Граф с советским паспортом. В Ржеве прошла конференция, посвященная Алексею Игнатьеву

Начало 1920-х, Франция. Генерал-лейтенант Алексей Игнатьев явно пользуется повышенным вниманием многих видных деятелей белой эмиграции. Их цели абсолютно ясны. На счетах французских банков на имя Алексея Алексеевича хранится астрономическая сумма – в пересчете на сегодняшние деньги более 2 млрд долларов.

Представители белого движения, называющие себя «законными представителями» великой державы, пытаются вынудить его передать деньги им. На борьбу с советской властью. Финала этой истории, кажется, не ожидал никто из настойчивых «просителей». Граф Игнатьев действительно возвращает деньги. Но возвращает СССР. Передавая авуары нашему полпреду во Франции Леониду Красину, он просит об одном: «Лучшей наградой для меня будет советский паспорт, возможность вернуться на Родину и вновь служить России».

14 марта этому удивительному человеку исполнилось бы 140 лет. Он был дипломатом, разведчиком, писателем. И нашим земляком. Хоть граф и родился в Санкт-Петербурге, детство свое он провел на ржевской земле, в родовых имениях Чертолино и Зайцево. Бывал он здесь и позднее, уже в советские годы. Совсем недавно в Ржеве прошла посвященная ему конференция, «в полный рост» показавшая Алексея Игнатьева как военного деятеля, патриота и гражданина.

– С годами каждый человек все больше понимает роль истории для будущего нашего общества и страны, – сказал на открытии форума глава Ржевского района Валерий Румянцев. – Особенно это важно сегодня, на очень ответственном этапе развития Российского государства. Мы должны равняться на великих патриотов. И среди этих имен – Алексей Игнатьев.
Тайны за семью печатями
Личность графа давно интересует Владимира Чурова, посла по особым поручениям МИДа РФ. Он стал героем его первой книги «Тайна четырех генералов». И, по словам самого Владимира Евгеньевича, героем до конца так и не разгаданным:

– Мы знаем о нем в основном то, что он сам написал, и далеко не всегда откровенно. Есть и широко тиражируемые заблуждения о его жизни. Например, многие считают, что, после того как Игнатьев перешел на сторону советской власти, родные отвернулись от него, в том числе и мать. Однако существует фотография, где та провожает сына на вокзале, и видно, что у них нормальные, теплые отношения.

По мнению Владимира Чурова, мало мы знаем и об Игнатьеве-разведчике. Впрочем, тут можно возразить, что люди этой профессии сами делают все возможное, чтобы остаться в тени хотя бы при жизни. Но граф и после смерти тайны не выдает.

– Свой путь разведчика он начал во время русско-японской войны, – продолжает докладчик. – Но в официальных документах об этом сказано очень скупо: занимался проверкой переписки иностранных военных наблюдателей, находившихся в рядах Маньчжурской армии. И за это награжден четырьмя боевыми орденами с мечами и бантами? Конечно же, такого не может быть.
В армию в 60 лет
– Какой эпизод жизни Игнатьева больше всего взволновал вас как человека и исследователя? – спросила «ТЖ» Владимира Чурова.

Немного подумав, он ответил так:

– После возвращения в советскую Россию Алексей Алексеевич побывал на параде на Красной площади. Увидел, что его Родина по-прежнему сильна. И, по собственным словам, снова почувствовал себя военным человеком. Вернулся к самому себе.

В изменившейся стране граф не оказался чужим. В 1937-м, когда ему уже исполнилось 60, он продолжил службу в армии. Работал инспектором и старшим инспектором по иностранным языкам Управления военно-учебных заведений РККА, начальником кафедры иностранных языков Военно-медицинской академии, был принят в Союз писателей (широко известны его мемуары «50 лет в строю»)…

А главное, сыграл большую роль в воспитании будущих военных кадров. Можно найти документы тех лет, в одном из которых написано: «17 апреля 1943 года генерал-майор Игнатьев обратился с личным письмом к Народному комиссару обороны. Для начала, в виде опыта, предлагается создать как образец только один кадетский корпус в Москве». Вскоре в СССР появились суворовские училища.
Звуки старого вальса
Были на конференции и доклады, которые раскрывали Алексея Игнатьева с неожиданной стороны. Например, подполковник в отставке, член Союза ветеранов военного института иностранных языков Анатолий Исаенко рассказал о большой любви графа к музыке. Как и многие люди высшего света, в детстве он получил хорошее музыкальное образование. И всю жизнь питал пристрастие отнюдь не только к классике.

Еще в годы русско-японской войны Игнатьев, тогда штабс-капитан, услышал, как женский оркестр исполнял «Последний нонешний денечек», «На Фейчшулинском перевале убьют, наверное, меня» и «На сопках Маньчжурии».

О знаменитом вальсе нужно сказать особо. Выдающийся певец Иван Козловский вспоминал: «Как возникло желание воскресить «На сопках Маньчжурии»? Алексей Игнатьев присутствовал тогда, когда я начал потихоньку наигрывать на рояле этот вальс. Он необычайно воодушевился: «Слушайте, это же божественная музыка, она меня до слез трогает...» И начал вспоминать слова, подсказал мне один из куплетов». Так началась новая жизнь мелодии. И помог ей обрести «второе дыхание» человек, в судьбе которого и соединились две эпохи – дореволюционная и советская.

P. S. Прошло много лет, но в Ржевском районе хранят память о графе. Год назад сюда приехали супруги Александр и Марина Колембеты. В Чертолино они создали фермерское хозяйство, планируют возродить парк Игнатьевых. Подробности – в одном из ближайших номеров.
Источник: Тверь лайф

Комментарии

Анатолий Исаенко, З-68

Новая статья о конференции во Ржеве. Дюжина фотографий рассказывает об атмосфере конференции и масштабе конференции.
Процитировали и меня:
Были на конференции и доклады, которые раскрывали Алексея Игнатьева с неожиданной стороны. Например, подполковник в отставке, член Союза ветеранов военного института иностранных языков Анатолий Исаенко рассказал о большой любви графа к музыке. Как и многие люди высшего света, в детстве он получил хорошее музыкальное образование. И всю жизнь питал пристрастие отнюдь не только к классике.

Evgeny