Персидская одиссея казаков

К 100-летию начала Первой мировой войны

Александр Бартош, директор Информационного центра по вопросам международной безопасности Московского государственного лингвистического университета, профессор, член-корреспондент Академии военных наук.

В отечественной и зарубежной литературе о казаках чаще всего говорят как о замечательных воинах, снискавших неувядаемую боевую славу на полях многих сражений. Это верно. Однако хотелось бы привлечь внимание ещѐ к одному виду деятельности, которым казачество занималось с незапамятных времѐн, прежде всего, в силу своего расселения на рубежах России и связанными с этим контактами с самыми различными народами в приграничных районах. Именно это обстоятельство позволяет говорить ещѐ об одном искусстве казаков – искусстве дипломатии, прибегая к которому многие поколения казаков решали переговорным путѐм проблемы в ходе общения с представителями разных цивилизаций, культур и религий в политической, экономической и военной сферах. 

Примеров этому множество. В их числе дипломатия казачьего гетмана Богдана Хмельницкого, проложившая украинскому народу единственно верный путь к единению с Россией. Это и Анто́н Андре́евич Голова́тый— запорожский казачий атаман, войсковой судья, полковник русской армии, дипломат, один из основателей и талантливый администратор Черноморского казачьего войска, инициатор переселения запорожских казаков на Кубань. Можно вспомнить и историю потомков албазинских казаков, которые в конце XVI века «прорубили окно» из России в Китай и положили начало Русской Православной миссии в Пекине. Члены Миссии немало сделали на поприще дипломатии, науки, из неѐ вышли и первые русские консулы на Дальнем Востоке. Ими же были заложены основы отечественного востоковедения. Отдельного упоминания заслуживает опыт военно-дипломатического сотрудничества между Россией и Персией. Например, в Тегеране в 1879 году по просьбе властей страны по образцу казачьих частей была создана Персидская казачья бригада (перс. بریگاد قساق ) (в 1916 году переформирована в дивизию). Обучение личного состава осуществляли военные инструкторы из состава русской военной миссии, командиром бригады был русский офицер, получавший жалование от российского правительства. С 1884 года в составе бригады появилась артиллерийская батарея, позднее — пехота. В задачи бригады входила охрана высших должностных лиц Персии, караульная служба при консульствах, дипломатических миссиях, министерствах, арсеналах, отделениях банков. Расформирована в начале 1920-х годов

 Казаки Персидской казачьей бригады

В рамках этой статьи хотелось бы обратиться к одному из событий 100 – летней давности, связанному с действиями казаков во время Первой мировой войны на Кавказском фронте. В этот период по свидетельствам историков казачества Ф.И.Елисеева и П.Н.Стрелянова (Калабухова) (См. например Стрелянов П.Н.(Калабухов). «Казаки в Персии.1909 – 1918 гг».) большой резонанс в России и в Европе имел рейд из Ирана в Месопотамию сотни 1-го Уманского полка Кубанского казачьего войска (ККВ) под командованием сотника Василия Даниловича Гамалия. Казачий офицер – искусный дипломат и военный разведчик сумел добиться поддержки от вождей племѐн кочевников-луров на протяжении всего маршрута, установил контакт с командованием контингента союзных войск Великобритании и после многосотверстного рейда по горам и пустыням Луристана вывел сотню без людских потерь к своим. Предистория легендарного рейда такова. В первых числах ноября 1914 г. Турция уже официально находилась в состоянии войны с Россией, Англией и Францией. Немедленно же начались операции на всех фронтах турецко-азиатского театра войны. 11 ноября султан Мехмед V объявил джихад против держав Антанты. В качестве одного из ответных шагов России 30 октября 1915 г. в порту Энзели (ныне Пехлеви) на Каспийском побережье Ирана высадился корпус генерала Н. Н. Баратова (8000 чел.) с задачами: ввести войска в Персию, нанести поражение турецким войскам и ликвидировать турецко-германскую агентуру, прикрыть левый фланг Кавказской армии, угроза которому существовала в случае турецкого наступления. Рейд корпуса сопровождался карательными операциями против курдских племѐн, выступавших на стороне Турции. По просьбе англичан, находившихся в тот период в тяжѐлом положении на Месопотамском фронте, Баратов к концу года выдвинул передовые отряды своего корпуса на линию Керманшах-Ханекин. Одновременно русское командование предложило англичанам организовать наступление британских войск на Керманшах с целью объединения с русскими силами и совместного удара на Диарбекир через Мосул, но английские власти, больше всего боявшиеся проникновения русской армии в Ирак, отвергли этот план. Затем последовало весеннее наступление русских в 1916 году на багдадском направлении для оказания помощи союзникам-англичанам, которых турки окружили в Месопотамии. Тогда же было принято решение установить живую связь между русскими войсками, действовавшими в Иране в районе Керманшаха и англичанами, чьи позиции находились на реке Тигр на территории нынешнего Ирака. От Керманшаха до Али-Гарби (предполагаемое место встречи с англичанами) по прямой около 300 верст. С учѐтом похода по горам, пустыне, ущельям и обходным тропам Луристана путь почти удваивался. Рейд по тылам турецкой армии должен был пройти по владениям воинственных кочевых племѐн луров – народа на западе Ирана, населяющего историческую область Малый Луристан. Кочевники говорят на языке лури, занимающем промежуточное положение между курдским и персидским языками. Большинство – мусульмане-шииты. Луры делились на племена, подразделяющиеся на более мелкие родственные группы. Во главе их стояли наследственные ханы и военная аристократия. С начала войны в Луристане активно действовали турецкая и германская разведки, которые развернули агитационно-подстрекательскую работу среди местного населения. Главная задача германо-турецких дипломатов и разведчиков состояла в создании сплошного заслона из местных племѐн между русскими и английскими войсками и воспрепятствовании обходу русскими войсками правого фланга турецкой армии на Кавказском фронте (южнее оз. Ван). С этой целью племенам в большом количестве поставлялись немецкие ружья системы «Маузер» и боеприпасы к ним, подкупалась_руководящая верхушка. Таким образом, предстоял рейд по местам со сложным рельефом и населением, которое к представителям России дружеских чувств не испытывало, и для которого казалось весьма заманчивым захватить казачьих лошадей, оружие и снаряжение. Для рейда требовался отважный и опытный офицер, способный успешно решить непростой комплекс разведывательных и дипломатических задач. Выбор генерала Баратова пал на командира 1-й сотни Уманского полка Кубанского казачьего войска Василия Даниловича Гамалия, который был на хорошем счету у генерала ещѐ в мирное время. Генерал по достоинству оценил природный ум и сметку офицера, представительную внешность, красивую посадку в седле, властный командный голос, популярность среди казаков. Вот как описывает встречу с Гамалием уже в годы Гражданской войны Ф.И. Елисеев: «Красивый, высокий, крепкий, здоровый мужчина — кровь с молоком. Очень стройный. Крепко скроенный и красиво сшитый. С могучими плечами и легкой походкой. На светлой широкой гимнастерке — офицерский Георгиевский крест и английский орден. Своим внешним видом Гамалий представлял классическую красоту казака-черноморца». Такая личность, несомненно, производила должное впечатление на воинов-кочевников, традиционно очень внимательных к внешним проявлениям силы. В приказе командира корпуса № 515 от 26 апреля 1916 года командиру 1-й сотни 1-го Уманского полка ККВ сотнику Гамалию предписывалось: «выступить на Зейлан, Каркой, Карозан и далее на Зорбатию, с задачей – войти в связь с Британской армией, действующей в Месопотамии.… Вам надлежит выяснить подробно состав, расположение и текущие задачи для действий англичан, а также – состав расположение и текущие задачи для действий англичан, а также – состав и расположение турок, действующих против них… Вам надлежит двигаться весьма осторожно и с большой осмотрительностью… По установлении связи и выяснения обстановки у англичан – возвращайтесь обратно в Керманшах. Если удастся дойти до Зорбатии, то подробное донесение пришлите через английские искровые станции». По этому приказу Гамалий, не встретив в обусловленном месте разъезда англичан, мог вернуться назад, к своим войскам, но, провожая сотню, генерал-лейтенант Н. Н. Баратов отозвал его в сторону и сказал: «Василий! Ты пройдѐшь и выполнишь задачу полностью». Сказал не в форме приказа, посмотрел глубоко в глаза, обнял и поцеловал. Баратов понимал, что посылает всю сотню почти на верную смерть. 27 апреля сотня в составе 4 обер-офицеров, 107 казаков и 125 лошадей выступила в поход. Казаки шли через перевалы, ночевали биваком в горах и в кочевьях мелких племѐн. Луры заявляли о своѐм нейтралитете в войне, но чужаков встречали настороженно, а то и враждебно. Были ночные нападения на казачьи караулы. С гор спускали на казаков камни. На экспедицию Гамалию были отпущены довольно большие суммы денег – 50 тысяч рублей золотом, монетами по 5 и 10 рублей. Деньги предназначались для подкупа ханов кочевых племѐн и передавались скрытно от своих казаков и от подчинѐнных хана. Своеобразной была тактика действий казаков во время рейда. Приблизившись к кочевью племени, головной взвод казаков окружал его. Затем входила сотня и Гамалий, смотря по численности и силе кочевки, вызывал к себе хана или старшину. К богатым и влиятельным сам шѐл с переводчиком и объяснял, что это пришла авангардная сотня корпуса, и что корпус прибудет сюда через два дня. Просил предоставить казакам фураж и довольствие, за что щедро платил. Потом давал подарок деньгами, некоторым вождям вручал личные письма от генерала Баратова. Хану говорил, чтобы никто из кочевки не выезжал, так как все тропы охраняются казачьими разъездами. После этого шло угощение, а утром Гамалий предлагал хану проводить сотню до следующей кочевки или оазиса. В пути за ханом и его приближенными следили специально назначенные казаки, которым в случае попытки к бегству приказано было стрелять. На следующей кочевке повторялось то же самое. Предыдущий хан оставался гостем при сотне и возвращался к своим только после выступления отряда дальше уже со следующим ханом. Зная особенности психологии кочевников, иначе поступать Гамалий не мог. Не делай он этого – любая кочевка встретила бы казаков огнѐм или заранее, до их прихода, ушла бы. Оставив очередного хана в родном племени и не взяв его с собой, можно было с большой долей вероятности_ожидать удара воинов-кочевников в спину. Выбранная командиром тактика позволила противопоставить кочевникам, чьѐ коварство и хитрость казакам были известны, надѐжную линию поведения и сохранить людей. С самого начала рейда проводник-лур повѐл сотню по крайне сложному горному маршруту, лошади срывались в пропасть или гибли от тепловых ударов (средняя температура воздуха в этих местах в мае – днѐм 26 градусов, ночью – 5-8 градусов). Всего за время рейда погибла 21 лошадь. В начале маршрута долгое время не было воды. Почувствовав на себе недоверчивые взгляды казаков, проводник попытался скрыться, но был задержан. Только после угрозы Гамалия повесить его, проводник указал нужное направление. С помощью переводчика Персидской Казачьей Его Величества Шаха бригады сотника Ахмет-хана Гамалий допросил проводника, почему он ведѐт отряд столь сложным маршрутом. Тот ответил, что ему было приказано так вести, чтобы русские сюда больше не шли. Ему дали денег и пообещали, что, если он будет дальше вести по хорошей дороге, получит ещѐ, а если по плохой – то получит пулю. Аргументы подействовали. Кочевник поклялся провести по лучшей дороге. Вожди некоторых кочевий занимали откровенно враждебную позицию. Так, один из них со ссылкой на нейтралитет сообщил, что он не пропустит русский отряд через свои владения к англичанам и отказывается содействовать; если же казаки, вопреки его желанию, пойдут к англичанам – отдаст приказ своим людям не давать фураж. Здесь Гамалий решил прибегнуть к шантажу и заявил собеседнику: «Я должен выполнить волю начальника, пославшего меня соединиться с англичанами, и если прикажут не продавать мне фураж, то я, во исполнение приказания, оставлю лошадей в селении, а с казаками пойду пешком на соединение с англичанами». Тактика казака оказалась удачной. Вождь луров согласился пропустить отряд через свои земли. В знак признательности на следующий день в сотне устроили джигитовку для вождя и его больного сына. От восхищения кочевники подняли такую стрельбу вверх из винтовок, что командир, опасаясь, не откроют ли они сгоряча огонь и по казакам, на всякий случай привѐл полусотню в полную боевую готовность. Таким образом, уважая обычаи и нравы кочевников, умело используя многовековой опыт общения казаков с горцами и не скупясь на материальное вознаграждение, В. Гамалий смог заручиться поддержкой влиятельных вождей-луров, которые оказывали содействие и нередко предупреждали казаков о засадах на пути. К полуночи 6 мая отряд незамеченным подошѐл к лагерю англичан. Видимо, с караульной службой у союзников не все было нормально, так как на месте казаков могли оказаться и турецкие войска. Вышел дежурный офицер, и когда выяснилось, что прибыли русские, собрались все английские офицеры. Встретили великолепно. Казаки отдали должное отличному шотландскому виски, которым их щедро угостили хозяева. Однако от предложения англичан смешивать виски с содовой вежливо отказались, мол, лучше продолжим потреблять чистый «основной» напиток. Наутро был назначен общий парад войскам и джигитовка, от которой англичане пришли в восторг. Потом переправились через Тигр, в офицерское собрание, где Гамалий провѐл переговоры и обменялся с англичанами информацией.

