Александр Кондрашов. На кого обменяют врага США номер один?

But

В ряде публикаций на нашем сайте мы старались освещать все события, связанные с судьбой нашего коллеги, выпускника годичных курсов португальского языка Виктора Бута. Несколько дней назад американский суд приговорил Виктора Бута к 25-ти годам тюремного заключения. Неужели Виктору придется четверть века провести за решеткой по не доказанному обвинению? На этот вопрос попытался ответить Александр Кондрашов в еженедельнике “Аргументы Недели”, где 11 апреля опубликована его статья “Оперативная провокация и Бут”. Приводим ее без сокращений.
Российский предприниматель Виктор Бут, недавно осуждённый в Америке на 25 лет тюрьмы, вернётся в Россию вскоре после инаугурации Владимира Путина. Тайные переговоры об этом ведутся уже семь месяцев.
Об этом обозревателю «АН» рассказал Андрей Н. – бывший однокашник Виктора Бута по Военному институту Министерства обороны, ныне высокопоставленный сотрудник одной из российских спецслужб.

Негоциант, а не разведчик

Собираясь на эту встречу, я распечатал несколько файлов из своего электронного досье на Виктора Бута. Уже в самом начале нашего разговора вытащил из папки листок и зачитал Андрею такое сообщение:

«Власти США более 10 лет безуспешно гонялись за российским гражданином Виктором Бутом, и вот в четверг он был приговорён к 25 годам заключения,– пишет The Wall Street Journal. – Прокуратура требовала для Бута пожизненного срока, однако его адвокат утверждает, что Бут пытался продать всего лишь два грузовых самолёта, а не оружие, когда отправился в Таиланд на встречу с агентами Управления по борьбе с наркотиками США (DEA), выдававшими себя за колумбийских партизан».

– Как же ранее неуловимый Бут клюнул в Бангкоке на американскую провокацию? Неужели, как говорят в Одессе, жадность фраера сгубила?

Андрей усмехнулся:

– Погоня за прибылью – волчий закон капитализма. Виктор, как успешный негоциант, его свято придерживался. Но ещё Маркс, кажется, утверждал, что за триста процентов прибыли капиталист продаст верёвку, на которой его повесят.

– Но разве Бут был чистым бизнесменом, а не разведчиком? Говорят, в Главном разведывательном управлении нашего Генштаба у него было звание не то майора, не то полковника.

– Говорят, что кур доят, – неожиданно резко бросил реплику Андрей. – Профессиональный разведчик хорошо знает, что такое оперативная провокация. Он бы не попался в такую ловушку, что была устроена Виктору в отеле «Софитель». Как у военного переводчика у Бута было звание лейтенанта. После увольнения в запас оно таким и осталось. Остальное – всё голливудские вымыслы.

– Почему наши спецслужбы не действуют методом оперативной провокации? – спросил я у Андрея. – По телевизору лишь показывают, как наша полиция под видом клиентов устраивает налёты на бордели, причём после секса с проститутками, да проводит контрольные закупки после сытных обедов в ресторане.

– Чего не сделаешь, чтобы денег не платить, – рассмеялся Андрей. – Но официально у нас это называется – оперативный эксперимент, у американцев – оперативная провокация. Конечно, и мы прибегаем к этому методу. Но не трезвоним, сохраняя секретность. Меня учили этому после военного иняза несколько лет в нашей «консерватории». А Бут – не разведчик, потому и попался в ловушку.

В ответ я вытащил из своей папки ещё один листок и процитировал сообщение российского информагентства:

«Первый зампред комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников сказал:

– В нашей стране люди, занимающиеся продажей оружия, это – почти 100% работники спецслужб. Они бывшими не бывают».

Андрей снова нахмурился:

– Пусть это заявление останется на совести чересчур говорливого депутата. А разведки, как правило, такие вопросы оставляют без комментариев.

Обозреватель «АН» не унимался:

– А правда ли, что Бут не только разведчик, но ещё и Герой России? Якобы ему это звание было присвоено закрытым указом за организацию побега российских лётчиков из плена талибов в афганском Кандагаре.

– Казанским лётчикам за этот подвиг действительно вручили Золотые Звёзды, – ответил Андрей.– Как наградили Виктора, я не знаю. Но, на мой взгляд, звание Героя России он заслужил. И не только за эту операцию…

Справка «АН»

Бут Виктор Анатольевич. Родился в 1967 г. в Таджикистане, в городе Душанбе. Отец – водитель. Мать – бухгалтер. В 1985 г. с золотой медалью окончил Казанское суворовское училище. После неудачной попытки поступить в МГИМО был призван в армию, срочную службу проходил в Закарпатье. В 1987 г. поступил в Военный Краснознамённый институт МО СССР в Москве, после окончания которого, с 1989 по 1991 г. проходил службу в должности военного переводчика-радиста в Витебском полку военно-транспортной авиации, неоднократно выполняя полётные задания на территории Анголы и других африканских стран. В 1989–1990 гг. работал переводчиком советской военной миссии в Мозамбике. Из Вооружённых сил уволился в звании лейтенанта и занялся авиационными перевозками. Говорит на 8 языках и целом ряде африканских наречий. Вегетарианец.

