“Аргументы недели”: Первый «Стингер». Наш ответ Чарли Уилсону.

spetsnaz

Президент Рейган считал: раз уж русские завязли в Афганистане – это нужно использовать. США начали активно помогать моджахедам. Нашим солдатам в афганских горах пришлось первыми принимать вызов.
«В январе 1987-го майор Евгений Сергеев был замом по боевой подготовке командира 186-го отдельного отряда специального назначения ГРУ ГШ. Но в Афганистане отряд для маскировки назывался просто: 7-й батальон.

Занимались перехватом душманских караванов. А старший лейтенант Владимир Ковтун – командир группы, самой результативной. Сергеев давно планировал устроить засаду в труднодоступном Мельтанайском ущелье, это район Кандагара. И вот полетели туда на рекогносцировку – Сергеев, Ковтун и группа старшего лейтенанта Чебоксарова (ковтуновские ребята готовились к выходу на эту засаду, а Чебоксаров со своими оказались под рукой).
Шли так: спецназовцы на двух вертолетах Ми‑8 и два Ми-24 сопровождения. Сергеев и Ковтун – в головном Ми-8, Сергеев – на месте бортстрелка. Он первым заметил внизу группу вооруженных людей, дал очередь из курсового пулемета – указал цель. Снизу в ответ – два дымовых следа: обстреляли. Причем в тот момент наши не поняли, что это «стингер», решили просто гранатомет – шли низко, а «стингер» низколетящие цели не захватывал. Что ж… Машины сопровождения остаются в воздухе и огнем берут душманов в «мешок», Ми-8 идут к земле. Спецназ высадился – и попал под кинжальный огонь. Но было очевидно – «духов» все же застали врасплох. Начался бой.
Командовал Сергеев – и очень эффективно. «Духи» начали отходить. Ковтун заметил, как один из них выскочил из укрытия и, отстреливаясь, побежал по руслу высохшего ручья. Чем-то он был необычен – странная труба за спиной, в руке – непонятный предмет. Владимир рванул за ним. Разрыв, однако, был очень велик, «дух» мог уйти. А Ковтун – мастер спорта по стрельбе. Вскинул автомат. Пуля попала «духу» в затылок. Ковтун подбежал, собрал трофеи. Уже понял, что труба – от ПЗРК… А предмет, что убитый держал в руках, – модный чемоданчик-дипломат. Задерживаться нельзя было, вернулся к вертолету. Тем временем бойцы нашли на местности еще две такие же отстрелянные трубы. В вертолете Владимир внимательно осмотрел трубы, открыл дипломат. На трубах – фирменная маркировка, в дипломате – весь набор инструкций по боевому применению… «Женька! Это «стингер»! – крикнул Сергееву. Тот обернулся, расплылся в улыбке: «Поздравляю!» Несколько месяцев назад перед строем зачитывался приказ: те, кто первыми захватят «стингер», получат Героя Советского Союза».

Невыполненные обещания

Я цитирую диктофонную запись беседы с Евгением Логиновым – автором сценария документального фильма «Звезду за «стингер» (телекомпания «АБ-ТВ», режиссер – А. Милославов; 25 октября фильм планирует показать телеканал «Звезда»). С экрана ту же историю рассказывают сам Владимир Ковтун и тогдашний командир 22-й бригады спецназа ГРУ ГШ генерал-лейтенант в отставке Дмитрий Герасимов. Первый добытый в Афганистане «стингер» и все, что происходило вокруг него, – тема картины.

«Трофей особой важности» был немедленно продемонстрирован на пресс-конференции афганского МИДа в Кабуле как наглядное доказательство вмешательства США в дела Афганистана. В ту же ночь улетел в Москву к понимающим людям, которые давно мечтали американскую новинку разобрать до винтика, изучить, сравнить. Ковтуна и Сергеева представили к Герою.

Но Героя они не получили. Почему? Сегодня можно лишь гадать. Возможно, кто-то еще решил попасть в списки, а не вышло – «так не доставайся же ты никому!». Возможно, кандидатуры показались спорными: спецназовцы – люди резкие, недипломатичные, из-за чего, бывает, всякие ситуации случаются. У того же Сергеева, например, неснятое партвзыскание – как тут Героя давать?