В.Гамалий с офицерами сотни на встрече с английскими союзниками в Месопотамии

Вскоре была получена телеграмма от начальника штаба английской армии генерала Лека, выразившего желание видеть В.Гамалия в Басре. В сопровождении хорунжего Константина Георгиевича Перекотия и переводчика Ахмет-Хана он отправился пароходом по Тигру. В Басре в главной квартире английской армии Гамалий представился генералу и доложил свою задачу. Начальник штаба передал для генерала Баратова интересовавшие его сведения, включая карты с указанием дислокации сил англичан и турок. Затем генерал Лек в присутствии офицеров и перед строем английских пехотинцев произнѐс речь по поводу первой установленной казаками «живой связи» между союзниками. От имени короля Англии он наградил сотника Гамалия, хорунжего Перекотия и переводчика сотника Ахмет-Хана Военными крестами.

В.Гамалий с переводчиком сотником Ахмет-ханом и хорунжим К.Перекотием в Месопотамии

22 мая, распрощавшись с англичанами, Гамалий выступил с сотней выполнять следующую задачу генерала Баратова: разведать окрестности Зорбатии в направлении на Керманшах. Час выступления и маршрут скрывал от всех, опасаясь турецких шпионов, так как английская разведка сообщила, что в ущелье на предполагаемом маршруте возвращения организованы засады. Из Али-Гарби через пустыню их вѐл араб, ориентируясь по звѐздам. Перед выступлением англичане сообщили Гамалию, что в первой части рейда для перехвата и уничтожения отряда казаков был послан эскадрон турок, но не успел настигнуть их. Поэтому командир решил в этот раз обойти ущелье восточнее. На одной из стоянок сотню недружелюбно встретили кочевники. Выяснилось, что им был отдан приказ хана «делать с казаками, что угодно» и что для персидского правительства в случае нападения на казаков подготовлен его ответ: «племена меня не слушают». В течение полутора часов вдруг пало 7 лошадей. Гамалий полагал, что ячмень был отравлен кочевниками. Здесь же узнали, что на перевале попали в засаду луров две сотни 1-го Уманского полка, шедшие им навстречу, и что отмечено передвижение турецких войск с целью перехватить русских. 1 июня казаки вернулись в расположение русских войск. Гамалий выполнил приказ. Этому способствовала его высокая профессиональная подготовка в сочетании с талантом дипломата и военного разведчика, личное мужество, непререкаемый авторитет среди подчиненных. Из штаба Кавказской армии на имя генерала Баратова поступила телеграмма с поздравлениями и приказами Государя Императора и Великого Князя Николая Николаевича: «Молодецкий поход доблестной Уманской сотни в глубь неприятельской страны и блестящее выполнение его поставленной задачи меня глубоко порадовали. Жалую Сотнику Гамалию орден Св. Георгия 4-й степени. Николай». «Его Императорское Высочество награждает всех господ младших офицеров сотни орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Всех казаков доблестной сотни Августейший Главнокомандующий награждает Георгиевскими крестами, тех, кто имеет уже Георгиевские кресты, соответственно высшими степенями этого креста». Однако недолго радовались казаки высоким царским наградам. 2 марта 1917 года Николай II отрекся от престола, полным ходом пошѐл развал армии и Русского государства. Разгоралась Гражданская война. Летом 1918 года в Персии был издан последний прощальный приказ в Русской армии и тем самым поставлена точка в Великой войне 1914-1918 годов на Кавказском фронте. Из приказа Войскам Отдельного Кавказского Кавалерийского Корпуса: «…§ 19. С великой радостью и гордостью я считаю своим долгом отметить в заключительном приказе героический подвиг нашего славного Уманца Сотника Гамалия, с его доблестной сотней, ставшей затем Георгиевской сотней 1-го Уманского полка, после поголовного ее награждения, бывшим Главнокомандующим Великим Князем Николаем Николаевичем, Георгиевскими крестами. Гамалию, с его доблестными офицерами и казаками, принадлежит честь установления живой связи между нашим корпусом и войсками соседней Великобританской Месопотамской армии. Эта сотня пошла на опасное предприятие, в котором она могла погибнуть вся, до последнего человека, как я об этом еѐ лично предупредил в селении Майдешта – с удивительной по единодушию и отваге решимостью. Объяснение этому, кроме личной доблести всех офицеров и казаков, их беззаветная вера в своего сверхдоблестного Командира, Сотника Гамалия. Честь и слава этим Героям во главе с Гамалием, прославившим своим лихим кавалерийским рейдом и себя, и наш корпус и стяжавшим себе всемирную славу. 10 июня 1918 г. Генерал-от-Кавалерии Баратов»._ (Справка. Гамалий Василий Данилович — родился 1 мая 1884 г., казак станицы Переяславской ККВ. Окончил Оренбургское казачье училище (1911). В Первой мировой войне командир сотни 1-го Уманского бригадира Головатого полка ККВ, орден Святого Георгия 4-й ст. за рейд в Месопотамию (1916), подъесаул, командир партизанской (разведывательно-диверсионной) Георгиевской сотни. В Добровольческой армии и Вооруженных Силах Юга России (ВСЮР), полковник, командир 2-го Кабардинского конного (1918), 3-го Уманского ККВ (1919) полков, в Русской армии генерала П. Н. Врангеля в 1920 году в Крыму – командир конной бригады. Был в эмиграции в Югославии, Франции, умер в Лейквуде, штат Нью-Джерси (США) в 1956 году). Как представляется, этот эпизод в истории отношений России и Ирана может быть интересен не только военным историкам. Развитие культурных отношений между нашими двумя государствами, растущий интерес российской молодѐжи к тысячелетней истории и великой культуре нашего южного соседа уже сегодня способствует росту туристических обменов. Одним из мест для посещения туристами могли бы стать живописные окрестности иранского города Керманшаха, откуда в далѐкие годы вышла в свой рейд сотня героев-казаков Кубанского казачьего войска.

