Виктор Березной, З-87у, Сказ о Чингисхане.

monument

Золотая середина – аккурат между российским золотом и Срединной империей.
Зажатая, как сыр в сэндвиче, между Большим медведем сверху и Золотым драконом – снизу, Монголия нашла свою волшебную формулу счастья в современном мире, раздираемом межконфессиональными распрями, политическими амбициями и банальной жадностью.
Если раньше Москва и Пекин воспринимали Монголию как некую буферную зону между марксистко-ленинской и маоистской версиями «коммунистической» идеологии, то теперь Монголия рассматривает эти две великие державы как гигантские буферные зоны, оберегающие ее (Монголию) от напастей современности и дающие ей возможность отсидеться тихонько в своей «хате-юрте с краю».
Отвечая на вопрос о том, какая из перечисленных ниже проблем доставляет их стране особенную головную боль – терроризм, организованная преступность или незаконный оборот наркотиков, монгольские стратеги дружно отвечают: конокрадство!
Короче, решено – перед лицом эскалирующей радикальноисламской истерии перебираюсь в Монголию! Правда, в Улан-Баторе воздух загрязнен до предела и автодороги все в жутком состоянии, но зато народ, в целом, вполне симпатичный. О чем и повествует этот Сказ… о Чингисхане

One thought on “Виктор Березной, З-87у, Сказ о Чингисхане.

  1. Брыгин Игорь, З-87у
    Я тут вдохновился музой Вити Березного. Так сказать, в духе Удзов (как нас обозвал в свое время Юра Пономарев, он же тогда еще Репа). Может стеб нашей веселой группы продолжится годы с пустя. Главное – не терять чувства юмора смеха.
    Ему приснился Чингисхан
    (алаверды)

    Вся жизнь – дорога, самолет,
    гостиница, вокзал.
    Такой мирской круговорот
    И Будду б доконал.

    И вот прожив в заботах век,
    Исколесив весь мир,
    В Монголии наш человек,
    Дыре из худших дыр.

    Но что случилось, дорогой?
    Пуркуа, мон шер, молчишь?
    Ты, словно поражен стрелой,
    Безмолвствуя стоишь.

    Легла на сердце тишина
    От вольности степей,
    Тут можно петь, тут можно пить.
    И голым по степи ходить
    Не ведая людей!

    На что мне НАТО и Гринпис,
    иль нервный Курдистан?
    Ешь-пей. Шашлык, плов и кумыс.
    И гибкий девы стан.

    И вот наш друг, в ознобе весь,
    Свободой опьянен.
    И шлет весь мир на … Эверест,
    Забывши мировой прогресс.

    И безопасности процесс
    исчез как страшный сон.
    Но разве можно победить,
    Мон шер, пардон муа,
    Привычки, деловую прыть,
    И позабыть дела?

    И вот опять аэропорт,
    И снова самолет,
    Но только, озаренный вдруг,
    Он открывает ноут-бук
    И запускает Word.

    И сердце рвется и кричит
    рождением стиха.
    И мыслью в степь опять летит
    Где вольный ветер озорник
    Гоняет облака.

    Где плов, сайгак,
    шешь-бешь, верблюд
    и вечности покой.
    И где приносит нежность губ
    Амур-шайтан порой.

    За Чингисханом степь зовет
    В безмолвия края.
    И сердце словно бубен бьет:
    Монгол-

    -и-я!

    Монгол

    -и-я!

    Любимая моя!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.