Владимир Ковтун и Евгений Сергеев продолжили воевать. А потом случилось то, что случилось – с армией и со страной.

Полковник запаса ГРУ ГШ В. Ковтун ныне фермер во Владимирской области. Евгений Сергеев умер в 2008-м: старые раны, сердце. Ему было 54 года. Памяти Сергеева фильм и посвящен.

Про историю захвата первого «стингера» писали не раз, есть художественный фильм «Охотники за караванами». Так что людям, знакомым с афганско-спецназовской темой, мы сейчас вряд ли сказали что-то новое. Но, во-первых, несмотря на все публикации, участники операции так до сих пор по-настоящему и не награждены. Чтобы исправить недостойную ситуацию, о ней надо напоминать и напоминать. А во-вторых…

С той стороны

Повторим – есть конкретная история, и есть фон, на котором она происходила.

Это сегодня Евгений Логинов – сценарист-документалист. А вообще он полковник запаса, военный переводчик с дари – одного из главных афганских языков. Соответственно с 1987 по 1989 г. – в Афганистане. Для него и приход в документальное кино начался с участия в различных телепередачах – приглашался поначалу именно как эксперт по афганской тематике. Естественно, работая над картиной, опирался на свои знания, связи, возможности. Потому в фильме участвует много людей «с той стороны» – бывшие афганские полевые командиры Хаджи Садар Ака и Мухамад Ареф, сотрудник ЦРУ в 1985–1989 годах Ник Пратт, немецкий кинооператор Диттмар Хак, ходивший с караванами через пакистанскую границу и снимавший бои с нашими. На вопросы отвечают спокойно, откровенно – столько лет прошло, чего уж!

Потому «АН» было интересно поговорить с Евгением Логиновым не только как с одним из создателей фильма, но и как со специалистом-афганистом.

– Евгений Леонидович, помните американский фильм «Война Чарли Уилсона»? Некий конгрессмен, гуляка и поддавала внезапно проникается идеей помощи несчастным оккупированным русскими афганцам и закручивает хитрую интригу, чтобы снабдить душманов «стингерами». И вот уже падают, пылая, советские вертолеты, – а там и конец войне. «Это сделал Чарли!»…

– Видел я фильм, читал книгу, по которой он снят. Обычная голливудская «фантазия на темы». Да, был Уилсон – один из многих причастных к истории со «стингерами». Да, «стингеры» серьезно осложнили полеты в афганском небе. Но в целом…

Справка «АН»

«Стингер» (англ. FIM-92 Stinger) — американский переносной зенитно-ракетный комплекс, предназначенный для поражения низколетящих воздушных целей. Разработан компанией «Дженерал Дайнемикс». Принят на вооружение в 1981 году. Легкий и относительно простой в использовании, «стингер» стреляет ракетами класса «земля-воздух» и состоит на вооружении почти 30 государств.

До и после

– Когда в сентябре 1979-го мы вошли в Афганистан (напомню – действительно по просьбе тогдашнего афганского правительства!), президент США Картер заявил: это – угроза миру. Пришедший ему на смену Рейган предложил: раз уж русские там – давайте сделаем войну максимально дорогой и изнурительной для них. Началась многолетняя операция «Циклон»: финансирование, снабжение и обучение боевиков. Материалы по ней в США засекречены до сих пор, но есть литература, которой можно доверять, – например, мемуары Мухамада Юсуфа, бывшего заместителя начальника пакистанской разведки (формально все делалось ее руками), книги американского военного эксперта Лестера Грау… Генерала Юсуфа, мы, кстати, хотели снять – но он накануне умер, пожилой уже был. Зато сняли Ника Пратта. Это человек, который непосредственно отвечал за боевую подготовку моджахедов. Пратт прямо говорит: Советы действовали в Йемене, Эфиопии, из-за вас у нас были проблемы в Никарагуа и на Гранаде, вы помогали вьетнамцам – что ж, появился шанс посчитаться.

– Зато сейчас по американским вертолетам талибы бьют из тех «стингеров»…

– Ну, положим, те «стингеры» давно уже небоепригодны. У них батарея на два года рассчитана, да и то при надлежащем хранении. Вообще пока достоверных фактов применения ПЗРК в Афганистане не зафиксировано. «Чинук» с «морскими котиками», уничтожившими бен Ладена, судя по всему, сбили из обычного гранатомета. Другое дело, что американцы ПЗРК действительно очень боятся. Населению объявлено: мы их у вас готовы покупать. Дают такие деньги, что афганцы просто не в силах устоять.

