Владимир Дудченко, Восток 1973. Хин Чао, Вьетнам

 ХИН ЧАО, ВЬЕТНАМ! (или немного о туристической поездке в Нячанг)

      Летом 1981 года в Киеве во время работы на 10-х офицерских курсах политсостава у меня, работавшего переводчиком с группой офицеров из Южного Йемена, неожиданно появился вьетнамский друг. Группа вьетнамцев училась одновременно с арабами, русским языком они владели слабо и  поэтому тянулись к нам, надеясь, что мы, переводчики, поможем им в освоении трудного русского языка. А также в преодолении языкового барьера в попытках общения с йеменцами, живо интересовавшимися объединением Северного и Южного Вьетнама. И мы с Юрой, моим коллегой, переводчиком вьетнамского языка,  им действительно помогали, в том числе в баре, где иногда расслаблялись украинской горилкой  и другими крепкими напитками.

     Капитан Нгуен Тхань Кунг или просто Нгуен, скромный небольшого роста вьетнамец, на счету которого, однако, было четыре сбитых американских самолета, долго упирался, глядя на стопку украинской горилки. В конце концов, после моей фразы: «А это пятый американский самолет!» – он решительно опрокинул стопку.

 

    Мог ли я тогда подумать о том, что когда-то окажусь во Вьетнаме. И вспомню капитана Нгуена, и буду искать его фотку с адресом в Ханое. Отыскал  маленькую фотографию с его адресом, но мой туристический маршрут лежал на юг Вьетнама, в Нячанг, откуда до Ханоя больше тысячи километров. Да и прошло уже три с лишним десятка лет… 

                                                         *    *    *       

          …Наш «Боинг -767» через одиннадцать с половиной часов утомительного перелета приземлился в международном аэропорту Камрань. Это название многое говорит человеку военному, ведь здесь с 1979 года находилась крупнейшая советская военная база за рубежом, закрытая в 2002 году вслед за прекращением деятельности аналогичной военной базы в Лурдесе (Куба). А жаль. Ведь наши боевые корабли и авиация много лет контролировали огромное пространство мирового океана, получали разведданные о потенциальном противнике. Впрочем, через десяток лет руководство страны, наконец, осознало неправильность принятого решения,  и в конце 2013 года в результате российско-вьетнамских переговоров на высшем уровне было подписано соглашение о возобновлении деятельности военной базы в Камрани, правда, пока только для пользования российскими боевыми кораблями.

Хин чао (вьет. яз) – здравствуй

     Впрочем, саму базу мы с женой, разумеется, не увидели. Нас ждал автобус до Нячанга, куда мы под моросящим тропическим дождиком прибыли через каких-то полчаса.

    Отель «GoldenSand» располагался на второй линии от набережной, 

 был вполне уютным, а окружавшие его кварталы с кафешками и магазинчиками, в которых на вторых этажах жили вьетнамцы, позволяли нам немного прикоснуться к жизни местных жителей. А еще там был небольшой утренний базарчик, где вьетнамцы торговали мясом, рыбой, морепродуктами, овощами и фруктами. Все это было интересно. Даже то, как они завтракали супом с лапшой, сидя на маленьких пластмассовых детских стульчиках за такими же миниатюрными столиками.

Утренний базарчик возле отеля

Здесь можно недорого перекусить

 

     Море было недалеко, в десяти минутах ходьбы, но пересечь дорогу, с непривычки, оказалось проблематичным – непрерывный поток мотобайков в обоих направлениях просто обескураживал. Вьетнам, где еще не так давно главным народным транспортом был велосипед, сейчас пересел на мотобайки.

    И действительно, по словам гидов, большинство вьетнамцев практически целые дни проводят на этих байках. Женщины, без исключения, в масках, закрывающих лицо. Нам сказали, что, во-первых, чтобы защитить лицо от солнца (загорелая женщина считается во Вьетнаме некрасивой), а во-вторых, для защиты от выхлопных газов. Кстати, вьетнамцы до сих пор удивляются тому, что туристы приезжают белолицыми, то есть красивыми, а уезжают загорелыми, по их мнению, уродливыми. Что ж, у каждого народа свои представления о красоте…

 

    Несмотря на кажущуюся хаотичность дорожного движения, его правила формально существуют, но не соблюдаются. Приоритет на трассах определяется по размеру транспортного средства: мотобайки освобождают дорогу легковым автомобилям, те, в свою очередь, пропускают грузовые машины, а грузовики – большим туристическим автобусам или огромным фурам. И как это ни странно, аварий на дорогах очень мало.  Аварийные ситуации чаще всего создают российские туристы, взявшие напрокат мотобайки и старающиеся соблюдать ПДД. 