Экстрадиция или обмен?

Теперь становилось более понятным, почему власти России так борются за освобождение своего гражданина. Хорошо бы, если б так защищали всех россиян, попавших в беду за рубежом.

Впрочем, несмотря на все явные и тайные усилия, Виктор Бут уже четыре года сидит в тюрьме. Но, по словам Андрея, уже виден свет в конце тюремного туннеля. Переговоры, которые ведутся семь месяцев, близки к успешному завершению. И первым их результатом стал относительно мягкий приговор, вынесенный российскому гражданину американским судом.

Теперь, как заявил один из адвокатов Виктора Бута, после прохождения всех процедур обжалования, российская сторона может попросить выдать осуждённого для отбывания наказания на родине. «Решение в данном случае предсказывать сложно, но, исходя из принципов доброй воли и дальнейшей перезагрузки отношений между США и Россией, Бута вполне могут передать в РФ», – отметил адвокат Буробин.

За экстрадицию Бута выступает и министр иностранных дел России Сергей Лавров. А вот другие считают этот путь возвращения на Родину долгим и бесполезным. Ведь между нашими странами нет специального соглашения об экстрадиции. А на европейские конвенции Америка плевать хотела.

Я показал Андрею ещё один листок из досье на Бута. В нём было написано:
«Необходимо прорабатывать любые способы возвращения Бута на родину, вести переговоры об экстрадиции, но, скорее всего, именно обмен реально является самым быстрым решением этого вопроса», – заявил заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам Валерий Шнякин.

Он напомнил, что в Республике Мордовия существует лагерь, в котором содержатся осуждённые в России иностранные граждане. При этом сенатор полагает, что Россия могла бы пойти по пути Израиля и взамен возвращения Виктора Бута на родину отпустить не одного, а сразу нескольких осуждённых в РФ американских граждан.

– Этот путь был бы самым реальным и быстрым, Россия должна принять любые условия, которые поставят США, – добавил сенатор».

– Ну с любыми условиями США мы и так слишком долго соглашались, – возразил Андрей. – Но разумный компромисс всегда возможен. Обмен, даже неравный, давно практикуется.

Он рассказал, что в мае 1982 г. при участии разведслужб ФРГ был произведён обмен Алексея Козлова на десятерых разведчиков ФРГ, арестованных в ГДР и в СССР, и одного генерала армии ЮАР, захваченного в плен в Анголе.

Один из первых обменов состоялся ещё в 1937 г., когда советский агент в Китае Яков Бронин (настоящая фамилия – Лихтенштейн, он же Доктор Бош) был обменян на Цзян Цзинго, сына Чан Кайши. А самый известный обмен разведчиками в истории СССР, послуживший основой для сюжета фильма «Мёртвый сезон», был совершён 10 февраля 1962 года. Тогда советского разведчика Рудольфа Абеля, приговорённого в США к 35 годам тюрьмы, поменяли на американского пилота Фрэнсиса Гэри Пауэрса, сбитого над территорией СССР 1 мая 1960 г. и приговорённого за шпионаж к 10 годам тюрьмы.

Я прервал его рассказ вопросом:

– Менять нашего разведчика на их шпиона – дело привычное. Но где у нас сидят американские шпионы? Поупа, который охотился за секретами подводной ракеты-торпеды «Шквал», в 2000 году по просьбе президента США помиловал Путин. Американский шпион якобы был болен смертельно опасной и редкой формой рака. Но прошло уже почти двенадцать лет, а бывший агент ЦРУ живёт и здравствует.

Андрей усмехнулся:

– Президентам, как и царям, положено быть милосердными. Но боюсь, что Барак Обама не последует примеру Владимира Путина. На одностороннее помилование Виктору рассчитывать не приходится. Американцы люди прагматичные. За Бута требуют освободить Ходорковского.

– Но ведь у них разные сроки заключения. Да и можно ли менять кумира российских диссидентов на торговца оружием?

В ответ Андрей прочитал целую лекцию из истории спецслужб. Оказывается, так происходило не раз. Например, 11 февраля 1986 г. был обменен советский правозащитник Анатолий Щаранский, приговорённый к 13 годам заключения за шпионаж и антисоветскую деятельность. А вспомним последний случай, когда Россия и США договорились обменять десятерых задержанных в Соединённых Штатах по подозрению в шпионаже в пользу Москвы на четверых людей, отбывающих тюремное заключение в отечественных тюрьмах. Кстати, освободить бывшего завсектором института США и Канады РАН Игоря Сутягина, экс-замначальника службы безопасности телекомпании «НТВ Плюс» Геннадия Василенко, а также Александра Запорожского и Сергея Скрипаля, в прошлом сотрудников СВР и ГРУ, в обмен на наших разведчиков первыми предложили американцы. Почему бы сейчас нам не сделать ответный ход?

После инаугурации Путин может преодолеть личную неприязнь к Ходорковскому и помиловать его. Это откроет «зелёный свет» к возвращению на родину Виктора Бута.

Адрес страницы: http://www.argumenti.ru/espionage/n335/170097
© 2006-2010 Аргументы.ру (http://www.argumenti.ru/)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.