– У вас не вызывает невольного злорадства сам факт: тогда американцы помогали душманам, а сейчас сами в Афганистане завязли?

– Злорадства – по отношению к кому? К их солдатам и офицерам? Нет, не вызывает. Я, бывая в Афганистане, с ними встречался. Действительно искренне убеждены, что несут афганцам свободу. Можно пожать плечами, но… Я военный, они военные. Военному человеку прикажут – он едет, куда велено. Какое тут злорадство?

Все сложнее. Конечно, невольно проводишь параллели. Наша армия ту войну не проиграла: войска решали поставленные задачи, ситуация была под контролем. Но экономика СССР действительно нагрузки уже не выдерживала. По моим подсчетам, Афганистан нам обошелся в 33 миллиарда инвалютных рублей. Доллар тогда, напомним, стоил 60–70 копеек. У американцев сейчас – схожие проблемы. На боевые действия в Афганистане и Ираке (для них это общая операция) уже давно потрачено более триллиона долларов, Пентагон просит еще миллиарды и миллиарды! Уже подсчитано: это самая дорогостоящая война в истории США после Второй мировой.

Но что существенно. Немалая часть американских трат – фактически разные формы выплат гражданам США (военнослужащим и др.), там находящимся. То есть опосредованно эти деньги в США все же вернутся. У нас же львиную долю ушедших миллиардов составляли вложения в развитие Афганистана. Нас обвиняли в оккупации – только странная была оккупация: где вы видели, чтобы оккупанты на занятой территории построили более 140 объектов? И каких! Домостроительные комбинаты, промышленные производства… Такая вот разница подходов. Хорошо это или плохо? Давайте думать.

Но что однозначно плохо – забывать таких людей, как Ковтун и Сергеев. Они-то свое дело делали честно.
С. Нехамкин
Адрес страницы: http://www.argumenti.ru/history/n307/126005
© 2006-2010 Аргументы.ру (http://www.argumenti.ru/)

6 thoughts on ““Аргументы недели”: Первый «Стингер». Наш ответ Чарли Уилсону.

  1. Лживые стереотипы
    Двойные стандарты при оценке “своих” и “чужих” войн
    (Комментарии к комментариям)
    В подходах разница есть, но однозначно одно – обе войны одинаково неправедны и преступны.
    Во Вьетнаме американцы тоже честно воевали, но даже они – её участники признают её преступной.
    Когда же мы прекратим себе врать, что строительство промышленных объектов может оправдать гибель миллионов местного населения?
    Американцы сейчас тоже строят новые и восстанавливают старые промышленные объекты и немалые – целые гидроэлектростанции и плотины, а сколько другой инфраструктуры понастроили по всему Афганистану, и что – от этого убийство людей стало более праведным?
    Одно дело – восхищаться мастерством и профессионализмом спортсменов-биатлонистов, которые из ста выбивают сто, а другое – превозносить мастерство снайперов, которые убивают представителей другого народа только потому, что их кто-то куда-то послал. Верно в интервью подмечено, какое-тут может быть злорадство! Обычная совесть не позволяет этого.
    Военнослужащие, воюющие сегодня в Афганистане «действительно искренне убеждены, что несут афганцам свободу». Их мастерски в этом убедили и продолжают убеждать! Точно так же, как мы в 1980 году были искренно убеждены в необходимости «интернационального долга». Прозрение приходит с годами. Но, очевидно, что не ко всем. Типичная фраза: «Я военный, они военные. Военному человеку прикажут – он едет, куда велено».
    Так можно очень далеко зайти – скажут: соседа или коллегу надо арестовать и расстрелять, ну и расстреляю. Приказано ведь. Скажут: по защитникам законно избранной власти стрелять – постреляем1 А отчего нет – мы – военные – нам велено. Хорошо, что не все такие, были и есть, кто пытается осмыслить преступность приказа.. А чтобы таких – думающих было большинство, для этого и нужно не по поверхности событий плавать, а показывать их суть, давать по-настоящему нравственную оценку преступным войнам.
    И нечего стесняться и стыдливо оправдываться. Что, мол, тогда не было никакой оккупации. Да для всего мира было очевидно элементарное нарушение международного права! Точно такая же оккупация началась и продолжается с 2001 года, хотя и со временем её прикрыли фиговым листком борьбы с терроризмом. Пора уже научиться называть вещи своими именами. Только тогда можно сделать правильные выводы и извлечь уроки на будущее. А начать может быть стоит с той афганской войны, которая многим из нас знакома не понаслышке.
    Вот об этой бы правде афганской войны, уверен, фильмы были бы намного востребованнее и полезнее. Материалов предостаточно. Так, в частности, недавно прочитал книженцию, опубликованную год назад в США – «The Only Thing Worth Dying for: How Eleven Green Berets Forged a New Afghanistan» её автор Eric Blehm.
    Типичный образчик навязывания пропагандистских стереотипов, где американцев убеждают, что жизнь их близких пропала недаром. Постараюсь в ближайшее время познакомить с её содержанием поподробнее, а заодно предлагаю поразмыслить, действительно ли так уж различны эти две последние оккупации Афганистана иностранными военнослужащими для коренных жителей этой страны.
    Уверен, любой объективный опрос покажет, что для них одинаково неприемлемо чужое военное вмешательство-интервенция на свою территорию как «шурави», так и нынешних «освободителей». И это нормальное чувство для любого гражданина-патриота своей родины. Так что же нам всё-таки мешает признать свои ошибки и заблуждения? Стоит ли всё оставлять, как оно уже сложилось для большинства, и рушить навязанные в прошлом веке стереотипы? Или всё-таки попытаться поучиться на прошлых ошибках?