    Кстати, легковых автомобилей на дорогах крайне мало, руководство страны по-восточному хитро, дабы не создавать дополнительный хаос на городских улицах ввело 100-процентную пошлину при приобретении машины, не считая других выплат. То есть, если хочешь купить, например,  «мерседес», выкладывай его двойную стоимость и плати ежегодный 20-процентный налог. Поэтому автомобили покупают лишь очень богатые вьетнамцы. Впрочем, о богатых в стране социализма чуть ниже.

       

    Три дня подряд шел надоедливый теплый тропический дождь, Южно-Китайское море бушевало…Вьетнамцы, к слову, упорно называют это море Южным, так как из-за многолетнего территориального конфликта между Вьетнамом и Китаем, они относятся к китайцам со скрытой враждебностью. Притом, что по числу туристов граждане Поднебесной, похоже, занимают второе место после россиян. Да и этнических китайцев во Вьетнаме довольно много. Так уж исторически сложилось: в 19 веке переселенцы из Китая занимались добычей олова, а их потомки после закрытия шахт так и остались в стране. Китайцев сейчас во Вьетнаме порядка миллиона человек.

      Вообще состав населения довольно разнообразный. Кроме коренных вьетов, которых  90%, во Вьетнаме, в основном в дельте реки Меконг, живут кхмеры, число которых официально превышает миллион человек, дегары, тямы и другие народности. Впрочем, нам различать их практически невозможно. Вьетнамцы и вьетнамцы, почти все на одно лицо.

   …Из-за дождливой погоды мы решили поездить по ближайшим окрестностям. Первая экскурсия была обзорной по Нячангу.

Панорама Нячанга

Мы не ожидали ничего необычного от подобных экскурсий, ибо бывали на них неоднократно в других странах. Так оно и было на этот раз. Сто девяносто три ступени вверх до 14-метровой статуи Будды, а на половине подъема – огромный спящий Будда со свастиками на подошвах ног…

Спящий Будда

 Чамские башни Понагар уже индуистской религии, сохранившиеся с 12 века.

В самой большой, 28 метров высотой, внутри закопченные благовониями стены, где, как нам сказали, надо посмотреть вверх, увидеть неизвестность и ощутить нечто непонятное и загадочное. Ничего не увидели и не ощутили…Потом посетили кафедральный собор, наследие французских колонизаторов, напоминающий известный Нотр Дам. Далее был океанографический исследовательский институт, самый большой в Индокитае, с внушительной коллекцией живых и заспиртованных рыб, также других обитателей тропических морей. Впечатлило.

     Вторая экскурсия была в национальный парк Янг Бей. Тоже чисто туристский маршрут. Крокодиловая ферма с развлечением в виде кормления крокодилов с помощью удочки с куском мяса на леске, затем переезд на вагончиках к водопаду Янг Ханг; купание в реке, где маленькие рыбки, если стоять неподвижно, нежно пощипывают ступни ног – что-то вроде пилинга.

     Ну и, пожалуй, самое приятное – купание в теплых минеральных источниках разной температуры, вплоть до достаточно горячих. Здесь все мы получили реальное удовольствие.

     А еще в программе были поросячьи бега, петушиные бои и азиатские медведи, а также катание желающих на страусах. Мы с женой пожалели этих больших птичек и решили их не мучить…

     Наиболее интересной была поездка в высокогорный район Далат. По серпантину на автобусе медленно ехали вверх, глядя на склоны гор, густо заросшие тропической растительностью. Наконец, приехали в Далат, находящийся на высоте 1500 метров над уровнем моря, месте со своим  уникальным климатом и хвойным запахом сосен. Этот целебный район Вьетнама в свое время открыли французы и сделали его курортом для колониальной администрации. До сих пор сохранились виллы, в которых отдыхали французские чиновники.

      Они же, французы, положили здесь начало выращиванию винограда и производству вина. А какой, скажите, француз может прожить без вина? И вот, спустя много лет далатские сухие вина, красные и белые, с добавлением сока шелковицы считаются самыми вкусными во Вьетнаме.