Источник: журнал “Караван” №33, 2014 г.

Знакомство с Ираном


Все, кто интересуется Ираном и Средним Востоком, предлагаем посмотреть видеофильм, подготовленный международным отделом государственной телерадиокомпании Исламской Республики Иран «Седа ва Сима». В 21-мунутном фильме, который сопровождают субтитры на русском языке, вы можете найти ответы на многие вопросы о политике, экономике и науке в Иране, а также о жизни в этой стране. Фильм будет также интересен и тем, кто собирается отправиться в экскурсионную поездку в Иран в ближайшее время. Для сведения, в Иране находится 16 объектов, включенных ООН в список мирового наследия.
Всем, кто когда-то изучал фарси или просто желает посетить Иран и познакомиться с его достопримечательностями, просим обращаться через наш сайт с вопросами и пожеланиями по поездке. Мы готовы помочь в организации познавательной экскурсии в Иран.

Туризм в Иране– тема круглого стола в посольстве ИРИ.

Иран с его привлекательными природными условиями и историческими достопримечательностями входит в первую десятку стран мира, наиболее привлекательных для туристов. По данным United Nations World Tourism Organization Иран находится на третьем месте в мире по количеству исторических и культурных достопримечательностей после Греции и Италии.

Природные условия Ирана создают условия для самых разнообразных видов отдыха — от походов и катания на лыжах в горах Эльбурс до пляжного отдыха на берегу Персидского залива и Каспийского моря.
До конца 1970-х Иран пользовался значительной популярностью среди туристов, но в связи с исламской революцией 1979 года и ирано-иракской войной, поток туристов резко упал. С начала 2000-х годов между Ираном и Россией начался обмен туристами. Именно тогда первая группа иранцев посетила Россию, как туристы.
По данным Всемирной туристской организации , в 2011 году Исламскую республику посетили 3,3 миллиона иностранных туристов, что принесло стране прибыль в размере двух миллиардов долларов. В опубликованном списке стран, пользующих наибольшим успехом среди туристов во всем мире, Иран занял 68-ю позицию.
В последние годы число туристов, посещающих Иран растет. На праздновании по случаю наступления 1392 года по иранскому календарю (21 марта 2013 – 20 марта 2014) Мохаммад Шариф Молькзаде, возглавлявший тогда Организацию культурного наследия, сообщил, что за прошедший год, Иран посетили 3,8 миллиона иностранных туристов. Это означает, что почти за восемь лет с 2005 по 2013 года их число увеличилось более чем в три раза. По словам главы Организации культурного наследия, в 1391 году (20 марта 2012 – 20 марта 2013) на каждый миллион иностранных туристов, въехавших в Иран, приходилось 7,8 миллионов иранцев, выезжавших за рубеж.

Чтобы исправить такое положение, иранское руководство прилагает много усилиий по привлечению туристов из разных стран. Этому был посвящен руглый стол, проведенный в посольстве Исламской Республики Иран в Москве.
К собравшимся обратился Чрезвычайный и Полномочный посол ИРИ в Москве Мехди Санаи. Он сообщил, что иранская сторона крайне заинтересована в туристах из России и делает все возможное для их привлечения. В работе круглого стола принимали участие представители туристического бизнеса России, имеющие опыт работы с Ираном и желающие его наращивать, а также экперты и специалисты по Ирану. В их выступлениях прозвучали конкретные предложения и пожелания по улучшению условий работы в иранской туринустрии. С ответным словом выступил глава культурного представительства ИРИ при посольстве Ирана в Москве господин Табабтаи. Модератором собрания выступил советник иранского посла по политическим вопросам господин Мослем Ченари.
В заключительном слове господин посол ИРИ М. Санаи подчернул важность таких контактов и предложил продолжить подобные встречи с целью улучшения взаимопонимания и развитиия туристического бизнеса между нашими странами.
Встреча завершилась обедом, данным посолом Ирана в честь российских гостей.

Новруз в Иране.


21 марта в Иране начался 1393 год от момента хиджры, то есть переселения в 622 году пророка Мохаммеда из Мекки в Медину. Новогодние праздники, как и в России, в Иране длятся почти две недели. Это время, когда встречаются близкие и дальние родственники, старые и новые друзья. Люди ходят в гости другу к кругу, дарят подарки, вместе выбираются на концерты, спектакли, устраивают утренники для детей. Предлагаем посмотреть видеоролик, подготовленный государственным иранским телевидением.
Вот еще подобные ссылки частных компаний: http://www.youtube.com/watch?v=yjzhdJzyeC8,
http://www.youtube.com/watch?v=3fA9yDNDElU, http://www.youtube.com/watch?v=IFipAIAMWy8

Искандер

Искандер АМАНЖОЛ. Выводу советских войск из Афганистана, посвящается. Другая правда

Унылость зимнего пейзажа «оживляют» густо чадящие копотью факелы, сжигаемого на нефтепромыслах попутного газа. Слева – город Отрадный, он в часе езды от Самары. Сворачиваем. Частный сектор сменяют типовые панельные пятиэтажки. У одной из них такси останавливается. Сверяюсь с давней записью в блокноте – приехал. Из домофона доносится звонкий голосок: «Кто там?». Это Жасмин – старшая дочь Алексея Оленина. Много лет назад он добровольцем отправился в Афганистан. Потом был плен. Прожив там двадцать четыре года, восемь лет назад он вернулся в Россию. Непреложная истина: трудно дважды войти в одну и ту же воду. Какие сложности Алексей испытывал при реадаптации и насколько она ему удалось? Ведь Россия не Советский Союз, качественно это разные страны.

Первая встреча
Следуют новые вопросы. Жасмин переводит мои ответы матери. Наконец раздался щелчок – дверь отперли. В прихожей, жена Алексея – Наргиз настороженно вглядывается в мое лицо, и, узнав, облегченно вздохнула и сделала приглашающий жест. Не мудрено, она видит меня третий раз в жизни. С ее мужем мы встречались гораздо чаще.
Первый раз я пытался встретиться с ним в 2002 году. Будучи в городе Пул-и Хумри – это административный центр провинции Баглан, мне бросилась в глаза неприметная вывеска на русском языке: «Магазин Сашка». Шурави давно ушли, а напоминание осталось! Вспомнился давний телерепортаж, в котором генерал Громов, стоя у ферм Харатонского моста, браво докладывал о том, что в Афганистане не осталось ни одного советского солдата. Безбожно лукавил! У Наджибуллы оставались наши военные советники, у моджахедов – пленные. Знакомый афганец показал мне новый одноэтажный дом, в котором по его словам жил руси Рахматулло. Так здесь звали Алексея. Было досадно, трижды приходил к нему, подолгу ожидал – напрасно, встретиться нам так и не привелось.
Полгода спустя я вновь был в Пул-и Хумри, но волей случая, я знал, где искать. Мальчуган, вызвавшийся быть проводником, юркнул в калитку дома, вернее, мазанки, в которой проживал тесть Алексея. Потянулись волнительные минуты ожидания. Наконец из дверного проема шагнул бородатый мужчина. Поздоровавшись, протянул письмо от сестры Тамары, к сожалению, оно содержало известие о кончине его матери. Прочитав, Алексей молитвенно провел руками по лицу, казалось, внутренне он был готов к этому известию. Прервав тягостно длившееся молчание, он стал рассматривать снимки Тамары и племянников. Постепенно разговорился. Уже в доме, я стал вынимать из сумки гостинцы: конфеты, рыболовные крючки и семена свеклы, которую тут не культивируют, мазь – у Наргиз был псориаз. Будучи заядлым рыболовом, он научил афганцев ловить рыбу удочкой, а не глушить гранатами. Со скрупулезной точностью Алексей делил семена на три доли: одну себе, две другие – друзьям. Они тоже прошли через плен. Мне говорили, что за тарелку наваристого борща он готов мизинец отдать. Поскольку я был в Пул-и Хумри проездом, наша первая встреча была недолгой. Так случилось, что в течение нескольких последующих лет я был связующим звеном между ним и его родными в России.

