Генерал-лейтенант Норат Григорьевич Тер-Григорьянц

Генерал-лейтенант Норат Григорьевич Тер-Григорьянц. «Афганец», человек с активной жизненной позицией, в свои 72 года не «сидит» сложа руки, является сподвижник ветеранского движения в Главкомате Сухопутных войск России.

С Афганистаном у кавалера шести боевых орденов, среди которых – орден Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, орден Красного Знамени ДРА, генерал-лейтенанта в запасе Нората Григорьевича Тер-Григорьянца связаны три года его военной карьеры.
В 1980 году возглавлял оперативную группу Туркестанского округа в Афганистане (впоследствии известную, как ОГ т. Соколова и на завершающем этапе «группа Варенникова»), а с середины 1981 года и до конца 1983 года был начальником штаба 40-ой Армии. Организатор и руководитель Национальной Армии Республики Армения, участник боевых действий по защите рубежей Армении и Карабаха в период с 1992 по 1995 годы. До января 2008 года был Председателем Совета ветеранов войны и военной службы Главкомата Сухопутных войск. Сейчас активный участник афганского ветеранского движения. В настоящее время проживает в Москве.
Судьба Нората Григорьевича подобна судьбам многих других советских офицеров-выходцев из простых семей и, «сделавших» свою карьеру собственным трудом и упорством. Вот ее основные этапы: учеба в средней школе, рабочий, срочная служба в армии, учеба в Гвардейском Ульяновском танковом училище, в академии Бронетанковых войск, академии Генерального штаба.
На пике карьеры судьба забросила генерала в жаркий Афганистан. Вот, как рассказывает об этом сам Норат Григорьевич:
«Я возглавлял оперативную группу Туркестанского округа в Кабуле: мы разрабатывали планы боевых действий, обеспечения техникой, вооружением и другими материальными средствами — для сто десяти тысячной группировки наших войск в Афганистане, а также для ВС ДРА . И каждый месяц летал в Москву спецрейсом для доклада планов операций руководящему составу МО СССР: т. Варенникову – НГОУ ГШ, т. Ахромееву – первому заму НГШ, т. Огаркову — Начальнику Генерального штаба ВС и все вместе приглашались к МО СССР т. Устинову, который заслушивал мой доклад о военно-политической обстановке в том регионе, о положении, состоянии и возможности 40 армии и ВС ДРА, также замыслы предстоящих операций и боевых действий и после их утверждения снова улетал в Афганистан. В 1981 году по предложению маршала Огаркова я был назначен начальником штаба развернутой в Афганистане 40-ой армии. К тому времени я уже год провел в этой стране, и еще два года отслужил после».

На долю Тер-Григорьянца выпало проведение одной из самых значимых операций, проводимых в Афганистане — Панджшерской операции. Об этом мы расскажем более подробно в последующих публикациях.
«В Москву я вернулся в конце 1983 года. Здесь было присвоено мне звание генерал-лейтенанта, и я прослужил до конца 1991 года на должности заместителя начальника Главного штаба сухопутных войск — начальника организационно-мобилизационного управления Сухопутных Войск. В середине 1992 года президент Армении Левон Тер-Петросян пригласил меня в Армению с просьбой приступить к работе по созданию Вооружённых сил независимой республики Армения. Это был сложный период жизни армянского народа — началась азербайджанская агрессия в Карабахе и приграничных районах Армении. Я уволился со службы и убыл в Ереван»,- продолжает Норат Григорьевич.
Здесь необходимо рассказать о том, что в данном случае сработал зов предков, родина которых была в опасности. И снова боевой генерал оказался на передовой, только теперь уже в собственной стране. Вот как он комментирует этот шаг:
« Хотя я никогда не жил в Армении, бывал там только в командировках, патриотические чувства, любовь к отечеству предков, к исторической родине во мне были сильны. И те чувства, которые остались во мне после рассказов родителей о том, что им пришлось пережить в Карсе от Турецкого геноцида по отношению к армян, проживающих на своей исконной Родине. Да и желание дать отпор врагу, чтобы не допустить повторения тех страшных дней в истории народа, которые он уже пережил в Турции, помятую о том, что Азербайджан уже применил приёмы геноцида по отношению к армянам проживающих веками в Сумгаите, Баку и др. населённых пунктах этой республики, которая была создана после ВОСР в России».

Благодаря усилиям Тер-Григорьянца и таких как он патриотов были созданы вооруженные силы Армении и, таким образом, отражена агрессия Азербайджана. Именно в этот период получила официальный статус и российская военная база на территории Армении, что явилось надежной опорой мира в этом регионе.

«Я был назначен председателем комиссии со стороны Армении по созданию российской военной базы на территории Армении. База была нужна: присутствие России остановило вмешательство в конфликт Турции. А ведь оттуда уже в районе Маркара артиллерийские снаряды залетали, мы ждали скрытой агрессии под предлогом борьбы с курдами.
Так мы создали — это уже не секрет, — 60-тысячную армию, и с ее помощью, совместно с карабахцами, отразили агрессию противника, освободили Карабах. И надо отдать должное президенту Армении — он развязал нам военным руки, дав свободу действий, не вмешиваясь и не мешая», — вспоминает Норат Григорьевич. Там, отказавшись от должности министра обороны, я занимал должности – Командующего Вооружёнными силами Армении – первого заместителя министра обороны. А затем, – по мере совершенствования оргструктуры армии, — был Начальником Главного штаба — первым заместителем МО РА. В последующем, на завершающем этапе, уже после боевых действий, в 1995 году, – был назначен на должность первого м заместителя министра обороны Армении. Выполнив возложенные на меня задачи, я, попросив разрешения у Президента страны, вернулся в Москву. Так завершилась 4-х летняя командировка на Южном Кавказе. В Москве я работал в штабе СНГ, в области Договора о коллективной безопасности в интересах ВС РА”.