Анатолий Исаенко, З-68. Военные переводчики, дипломаты и Константин Симонов на учениях “Березина”, 1978 год.

Isai

В конце сентября 2013 года Россия и Белоруссия провели стратегическое учение «Запад-2013. На учениях присутствовали и наблюдатели соседних государств.
Практика приглашения иностранных военных на учения в нашей стране существует уже тридцать пять лет. Американские военные дипломаты были впервые приглашены на учения в начале 1978 года.
Вспомним о том, что тридцать пять лет назад в Белоруссии проводились масштабные учения «Березина, 1978». На учениях присутствовали иностранные военные наблюдатели.
Весьма интересными были первые встречи с западными представителями.
Десять выпускников ВИИЯ из Москвы выполняли обязанности переводчиков.
Автору данных строк приходилось работать военным переводчиком на нескольких учениях. Самым запомнившимся учением было учение «Березина» в Белоруссии. О том, как принимали военных дипломатов, и пойдет рассказ.
И еще, автор данных строк никогда не служил в разведке и спецслужбах, поэтому все вопросы невидимого фронта остались трансцендентными, т.е. потусторонними.

Были сборы не долги
К учениям готовились не только в Белоруссии, но и в Москве. В 15 часов 4 февраля 1978 года по московскому радио было объявлено о проведении учений Краснознаменного Белорусского военного округа с 6 по 10 февраля в районе Минска, Орши, Полоцка. Цель учений: отработка взаимодействия различных родов войск в сложных условиях. Кодовое название учения – «Березина» (березина – березовая ветка).
Заместитель командующего БВО сказал, что в округе проводится встреча ветеранов войны с населением под названием «Единство Армии и народа».
Вечером в 19.20 этого же дня по радио выступил член военного совета округа
А.В. Деболюк. В своем выступлении он сказал о цели учений, и подчеркнул, что это запланированное мероприятие. На учения привлекаются 25 тысяч военнослужащих.
Так Москва выполняла договоренности об оповещении о проведении учений.
Кодовое название «Березина» было выбрано не случайно. Река Березина (правый приток Днепра, длина 613 км) являлась важной естественной преградой в войнах России в 18 – 20 веках с Францией и Германией. В Отечественную войну 1812 года преследуемая русскими войсками зимой французская армия была прижата к Березине. При переправе через реку французы потеряли 50 тысяч человек. В Гражданскую и Великую Отечественную войну здесь проходили упорные бои.
На учения приглашались представители десяти иностранных государств: Королевства Бельгии, Германской Демократической Республики, Федеративной Республики Германия, Королевства Нидерланды, Польской Народной Республики, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, Соединенных Штатов Америки, Французской Республики, Чехословацкой Социалистической Республики и Швейцарской Конфедерации. Так государства именовались в официальных сообщениях. В СМИ применялись сокращения и краткие названия стран.
Отметим, что впервые на учении присутствовали наблюдатели от США ( военный атташе в Москве – в чине генерала, а из Пентагона прибыл полковник – советник по военным вопросам национальной безопасности).
Необходимо сказать, что это были вторые учения с участием западных иностранных представителей. Первые учения проводились в Закарпатье весной, в более благоприятных природных условиях.

Фантастическое приглашение
Мне пришлось работать с двумя представителями королевства Нидерландов – бригадный генерал Ван Даален ( Van Daalen) и военный атташе полковник ВВС А. Мюдде (A. Mudde). Приглашались два представителя – один прибывал из своей страны, а другой был военный атташе в Москве.
Предложение посетить Советский Союз было для генерала Ван Даалена фантастическим и неожиданным. Он проходил службу в городе Бреда, готовился к проверке своих частей. Вечером в его кабинете раздался телефонный звонок, звонил командир корпуса. Вопрос был прямой и краткий: – «Не хотите поехать в Советский Союз?».
Ответ генерала Ван Даалена был резким: «Шутить изволите! Если хотите шутить, то делайте это после рабочего дня, во внеслужебное время». И он резко бросил трубку.
Через некоторое время тот же начальник позвонил во второй раз. На этот раз начальник рассказал о том, что из Москвы пришло приглашение послать на учения представителя от Нидерландов, и Ван Даалену предлагается выполнить эту миссию. Недолго думая, он дал согласие.