Судьба – злодейка
Оглядываю обстановку однокомнатной квартиры. Самое яркое пятно в ней – цветистый ковер на диване. Ламповый телевизор, допотопный холодильник, матрасы и подушки сложенные стопкой, ветхие занавески на окнах. Чтобы скрасить ожидание, Наргиз протянула фотоальбом. Свадьба в Пул-и Хумри, Алексей в Исламабаде, а это уже Москва. Самара. Набережная, летняя прогулка в парке. Были в нем и снимки, сделанные мной, на одном он сидит на корточках у грядки со свеклой. Пока мать хлопотала на кухне, Жасмин успела сообщить, что отец на работе, но дозвониться до него не получится – телефон отключен за неуплату. Позвонил со своей трубки. А вот и скромное угощение. Достав лэп-топ, показываю Наргиз снимки сделанные мной в Баглане. Увидев очередную фотографию, на нем она с отцом и братом, украдкой вытерла набежавшие слезы. На нем нет Алексея, он был в Отрадном. Нет и Кристины, эта егоза уже родилась в России. Не осмелился спросить, понимает ли она смысл имени, выбранного ею для младшей дочери?
Ждать главу семейства долго не пришлось. Объятья сменились дружескими похлопываниями по плечам. Бороду он бреет и шальвар-камиз теперь не носит. Последний раз мы виделись в Кабуле немногим более восьми лет назад, тогда, дождавшись темноты, пришли на виллу в Вазир Акбархоне, арендованную российским посольством. Консул вручил ему паспорт, а затем, набрав код и номер телефона в Отрадном, дал возможность поговорить с Тамарой, первый раз за долгие годы. Говорю, что ожидая, развлекал его жену показом фотографий. «Ну-ка, ну-ка! Дай глянуть!». Увидев групповой снимок, запечатлевший четверых мужчин на въезде в Пул-и Хумри, он от души рассмеялся. Одним из них оказался его знакомый. «Надо же! Как же его звали? … Вспомнил! Абу Раим, у него еще было прозвище – Замбури», что означает оса. Впрочем, когда они встретились впервые, Алексею было не до смеха. Занятно, эмир Абдуррахман, предостерегая англичан от нападений на свою страну, говорил: «В наших ульях мало меда, но много злых ос». Жаль, но история ничему не учит.

