Борис Горбачёв, В-72 Лыжный поход «Ленинград-Москва»

К 80-летию Военного института иностранных языков.

ВИИЯ – известный в мире военный ВУЗ. В его истории и в судьбах его выпускников множество разных, в том числе героических страниц, о которых написаны книги, созданы фильмы и телепередачи. Но есть и другие краски на историческом полотне повседневной жизни и учебно-воспитательного процесса прославленного института, которые за давностью лет позабыты, хотя в свое время были достаточно яркими. Но без них картина истории ВИИЯ будет неполной.

Так, в конце января – феврале 1970 года группа военнослужащих ВИИЯ совершила лыжный агитпоход из Ленинграда в Москву. Это событие – небольшой эпизод в жизни института, хотя тогда считался важным мероприятием военно-политического воспитания личного состава в год 100-летнего юбилея В.И. Ленина. Для меня и моих товарищей «лыжная эпопея» стала ярким эпизодом в нашей жизни, память о походе не стерлась за полвека.

Начало упомянутого события зарождалось в течение длительного времени. Еще зимой 1968 года в ВИИЯ состоялся первый однодневный лыжный поход слушателей института. Его организовал и возглавил преподаватель кафедры оперативно-тактической подготовки (ОТП) полковник А.В.Соколов. Анатолий Вячеславович с молодых лет увлекался лыжным спортом. Хорошая физическая подготовка и спортивные навыки очень пригодились на фронте. Он особо не распространялся о своих военных подвигах, хотя имел боевые награды, но как-то на занятиях упомянул эпизод, когда в роли офицера связи на Сталинградском фронте вовремя доставил в штаб важный документ. Ночью в пургу молодой офицер, раскрыв полы плащ-палатки, использую ее как парус, быстро передвигался по заснеженной целине.

Зимой 1969 года полковник Соколов организовал уже 3-дневный лыжный поход, в котором участвовал уже и я, мой товарищ по учебной группе Женя Орлов. В команде слушателей был и помощник политотдела по комсомолу старший лейтенант Е.И.Пронин (в последующем на службе в ВИИЯ стал начальником факультета), так как поход имел не только спортивную, но и идеологическую составляющую. Маршрут проходил в Подмосковье по местам, связанным с жизнью и деятельностью В.И.Ленина. Во время похода мы посетили Горки Ленинские, дом-музей семьи Ленина в Подольске и другие памятные места.

Постепенно у полковника Соколова зародился план организации еще более масштабного проекта – лыжный агитационный поход по маршруту Ленинград-Москва. Он предусматривал 3-дневное пребывание в северной столице, где участники похода должны были посетить основные достопримечательности, связанные с деятельностью В.И.Ленина, 100-летие рождения которого широко отмечалось в 1970 году по всей стране и миру. Обогатившись знаниями о жизни Ленина в Петрограде, участники похода должны были выступать на местах стоянок перед школьниками, военной и гражданской молодежью с краткими докладами, в которых рассказать о деятельности вождя Октябрьской революции, включая в свой рассказ личные впечатления об увиденном и услышанном в городе-герое Ленинграде – колыбели Октябрьского восстания. Естественно, такой замысел был горячо поддержан политотделом ВИИЯ, так как лыжный поход рассматривался как важное мероприятие по достойному празднованию 100-летия со дня рождения Ленина.

Анатолий Вячеславович проделал громадную организационную работу. Он составил на карте красочный план-график маршрута, выполненный в стиле высокой штабной культуры, связался с местными властями, партийными и комсомольскими организациями, согласовав с ними не только вопросы размещения, питания, ночлега и т.п., но и наметил пункты встречи группы, места и время выступлений с докладами, посещение достопримечательностей. Можно без преувеличения назвать проделанную работу как организацию и проведение сложной длительной спортивно-идеологической операции, охватившей более десятка крупных населенных пунктов Ленинградской, Новгородской, Калининской и Московской областей с охватом нескольких сотен человек.

Протяженность маршрута составляла примерно 600 км. Ежедневно планировалось проходить 45-60 км. Весь поход был рассчитан на двадцать дней, при этом намечались суточные стоянки (дни отдыха, выступлений и экскурсий) в Новгороде, Вышнем Волочке, Калинине.

Основная группа лыжников вместе с руководителем Соколовым насчитывала 11 человек. К сожалению, не сохранилось списка с именами всех участников похода. Запомнилась колоритная фигура старшины 4 курса западного факультета Бориса Кононова (после выпуска преподавал португальский язык в родном институте, неоднократно был в Анголе). Слушателей специального факультета представлял Владимир Родионов, изучал итальянский язык (после выпуска освоил сомалийский язык и работал на этом направлении). Лейтенант из офицерской группы Виктор, изучал испанский язык. С восточного факультета в группе состояли арабист со второго курса, китаист Владимир Галкин тоже со второго курса, и мы два третьекурсника китаисты Женя Орлов и я. Кроме того, было два сверхсрочника из числа инструкторов-водителей и один солдат из взвода охраны.