Подготовительная работа в Москве
В Москве в это время происходило следующее. Я тогда работал на военной кафедре Педагогического института в звании майора. К этому времени я и сам в течение трех лет побывал военным наблюдателем ООН. Несколько старших офицеров и около дюжины переводчиков были приглашены в Отдел внешних связей Министерства обороны (на бульваре Гоголя) для получения задания и инструктажа. Нам поручалось не только осуществлять перевод, но и выполнять некоторые протокольные функции. Необходимо сказать о том, что были подобраны опытные переводчики, окончившие ВИИЯ. Например, американскому представителю выделили кандидата филологических наук (В.Б. Апухтин).
Ближайшая задача – встреча военных представителей западных держав в аэропорту Шереметьево. Среди встречавших офицеров был и полковник Буденный, в авиационной форме, сын знаменитого маршала. Перед прилетом самолета мы в зале ожидания за столиком пили кофе. Неожиданно полковник Буденный резко поднялся из-за стола, чашка с кофе опрокинулась и облила полу парадной шинели. Вид был непрезентабельный. Посыпались советы. Я предложил оставить шинель в машине, а к трапу самолета выйти в кителе. Был сильный мороз, но полковник стойко перенес сложные климатические условия, и встретил представителя из ГДР.
Я встретил представителей Нидерландов и разместил их в гостинице Министерства обороны. На следующий день все иностранные наблюдатели, военные атташе и переводчики самолетом вылетели в Минск. Группу сопровождали генерал и полковник из отдела вешних связей МО. В газетах появилось сообщение ТАСС: « 6 февраля в Минск прибыли военные наблюдатели от десяти стран …». Далее в алфавитном порядке шло перечисление десяти государств с их полным наименованием. В этот день иностранные наблюдатели нанесли визит мэру Минска, который дал в их честь обед. Затем военные наблюдатели возложили венок к Монументу Победы.

Минск ждал дипломатов
В городе Минске нас разместили всех в гостинице в центре города. Каждый рабочий день был полностью занят. Выезжали и возвращались, когда было темно. Дюжина черных автомашин «Волга» выезжала из города. Поездка в район учений занимала около часа.
Войска заняли исходные рубежи, они разделены на две стороны: «южную» и «северную».
Учение «Березина» началось. В 9 часов утра военных наблюдателей встретил командующий БВО генерал-полковник танковых войск М.М. Зайцев (р. 1923), который на большой схеме, установленной возле обзорной вышки, доложил о порядке проведения учений. На следующий день газета «Красная звезда» поместила фотографию генерала Зайцева со всеми иностранными военными наблюдателями.
Вскоре появились транспортные самолеты и выбросили парашютный десант. Выбрасывалась также техника и боевые машины десантника (БМД). Все поле было усыпано десантниками в белых маскировочных халатах. Необходимо сказать, что не всем раньше приходилось наблюдать выброску такого десанта. Особенно был удивлен французский военный дипломат.
Десантники сосредоточились и пошли в наступление в направлении наблюдательной вышки. Возле вышки был остановлен и выстроен взвод десантников. Иностранные наблюдатели могли задавать бойцам любые вопросы. Вот один из них. Вопрос американского полковника: « Кто из вас раньше проходил парашютную подготовку в системе ДОСААФ?». Подняло руки семь десантников. Вопрос был не случайный. Американский полковник написал книгу об обществе ДОСААФ.
Было что посмотреть и на артиллерийском полигоне. Артиллерия открыла огонь боевыми снарядами через наши головы. Когда началась «стальная вьюга», нам предложили уйти в бетонное укрытие. Дальнейшее наблюдение в течение получаса велось через прозрачные пластиковые окна. В наступление пошли боевые машины пехоты. Метко поражали цели ПТУРСы, как с машин, так и с вертолетов.