К слову сказать, Алексей написал заявление об отправке в Афганистан после года службы в армии. Был механиком в ремонтной роте. «Прибыл выполнять интернациональный долг, а тут на тебе – тыловая крыса, на гражданке перед девчонками нечем будет прихвастнуть», – вспоминал он с грустной улыбкой. Договорился с зампотехом, восстанавливает вышедшую из строя машину и дослуживает на ней водителем. К досаде Алексея, сразу тот своего слова не сдержал, пришлось ремонтировать вторую. С ней-то он впервые и угодил под обстрел. Выскочил из кабины, и рядом раздался взрыв. Его швырнуло на стоявшую рядом БМП. Так он получил первую контузию. Вторую, уже в плену, когда поблизости разорвалась авиабомба.
Поскольку это было на начальном этапе советского военного присутствия, нападения случались редко, поэтому в тот рейс он отправился не в составе охраняемой автоколонны, а в одиночку. До демобилизации оставался месяц с небольшим. То утро не предвещало того, что в его жизни вот-вот наступят перемены, круто изменившие его жизнь. Молодость беспечна, несмотря на запрет, он остановился попить чайку в придорожной чайхане. Только отъехал, спустило колесо. Откуда ему было знать, что это случилось неспроста. Огляделся – ни души, лишь вдалеке вдоль дороги мирно брел подросток. Меняя колесо, Алексей забыл о нем. Напрасно. Это и был Замбури. Поравнявшись с ним, тот ловким движением отсоединил от автомата магазин с патронами. Засада! Притаившиеся за придорожными валунами афганцы, бросились к нему. Сдернул автомат с плеча, в стволе которого, вопреки действовавшему тогда уставу, находился патрон, успел прицелиться в паренька и нажать на спусковой крючок. Надо же, патрон перекосило! Его стукнули чем-то тяжелым по голове. Очнулся, когда его уже тащили в горы. Снова ввязался в драку, но, получив очередной удар, вновь потерял сознание.
Свой среди чужих
Намерение убивать его в планы моджахедов не входило. Сперва их командир пытался обменять Алексея на боеприпасы, потом на продовольствие и своих пленных – безуспешно. Им овладело отчаяние, дважды он пытался покончить с собой, но за ним присматривали. Афганцы, понимая его угнетенное состояние, шутили, смешно передразнивая его привычки. По мере того, как он стал понимать их язык, росло и взаимопонимание. Командир, его звали Ашраф, с утра отправлялся в горы, обходил посты и пикеты, а вечерами наведывался к пленнику. Расспрашивал о Союзе и причине, побудившей Алексея служить в Афганистане, рассказывал о своей стране, об исламе, объяснял, что движет моджахедами. Судя по всему, он был полевым командиром Ахмад-шаха Масуда, позднее ставшего военным лидером «Северного Альянса». Алексей выказывал сожаление по поводу гибели Ашрафа, случившейся 7 месяцев спустя. Тот попал под бомбежку на Саланге. По его словам, осколок оставил едва заметное отверстие в голове.
Надо полагать, что постепенно у Алексея произошла метаморфоза во взглядах. К тому же, вероятно, у него было то, что психологи называют шведским синдромом. Его проявлениями являются вдруг появляющееся чувство симпатии к своим захватчикам, сочувствие, понимание целей их борьбы, а порой и одобрение не только ее, но и их методов. По их мнению, это, скорее нормальная реакция человека, которая бывает у 8% заложников.
Вероятно, что в память об Ашрафе Алексея не трогали, хотя среди моджахедов были и те, кто смотрел на него исподлобья. И ему не в чем было их винить. Он как-то рассказывал, что после того, как обмен не состоялся, наша авиация все чаще стала бомбить горные селения и стоянки, в которых он останавливался. Возможно, что к этому времени возросла активность моджахедов, и если это так, то бомбежки, вероятно, простое совпадение, но допустимо и предположение: поговорку «нет человека – нет проблем», никто не отменял. Сам Алексей склонен считать, что это было не случайно. Он уцелел, гибли афганцы, в большинстве своем их соратники понимали, что вины Алексея в этом нет. Не один год, влача жизнь вьючной скотины, он «таскал по горным тропам грузы и снаряжение, – при этом подчеркивал, – таскать – таскал, но никогда со своими не воевал». Спустя 2-3 года с ним заговорили о даваате – принятии ислама. К этому времени его стали интересовать их религия и мироощущение. «Никто меня не неволил, это был мой выбор. Дали наставника, добрый был старик», – вспоминал Алексей. Вместе с тем, хотя Масуд и запрещал это, по его словам, был риск того, что в случае отказа его могли убить или продать в рабство в Пакистан. Затруднение вызвал выбор мусульманского имени. Старик предложил, в память того, что при захвате он никого не застрелил, взять имя Рахматулло, что означает Милосердный.
После вывода советских войск Алексей поселился в Пул-и Хумри. Вернись он тогда, то угодил бы под трибунал. Это потом пленных амнистируют. Несколько лет спустя в Госдуме поднялась шумиха по их поводу. Афганские власти, вернее полевые командиры в их поисках перетряхнули всю страну, Алексея нашли и отправили на родину. Деньги на дорогу, вероятно, российские парламентарии забыли проголосовать за выделение на это мероприятие финансовых средств, дал лидер афганских узбеков генерал Дустум, но через месяц – другой Алексей, несмотря на мольбы матери, вернулся в Афганистан. Надо полагать, что за эти годы он сроднился с афганцами. К тому же был холост.
Сначала мирная жизнь Алексея складывалась удачно. Построил чайхану на Саланге, старик помог деньгами. Тогда же стал замечать, чтобы не делал, копался во дворе или колол дрова, всякий раз рядом оказывалась соседская дочка. Сядет на корточки, обнимет коленки, положит на них головку, и часами наблюдает за ним. Старик сосватал ее, правда, денег на уплату калыма у него не было, но и эта проблема решилась. Дустум в очередной раз проявил щедрость – дал двадцать миллионов афгани, еще десять – полевой командир – таджик, видимо, друг Ашрафа. Тогда это было около $30 тысяч. Сыграли свадьбу, но женой ему она стала не скоро. «Удочерил жену!», – подтрунивали знакомые.
Памятна еще одна беседа. Тогда мы проговорили всю ночь напролет. Затаив дыхание, Алексей спросил: «Наверно, в твоих глазах я выгляжу отступником, нарушившим присягу?». И силился разглядеть мое лицо в предрассветных сумерках, когда тьма в комнате начинала редеть. Ответил не сразу: «Во-первых, я не могу тебя судить, поскольку не знаю, как бы повел себя, окажись на твоем месте, во-вторых, всегда стараюсь, в случаях подобных твоему, придерживаться принципа: не судите, да не судимы будете». Облегченно вздохнув, он откинулся на подушку.
После ухода шурави, лидеры моджахедов погрязли в трясине междоусобицы. Страна напоминала лоскутное одеяло. Вакханалию вседозволенности полевых командиров прервали появившиеся талибы. После отступления «Северного Альянса» в Панджшир, они заняли Баглан. Местный доброхот донес ревнителям веры о том, что в городе живет руси Рахматулло. Встретившись с ним и двумя другими бывшими пленными, губернатор провинции Нурулла Нури убедившись, что те стали истинно верующими (у соседей Алексей слыл авторитетом в вопросах веры), написал о них в Кандагар. К слову сказать, он тепло вспоминал его, для него этот хранитель ортодоксии до сих пор является образцом служения народу. Замечу, я далек от мысли петь талибам осанну, но скажу, что зачастую они не представляют собой, однозначное вселенское зло, в которое их превратили старания мировых СМИ. Из канцелярии муллы Омара поступило распоряжение – наградить новых адептов. Пока изыскали средства, пока строили дома, случилась гибель Масуда и следом грянула трагедия 9/11 (я считаю, что эти события взаимосвязаны), и началась американская война с международным терроризмом. Талибы ушли.
Пришла беда – открывай ворота.
На смену им пришел «Северный Альянс». Военный комендант, объявив Алексея приспешником талибов, отобрал новый дом и магазин, расположенный в людном месте. Он один стоил сто тысяч долларов. Его тоже подарили талибы. Снова напасть: ночью селевой поток снес чайхану, он и жена едва успели выскочить. Я пытался помочь ему. Будучи в Кабуле пришел на прием в то время заместителю министра обороны Бари Алаю, человеку близкому Масуду и поведал о беззакониях творимых его подчиненным. Сделав запись в своем блокноте, обнадежил: через три дня он будет в Пул-и Хумри и во всем разберется. Действительно сдержал обещание. Позднее Алексей рассказывал: вызнав правду, генерал устроил коменданту разнос и, дав три дня на сборы и освобождение дома, отбыл в Кабул. Днями позже Бари Алай был снят с должности, и все осталось, увы, без изменений.
В мой следующий приезд, Алексей заговорил о своем решении вернуться в Россию. Рождение Жасмин стало главным фактором, побудившим его к этому. Он стал задумываться над тем, что может дать ей в условиях Афганистана. Рассказывал, для того, чтобы узаконить отъем собственности, комендант требовал подписать липовую купчую на дом и магазин. Спросил: «Во сколько ты оцениваешь свои шансы их вернуть?». Они равнялись нулю. Главным препятствием отъезда было отсутствие денег, но это была решаемая проблема.
«Он их сам тебе даст», – объяснял я недоумевающему Алексею. Каким бы комендант не был, он верующий и в какой-то мере богобоязненный человек. И знает, что рано или поздно ему придется держать ответ перед Всевышним за свои прегрешения. Одно дело отъем собственности, другое – убийство, спрос за эти преступления разный. Главной сложностью для Алексея было определение суммы возмещения, с которой коменданту было бы легче расстаться, чем платить больше наемным убийцам. «Не продешеви, она должна покрыть твои расходы по возвращению в Россию и хватить на первое время. Дай ему понять, что как мусульманин ты его понимаешь: ведь Аллах, возложил на него ответственность за семью и ее благополучие, и только это, а не жажда нажива является предметом его помыслов. А ты делаешь богоугодное дело – удерживаешь единоверца от искушения впасть в более тяжкий грех», – Алексей расхохотался. «Уразумел!». Потом он скажет, что сделка состоялась, и комендант заплатил ему пять тысяч долларов. Конечно, по сравнению с тем, что было отобрано – сущая мелочь, с другой стороны – не было ни гроша, а тут алтын. «А в Кабуле я смогу помочь тебе с документами. Надумаешь – найдешь меня там», – сказал я прощаясь.
И был удивлен, когда на следующий день в казахстанском посольстве сказали, что меня разыскивает некий Рахматулло. Так и жили вдвоем в гостиничном номере до той поры, пока он не получил российский паспорт. Тогда, беседуя с ним, я приводил доводы того, что ему будет легче жить в Казахстане. «Во-первых, все-таки это мусульманская страна. Поселись где-нибудь в сельской местности рядом с афганскими казахами-оралманами. По сути, это те же афганцы, значит – в беде не оставят. Во-вторых, зять у тебя казах, ты сам долгое время жил в Казахстане, кончал школу и призывался из Кзыл-Орды». Но тот поступил по-своему. О том, что он вернулся, я узнал из телерепортажей по российскому ТВ. Судя по ним, его встретили с трезвоном на всю Россию, правда, как водится, многое умолчали. Позже Алексей расскажет о том, что телевизионщики наобещали ему с три короба, что-то обещала местная администрация, но своих слов не сдержали. Каким же было мое удивление, когда год спустя навещая тестя Алексея, увидел Наргиз. Развелись! И для того, чтобы развеять возникшее подозрение, протянул ей свой мобильный телефон. Она что-то нежно ворковала мужу, лепетала Жасмин, говорили шурин и тесть. Как выяснилось, Наргиз приехала в Афганистан, чтобы выправить свидетельство о браке. Она говорила, что ей тяжело жить в России.
Чужой среди своих
Как у Алексея проходил процесс реадаптации? «Веришь – нет, сначала пережил шок». При этом, я рассказывал ему о переменах, произошедших в России. «Сложность заключается не только в том, что она стала другой, в первую очередь изменился я сам. Тут без бумажки ты как бы и не человек вовсе. Все теперь платное, повсеместно царит лихоимство. Глянь, что по телевизору показывают: одни убийства и насилия. Разврат и наркомания начинаются со школы. Поэтому я боюсь оставлять своих одних в доме. В советское время таких страхов не было. Другой стала дисциплина общества», – говорит он.
Мать, верившая, что сын однажды вернется, завещала ему и внуку, который за ней ухаживал последние годы, свою полуторку. По его возвращении племянник выплатил Алексею половину ее стоимости, причем рассчитался по самой высокой цене, но на покупку собственного жилья этих денег все равно не хватило. Вместо него купил «пятерку». В среднем его заработок составляет 15-20 тысяч рублей в месяц. Он со страхом ожидает дня, когда наступит пора менять машину, не смотря на то, что Афган приучил его к бережливости, отложить денег не удается. Аренда квартиры обходится в 2,5 тысячи плюс коммунальные расходы, но Наргиз не чувствует себя в ней хозяйкой и Алексею трудно упрекать ее за это. Зрение портится, сказались контузии. Врачи сказали – нужна операция, пару лет назад она стоила 80 тысяч. Поняв бесплодность ожиданий, через год встал в очередь на получение жилищной субсидии. Деньги на однокомнатную квартиру площадью 29 кв.м. выдают из расчета 18 тыс. рублей за кв. м. и только работающему члену семьи, а он такой один. Получается 500 с небольшим тысяч, когда подержанная квартира в Отрадном стоит от 800 тыс. до 1 миллиона. Уже несколько лет очередь не двигается. М.б. у Алексея были завышенные ожидания? Конечно, он знал, что его не будут встречать с фанфарами, но, наверное, свое возвращение он все-таки представлял себе по-другому. Приятелей у него много, а вот друг только один – Юра Степанов. Как и Алексей, он женат на афганке и тоже вернулся в Россию. Общение – единственные светлые моменты для обеих семей: «Вспоминаем Афганистан: и хорошее и плохое, но плохое стараемся не вспоминать».