Уровень спортивной подготовки у всех был весьма разный. Скорее всего, нас можно было назвать «любителями», своего рода «романтиками походов». Наш руководитель полковник Соколов, конечно, имел фронтовую закалку и определенный спортивный опыт. В свое время, будучи слушателем академии, выступал за лыжную сборную Вооруженных сил на всесоюзных соревнованиях. Но на момент похода ему уже было давно за 50 лет. Володя Галкин с «Востока» имел звание мастера спорта по горным лыжам. Но на равнине ему было также тяжело, как и нам «любителям лыжных прогулок». Правда, солдат из охраны имел действующий 1 разряд или даже звание «Мастер спорта» по лыжным гонкам. Это была наша ударная сила, когда надо было тропить лыжню в глубоком снегу.

Кроме основной группы лыжников, была небольшая группа обеспечения. Она состояла из преподавателя кафедры ОТП подполковника Зотикова, отвечавшего за тыловые вопросы, третьекурсника китаиста Миши Дроздова, ответственного за кинофотосъемку, гражданского водителя автобуса ПАЗ, который перевозил по маршруту наш небогатый скарб. Первоначально с группой находился также майор – инструктор политотдела ВИИЯ, но потом он убыл в Москву.

Чтобы участвовать в длительном походе, нам, слушателям, пришлось досрочно сдать зимнюю сессию, что тоже стало дополнительным неудобством. Участвуя в походе, мы добровольно лишали себя части зимних каникул. Некоторые наши однокурсники крутили пальцем у виска, характеризуя наш поступок: отказ от приятных каникул в пользу изнурительного зимнего похода со многими ожидаемыми трудностями. Но лично меня это только раззадоривало. Я понимал, что больше такой возможности столько повидать, а, главное, испытать себя на прочность, совершив длительный лыжный поход, не представится.

Сначала мы в автобусе отправились в Ленинград. Разместились в суворовском училище и в течение 3 дней посетили музеи Ленина, революции, крейсер «Аврору», мемориальную квартиру, в которой перед Октябрьским восстанием проживал вождь революции. Кстати, все эти дни с нами находилась супруга Анатолия Вячеславовича Роза Михайловна, милая энергичная женщина, присутствие которой нам было приятно. В ней мы видели пример боевой подруги, единомышленника мужа в его делах.

Затем мы совершили выезд в Разлив, где находился знаменитый ленинский мемориальный комплекс «Шалаш». После осмотра экспозиции мы совершили тренировочный забег на лыжах, чтобы проверить свое снаряжение в действии перед дальним походом. Кстати сказать, наше снаряжение было весьма простым. Ехали мы в Питер в повседневной военной форме, в ней же выступали перед разными аудиториями и находились в городе. У нас для похода не было единой спортивной формы. Одеты мы были в собственные разномастные спорткостюмы и шапочки разных фасонов и видов. Но через грудь шла широкая красная повязка с надписью «Агитпоход Ленинград-Москва. 100-летию Ленина посвящается». Эта лента превращала нас в дружную команду, объединенную единым замыслом.

Экипированы мы были простыми деревянными узкими лыжами с обычными рантовыми креплениями, алюминиевыми лыжными палками и обычными лыжными ботинками, что не очень подходит для лыжного туризма в глубоком снегу. Тогда мы ничего не знали про существование полужестких универсальных креплений с металлическими пружинами, бахил от рыхлого снега, термобелья, масок для защиты от ветра и прочих вещах делающих поход более удобным. Правда, мы шли налегке, не тащили за собой палатки, спальные мешки, продукты и другие тяжелые атрибуты лыжного похода. (В последующем мы узнали, что примерно в то же время состоялся лыжный поход в полной боевой выкладке группы курсантов Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища по маршруту «Рязань-Ленинград». Но задачи у лыжного броска десантников, понятное дело, были несколько иные. И будущим переводчикам не соревноваться с десантниками на одной дорожке. У каждого своя специализация).

Мы же, и то не все, несли в походе за спиной небольшой рюкзак или вещмешок для запасной куртки или перчаток. Наша военная форма, а также валенки и армейские полушубки из овчины находились в автобусе, который двигался с нами по маршруту. Но он не шел за нами следом, а после нашего утреннего старта выдвигался километров на 20-30 вперед по маршруту, чтобы в намеченной точке организовать нам обед. Иногда еду заказывали в придорожной столовой. Но чаще всего на месте на открытом воздухе готовился походный суп из пакетов и тушенки, а также чай. Перекусив в течение 20-30 минут, мы двигались дальше, а автобус отправлялся к месту ночевки, где уже организовывался под руководством Зотикова более разнообразный ужин и готовился ночлег.

