Б. Подопригора, В-78. Бег в никуда, или что делать с Афганом?

Б.ПодопригораБорис Александрович Подопригора В-78, востоковед, участник международной конференции по Афганистану (Душанбе, 22 января 2010 г.), офицер Ограниченного контингента советских войск в этой стране в 1987-89 гг.
Бег в никуда, или что делать с Афганом?
Повод для разговора задали, по крайней мере, два международных форума. 28 января в Лондоне состоялась встреча министров иностранных дел 66 стран. Заключительное коммюнике имело вид здравницы в адрес безнадежно больного. За неделю до этого в Душанбе проведена такая же, хотя и менее представительная региональная конференция, завершившаяся вообще без итогового документа.

Так что…
…политкорректность оставим дипломатам
Состояние, а заодно и статус Афганистана бесстрастно определим так: это квазисамостоятельное образование, признаваемое мировым сообществом благодаря иностранной оккупации, близящейся к завершению ввиду ее неэффективности. При этом большинство афганцев а) менее чем когда-либо осознаёт себя гражданами единого государства, так как за два военных поколения привыкли рассчитывать лишь на родное племя, а то и «отряд самообороны»; б) считает талибан не «авангардом международного терроризма», а силой, сколько-нибудь регламентирующей духовную и материальную сферы бытия; в) воспринимает иностранцев, в лучшем случае, как источник разнообразия «наркоцентричной» хозяйственной жизни, не становящейся от этого богаче из-за всепоглощающей коррупции, в худшем - цивилизационными антиподами, навязывающими им почти «марсианские» стандарты и воззрения; г) относится к войне как форме существования, единственно доступной их пониманию и опыту; д) не испытывает угрызений по поводу своей глобальной наркоэкспортной роли, ибо героин, видит Аллах, это просто сельхозпродукт, наиболее востребуемый рынком, в отличие, скажем, от шафрана… До 60 проц. всех внутриафганских финансовых расчетов так или иначе связаны с наркобизнесом. Более того, «наркознаменатель» внутренней жизни Афганистана все более распространяется на остальной мир.
А что же Запад, по существу эксклюзивно представляющий в этом мире Кабул? Он, во-первых, всё более становится заложником собственных представлений о глобальном значении Афганистана как главной арены антитеррористической борьбы. Этот лозунг оправдывает контроль над «Большим Ближним Востоком», а Афганистан - его восточный форпост. Да и отсюда рукой подать до «вселенски клятых» иранских аятолл. Поэтому просто так Запад не уйдет. Во-вторых, выход из всё более осознаваемого тупика видит в реальной или, как минимум, «наглядной» интернационализации антиталибской борьбы - чтобы было, с кем разделить её итоги… Для чего публично «классифицирует» талибов по «непримиримости», заставляя поверить, что одни (за ежемесячные 300 долларов на «калашников») «прогрессивнее» других: так что и вы - «проявляйте креатив». В-третьих, при этом скорее обходит отправной вопрос осени 2001 года - где же тот самый бен Ладен и какова его роль в нынешней сТАЛИБизации региона? Или он, подобно умыслу шайтана, материализуется там, где его ждут? Макиавеллиевскийе же завет «Извлекайте уроки из политических побед» Запад вспоминает лишь шоком американского рейнджера: «Афганцы благодарили нас за доставленные пайки, а потом сбили наш вертолет»…
Поэтому, в-четвертых, с одной стороны, почти 1600 «пластиковых гробов» (при 10000 раненых) требуют от Запада усилить группировку хотя бы ради её безопасной эвакуации. Она планируется уже со второй половины 2011 года. С другой, её расчетная численность в 110 тысяч штыков (на 2 тысячи больше, чем наша - в пиковом 1986 году) ведет к тому, что заметили еще шурави: где больше войск, там ожесточенней столкновения. Кстати, по западным финансово-страховым законам расходы на содержание 1 натовского «афганца» составляют около 1 миллиона долларов в год. А за убитого приходится платить еще порядка 2 миллионов. И это, заметьте, в условиях глобального кризиса! Наконец, в-пятых, афганскую наркоэкспансию Запад не то, чтобы не замечает, но… не сильно от неё страдает. Догадки о негласном консенсусе на этот счет с талибами (вы не стреляете - мы не видим, чем вы занимаетесь) оставим на совести конспирологов. Как и их намеки на то, что направление на Север наркокурьерам «подсказывает» не только стрелка компаса.
А мы? Мы «зажаты» пресловутыми «с одной и другой стороны». Причем, неоднократно и перекрестно. С одной стороны, пока натовцы находятся в Афганистане, талибы вряд ли укрепятся на таджико-узбекском Севере страны, тем более - перейдут границу СНГ - у них есть, в кого стрелять и южнее. Иными словами, спасать Таджикистан с Узбекистаном пока не придется. Как и опасаться прорыва исламистов к Волге. С другой стороны, повторим, нет никаких признаков пресечения Западом наркопотока на Север. Он же, этот поток, уже давно «форсировал» не только Волгу. Что нам больше угрожает - талибан или наркотрафик? Поэтому опять-таки, с одной стороны, мы можем сочувствовать натовцам или радоваться их «очередной победе», например, в Мардже (в своё время мы туда ходили раз в полгода при таком же результате), но реального влияния на Афганистан мы не имеем. С другой стороны, чтобы это влияние обрести, следует туда - не приведи Господь - войти еще раз. Тупик: ни мы, многоопытные, ни западники, наступившие на наши грабли, не знаем, что делать. Поэтому лучше…
…поговорим о «прекрасной Франции».
Начнём с того, что любое политическое решение имеет финансовое измерение. США оценивают свои ежегодные расходы на Афганистан в 65 миллиардов долларов по бюджету 2010 года. Плюс платят еще по упомянутому миллиону за каждого из 30 000 дополнительно (перед эвакуацией) вводимых туда «джи-ай». Итого - 95 миллиардов. 43 других участников коалиции коллективно ассигнуют еще 15 миллиардов долларов в год, что в сумме составляет 110 миллиардов. Существует к тому же длинный перечень внебюджетных, нецелевых, «согласованных» (военно-гражданского назначения) и «скрытых» вложений (военная наука, медицина, соцобеспечение, транзит, пропаганда и т.д.). По экспертным оценкам они не меньше 80 миллиардов долларов. Таким образом, война в Афганистане обходится почти в 200 миллиардов долларов или 145 миллиардов евро в год. Разделим эту сумму на 28 миллионов жителей Афганистана и получим около 5200 евро на каждого афганца. Эта сумма в подушевой расшифровке ближе всего к французскому раскладу: 5270 евро (т.е. 348 миллиардов евро на 66 миллионов жителей).
Безотносительно мнения на этот счет французов напомним, что сходную по результативности иракскую кампанию лауреат Нобелевской премии американец Джозеф Стиглиц называет «бесконечной войной стоимостью 3 триллиона долларов». Можно поиронизировать о том, что результатом геополитического планирования может стать бег в никуда, да и то как лучшая альтернатива самоуничтожению: ведь, и у бен Ладена, и у талибов - американское первородство. Верно и то, что политик, не стесненный в средствах, подобно завсегдатаю казино, верит скорее в фортуну, чем в здравый смысл. Но дело в том, что Афганистан (только ли он?) не готов адаптироваться даже к причинно-следственной логике: стимул - результат. Его «начальники», будучи имплантатами в чужеродной даже для них среде, не предлагают ничего, кроме «дай, а то будет еще хуже». А дают-то под гарантии, а не с испугу. Да и кому давать - «имплантантам» с кредитными карточками западных банков? Или «Голь Мухаммеду», у которого даже крохи от виртуальных «5200 евро» все равно отбирают талибы - «во имя Аллаха, Всемилостивого и Милосердного»? Ибо - сей мак и гневи Всевышнего! Так что, с одной стороны, мы все - участники геополитического сериала «Миссия невыполнима-2010». С другой,..