Спрашиваю: «Так кем ты себя все-таки больше ощущаешь: Алексеем или Рахматулло?». Он призадумался. «Душа – русская, семья, вера, и мироощущение – афганские. Такое вот раздвоение личности». Родные приняли их очень тепло, всячески старались угодить, потчевать чем-нибудь вкусненьким. Они едят свинину, для них это исключено. Салаты, овощи, пирожки с капустой и картошкой ели с удовольствием, но когда подавались мясные блюда – отнекивались. Нет, он не против, когда сидящие с ним за одним столом выпивают, но сам капли спиртного в рот не берет. Не сразу, но свыклись с этим. Поэтому раз в месяц он ездил в деревню, покупал кур, и, совершив полагающийся обряд, резал, забивая ими морозильник. Свыклись с тем, с тем, что в урочное время Алексей прерывает беседу, бросает дела, совершает омовение и молится, что держит пост. С отправлением религиозных обрядов сложностей у него не возникало. «Мечети в Отрадном нет, поэтому изредка езжу в Самару. Мулла-татарин, читая Коран и трактуя Хадисы, делал ошибки. Глупо получилось, пару раз прилюдно поправил его, тот и стал относиться ко мне с неприязнью», – продолжает он. Но теперь стало чуть легче. Лет шесть назад в Отрадном появились таджикские гастарбайтеры. Они откармливают скотину для себя, оставляют мясо и на его долю. Иногда ходит молиться к ним, но чаще делает это дома.
Если Алексею приходилось нелегко, то Наргиз во сто крат труднее. А что мешает ей выучить русский язык? По его словам, во-первых, она неграмотная, во-вторых, относится к тому типу людей, о которых сами афганцы говорят: «Джохелона колля салом кон – Поздоровайся и проходи мимо». Это о тех, кто признает необходимость изменений, способных облегчит жизнь, но ничего не делают для достижения этого. Шурина он убедил в том, что если тот желает преуспеть в жизни, то для этого должен учиться. Тот это крепко усвоил: самостоятельно изучает английский, осваивает компьютер. Гражданство, как незнающая русский язык, Наргиз так и не получила. «Тогда зачем тебя ввели в денежные расходы, гоняя ее в Афган за свидетельством о браке?» – спрашиваю я. «А кто знает логику чинуш?». Пару лет назад он отправлял ее на свадьбу сестры. Вернулась оживленная, но спустя полгода снова захандрила. «Ей как воздух необходимо общение, а его нет», – продолжает Алексей. Она встречается с женами гастарбайтеров, но понимает их речь с трудом, таджикский язык близок, но это не дари. Выходить на прогулку сама – боится, ей все время кажется, что прохожие только на нее и смотрят, вот и живет затворницей. Психология – язви ее. «Нет, чадру она не носит, только головной платок», – продолжает он. Ей было бы проще, если рядом находился братишка. Алексей может его пригласить в Россию, потом продлить приглашение, но проблемы это не решит. Он видит выход в том, что тот хочет жениться на афганской казашке, семья которой намерена вернуться на историческую родину. А те выходцы из Западного Казахстана, откуда до Отрадного рукой подать. «Это не тот, у которого аптека в Пул-и Хумри?», – спрашиваю я. Он самый. «Забыл? Ты же сам нас знакомил. Я бывал в его доме. Не строй напрасных иллюзий. Аптекарь – богатей, и дочь у него красавица, поэтому такой калым заломит, что вы его ввек не осилите». Мой собеседник помрачнел.
Поэтому каждое утро у Алексея начинается невесело, Наргиз и Жасмин в один голос твердят: «Мерим Афгон! – Поедем в Афганистан!». Одна радость – дети», – продолжает Алексей, вытирая липкую от растаявшего шоколада ладошку Кристины. Родив ее, послеродовых денег она не получила, материнский капитал – тоже. Он – ма-те-рин-ский, твердят ему чиновники. Формально, они правы, а по существу получается изощренное издевательство. «Устал ходить по кабинетам», – говорит Алексей бесцветным голосом.
«Россия – щедрая душа»
Стемнело. Пора возвращаться в Самару, Алексей предложил отвезти. Оба погрузились в невеселые мысли. Алексей уходил в армию юношей, а вернулся в Россию зрелым мужчиной. Замечу, с афганскими взглядами на жизнь. Вспомнились слова из некогда популярной песни, исполнявшейся Михаилом Ножкиным: «И носило меня как осенний листок…». И в том, что лучшие годы жизни его носило, вины Алексея нет. Без этого его жизнь сложилась бы по-другому. И это однозначно. А что ветеранские организации? «А меня для них не существует», – ответил он кратко. Было видно, что ему неприятно говорить на эту тему. Разговор продолжили в баре гостиницы, за горьким как его жизнь кофе. Он рассказывал российским телевизионщикам о моей роли в его возвращении: «Вырезали, смонтировали и преподнесли так, что у зрителей сложилось впечатление того, что это они, а не ты, вытаскивал меня из Афгана», – произнес он извиняющимся тоном. Это волнует меня меньше всего.
В свою очередь, рассказал о своих попытках помочь ему. Будучи в Москве звонил в группу Совета Федерации РФ по сотрудничеству с Национальным собранием Афганистана, а потом и встретился с ее сотрудником Вячеславом Некрасовым, он сам воевал в Афганистане. Поведал о мытарствах горемыки – помочь не может. Звонил, а потом виделся со своим приятелем Дмитрием Огородниковым, который должен был по своим делам встретиться с самарским вице-губернатором и просил поговорить с ним об Алексее. Поскольку тот не стал отвечать на мои электронные письма, похоже, ничего не добился или вовсе не стал заводить разговор о нем. Звонил, а потом дважды писал Максиму Шевченко – тогда члену Общественной палаты России – тишина. Как и звонил Владимиру Снегиреву – бывшему афганцу и писателю: «Оленин! Как же – знаю! Он немного не тот…», – и спохватившись, неловко замялся. Один из них, противопоставляя его Алексею, говорил о другом пленном, который предпочел смерть ренегатству. Понятно, что помощи ждать бесполезно. Впору волком выть от жгучей досады.
По словам Алексея, лет пять назад, с подачи Руслана Аушева к нему приезжали люди из НАТО, просили рекомендаций, как выжить в афганском плену. Ответил: все зависит от того при каких обстоятельствах их солдат там оказался: после кровопролитного боя или как он, угодив в засаду. В первом случае, афганцы могут и «красный тюльпан» сотворить. Заплатили немного за консультацию». Осенило: «Почему бы тебе не написать книгу о своей жизни в Афганистане, на этом можно прилично заработать». Нет, нет у него литературных склонностей, опять же зрение. «И с женой тебе надо что-то делать, не ровен час сойдет с ума от такой жизни», – говорю я. «Мы уже решили, она с детьми уедет в Афганистан, я же останусь в России. Буду ездить к ним, высылать деньги, общаться будем по Интернету. Жасмин схватывает все на лету». Размечтался! Скайп в Пул-и Хумри появятся не скоро. И еще один важный момент: «Это сейчас дочки хоть завтра готовы ехать в Афганистан. А повзрослеют! Стоило бы подумать над тем, будут ли они тебе за это благодарны? Сам говоришь, что Жасмин мечтает стать врачом». Какая разница, он не может помочь ей осуществить мечту в Афганистане, не может сделать это и в России. Тем не менее, продолжаю гнуть свое: ситуация там складывается таким образом, что к власти снова могут вернуться талибы, а с их приходом, вероятней всего, вновь начнется гражданская война. «Ай, не привыкать!», – говорит он. Подумалось, Афганистан не Россия или Казахстан, там все стабильно. У афганцев есть парадоксальная по смыслу поговорка: «Мы живем в мире, когда воюем». Провожаю его до машины. Невесело прощаемся.
Катарсис
В последние годы в России издано много книг об афганской войне, опубликованы генеральские мемуары, в которых они описывают военно-политическую ситуацию в стране, анализируют ход военных операций и многословно рассуждают о своей, чаще мнимой роли в них. Изданы воспоминания офицеров среднего и младшего командного состава, читая которые будто наяву ощущаешь острые запахи взрывчатки, пороха, запекшейся крови на горячей броне, горечь утрат. Особенно талантливо об этом писал молодой на то время Александр Проханов, нынешнего я не читаю. Тем не менее, проиграли. Кому? Афганскости, о которую трижды ломали зубы англичане, раз Советский Союз, а теперь афганцы доламывают их американцам и иже с ними. Ее особенность состоит в том, что она густо замешена на взаимовыручке и патриархальности взглядов, приверженности Исламу и боевому духу предков, врожденной воинственности и национальной гордости, образуя вкупе патриотизм. Все то, что, по моему мнению, на Западе принято считать нецивилизованностью. Именно это позволяет афганцам на протяжении веков оставаться самими собой, помогает не только выстоять, но и побеждать.
Что посеешь – то и пожнешь. Уже несколько лет меня очень тревожит вопрос: почему среди боевиков, воюющих с федеральными войсками на Кавказе и террористов, совершивших акты самоподрыва все чаще стали встречаться русские фамилии? И это проблема не только российская. Еще как-то можно понять, когда в Германии или Великобритании разыскиваются чужаки –мусульманские граждане европейских стран во втором и даже в третьем поколении. Падение морали и роли религии в обществе, неважно какой, вынуждает их становиться более консервативными, но когда террористами становятся плоть от плоти свои – непонятно! Говорят, что новообращенные святее Папы римского. Тот же Алексей, еще в Афганистане, выказывал сочувствие единоверцам, воюющим в Ираке с американцами. При этом я бы не сказал, что он обуреваем чрезмерным религиозным рвением. Нет, в раж он не впадает, спокойный и уравновешенный человек, не склонный к скоропалительным решениям, знающий цену словам и меру ответственности за них. Этому его научил Афганистан.
И все-таки, почему никто из вернувшихся на родину пленных не описал свою историю? Склоняюсь к мысли, что за годы жизни в этой стране, они открыли истину, которой не считают нужным делиться. Почему? Возможно, из-за опасений того, что ее не поймут или неправильно истолкуют. С другой стороны, им придется делать сравнение Афганистана с Россией, это будет неизбежно. Не думаю, что оно будет в пользу нее и такого вывода, в силу понятных обстоятельств, они хотели бы избежать. И еще: психологи говорят, привыкание к таким экстремальным ситуациям как плен длится до 40 дней, но он уже давно в прошлом, тогда почему же для Алексея и таких как он, так и не наступило отвыкание, а с ним и реальное освобождение? Афган не отпускает? То, что он так просто не отпускает, по себе знаю. А может, не хотят они этого? Поэтому и остаются чужими, не совсем русскими.
Не спится. Подошел к окну. Неверный свет освещает скрипящий под порывами ветра рекламный билборд. Поземка, извиваясь змеей, неистово пляшет на дороге. Сметается пороша с соседних крыш. На душе темно. Еще утром я гордился своей ролью в возвращении Алексея, а теперь сомнение меня гложет. В голове гулким набатом звенит вопрос: во зло или во благо? Приложил разгоряченный лоб к холодному стеклу. Зима беснуется, а перед глазами убогая чайхана близ утопающего по щиколотку в прожаренной нещадным афганским солнцем пыли города Газни. Тогда мое внимание привлек один из посетителей. Ухоженная борода, славянское лицо, гордая осанка, белоснежные чалма и шальвар – камиз. Поймав на себе мой взгляд, он демонстративно сосредоточился на еде. Когда же поднял голову, жестом показал, что хочу подойти, но тот отрицательно замотал головой. Вольному – воля. Мне говорили, что один казах стал муллой и проповедует где-то близ Пагмана. Понял, что искать встречи с земляком не стану. Не вернувшихся много, по моим оценкам от несколько десятков до сотни человек.
Очевидно, в Афганистане ему бы жилось проще, что он до сих пор в большей степени Рахматулло, нежели Алексей. Размышляю и чем больше это делаю, тем все явственней мне видится, еще не осознаваемая им, едва зарождающаяся у него мысль – вернуться в Афганистан. Об этом он не сказал ни единого слова, но я ее чувствую. Найди он в там гарантированный заработок, пусть даже самый минимальный, уверен, эта мысль созрела бы быстро. И если я прав, то там проблем с адаптацией у него не будет. Он афганец, не такой как все, но афганец. На первый взгляд, нищета везде одинакова, но в отличие от российской, афганская: во-первых, не столь унизительная, во-вторых, солидарная. Там каждый сосед готов дать пару-тройку горстей муки, риса или полдюжины яиц. Свои люди, сочтемся! Впрочем, как и мы в советское время, одалживались или давали взаймы десятку до зарплаты. А не очерствели ли мы душой? И тут же ловлю себя на мысли, «мехохам бе Афгонистон баравам – хочу в Афганистан». Он очищает. Вот и стало чуть легче.
Все! Очерк закончен. Конечно, можно было бы покривить душой, тут слегка приврать, там чуть припудрить, у некоторых это хорошо получается. Появилась бы красивая, как молодая проститутка, только появившаяся на панели, иллюзия правды. А как быть с истиной?