    С уважением,
    Александр.

    1. Охота на людей – искусство?
      Снайперская охота
      (или охота за черепами?)

      Сергей Птичкин
      22.09.2011

      В Краснодарском крае проходят девятые международные соревнования снайперских пар подразделений спецназначения, посвященные памяти Виктора Лисовского. Своим мастерством меряются команды из России, стран ближнего и дальнего зарубежья. Соревнования снайперов, которые проводятся в горно-лесистой местности Краснодарского края, считаются одними из самых престижных в мире
      Все стрелки – действующие сотрудники антитеррористических подразделений, поэтому прямых телерепортажей С ОЧЕНЬ УВЛЕКАТЕЛЬНЫХ СОРЕВНОВАНИЙ и портретных фотографий крупным планом не будет.
      Стрелковых турниров в мире проводится огромное количество.
      Однако лишь в России и США подобные состязания – это именно соревнования боевых снайперов, а не спортивная стрельба на меткость.
      У нас и за океаном снайпер должен показать свое профессиональное мастерство в полном объеме. Это, конечно же, меткость, а также умение маскироваться, скрытно передвигаться по незнакомой местности, выделять врага среди группы очень похожих людей, ликвидировать его первым выстрелом и незаметно уходить с позиции. Кроме этого снайпер должен уметь выполнять задачи в городе, при этом не реагируя ни на какие внешние раздражители.
      Создать полное подобие различных боевых ситуаций трудно, но ветераны Краснодарского подразделения «Альфа» сделать это сумели. Поэтому сейчас соревнования, которые проводятся в горно-лесистой местности недалеко от Черного моря, считаются одними из самых престижных в мире.
      Английское sniper переводится как «стреляющий из укрытия». Искусство подстерегать врага или зверя в тщательно замаскированной засаде и поражать первым выстрелом – из лука или винтовки – уходит своей историей в глубь тысячелетий, и родоначальника ему не найти. А вот человека, который догадался объединить умельцев маскировки и меткой стрельбы в единую боевую команду, назвать можно. Это – Александр Васильевич Суворов. Именно он, первым среди военачальников, более двухсот лет назад, распорядился создавать в войсках отряды особо метких стрелков, которых много позже стали называть снайперами.
      Увы, те, кто командовал в России ее вооруженными силами, инициативы легендарного полководца не оценили. Идея формирования подразделений бойцов, метко стреляющих из засады, развития не получила.
      Вспомнить суворовскую «Науку побеждать» пришлось в годы Великой Отечественной. Наши «Ворошиловские стрелки» – и это признано во всем мире – стали лучшими, полностью обыграв в смертельных схватках немецких профессионалов.
      Несмотря на то, что отечественные оптические прицелы уступали тем, что выпускались в Германии.
      В Советской армии даже появилась первая в мире войсковая снайперская винтовка – СВД. Увы, ее наличие никак не повлияло на развитие снайперского искусства. В войсках этот вид стрельбы пришел в упадок, став уделом подвижников.
      К концу ХХ века настоящие снайперы остались лишь в немногочисленных подразделениях спецназначения.
      Виктор Лисовский как раз и служил в одном из них. Он успел побывать везде, где стреляли: от Афганистана до горячих точек Советского Союза, а потом и Российской Федерации. Именно он и стал инициатором организации снайперских соревнований.

