Лев Алексеевич Гаврилов. В День Победы.

Моя семья встречала новый 1945 год скромно, но с огромной надеждой. Чувствовалось, что Победа уже не за горами, и, чем ближе она была, тем с большим нетерпением её ждали.

«Сдавайся, сволочь!» – мысленно обращались многие к ненавистному врагу. Победа была почти рядом, но это «почти» надо было пройти. В упорных боях наша Красная Армия с каждым днем приближала День Победы, а мы, дети войны, об этом дне просто мечтали.

Папа был на фронте, мама и мы, пятеро детей жили тогда в доме 58 на 3-ей Мещанской улице, сегодня это улица Щепкина. Напротив нашего дома – МОНИКИ, знаменитый клинический медицинский центр, где тогда лечили раненых. В конце большой больничной территории, ближе к Трифоновской улице располагалось подразделение ПВО.

Жильцы нашего дома 58 в основном были представлены женщинами и детьми. Мужчин почти не было. Они были на фронте.

Я и сестра Светлана ходили в школы. Она в женскую, я – в мужскую. С учебниками проблем не было. В школе нам выдавали подержанные учебники, оставшиеся от школьников, перешедших в следующий класс. Правда, не хватало тетрадей. Для многих школьников, да и для взрослых тоже очень неприятной была ситуация с художественной литературой. В годы войны в самой читающей стране мира ощущался самый настоящий книжный голод. Спасала взаимовыручка. Если у кого-то из ребят была интересная книга, то её читали все в классе по очереди.

Саша и Лиля, мои брат и сестра, ходили в детский сад. Ходили без энтузиазма. Там режим дня, днем – «мертвый час». Дома, считали они, – лучше. Однажды случилось непредвиденное. Детки из садика вернулись, да ещё и с обидой: «А сахарок?». Оказывается, впопыхах, забыли выдать Саше и Лиле по традиционному кусочку сахара, который играл роль своеобразного стимулятора «любви к детсаду». Пришлось детей вести в сад вторично, но теперь уже подсластив этот поход.

Пока взрослые воевали на фронте или трудились в тылу дети, как и в мирное время, играли. Девочки – в куклы, классики, прыгалки, а вместе с мальчишками в прятки, «12 палочек», штандер, чижика и в какие-то   позабытые сегодня игры.

Мальчишки любили футбол, но для этой игры не было главного – хорошего мяча. Играть приходилось примитивными детскими и даже теннисными мячиками. Пацаны во дворе вспоминали прошлый 1944 год, когда ленинградский Зенит переиграл в финале Кубка СССР по футболу московских армейцев.

Многие тогда слушали репортаж по радио Вадима Синявского, а самые удачливые смотрели этот матч вживую на стадионе «Динамо».

Весна в Москве шла под гром победных салютов. Небо расцвечивалось тысячами разноцветных огней. Все говорило о том, что скоро немцу будет капут. Бои уже шли в самом Берлине и, наконец, Юрий Левитан своим красивым мужественным голосом объявил: «Мы победили!».

Простой человек выражает свой восторг и негодование совсем не так, как это делают актёры театра или кино. Они выражают свои эмоции столь искренне, что это запечатлевается в памяти навсегда. На нашей огромной коммунальной кухне (одних газовых плит было четыре!) в этот день хозяюшки и смеялись и тихо, как бы украдкой, плакали, а в их лицах можно было прочитать настоящее смятение самых противоречивых переживаний, которые мне сегодня трудно описать. Это надо было видеть.

В тот день во дворе – полно ребят. У всех какие-то безумные от счастья глаза, у девочек – даже слёзы. Вдруг вся ребятня побежали со двора на улицу. Все побежали и я побежал. По улице со стороны Трифоновской в сторону Садового кольца шел отряд. Это было подразделение ПВО. В годы войны самым уважаемым человеком был военный. А тут целое подразделение обаятельных девушек. Их светящиеся радостью лица в сочетании с безупречной строевой выправкой для нас, пацанов, да и для взрослых тоже воплощали тогда все величие нашей Армии- победительницы. Мы почти до самого Садового кольца бежали, стараясь не отстать от военных красавиц.

Под вечер на трамваях 17 и 25 народ, прежде всего подростки, юноши и девушки устремились к центру столицы. Одни ограничивались площадью Коммуны (ныне Суворовская площадь), другие, постарше направлялись на Красную площадь и на Бродвей. Так в шутку называли в то время улицу Горького (ныне Тверскую).

Народу было – не протолкнуться. Счастливые парочки и разудалые одиночки, веселые (возможно уже поддатые) компании. Кругом ребятня. Военные, которых было не очень много, были в центре внимания. Их поздравляли, обнимали. Вокруг пели песни и плясали. Потом был великолепный салют. Каждый залп орудий сопровождался дружным Ура!

Усталые, но счастливые люди возвращались домой. Наступила первая послевоенная ночь. Так 9 мая 1945 года в Москве заканчивались торжества в честь нашей Великой Победы.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.