Анатолий Исаенко, З-68. Воздушный мост в октябре 1973 года.

Isaenko

К 40-летию легендарных полетов переводчиков в октябре 1973 года на Ближний Восток.
Сорок лет назад 6 октября 1973 года началась четвертая арабо-израильская война. Включив в Москве радио после обеда, мы услышали: «Израиль напал на Египет. В ответ египетские войска форсировали Суэцкий канал и ведут боевые действия на Синайском полуострове …». Так в первом египетском информационном сообщении говорилось о начале боевых действий. Мы запомнили эту суровую осень. Сорок лет назад для переводчиков начались хлопотные и легендарные дни. Авиационное командование организовало на Ближний Восток очередной воздушный мост. До этого у военных переводчиков имелся значительный опыт лингвистического сопровождения полетов.
Воздушный мост на Ближний Восток
Для меня и моих коллег это была третья воздушная операция.
В то время я проходил службу в Москве в звании капитана (позади были Ирак, Йемен и Египет). Жаль, что не написана история отделения переводчиков – этого своеобразного и славного подразделения, созданного в 1967 году. Отделение предназначалось для выполнения внезапно возникающих задач командования. Это был лингвистический резерв ГУКа. Многие известные люди прошли через отделение переводчиков, в том числе и поэт, написавший стихотворение «Настоящий полковник».
Но вернемся к нашей теме. Сначала бортпереводчиками брали курсантов целыми группами. Несколько раз мне приходилось автобусом отвозить курсантов на Арбат, а затем на аэродром Чкаловский, где я под расписку сдавал молодых людей авиационному командованию.
Вернулся в Институт, доложил начальнику отдела кадров о начале операции. Кадровик тянул время, чего-то и кого-то ждал. В это время в конце рабочего дня мимо Знамени института проходил начальник ВИИЯ генерал И.С. Катышкин. Кадровик толкнул меня в плечо и сказал: «Иди, докладывай!».
После моего доклада об отправке курсантов, генерал обратил внимание на мои усы и заявил: « На фронте перед боем я не брился. Сейчас время боевое. Поэтому приказываю вам, капитан, подождать и сбрить усы ровно через месяц, и доложить!».
Капитаны, вперед!
Полеты продолжались, переводчиков не хватало. Настал и наш черед.
Со всех военных академий Москвы собрали в Институт штатных переводчиков в звании капитанов. Все они были опытными офицерами, бывали за рубежом, имели практику радиообмена, некоторые были участниками боевых действий. После обеда выстроили отряд переводчиков в две шеренги на первом этаже Института возле библиотеки.
Полковник Е.А. Ножин произнес напутственную речь: «Не впервой, так держать!».
А через три часа мы уже оказались на аэродроме в Сеще Брянской области. Накрапывал дождик. На стоянке нас направили в палатку, где мы долго чего-то и кого-то ждали. За это время товарищи меня избрали старшим. К вечеру нас распределили по экипажам. Двоих назначили на гигантский самолет «Антей» (Ан-22). В штабе нас поставили на довольствие по летной норме, даже выдавали шоколад.
До сих пор помню фамилии своих коллег:
Михаил Шабан, мой однокурсник, ветеран Египта, будущий миротворец;
Анатолий Поляков, интересно рассказывавший о погружении в океан и переводе в подводной лодке в Индонезии, будущий миротворец;
Камал Арисханов – великолепный рассказчик анекдотов, ветеран Египта;
Борис Карпович – знаток языка суахили.