.

35

При шахе такого не было. Как Тегеран утратил славу персидского Парижа

11 февраля в доме приемов посольства Ирана в Москве состоялся торжественный прием по случаю 35-й годовщины исламской революции в этой стране. На приеме гостей приветствовал посол ИРИ г-н Санаи и сотрудники иранского посольства. Российские гости представляли различные министерства и ведомства. На приеме также былы востоковеды, дипломаты, а также представители частных комапаний, имеющих интерес в развитии бизнеса с Ираном.
В Тегеране также прошли празднования в честь победы Исламской революции 1979 года. 35 лет назад на улицах Тегерана шли бои между сторонниками аятоллы Хомейни и приверженцами светского государства.
Собственно революция в Иране длилась около года, но ее кульминация пришлась на начало февраля 1979-го. 16 января из страны бежал шах Мохаммед Реза Пехлеви вместе с семьей и придворными. 1 февраля в Иран после 15-летней эмиграции вернулся духовный лидер шиитов аятолла Хомейни. 11 февраля его сторонники свергли временное правительство, захватили телевидение и радиостанции. 1 апреля Иран был провозглашен Исламской республикой.
Предлагаем нашим читателям посмотреть, как изменились Тегеран и образ жизни иранцев по сравнению с дореволюционными временами.
Источник: Лента.ру.

Army

Сможет ли афганская армия заменить войска США и НАТО?

Афганистан вступает в новый этап своей истории. В соответствии со стратегий США, НАТО и афганского правительства, принятой по итогам Международной конференции по Афганистану в Бонне (декабрь 2011) и саммитов НАТО в Лиссабоне (2010) и Чикаго (2012), Вашингтон предполагает к 1 января 2014 года завершить передачу ответственности за стабильность в стране афганским силам (АНСБ). По мере того как афганские силы безопасности будут выдвигаться на первый план, силы ISAF перейдут от выполнения боевых задач к выполнению задач поддержки. США и НАТО не будут больше планировать и проводить боевые операции, а также руководить ими…

Общая численность АНСБ с 2009 года увеличилась почти в два раза и достигла 344 500 человек. Афганская национальная армия (АНА) насчитывает примерно 185 300 военнослужащих, включая почти 11 000 в частях специального назначения. В боевой состав АНА входит шесть штабов корпусов, дислоцированных в разных частях страны, одна дивизия в составе двух бригад базируются в Кабуле и еще 24 пехотные и две мобильные бригады размещены в других крупных городах. Афганская национальная полиция (АНП) имеет в своем распоряжении примерно 152 600 сотрудников. АНП состоит из типовых полицейских структур (территориальная, криминальная, пограничная, по борьбе с незаконным оборотом наркотиков) и ограниченных сил для реагирования на кризисные ситуации и проведение антитеррористических операций в городских условиях. Есть еще афганские военно-воздушные силы численностью примерно 6600 человек. ВВС Афганистана в настоящее время располагают ограниченным парком самолетов, испытывают острую потребность в вертолетах, вести самостоятельно боевые действия не в состоянии. Создание ВВС началось позже, чем создание армии и полиции, и ожидается, что переход афганской авиации на автономные операции будет возможен лишь к 2017 году.

В последнем докладе министра обороны США Чака Хейгела конгрессу о ситуации в Афганистане отмечалось, что афганские ВС отвечают за 95% плановых операций и 98 % спецопераций. Потери слабо обученной и не отличающейся высоким боевым настроем афганской армии намного превышают потери контингента ISAF. Союзники до 2013 года теряли от 13 до 27 военнослужащих в месяц, а национальные силы безопасности Афганистана только в 2012 году потеряли 3200 человек убитыми. Кроме того, в результате проводимых ими операций против вооруженных отрядов афганской оппозиции было убито свыше 3000 мирных жителей. Участились случаи нападений афганских военнослужащих на американцев, в результате 41 боестолкновения с афганскими силами безопасности погибли 41 американский военнослужащий и 11 лиц гражданского персонала.

О своих потерях в 2013 году афганские власти официальные данные не предоставили. По оценкам, погибло не менее 3 тысяч афганских военнослужащих. За этот же период в АНА было призвано примерно 45 тысяч афганцев, тем не менее общая численность личного состава не увеличилась, а сократилась почти на 10 тысяч человек. Дезертирство среди афганцев приобретает массовый характер и может оцениваться в 30-35 тысяч военнослужащих в год. В связи с боевыми потерями, дезертирством и отсевом ежегодно требуется обновлять до трети состава АНСБ, что подрывает любые попытки обеспечить боеспособность афганских сил. Ситуация усугубляется тем, что к 2016 году НАТО планирует сократить численность АНСБ на одну треть – до 230 тысяч человек.

Еще одной проблемой, негативно влияющей на боеспособность афганской армии, является слабое желание пуштун вступать в её ряды. Сейчас этнические таджики Афганистана представлены в армии непропорционально широко, в то время как пуштуны недопредставлены. Почти равное соотношение таджиков и пуштунов на командных должностях в тех частях АНА, которые дислоцированы в районах компактного проживания пуштунских племен, создает у афганских военных проблемы с населением, а боевыми силами «Талибан» афганская правительственная армия расценивается как марионеточная, призванная распространить влияние таджиков на всю территорию Афганистана. Почти половина населения страны сосредоточена всего в 17 из примерно 400 районов Афганистана, при этом армия в состоянии контролировать безопасность лишь в крупных городах, где сейчас дислоцированы войска ISAF. По оценкам, талибы контролируют четвертую часть территории Афганистана.

В связи с этим командованием ISAF принято решение отказаться от наращивания количественного состава АНА, зафиксировав численность АНА на уровне 195 тысяч человек, а основные усилия сосредоточить на профессионализации афганских войск и поддержании их боевой готовности. Такой же подход практикуется по отношению к афганской полиции.