     Далат оказался районом, благоприятным не только для выращивания винограда, но и для чая, кофе и цветов. С чаем и орхидеями все понятно (хотя были необычные на вкус сорта чая, такие как олонг (молочный чай) и пуэр (прессованный и выдержанный много лет), но что касается кофе, мы были поражены, увидев огромные плантации этого растения. Вышли из автобуса и попробовали на вкус красные ягоды кофе. Сладкая мякоть с двумя белыми зернами кофе. Удивительно, но оказывается Вьетнам занимает второе место в мире по производству кофе (после Бразилии) и первое – по объему экспорта, получая за него около 2 миллиардов долларов в год. Более того, нам сказали, что все производства растворимого кофе большинства известных  мировых брендов находится в основном во Вьетнаме.

    И еще о кофе. Во Вьетнаме производится элитный кофе «лювак» и мы увидели этих зверьков, их называют по-разному – пальмовая циветта или ласка, семейства виверровых, которые поедают спелые кофейные ягоды, зерна которых после прохождения через кишечный тракт получают особые свойства. После соответствующей обработки такой кофе имеет приятный шоколадный вкус и изумительный запах.

Кофе

 

Производитель элитного кофе «лювак»

    Непременным объектом любой экскурсии в Далат является «Лунная вилла» или «Сумасшедший дом», построенный  Данг Вьет Нга, дочерью высокопоставленного члена руководства  Вьетнама, выпускницей Московского архитектурного института, защитившей там же кандидатскую диссертацию. Видимо влияние движения «хиппи», популярное в конце 60-х годов, оказало на юную вьетнамку такое влияние, что она создала ни на что не похожее строение, вошедшее в десятку самых удивительных сооружений в мире. Описать этот «крейзи хаус» просто невозможно, в нем очень  мало прямых линий, все перекошено, перекручено, наворочено.

Фрагмент Лунной виллы

 При этом «Лунная вилла» – действующий отель со странными комнатами – каждая  посвящена животному, скульптурное изображение которого можно увидеть при входе – медведю, орлу и т.д. С соответствующим антуражем внутри.

   

 …Из Далата возвращались вечером в густом тумане, рискуя сорваться в пропасть. Видимость была не больше двух метров.                     

       Погода наладилась и мы, наконец, направились на пляж и стали наслаждаться плаванием в теплом море. Даже не верилось, что в конце ноября морская вода может быть теплой до противности. Отплыв на сотню метров от берега, я видел огромный строящийся отель с вьетнамскими рабочими в альпинистском снаряжении, что-то делающими на высоте нескольких сотен метров. И позавидовал тому, что Вьетнам активно занимается развитием туризма, приносящего приличный доход в казну государства – в Нячанге идет большая стройка, повсеместно возводятся отели различной звездности, расширяется инфраструктура.  

     С набережной Нячанга, если смотреть вправо, виднелся остров Хон Че с большой белой надписью «Vinpearl» и канатной дорогой, соединяющей остров с материком, самой длинной канатной дорогой в мире (три с лишним  километра) над морем. Это – гигантский парк развлечений с аквапарком, дельфинарием, океанарием, массой разнообразных аттракционов и т.д. и т.п. Основателем и владельцем этого уникального туристического комплекса является первый вьетнамский миллиардер 44-летний Фам Нят Выонг. Он учился в России, в 1993 году закончил Московский геологоразведочный институт, после чего поехал на Украину, где сначала открыл вьетнамский ресторан, а потом начал заниматься прибыльным бизнесом, организовав производство лапши быстрого приготовления «Мивина». Заработав огромные деньги, продал свой бизнес и вернулся во Вьетнам. Сейчас Фам Нят Выонг является одним из богатейших людей планеты, его компания «Vingroup» занимается строительством торговых комплексов, отелей, жилых домов и прочих крупных объектов недвижимости в Ханое и Хошимине.  

     Вообще расслоение общества на супер богатых и очень бедных людей в социалистическом  Вьетнаме кажется парадоксом, но это действительно стало реальностью последнего времени. Крестьянин, работая на рисовых полях с утра и до ночи, получает в месяц порядка 70-80 долларов (во вьетнамских донгах) в месяц. Служащий имеет зарплату 100-120 долларов и это, по меркам Вьетнама, неплохие деньги. (Юноши из крестьянских семей правдами и неправдами стремятся попасть в армию, отслужив в которой можно устроиться, например, охранником, а это – почти синекура. Делать ничего не надо, а зарплата за сотню баксов.)  Директор же крупной компании получает от 10 до 15 (и больше) тысяч долларов, есть и несколько сотен долларовых миллионеров. Написал эти цифры и невольно задумался: а ведь у нас в России почти такая же картина!