Переночевали в общежитии. За грузом на Ан-12 полетели в Калининград ( Прибалтика). Было около десяти бортов. На аэродроме нас встречал генерал из ПВО, так как груз относился к его роду войск. Генерал, обходя борты, советовал не задерживаться, невзирая на дождь, поскорей держать курс на Ближний Восток.
В следующий раз полетели за грузом в Польшу. На аэродроме было холодно, выпал снег. Поляки дружно и быстро загрузили разобранный самолет МиГ в чрево Ан-12.
В столовую ехали через хвойный лес. В автобусе запомнилась надпись на польском языке « С керивныком не розмовлять» ( с водителем не разговаривать).
Встреча с поляками была символической. Через месяц мы встретились с польскими миротворцами в Египте в зоне Суэцкого канала!
Самолет Косыгина в Каире
Вскоре взяли курс на Будапешт и Дубровник. Ночью в Каирском международном аэропорту во время разгрузки второй пилот обратил наше внимание на самолет, находившийся на дальней стоянке. Он сказал, что по приметам – это самолет премьера Косыгина. В это не сразу поверилось. Но через день по радио мы услышали, что Косыгин находился в Египте с 16 по 19 октября 1973 года – в самые трагичные дни арабо-израильской войны. 18 октября Косыгин показал президенту Садату космический снимок района прорыва израильтян через Суэцкий канал.
На снимке можно было увидеть около 270 танков и БТР на западном берегу Суэцкого канала в районе Деверсуара.
В Сирию (Алеппо) летели ночью через Средиземное море. Справа были хорошо видны яркие огни острова Кипр, слева светились огни турецкого берега, бывшего византийского.
Это был мой второй полет по данному маршруту, а первый раз летели в ночное время летом 1967 года, горели те же огни.
Поедешь на Север, поедешь на Юг
«Воздушная лингвистика» продолжалась. Необходимо отдать должное летчикам военно-транспортной авиации. Это были настоящие мастера своего дела – ‘working horses’(рабочие лошадки). На разных аэродромах встречались знакомые лица. Возле Будапешта ( аэродром Кишкунлацхаза ) в клубе собралось почти сорок переводчиков различных возрастов и званий. Завели тетрадь учета переводчиков. Одни толмачи улетали на Юг, другие – на Север.
bookНеобходимо отметить, что СССР начал полеты на Ближний Восток 9 октября (вторник) 1973 года. Известный египетский генерал Шазли писал: « Советский Союз осуществил самую масштабную в истории поставку по воздуху для оказания нам помощи. Эти поставки начались через три дня после начала войны. Советские транспортные самолеты Ан-12 и Ан-22 совершили более 900 полетов туда и обратно» ( см. Шазли, Саад. Форсирование Суэцкого канала.-М, 2008, стр. 287. Книга генерала Шазли ( 1922 – 2011) переведена на русский язык
По Западным источникам до 12 октября полеты самолетов Аэрофлота ( но с военными ларингофонами) не превышали обычной интенсивности. А 12 октября интенсивность полетов составляла 18 самолетов в час. В течение 21 часа прошло 60 бортов. См.: Insight on the Middle East WAR. London, 1974, p. 134.
Отметим, что и американцы во время войны не отсавали от снабжения по воздуху израильтян. Американские воздушные поставки значительно превышали советские.
В конце октября 1973 небольшая группа переводчиков, сменив три аэродрома, оказалась в … Тарту (Эстония). На этом мои полеты закончились. В городе посетил краеведческий музей, а в книжном магазине со мной не стали разговаривать по-русски.
В Египте будь!
К 7 ноября 1973 г. вернулся в Москву. Е.А. Ножину присвоили звание генерал-майор.
Через неделю я сдал кандидатские экзамены по философии и итальянскому языку (справку сохранил до сих пор). Вскоре меня вызвал на беседу генерал Е.А. Ножин (замначальника института по науке).
С собой я прихватил его книгу об ораторском искусстве, на которой он поставил короткий автограф: «На память о совместной службе». Генерал советовал не увлекаться историей, а заняться лингвистикой и педагогикой. В моей записной книжке сохранился список, рекомендованной им литературы.
В продолжение темы об элоквенции генерал взял с полки книгу на английском языке “Speech for military service ” – Красноречие в военных целях, американское издание 1943 года и посоветовал прочитать эту книгу.
А внутренний голос мне прошептал : «В Египте будь!». И уже через четыре дня 30 ноября 1973 года я в составе группы 36 первых советских военных наблюдателей ООН приземлился ночью в знакомом Каирском международном аэропорту ( как сказал поэт Владимир Высоцкий, «аж до гвоздика родной»).
В полночь у самолета нас встречали в голубых беретах представители Органа ООН по наблюдению за выполнением условий перемирия в Палестине (ОНВУП) и несколько наших миротворцев, которые были зачислены пять дней назад в наблюдатели 25 ноября 1973 года, а до этого целый месяц числились «гостями президента Садата». Таможенного и паспортного контроля не было.
Впереди начинался новый легендарный, исторический, опасный и романтический период на вахте мира под флангом ООН. Синайский полуостров, Голанские высоты, Суэцкий канал, Иерусалим, Святая земля – этапы большого миротворческого пути.
За нами была Великая держава! «Блаженны миротворцы …» – сказано в древности. Почетно и ответственно быть миротворцем Великой державы.
Знание и навыки радиообмнена на английском языке очень пригодились при поддержании радиосвязи не только на постах ООН, но и с разными городам Ближнего Востока: Иерусалим, Дамаск, Бейрут, Каир.
С тех пор прошло 40 лет. Память возвращает к тем событиям. Как говорится, это было недавно, это было давно.
Хочется сказать «Ты вспомни, товарищ, как вместе летали…в июне 1967, ноябре 1967 и октябре 1973». Три воздушных моста – три легендарные и исторические воздушные операции на Ближний Восток. Переводчики освоили тогда воздушное пространство в «лингвистическом плане».
А военно-транспортная авиация постоянно находилась и находится в воздухе и до сих пор хранит молчание о тех легендарных воздушных операциях.
Египет не забывается!
«Здесь недаром страна сотворила Поговорку, прошедшую мир: – Кто испробовал воду из Нила, Будет вечно стремиться в Каир» ( Николай Гумилев).