Наблюдатели выражали желание посмотреть работу штабов, командных пунктов и органов управления. Однако ответ на это был уклончивый – разрешалось смотреть и наблюдать то, что было на виду. Лишь только настойчивому британскому военному атташе (артиллеристу) разрешили поехать на командный пункт артиллерии.
Во время переезда из одного места в другое на нашем пути встретилась походная танковая колонна. Танкистам начали задавать вопросы. Ответ был кратким : «Выполняем задачу, совершаем марш в назначенный район». Здесь американскому военному атташе (генералу) разрешили залезть в танк, сесть за рычаги управления, и проехать небольшое расстояние. Это вызвало зависть среди его коллег.
Мы наблюдали интересную картину. Американский генерал сидит за рычагами в танке. Переводчик В.Б. Апухтин находится сверху на броне. Рядом с ним расположились несколько советников. Советники советуют, переводчик переводит. Наконец танк поехал. Проехав метров тридцать, машина заглохла. Больше возиться не стали. Американский генерал остался доволен.
Все это происходило рядом с памятником, на котором мать провожает шестерых сыновей на фронт. Все сыновья домой не вернулись. Рядом с памятником был проведен митинг, в котором участвовали танкисты и местные жители. Присутствовали также и иностранные военные наблюдатели.
На следующий день самое главное событие ожидало всех на танкодроме. Погода была нелетной, нависала низкая облачность. Тем не мене, все были удивлены, когда над нашими головами на предельно малой высоте прошло звено самолетов в сомкнутом строю. Затем прошли еще несколько самолетов. На трибунах раздались аплодисменты. Некоторые иностранные военные наблюдатели и здесь, и позже задавали вопрос: «Как осуществлялось наведение самолетов?». Ответ был дипломатичный и краткий: « По радио».
В это время над полигоном начали кружиться снежинки. Вдали все услышали рокот и лязг танков. Диктор объявил: «Начинается ввод в бой танковой дивизии второго эшелона». Но и без объявления все увидели, что происходит. Стройными боевыми порядками, поддерживая расстояние, море танков на широком фронте начало проходить мимо трибун. Многие военные наблюдатели такого никогда не видели. Это был переломный момент учения. Удивленный танковый генерал Ван Даален сказал : “That is something!” – это кое-что значит. Казалось, что танковой лавине нет конца. Земля дрожит под железными гусеницами боевых машин:
Низкогрудый, плоскодонный,
Отягченный сам собой,
С пушкой, в душу наведенной,
Страшен танк, идущий в бой.
Это стихи А.Твардовского. Но как же можно обойтись без военной музы на учениях? Здесь мы узнали, что на учениях присутствовал известный писатель и поэт Константин Симонов, который бывал в этих краях во время войны. Через год ( 28 августа 1979 года)
К. Симонов умер, его прах развеян на белорусской земле.

Неизгладимое впечатление на всех произвело посещение Хатыни – бывшая деревня в 54-х км С.-З. Минска, сожжённая 22.3.1943 фашистскими карателями вместе со всеми ее жителями (149 человек). В 1969 открыт мемориальный архитектурно-скульптурный комплекс в память жителей белорусских деревень, полностью уничтоженных оккупантами. Американский военный атташе был краток, сказав только два слова: “Brutalities of war” – жестокости и зверства войны. Необходимо отметить, что газеты в течение десяти дней публиковали материалы с учения. Отмечалось, что 7 февраля за действиями войск наблюдало руководство Белорусской республики.
Не забыли и самого главного человека: «Большим подспорьем для политработников стали
фронтовые воспоминания Л.И. Брежнева «Малая земля».
Газета «Известия» писала: «Учение проходит на огромном пространстве. Описать все боевые эпизоды учения невозможно. Их смогут учесть лишь счетно-вычислительные устройства».
Запомнилось посещение военного универмага. Американский представитель купил
генеральскую папаху. Поляки долго рассматривали изделия из янтаря. Переводчики купили по несколько банок кофе.
Представители Швейцарии жаловались на то, что их всегда представляли по списку последними. Но с этим ничего нельзя было поделать, так как все осуществлялось по протоколу и алфавиту. Был и такой необычный экскурс в историю. Швейцарский военный атташе подарил НШ округа генерал-лейтенанту М. Терещенко магнитофонную кассету с
коллекций песен, которые пели швейцарские солдаты ( их было около 10 тыс.) в 1812 году на реке Березина, входившие в состав наполеоновских войск. (Кстати, до этого с генералом Терещенко мне приходилось не раз встречаться на Ближнем Востоке).
Наверно дипломаты до сих пор помнят выступление белорусской женщины на одной
из встреч. Я бы назвал эту речь выступлением славянки. Ее слова о том, что женщины
смотрят на военных, как на своих защитников, вызвал чувство гордости у вех мужчин за свою профессию. Возвышенное настроение оставалось очень долго.

