Анатолий Исаенко, З-68. Ко Дню военного переводчика.

Ко Дню военного переводчика

В ЕЙСКЕ ПЕРЕВОДЧИКОВ ЗНАЛ ВЕСЬ ГОРОД

Одна страница из жизни военного переводчика 

Десять лет назад я посетил выставку «Армия и общество» в Манеже, где граф Лев Толстой ездил на лошади. Впечатлений от выставки было много.

Но самое интересное впечатление произошло дома. Дело в том, что я на одном из стендов взял авиационный флажок для внука. Сохранилась любовь к авиации – 60 лет назад я в течение трех лет проходил срочную службу в 13-й гвардейской. истребительной авиационной дивизии, город Карши, Узбекистан.

С внуком мы начали играть в войну, и флажок переходил из рук в руки. Когда флажок попал ко мне в руки, я прочитал на нем надпись:

«Город Ейск. 570 АРЗ» (Авиационный ремонтный завод). Я вспомнил, что почти пятьдесят лет назад в течение полугода с ноября 1971 по апрель 1972 работал военным переводчиком на авиаремонтном заводе в городе Ейске.

Из отделения переводчиков ВИИЯ несколько офицеров (в том числе и Юсупов Рафаэль Амирович) были направлены во Львов. Меня же одного послали в Ейск.

Поезд отходил с Казанского вокзала. С авиационным капитаном мы сопровождали группу военных авиаремонтников из Египта в составе 13 человек. Большая часть из них были офицеры (старший майор – в Союзе был уже второй раз, раньше обучался ремонту в Чугуеве, а один капитан был 43-й потомок пророка Мухаммеда), остальные были сверхсрочники.

В дороге произошло два случая. После Ростова один из египтян отстал от поезда, но через две остановки его подвезли нам на машине. (В Ейске особист очень интересовался этим случаем). Вскоре мы пересели на местный пригородный поезд и поехали в общем вагоне.

Случайно я заметил, как в начале вагона, старичок снял шапку и стал просить милостыню.

Мне стало стыдно за нашу страну. Пока иностранцы ничего не замечали я подошел к старичку и попросил его пройти в тамбур. Он испугался, подумав, что я из милиции. Я его успокоил. Попросил не ходить в вагон, так как там едут иностранцы. Дал ему рубль и «обликос моралис» страны был спасен.

На вокзале в Ейске нас встречали майор Петр Ильич Константинов (начальник центра подготовки) и переводчик Валентин Синогейкин .

Учебный центр и ремзавод находились на территории авиационного военного училища.

Раньше училище относилось к морской авиации. Училище закончил знаменитый синхронист Рюрик Миньяр-Белоручев (1922-2000). Его фотографию я видел на доске славы училища. Его имя занесено в список известных выпускников училища.

С подполковником Миньяром нам пришлось познакомиться в1962 году. В августе 1962 мы сдали вступительные экзамены (с 13 по 17 августа – пять экзаменов: диктант, сочинение, история, география и иностранный язык)) на Танковом проезде, нас зачислили кандидатами. До начала занятий оставалось две недели безделья. Нас занимали чем попало, через день проводили политинформации. Одну из информаций проводил Миньяр. Он рассказал о себе, о своем боевом пути летчика.

В 1962 ему было 40 лет. Таким я его и запомнил.

Среди однокурсников запомнились: Михотин (прибыл из ГДР), Литвиненко (моряк), Юсупов, Привалов, Модин, Иванкиев, Чумаченко, Шевцов и другие.

В Ейске теоретические занятия на английском языке с египтянами проводили в учебных классах, практику проходили на заводе в разных цехах. Учили ремонтировать двигатели МИГ-21. Слушатели хорошо знали авиационную терминологию. Работать с ними было легко, так как я до этого прослужил три года в Египте (1968- 1971).

На заводе двигатель разбирали до последней шайбы и прокладки, промывали все в керосине, снова собирали и испытывали двигатель, насосы и узлы. Двигатель проверяли в боксе на форсаже – шум шел по всему городу.

В Ейске последние годы жизни провел знаменитый борец Иван Поддубный. Знаменитая актриса Нонна Мордюкова жила в Ейске. В местном музее висела ее фотография.

Памятник Мордюковой установили в центре Ейска, возле кинотеатра “Звезда”.

Через месяц переводчиков знал не только весь завод, но и весь город. Часто можно было слышать на малороссийском языке: «Дывысь, кума, он пэрэводчик арабив пишов».

Мой коллега капитан Синогейкин был отличным переводчиком. На Танковом проезде в начале 1960-х годов он один год учился на курсах переводчиков. Он знал не только авиационную, но и сельскохозяйственную терминологию. Однажды слушателей повезли в колхоз на экскурсию. Председатель колхоза рассказывал о том, сколько у него свиноматок (sow). Синогейкин справился и с этим. Через десять лет меня принимали на работу в Воентехиниздат, пришлось писать две контрольные работы. Предлагали должность переводчика, но Синогейкин замолвил за мня слово и меня взяли редактором.

В Ейском военном училище я выступал перед курсантами. Рассказывал о трехлетней службе в Египте, Сфинксе и пирамидах, Суэцком канале, Асуанской плотине. Однажды в столовой после ужина ко мне подошел курсант старшего курса училища и попросил помочь перевести с английского. Когда было свободное время, я всегда ему помогал. Преподавательница удивлялась его способностям, и экзамен он сдал на «отлично».

На заводе работало много отставных офицеров. Один из них во время войны был летчиком морской авиации и часто летал в Америку (АлСиб – доставка грузов, прочие перевозки и перегон самолетов по ленд-лизу). Я слушал его рассказы.

Египетским слушателям продлили учебу еще на два месяца. Прислали еще трех переводчиков английского языка. В апреле 1972 слушатели успешно сдали экзамены.

На выпускной вечер деньги сразу нашлись. Харизматичый директор завода (авиационный полковник) выписал премию гражданскому главному инженеру, который передал её (премию) на укрепление советско-арабской дружбы. Своеобразие ситуации заключалось в том, что директором завода был гражданин еврейской национальности.

Не обошлось и без любви. Один из прикомандированных переводчиков женился на местной красавице, похожей на Юдифь. Я был свидетелем на свадьбе. Вспоминаются слова Есенина:

Мы все в эти годы любили,

Но, значит, любили и нас.

Ейск не забывается!

Анатолий Иванович Исаенко, З-68

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.