Символический старт походу был дан в сквере у Смольного дворца, как символа штаба Октябрьской революции. Мы с лыжами выстроились в одну шеренгу. Полковник Соколов сделал доклад о готовности группы представителю политуправления Ленинградского военного округа. После краткого напутствия мы встали на лыжи и прошли по заснеженному скверу метров 100-150 к ожидавшему нас автобусу, который вывез нас на Пулковские высоты к юго-западу от Ленинграда. Именно с этого места, где в годы Великой Отечественной войны шли упорные бои, начался реальный старт нашего похода.

Погода стояла лютая, будто испытывала на прочность наши намерения идти в нужном направлении. Ощущение мороза усиливалось сильным ветром, не давшим подняться вверх запущенной сигнальной ракете, которую утащил за собой на малой высоте снежный заряд. Никакой лыжни поблизости не было видно, и мы пошли гуськом за командиром по снежной целине к месту своей первой ночевки.

Наш маршрут во многом походил на путешествие русского писателя Александра Радищева из Петербурга в Москву. Название многих глав этого известного произведения, опубликованного в 1790 году, – «Тосно», «Любань», «Чудово», «Новгород», «Валдай» стали местами наших ночевок. И первая остановка в походе была намечена в Тосно.

Добрались мы туда уже затемно. Расположились на ночлег в небольшом детском доме-интернате. Здесь нас ждал горячий ужин и еще более горячий прием ребятишек, которым неожиданно повезло провести вечер, как говорили они, с «настоящими военными». Мы устроили импровизированный концерт, пели под гитару, танцевали. Умиляли незатейливые плакаты на стенах. Так, в столовой висел призыв «Ешь культурно и красиво, не забудь сказать спасибо». Это теплое общение с детьми запомнилось на всю жизнь. Надеюсь, что судьба к этим ребятишкам, обделенным родительским вниманием, отнеслась к ним благосклонно и их жизнь сложилась удачно.

В отличие от 3-дневного похода в Подмосковье в 1969 году, когда мы двигались по пересеченной местности со значительным перепадом высот через лес, преодолевая затяжные подъемы и крутые спуски, ориентируясь в основном по карте, нынешний наш маршрут не петлял и проходил вдоль автомобильной трассы Ленинград-Москва. С одной стороны, это было проще для определения направления движения. С другой стороны, мы шли вдоль обочины автодороги, по которой мчалось множество машин, обдавая нас выхлопными газами. Кроме того, снег вдоль дороги местами был покрыт изрядным слоем песка, которым обильно посыпали автотрассу, и колеса машин разбрасывали его по сторонам. Такой снежный покров быстро стирал с лыж просмоленный слой, на который наносилась лыжная мазь. Из-за этого скольжение на «облысевших» лыжах заметно затруднялось.

Находясь ежедневно в пути по 5-6 часов, мы испытывали на себе такие традиционные для зимы факторы, как сильный ветер, мороз и глубокий снег, что явилось серьезным испытанием на прочность, проверкой нашей физической и психологической подготовки. Нас правильно наставляли, что нельзя смотреть на маршрут как на препятствие, надо получать удовольствие от ощущения свободы и преодоления пространства, неуклонного приближения к поставленной цели.

Безусловно, в походе было много радостных ощущений. Хрустящий под лыжами снег, искрящийся на солнце. Красивые пейзажи заснеженных лесов. Особенно приятно мчаться с ветерком по лыжному спуску, объезжая препятствия. В походе укреплялись наши навыки действовать в команде, проявляя выдержку и взаимопомощь. Начинаешь лучше ценить простые вещи, временное укрытие от ветра, глоток горячего чая и др. Длительное нахождение на морозном воздухе, равномерная работа мышц всего организма, плавное скольжение, быстрая смена впечатлений, созерцание зимних красот – все это вызывало положительные эмоции. Порой в заснеженном лесу чувствовал себя «полярником-первооткрывателем». А прибытие поздним вечером к теплому месту ночлега, горячего ужина и отдыха всегда создавало приподнятое праздничное настроение.

На маршруте по заранее спланированному графику нас встречали местные представители, предоставляли нам молодежную аудиторию для выступлений с краткими рассказами, связанными со 100-летним юбилеем В.И.Ленина и нашим походом. Второй нашей задачей была пропаганда военной службы, в том числе призыв поступать после окончания школы или срочной службы в Военный институт иностранных языков. Понятно, что рассказ о ВИИЯ вызывал особый интерес, в том числе у девушек.