      Начинались они в 1997-м – как региональные.
      В полной мере реализовать свои замыслы Виктору не удалось, он трагически погиб в 2001-м. Тогда же соревнования стали международными. Его соратники не только сохранили формат состязаний, но значительно расширили его.
      За минувшее десятилетие в Краснодарском крае побывали снайперы из США, Израиля, Венесуэлы, Венгрии, Болгарии, КНР, ряда других стран и почти из всех государств СНГ.
      Итак, соревнования полностью приближены к условиям реальной работы снайперов. К примеру, один из самых трудных, и в то же время самых интересных этапов называется «СПЕЦИФИКА БОЕВОЙ РАБОТЫ СНАЙПЕРА».
      Стрелки поднимаются по тревоге еще до рассвета, облачаются в маскировочные костюмы и уходят в незнакомый горный лес. Ориентируясь лишь по карте, они должны преодолеть многокилометровый маршрут, избежать минных ловушек и засад, точно выйти в точку, где их ждет связник.
      «Тайный агент» передает снайперам фотографии ТЕРРОРИСТОВ, КОТОРЫХ НЕОБХОДИМО УНИЧТОЖИТЬ. Портреты, кстати сказать, обычно принадлежат вполне реальным злодеям, которых давно разыскивают спецслужбы всего мира.
      (На этих соревнованиях террористом, очевидно, был назначен М. КАДДАФИ).
      А назначают, вернее “ЗАКАЗЫВАЮТ” цели наёмным киллерам, вероятно ангелы небесные, которым свыше дано право определять, кому жить на этой Земле , а кому нет)

      В этом году условия этапа усложнились. Связник, на которого с трудом выходили группы, заявлял, что он провален и может дать лишь координаты другого агента, которого опять предстоит искать.
      Второй агент выдает фотографии целей и указывает точное месторасположение базы террористов. В специально подготовленном для стрельбы месте, на удалении в несколько сот метров, размещаются ростовые мишени с наклеенными фотографиями лиц террористов. Необходимо идентифицировать обозначенные в задании цели и поразить именно их, а не стоящих рядом граждан, среди которых, по легенде, «агенты спецслужб». На определение цели, ее ликвидацию и стремительный уход регламентом отводится несколько минут.
      Помимо этого, есть этапы на дальность стрельбы, когда с расстояния в километр надо попасть в небольшую мишень так, чтобы «СВАЛИТЬ ЕЕ НАПОВАЛ (МИШЕНЬ?)».
      Есть и чисто полицейские упражнения, и упражнения, которые разработаны Международной конфедерацией практической стрельбы. Это уже больше похоже на спорт. Впрочем, выполнять «спортивные» нормативы трудно. Например, упражнение «лодка»: стрелок лежит на качающейся доске и меткими выстрелами попадает в небольшие шарики, находящиеся на значительном удалении.
      На нынешних соревнованиях впервые испытывается снайперская винтовка Т-5000, разработанная и изготовленная отечественными мастерами компании «Промтехнологии».
      Она сделана под патрон, считающийся во всем мире снайперским – «Лапуа магнум» калибра 8,6 мм. Первые стрельбы из Т-5000 вызвали одновременно и восторг, и удивление самых именитых мастеров снайперского искусства. Никто из них уже и не мечтал увидеть оружие суперкласса, изготовленное для них не за океаном, а в России. Винтовок такого качества и с такими характеристиками в нашей стране действительно никогда не делали. Но ведь смогли же!
      …Соревнования снайперов только начались. Об их итогах «Столетие» обязательно расскажет.
      Смотрите фоторепортаж «Ликвидировать первым выстрелом»
      http://www.stoletie.ru/fotoreportazh/likvidirovat_pervym_vystrelom_2011-09-22.htm