   В Нячанге за последние четыре года туристического бума с неуклонно увеличивающимся потоком туристов из России вьетнамцы почувствовали вкус легких денег: беспардонно заламывают цены буквально на все товары, пользующиеся спросом: фрукты, овощи, морепродукты, одежду, сувениры и пр. Считают, что обмануть иностранца не зазорно, даже стащить у него кинокамеру или мобильник. Логика проста: у богатого русского туриста (всех русских они считают богатеями), мол, не убудет, а я, вьетнамец, на эти деньги буду целый месяц кормить семью. Такие вот гримасы социалистического Вьетнама!

     …Провели полдня на муниципальном пляже, постоянно опасаясь, что вьетнамцы позарятся на наше добро. На другой день направились чуть правее, в туристический комплекс под названием «Парк Горького». А вот там было замечательно: огромные деревья, дающие тень, чистый песок на пляже, а если пересечь аллею – шикарный бассейн, рядом – ресторан, бары и кафе. И все под охраной, чтобы туристы не волновались насчет сохранности своих вещей. В этот парк мы и ходили с женой вплоть до окончания нашего отдыха.

     Там же, немного не доходя до Парка Горького, облюбовали пивной ресторан «Луизиана» со своим пивоваренным производством. Предлагалось вьетнамское пиво четырех сортов, самым  вкусным нам показалось пиво с маракуйей. Приятным было и посещение кафе «Ла Манча» в котором пели российский певец и филиппинская девушка, а также обучали всех желающих различным танцам (не вьетнамским).        

        Кстати, в Нячанге, особенно в европейском квартале, где сосредоточены отели и туристические объекты, многие вывески на магазинах, лавках, кафе и ресторанах – на русском языке, меню также на русском. Да и россиян, работающих в Нячанге немало, они работают в магазинах, ресторанах, турбюро, занимаются бизнесом.

     На улицах очень часто можно увидеть вывески «Массаж слепых. 1 час – 5$» Показалось странным: откуда так много слепых? Ответ на этот вопрос связан с минувшей войной, во время которой армия США с целью уничтожения лесов, где скрывались партизаны, распылила 44 миллиона литров дефолиантов, содержащих диоксин. Пострадало около 5 миллионов человек. До сих пор, уже в котором поколении, рождаются дети с генетическими отклонениями, врожденными уродствами. Шесть пальцев на руке или ноге у вьетнамцев считаются обычным явлением, часто рождаются и слепые дети…

Южно-Китайское море

      …Наш отдых подошел к концу, вечером накануне отъезда, прошлись по красивой набережной Нячанга, по традиции бросили в море монетки, уложили в чемодан тропические фрукты.

   Впечатление от Вьетнама, притом, что мы понимали, что туристический Нячанг, это не совсем Вьетнам, было неоднозначным. Нельзя сказать, что нам не понравилось, но и особого восторга мы не испытали. Никакого социализма, кроме школьников в красных галстуках и портретов Хо Ши Мина, не увидели. Пожалели о том, что не получилось съездить в Сайгон – не хватило времени…                                                                                              

         

P.S.   Я не ставил своей целью в этом очерке описать Вьетнам во всех его аспектах. За скобками осталось многое: сельское хозяйство с лидирующим в мире производством риса (1500 сортов), промышленность, включая судостроение – Вьетнам один из мировых лидеров, сборку автомобилей, автобусов и мотоциклов, чем занимаются полтора десятка вьетнамских и смешанных компаний, и т.д. В этом материале лишь мои личные наблюдения, впечатления и немного связанной с ними информации.

   

Фаст-фуд для русских туристов.

Американский джип теперь стал музейным раритетом

Картины, вышитые шелком

Монумент из прессованного чая пуэр весом в несколько сотен килограммов

Набережная Нячанга с сотнями мотобайков

2 thoughts on “Владимир Дудченко, Восток 1973. Хин Чао, Вьетнам

  1. Володя, все хорошо,ну а
    Володя, все хорошо,ну а “уложили в чемодан экзотические тропические фрукты” на память, а как же фитоконтроль в Пулково-1? 🙂

  2. Вьетнам
    Олег, уже несколько лет, бывая в тропиках, привозим в чемодане фрукты и овощи. И ни разу в Пулково не подвергались фитоконтролю.
    С наступающим Новым Годом! Удачи!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.