На четвертый день похода мы добрались до Новгорода. Здесь был спланирован однодневный отдых. Первую ночь мы провели в солдатской казарме. Но наше присутствие нарушало привычный распорядок дня воинской части, да и нам не позволяло отоспаться. Поэтому нас на следующий день разместили в гостинице обкома партии. Поскольку номеров для всех не хватило, многие, в том числе и я, спали на диване в фойе. Но это нас вполне устраивало. Обычно в походе мы вели ночную «половую жизнь». То есть спали в школьном спортзале на матах на полу.

В Новгороде вечером мы с Женей Орловым пошли посмотреть местный Кремль. Зашли поужинать в ресторан «Детинец», расположенный наверху одной из башен. Разомлев от свободы, мы нарушили спортивный режим, выпив бутылку вина. Опасения, что нас может задержать военный патруль (были мы в курсантской форме), а спиртное негативно скажется на выносливости в походе, к счастью, оказались напрасными. После такого отдыха мы продолжили свой путь бодрыми и энергичными.

Следующая долгая стоянка состоялась в Вышнем Волочке. Нас разместили в женском общежитии ЖКО, где оказались свободные места. Вечером состоялись танцы, на них заглянули ребята из соседнего мужского общежития. До мордобоя дело не дошло, но выяснение намерений сторон было бурным. Конечно, симпатии девушек, которые впервые в жизни столкнулись с кавалерами из «иностранного института», были на стороне военных, Нашу остановку пришлось продлить еще на один день под предлогом необходимости «провести дополнительную просмолку лыж». Но как справедливо гласит китайская поговорка, целуйся хоть тысячу раз, а расставаться все равно нужно. Мы с грустью покинули гостеприимный Вышний Волочок, но у некоторых участников тех событий отношения и переписка продолжились.

Запомнилось пребывание в городе Калинине. Мы жили в суворовском училище. Посетили достопримечательности, в том числе известный в СССР полиграфический комбинат, выпускавшим продукцию с цветными иллюстрациями. Тепло нас принимали в обкоме комсомола. Из Калинина мы сделали бросок в Подмосковье. Дошли до Солнечногорска. Расположились на ночлег в пустой казарме на офицерских курсах «Выстрел». Здесь поступил неожиданный приказ срочно вернуться в Москву, так как уже заканчивались каникулы, и надо было начинать второе полугодие учебного года.

Утром 21 февраля 1970 года мы сели на автобус, который подвез нас к распахнутым воротам института. На плацу был выстроен весь личный состав ВИИЯ. Мы на лыжах прошли на почетное место, как полярники, вернувшиеся из долгой экспедиции. Играл оркестр, звучали приветственные слова. Настроение у нас было приподнятое. Наконец-то завершился наш славный лыжный агитпоход, наполненный не только новыми впечатлениями и приобретениями, но и многими лишениями и трудностями. На душе было удовлетворение от выполненного задания агитпохода. Мы преодолели многие километры на морозе и ветру, пройдя за 22 дня свыше 150 населенных пунктов, сделав 197 выступлений перед разной аудиторией. Но все это уже было позади.

Особой славы «ледовый поход» нам не принес, хотя о нем были упоминания в печати. Событие, говорили, занесли в Книгу славных дел комсомольской организации ВИИЯ. Нас наградили значком участника лыжного похода. Говорили, что якобы мы выполнили норматив 1 или 2 спортивного разряда по лыжному туризму. В открывшемся в 1970-е годы музее ВИИЯ, которым заведовал Ф.Т.Мякишев (бывший замполит восточного факультета), демонстрировалось несколько фотографий об этом походе, сделанные нашим корреспондентом Мишей Дроздовым. Он снял также основные события на узкопленочный киноаппарат. Однако этот документальный кинофильм видели немногие зрители, но среди них был и «дед» (так любовно называли между собой слушатели начальника ВИИЯ Героя Советского Союза генерал-полковника Андрея Матвеевича Андреева).

Довольно скоро по мере течения нашей учебы и появления новых событий история о лыжном походе стала забываться. Неизбежно наступали новые времена и новые песни. Но в дни, когда мы приближаемся к 80-летию ВИИЯ, захотелось напомнить об этом эпизоде в учебно-воспитательном процессе слушателей института, рассказать об этом новому поколению военных переводчиков.

 

Борис Горбачев, В-72

 

P.S. Буду признателен, если кто-то вспомнит имена упоминавшихся участников лыжного похода или дополнит рассказ об этих событиях

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.