей тех, кому посчастливилось стать участником этой программы или быть отпрыском состоятельных родителей, отправивших свое чадо на учебу за рубеж в возрасте одиннадцати лет. Представьте себе, сколько времени ребенок, затем уже не ребенок, проведет в иной культуре, в чужом ментальном поле, в ином климате, наконец.
В связи с этим мне вспомнилось то, чему я сам был свидетелем. В далекие теперь советские времена обучение иностранцев в СССР, равно как и в странах противоположного идеологического и военного союза, было поставлено на поток.
Мне представилась возможность повстречаться с иракскими, кувейтскими и йеменскими офицерам сначала в военных учебных заведениях в нашей стране, а затем, волею судеб, продиктованных, как правило, войной или подготовкой к ней, у них на родине.
Все они, оставшись один на один, признавались, что возвращались домой с измененным сознанием, в результате неизбежно вступали в конфликт, который возникал между «нашими» и «западниками», приехавшими из Лондона или Исламабада, где их учили не только исламисты, но и американцы. Кроме того, у них возникал на короткое время конфликт (менее явный, скрытый) не с верой как таковой, а с религиозными догматами. К сожалению, в случае с иракскими офицерами, мало кто из «наших» избежал лап саддамовской контрразведки, куда они попадали спустя некоторое время, порой, продолжительное, в зависимости от того, как успешно их «подсиживал» коллега, как правило, получивший исключительно исламское образование.
В связи с этим можно привести некое общее философское наблюдение: статичное сознание того или иного вероучения смотрится выгоднее на фоне динамично разлагающегося под воздействием пороков светского сознания.
Конечно, статичность религиозного сознания относительна – новые религии, ответвления и секты появляются – и этот процесс идет на основе одного – религиозного сознания, как бы оно не называлось: христианство, ислам и прочие религии. Стоит взглянуть на их древо, набрав в Гугле «Дерево религий», один взгляд на которое даже без всякого анализа оказывает терапевтическое действие.
Однако светское сознание тем и отличается, что на его «унавоженной» почве вырастают новые формы – двигающие вперед развитие общества за счет действия закона «отрицания отрицательного» (не путать с одним из законов марксизма-лененизма, если вдруг в новом учебнике истории про это «вечно живое учение» что-нибудь напишут).
А вот февральские даты мы должны помнить независимо от того, попадут они в учебники или нет. Очень много в этом месяце дней, которые превратили его в знамение: в феврале 14-го страна вступает в мировую войну, а в феврале 17-го она уже заражена чумой революции. Изменники лихорадочно топчут прежние флаги, знамена и хоругви. Водружают новые.
На что они рассчитывали? История, как женщина, предательства не прощает.
На очередном ее витке, вновь подняв свой трехцветный флаг, нам надо всякий раз при наступлении холодных февральских дней вспоминать об уроках истории и теснее сплачивать свои ряды под национальным стягом.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.