Анатолий Исаенко З-68
Ветеран боевых действий в Египте (1968 – 1971)
Ветеран миротворческих операций ООН в Египте (1973 – 1980)
Участник трех воздушных мостов на БВ
Город Москва

One thought on “Анатолий Исаенко, З-68. Воздушный мост в октябре 1973 года.

  1. Незабываемое время для всех нас
    “Летите, куда хотите!”, по-русски крикнул авиадиспетчер из Дубровника, хотя по правилам ICAO при полетах по международным трассам радиообмен ведется на английском языке, после того, как бортпереводчик новичок раз десять запросил вход в зону, но не услышал ответа, потому что у него поломалась приемная часть радиостанции. Ему давно разрешили вход, да он уже и летел в зоне Дубровника, но продолжал монотонно повторять, как учили: “Dubrovnik, Dubrovnik. This is Aeroflot Apha-Bravo-Four-Niner. Request clearance to enter your zone. Echo-Tango-Alpha is Zulu-Zero-Three-Zero-Niner” (“Дубровник, Дубровник, Аэрофлот AB49 просит разрешения в зону. Расчетное время 03:09 GMT”… и так далее.)

    Понять этого диспетчера-серба можно. Шла третья (Йом Кипур) октябрьская война арабов с Израилем. Был 1973 год и по корридору Кишкун-Лацхаза – Бриндизи мимо него летели сотни военных АН-12 с замалеванными звездами, но не снятыми пушками, доставлявших срочные военные грузы арабским союзникам СССР. И в каждом из этих транспортных (и боевых тоже) самолетов сидел русский пацан, знающий английский, но ничего не понимающий из того, что до него доносилось в наушниках из-за шума внутри самолета и статических радиопомех, вконец ошалевший от новизны обстановки и страха, булькающий тремя-пятью литрами незнакомо крепкого венгерского пива…

    Этот эпизод и многое другое о бортпереводческой деятельности слушателей ВИИЯ можно прочесть в моем форуме.

    Американские “партнеры” (как сейчас любят выражаться), у которых радиоаппаратура была более качественная, очень часто помогали нашим бортам вести переговоры с диспетчерами. Я несколько раз слышал басовитый американский голос, запрашивающий разрешение на вход в зону от имени какого-нибудь “Аэрофлота”, сигнал которого был слишком слаб. Было немного странно наблюдать такое проявление солидарности и взаимовыручки… Много лет спустя, уже живя в Штатах, я понял, почему они это делали. Просто-напросто, чтобы обеспечить максимальную безопасность полетов для всех участников тех авиа-мостов.

    Вадим Зима
    Запад-74

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.