Ко Дню Военного Переводчика. Игорь Брыгин-З-87у

ВИЗИТ ПРЕЗИДЕНТА

Свою переводческоую деятельность я начал в 1981 году в 8-й мотопехотной бригаде Народной Республики Мозамбик. Наша часть получила задачу расположиться на новом месте ближе к границе с враждебной ЮАР.

Новый лагерь был организован посреди дикой саванны, вычищенной от непроходимой растительности. За пару месяцев были поставлены палатки, организованы автопарк, кухня, склады, стрельбище, плац – нормальный полевой лагерь. Сколько было пролито пота, описать сложно. Ставят задачу: взять солдат для прокладки кабеля на стрельбище. Отхожу в сторону. Все африканцы тут же побросали мотыги и улеглись под деревом. Беру мотыгу и начинаю сам дробить твердую как камень землю. А температура воздуха около +40С. Глядя на меня, солдаты брались снова за работу. Так и строили вместе. И так было не раз.

Визит президента страны состоялся 3 марта 1982 года, через пару месяцев после нашего перебазирования. Невозможно передать, какое волнение испытывает переводчик, работая на таком уровне. Мой же профессиональный опыт составлял всего 5 месяцев после окончания годичных курсов ВКИМО. Но я надеялся, что с президентом прилетит кто-нибудь из наших начальников, а значит и мой более опытный коллега.

Утром мы с советником командира бригады и в окружении местного командования, отутюженные и начищенные стояли на свежерасчищенном полигоне. Все смотрели в небо.

Вот показался президентский МИ-8. Вертолет ненадолго завис в воздухе, винтами расчищая от пыли посадочную площадку. На какое-то время мы потеряли друг друга из виду. Песок забил глаза, рот, уши.

Из устланного коврами вертолета показался президент Самора Машел. К моему ужасу, никаких советских сопровождающих не появилось.

Подойдя сразу к нам, президент протянул руку для приветствия. Но как-то по-особому. Он протягивал левую руку, вывернув так, чтобы ее можно было пожать правой рукой. Я был обескуражен, но кто знает традиции африканских президентов? И мы с командиром пожали правыми руками левую президентскую руку, будто всю жизнь именно так и здоровались.

Позже нам разъяснили: у президента болела рука, и врачи посоветовали ему временно не подавать ее для рукопожатий. Но как можно вообще не подать для приветствия руку, будучи таким приветливым человеком, каким был Самора Машел?

Президент подошел к полуторатысячному строю, первыми поприветствовав наших специалистов. Каждый офицер называл свои должность и имя.

– Советник зампотеха бригады Иван!.

Глядя на него, президент с улыбкой сказал: «Иван теривел»! Я перевел: «Страшный Иван», чувствуя, что не совсем понимаю смысла президентской фразы. Самора поморщился, но тактично промолчал. И тут до меня дошло – Иван Грозный!

Я шел позади президента, стараясь не пропустить ни одного слова, время от времени бодро пихаясь с телохранителеми. Проходя вдоль новеньких палаток, президент громко отругал нас, что до сих пор не построено ничего – ни казарм, ни гаражей для техники – ни одного капитального сооружения. Я переводил, не веря самому себе.

По окончании визита командир бригады пояснил, что Самора Машел просто не знал, куда прилетел. Но когда ему объяснили, что все это организованно за пару месяцев, он пришел в восторг. И позже он даже привезет с собой руководителей гражданских предприятий провинции, показывая наш лагерь как образец порядка. А нашему коллективу предоставил свою резиденцию на берегу океана на трехдневный отдых.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.