      Комментарии
      ________________________________________
      ________________________________________
      шмайсер
      22.09.2011 21:10

      Ода профессиональным убийцам. Интересные словесные обороты: “ликвидировать” – т.е. убить человека, “снайперское искусство” – искусство убивать людей – но убийство не может быть искусством…
      Сколько можно ?!!!
      ________________________________________
      Gunnar
      23.09.2011 0:12

      Они убивают террористов, а не людей. На таких героях Земля держится, так что не надо либеральных соплей разводить.

    1. О наивности
      Наивно прятаться за никами, гость (ghost). Назовите себя, воплотитесь из небытия для живущих!
      In traditional belief, a ghost is the soul or spirit of a deceased person or animal that can appear, in visible form or other manifestation, to the living.
      А о наивности в Вашем понимании достаточно чётко сказал поэт Наум Коржавин:

      НАИВНОСТЬ
      (5 стихотворений)

      I

      Наивность!
      Хватит умиленья!
      Она совсем не благодать.
      Наивность может быть от лени,
      От нежеланья понимать.

      От равнодушия к потерям.
      К любви… А это тоже лень.
      Куда спокойней раз поверить,
      Чем жить и мыслить каждый день.

      Так бойтесь тех, в ком дух железный,
      Кто преградил сомненьям путь.
      В чьем сердце страх увидеть бездну
      Сильней, чем страх в нее шагнуть.
      Таким ничто печальный опыт.
      Их лозунг – «вера, как гранит!»
      Такой весь мир в крови утопит,
      Но только цельность сохранит.
      Он духом нищ, но в нем – идея,
      Высокий долг вести вперед.
      Ведет!
      Не может… Не умеет…
      Куда – не знает… Но ведёт.
      Он даже сам не различает,
      Где в нем корысть, а где – любовь.
      Пусть так.
      Но это не смягчает
      Вины за пролитую кровь.

      II

      Наивность взрослых – власть стихии.
      Со здравым смыслом – нервный бой.
      Прости меня. Прости, Россия,
      За всё, что сделали с тобой.
      За вдохновенные насилья,
      За хитромудрых дураков.
      За тех юнцов, что жить учили
      Разумных, взрослых мужиков.
      Учили зло, боясь провала.
      При всех учили – днем с огнем.
      По-агитаторски – словами.
      И по-отечески – ремнем.

      Во имя блага и свершенья
      Надежд несбыточных Земли.
      Во имя веры в положенья
      Трех скучных книжек, что прочли.

      Наивность? Может быть.
      А, впрочем,
      При чем тут качества ума?
      Они наивны были очень, –
      Врываясь с грохотом в дома.
      Когда неслись, как злые ливни,
      Врагам возможным смертью мстя,
      Вполне наивны.
      Так наивны,
      Как немцы – десять лет спустя.

      Да, там, на снежном новосельи,
      Где в степь состав сгружал конвой.
      Где с редким мужеством
      терпели –
      И детский плач, и женский вой.

      III

      Все для тебя. Гордись, отчизна.
      Пойми, прости им эту прыть:
      Идиотизм крестьянской жизни
      Хотелось им искоренить.
      Покончить силой – с древней властью
      Вещей – чтоб выделить свою.
      И с ней вести дорогой к счастью
      Колонны в сомкнутом строю.

      Им все мешало: снег и ветер,
      Законы, разум, смех, весна,
      Своя же совесть… Всё на свете.
      Со всем на свете шла война.
      Им ведом был – одним в России –
      Счастливых дней чертеж простой.
      Всей жизни план…
      Но жизнь – стихия.
      Срывала план. Ломала строй.
      Рвалась из рук. Шла вкривь. Болела.
      Но лозунг тот же был: «Даешь!»…
      Ножами по живому телу
      Они чертили свой чертеж.
      Хоть на песке – а строя зданье.
      Кто смел – тот прав.
      Им неспроста
      Казалось мелким состраданье.
      Изменой долгу – доброта.