Переводчики за работой
Военные наблюдатели посетили стрелковый тир. Им была предоставлена возможность пострелять из различных видов стрелкового оружия. Лучшим стрелком оказался военный атташе из ГДР.
У каждого переводчика остались свои воспоминания и особенности работы. Переводчику польского языка делать было нечего, так как поляки говорили по-русски. Чешский генерал говорил по-русски, всегда выражал просоветские взгляды в противовес представителям Запада, которые демонстрировали натовскую солидарность.
С бельгийцами на французском языке работал мой однокурсник Шматко.
Представитель Великобритании похвалил работу переводчиков и водителей. Он интересно рассказывал о своей службе с гурками ( войсковые формирования из непальского племени гурков в английской и индийской армии).
Представитель ФРГ, сев в машину после отъезда из района учения, тут же взялся за блокнот и карандаш, сказав переводчику, что это его работа, и он готов показать, что он пишет. Переводчик представителя ФРГ был на высоте. Это было его второе участие на таких учениях.
Предупредительные американцы отказались от любых интервью.
Водители черных машин «Волга» были первоклассными, но в разговор не вступали, на вопросы не отвечали.
От переводчиков требовалась точность при переводе интервью. На предыдущих учениях с участием западных военных наблюдателей произошел такой пикантный случай. Наблюдатель сказал: «Правительство поручило мне сказать …», а в устах переводчика прозвучало: «Правительство заявило …». Разговор попал в телевизионный эфир. Позже пришло письмо в МО о том, что правительство никаких заявлений не делало (это была Италия). Начальство было обеспокоено. Но на этом учении все обошлось благополучно.
Руководство республики и командование округа устроило прием по случаю
окончания учения. Все иностранные представители произносили речи.
На приеме выступал знаменитый ансамбль «Песняры».
Сувениры для гостей
В моей записной книжке сохранилось выступление генерала Ван Даалена
на заключительном приеме. (Для точности привожу оба текста)

Dear general Zaitsev, gentlemen,
This was the first time that the Netherlands representatives were invited to an exercise in the Soviet Union. And looking back on it I can say that we have experienced it as very interesting.
This concerns not the least the way in which the military and civilian authorities of the Byelorussia district has hosted us. That was really overwhelming. We are most grateful for that.
I scenically hope that these invitations will further develop and ultimately lead to a complete confidence among all countries that signed the Helsinki final Act.
May I propose a toast to this aim.

«Уважаемый генерал Зайцев, господа!
Впервые представители Нидерландов приглашены на учение в Советский Союз. И теперь оглядываясь назад, я могу сказать, что для нас учение представляло большой интерес. Говоря без преувеличений, это относится и к тому каким образом командование Белорусского округа и гражданские власти принимали нас. Все это действительно было превосходным. Мы особенно признательны за это.
Я искренне надеюсь, что эти приглашения будут увеличиваться и развиваться в будущем и, в конечном счете, приведут к полному доверию между всеми странами, которые подписали Заключительный Акт в Хельсинки.
Разрешите мне предложить тост за осуществление этой цели».
Иностранным наблюдателям были вручены сувениры (чемоданчики с несколькими видами водки). Генерал Зайцев лично попрощался с каждым военным дипломатом.
Пропуск в … Пентагон
Поздно вечером 9 февраля 1978 года самолет взял курс на Москву. В самолете американский полковник выписал нам на стандартном бланке пропуска в… Пентагон.
К сожалению, до сих пор я не имел возможности воспользоваться этим пропуском.
Как говорится, мир тесен. Позже с генералом армии М.М. Зайцевым мне пришлось встретиться 15 февраля 1999 года в Москве во время возложения венка к Могиле неизвестного солдата в связи с 10-й годовщиной вывода наших войск из Афганистана. Генерал помнил всё, и сказал, что все мы были тогда молоды. За нами была великая держава. 22 января 2009 года генерал армии М.М. Зайцев ушел из жизни. Вечная ему память!
О значении данного учения см. в интернете:
Березина (учения, 1978) http://ru.wikipedia.org/wiki/ru.wikipedia.org›wiki/Березина_(учения,_1978

Анатолий Иванович Исаенко, З-68
Подполковник в отставке

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.