…«если нет света в конце туннеля, то хотя бы удержись на ногах»

Это единственно приемлемая для России формула. Она состоит в жестком ранжировании приоритетов и задач. Первая: априори отказаться от участия в афганском «урегулировании на местах», ибо это понятие отсутствует в обыденном словаре дехканина-макопроизводителя и кочевника-наркокурьера. То есть, воспользоваться прагматизмом наших западных партнеров и не размениваться на соблазны «последнего и решительного боя» и предупреждения о «грядущем страшном суде». Четырнадцатое по местному календарю столетие, в котором пребывает страна, предполагает, что у неё есть время разобраться, какой ценой, ради чего и в каком составе войти в цивилизованный - хотя бы по осознанию добра и зла - век XXI-ый. Второе: жестко обозначить обратно пропорциональную зависимость объема натовских грузов, транспортируемых через наше воздушное пространство, и объема наркотиков, доказательно переправляемых через Аму-Дарью и Пяндж.

Третье: сконцентрироваться на создании многослойно-эффективного пограничного и приграничного кордонов к северу от названных рек. Для этого «сосредоточиться, не сердясь» на «туркестанской» политике Государства Российского. Политически осознать, что свои лучшие времена и Таджикистан, и ныне враждебный ему Узбекистан, не стыдясь за непатриотизм, связывают с советским прошлым. Четвертое - и на перспективу: и там, и здесь утвердить российскую мифологию нашего присутствия в Средней Азии - как историческую основу совместного с ней противостояния «нарконаходчивым» мракобесам, да не слишком щепетильным «миссионерам». Тем, кто когда-то «гувернёрствовал» на Фонтанке лучше, чем воюют за Аму-Дарьёй. А теперь спасающим лицо вместо того, чтобы своевременно внять заветам Макиавелли.

Или есть этому что-то взамен? 21 год назад, покидая каменистую землю «вечно взбадриваемого Афгана» и еще не зная, что нас ждет впереди, мы были романтичнее…
расположение войск

Дислокация сил региональных командований в Афганистане.
Рисунок подготовлен Институтом изучения войн (США)

Комментарии

Очень интересно.

Очень интересный материал. Спасибо.