      Не зря привыкли – в ожиданье
      Своей несбывшейся судьбы
      Считать
      на верность испытаньем
      Жестокость классовой борьбы.

      Борьба!
      Они обожествляли
      Её с утра и дотемна.
      И друг на друга натравляли
      Людей – чтоб только шла она.
      И жизнь губили, разрушая
      Словами – связи естества.
      Их обступила мгла пустая.
      Тем тверже верили – в слова.
      Пока ценой больших усилий,
      Устав от крови и забот,
      Пришли к победе…
      Победили. –
      Самих себя и весь народ.

      IV

      Не мстить зову – довольно мстили.
      Уймись, страна! Устройся, быт.
      Мы все друг другу заплатили
      За всё давно, –
      и счёт закрыт.
      Ну что с них взять –
      с больных и старых.
      Уж было всё на их веку.
      Я с ними сам на тесных нарах
      Делил баланду и тоску.
      Они считали, что безвинны,
      Что их судьба, – как с неба гром.

      Но нет! Тому была причина
      – Звалась: великий перелом.

      Предмет их гордости… Едва ли
      Поймут когда-нибудь они,
      Что всей стране хребет сломали
      И душу смяли ей – в те дни –
      Когда из верности науке,
      Всем судьбам стоя поперек,
      Отдали сами – властно – в руки
      Тем, кто не может,
      тех, кто мог.
      Чтоб завязалась счастья завязь,
      Они – в сознаньи вещих прав, –
      Себе внушили веру в Зависть,
      Ей смело руки развязав.
      В деревне только лишь…
      Конечно!
      Что ж в город хлынула волна?
      Потоп!
      Ах, где им знать, сердечным,
      Что всё вокруг – одна страна.
      Что в ней – не в тюрьмах,
      в славе, в силе,
      Они – войдя в азарт борьбы,
      Спокойно сами предрешили
      Извивы собственной судьбы.
      Кто б встал за них – от них же зная,
      Что совесть гибкой быть должна.
      Живой страны душа живая
      Молчала в обмороке сна.
      Не от побед бывают беды,
      От поражений… Мысль проста.
      Но их бедой была победа. –
      За ней открылась – пустота.

      V

      Они – в истоке всех несчастий
      Своих и наших… Грех не мал.
      Но – не сужу…
      Я сам причастен.
      Я это тоже одобрял.
      Всё одобрял: крутые меры,
      Любовь к борьбе и строгий дух. –
      За дружбы свет,
      за пламя Веры, –
      Которой не было вокруг.
      Прости меня, прости, Отчизна,
      Что я не там тебя искал.
      Когда их выперло из жизни,
      Я только думать привыкал.
      Немного было мне известно,
      Но всё ж казалось – я постиг.
      Их выпирали так нечестно,
      Что было ясно – честность в них.
      За ними виделись мне грозы,
      Любовь… И где тут видеть мне
      За их бедой – другие слезы,
      Те, что отлились всей стране.
      Пред их судьбой я не виновен.
      Я ею жил, о ней – кричал.
      А вот об этой – главной – крови
      Всегда молчал. Ее – прощал.
      За тех юнцов я всей душою
      Болел… В их шкуру телом влез.
      А эта кровь была чужою,
      И мне дороже был прогресс.
      Гнев на себя – он не напрасен.
      Я шел на ложные огни.
      А впрочем, что ж тут? Выбор ясен.
      Хотя б взглянуть на наши дни:
      У тех трагедии, удары,
      Судьба… Мужик не так богат:
      Причин – не ищет. Мемуаров –
      Не пишет… Выжил – ну и рад.
      Грех – кровь пролить из веры в чудо.
      А кровь чужую – грех вдвойне.
      А я молчал…
      Но впредь – не буду:
      Пока молчу – та кровь на мне.

      1963

  2. Г. Клюкин, В-73 (СПБ)
    Евгений, с интересом прочёл статью с твоим интервью в АН, толково, слов нет. А более того толково твоё направление в работе по сохранению истории ВИИЯ – мой тебе полный “!респект и уважуха”
    После 25 – просмотра фильма отпишусь.
    За сим -с важ. и до – связи, твой Г.Клюкин

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.