В 2012 году конгресс США выделил для фонда развития сил безопасности Афганистана 11,2 млрд., а в 2013 году – 5,7 млрд. долларов. К концу 2013 года в стадии реализации находилось более 400 проектов модернизации и усиления афганской национальной армии на сумму примерно в 7 млрд. долларов. Кроме США в финансировании афганских сил безопасности принимают участие ООН и страны НАТО. В 2013 году 23 страны-члены Североатлантического альянса внесли свой вклад в развитие афганской армии в размере 700 млн. долларов, наиболее крупным спонсором является Германия (примерно 55 млн. долларов). В рамках Программы развития ООН (ПРООН) продолжает деятельность Целевой фонд «Закон и порядок в Афганистане» (Law and Order Trust Fund for Afghanistan – LOTFA). За период с 2002 по 2012 годы США выделили в фонд примерно 1 млрд., другие страны – более 1,7 млрд. долларов. Афганское правительство должно обеспечить примерно 500 млн. долларов в год.

Заинтересованность международного сообщества в мире и стабильности в Афганистане превращена местными чиновниками в предмет торга. Афганское правительство считает международную финансовую помощь недостаточной. Государственный бюджет Афганистана на 1393 финансовый год (21 декабря 2013 года — 20 декабря 2014 года) предусмотрен в размере 7,9 миллиарда долларов. Министр финансов Афганистана считает, что крупную долю расходов на армию и полицию должно обеспечить международное сообщество. Однако ни у кого нет уверенности в том, что выделяемые для афганских сил безопасности средства будут использованы афганскими властями законно и по назначению. Правительство Карзая все глубже погружается в трясину коррупции и расточительства, которые серьезно подрывают его эффективность.

У афганских сил безопасности отсутствует чёткое понимание того, против кого они сражаются и что защищают. Запад называет задачей АНСБ защиту афганской конституции и борьбу против повстанцев, а, по мнению многих военнослужащих АНА, президент Афганистана, который является верховным главнокомандующим, сам попрал конституцию во время выборов 2009 года, а талибов он не раз называл своими «братьями». У афганской армии появилось достаточно много претензий к коррумпированному руководству страны, защищать корпоративные интересы которого значительная часть личного состава национальных сил безопасности страны не желает. Структурная организация сил безопасности также оставляет желать лучшего. Деятельность армии, полиции и разведки (Национального управления безопасности) не разграничена должным образом, это порождает конкуренцию между ними за ресурсы и влияние, что серьёзно подрывает единство режима.

В целом стратегия США и НАТО в Афганистане выстроена на надеждах успешного решения до вывода своих войск ряда вопросов, которые до сих пор в основном не решены. Окончательно о способности афганских сил самостоятельно обеспечить стабильность в стране в ближайшее время можно будет судить уже скоро – по результатам президентских выборов в апреле 2014 года, которые талибы пообещали сорвать.
Николай Бобкин.
Источник: http://www.fondsk.ru/pview/2014/01/18/smozhet-li-afganskaja-armija-zamenit-vojska-ssha-i-nato-25249.html#

Chernet

Олег Григорьевич Чернета (Восток-1966) отмечает сегодня 75-ю годовщину со дня рождения.

Сегодня, в канун Старого Нового года многочисленные друзья и соратники от всей души поздравляют с 75-летним юбилеем своего боевого товарища – полковника Чернету Олега Григорьевича. Олег Григорьевич долгие годы своей насыщенной и интересной жизни и службы посвятил Афганистану, являясь ведущим специалистом спецуправления Главного политического управления СА и ВМФ, полтора десятка лет курируя деятельность всего спецаппарата 40-й армии и советников в армии ДРА, начав свою деятельность в той стране ещё задолго до ввода туда советских войск. Неоднократно участвовал в переговорах на высшем уровне, проводившихся с руководством Афганистана и армии ДРА, выполнял особую миссию в составе оперативных групп Министерства Обороны СССР, находясь непосредственно в самых горячих точках происходивших событий. Не простые задачи ему приходилось решать и в ходе спецкомандировок в Иран… Великолепный знаток региона и специалист своего дела, Олег Григорьевич тем не менее всегда остаётся скромным, однако глубоко уважаемым специалистом и человеком не только среди ветеранов, но и для молодёжи, в том числе и курсантов спецфакультета нашей Альма-матер, передавая им свой богатейший практический опыт и знания, за что ему громадное спасибо и пожелания творческих успехов.
С Юбилеем, Олег Григорьевич, отменного здоровья, благополучия, долгих лет жизни!

Из досье (автобиография) Олега Чернеты:
Полковник Чернета Олег Григорьевич – выпускники Восточного факульета ВИИЯ 1966 года.
Полковник в отставке, воин-интернационалист (участник боевых действий в Афганистане), кандидат исторических наук, член Союза журналистов СССР. Награжден орденом «Красная звезда» и 11 медалями, а также афганским орденом «Слава».
Родился 13 января 1939 года, женат, имею две дочери и шесть внуков.
Призван на срочную службу в ряды Советской Армии в октябре 1959 года. Поступил учиться на факультет иностранных языков Академии Советской Армии в феврале 1961 года, а в 1966 году окончил Военный институт иностранных языков (ВИИЯ) по специальности – референт-переводчик персидского языка, переводчик английского языка.
В 1981 г. заочно окончил Военно-политическую академию по специальности – военно-педагогическая, общественные науки.
После 4 курса в августе 1964 г. был направлены переводчиком в Афганистан в группу советских военных специалистов по линии 10 Главного управления ГШ на год. Вернулся в октябре 1965 г. и продолжил учебу на 5 курсе.
После окончания ВИИЯ в 1966 г. был направлен снова в Афганистан в туже группу советских военных специалистов, где и находился до октября 1970 года в качестве переводчика.
С января 1971 г. по февраль 1975 г. проходил службу на специальном факультете курсов «Выстрел» (г.Солнечногорск, Московской области), где обучались иностранные военнослужащие, в т.ч. из Афганистана и Ирана, на должности старшего переводчика.
В 1973 г. 5 месяцев был в Иране в качестве переводчика по линии 10 ГУ ГШ с группой офицеров (3 чел.), которые обучали иранских специалистов эксплуатации и ремонту тягачей МАЗ, проданных Ирану. Второй раз был в Иране один месяц в 1984 г. по линии Торгово-промышленной палаты.
С марта 1975 г. по декабрь 1991 г. (до увольнения в запас) проходил в службу в управлении спецпропаганды Главного политического управления СА и ВМФ – ответственный редактор, старший инструктор, старший референт, начальник группы отдела спецпропаганды этого управления.
Занимался изучением, анализом и оценкой военно-политических, национальных и экономических проблем зарубежных стран, особенно в Афганистане и Иране, южных регионов СССР.
Принимал участие в выработке и реализации штатной и кадровой политики в системе армейского аппарата спецпропаганды; в формировании концептуальных подходов в области подготовки персонала, разработке нормативных документов, определении потребности системы в обучении персонала (численность, специальность, тематика, содержание).
Участвовал в организации «круглых столов», пресс-конференций и интервью для отечественных и иностранных корреспондентов средств массовой информации и подготовке к ним соответствующих материалов (текстов заявлений, выступлений и докладов, справок, вопросов-ответов и т.п.) для руководящего состава (других участников) и лично участвовал в некоторых из них в качестве представителя Министерства обороны как в стране, так и за рубежом (например, в Испании в феврале 1989 г.).
С момента ввода ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) в Афганистан (декабрь 1979) и до полного их вывода (февраль 1989) проблемы связанные с организацией и ведением спецпропаганды на бандформирования и политической работы среди афганского населения как советским, так и афганским (через наших советников) аппаратами спецпропаганды стали основным содержанием моей службы в эти годы.
В связи с этим в период с 1980 по 1987 годы ежегодно летал в Афганистан в командировки различной продолжительности (от 2 недель до 2,5 месяцев). Так, в апреле – июне 1985 г. в качестве представителя Главного политуправления СА и ВМФ был в составе оперативной группы Министерства обороны, которую возглавлял генерал армии В.И.Варенников.
В творческом плане. Являюсь автором глав книг, статей для газет и журналов, а также обзоров и комментариев по международной проблематике для радиовещания на зарубежную аудиторию (радио «Мир и прогресс»).
Рецензировал специальную литературу (в т.ч. художественную), мемуары, статьи, диссертации, телепередачи (сценарии и видеоматериалы) для издательств, редакционных коллегий, руководства, ученых советов и других организаций.
После увольнения в запас (декабрь 1991) был старшим научным сотрудником Института военной истории Министерства обороны по проблематике стран Ближнего и Среднего Востока.
С сентября 1992 г. по ноябрь 1999 г. работал ведущим экспертом сектора зарубежных стажировок Департамента подготовки персонала Центрального банка Российской Федерации. Занимался вопросами взаимодействия и обеспечения контактов (на английском языке) с соответствующими подразделениями зарубежных центральных банков (Англии, Австрии, Греции, Кореи, Португалии и др.), а также Банка международных расчетов и Международного валютного фонда по вопросам обучения персонала Банка России за рубежом и в России на различных семинарах. В 1995 году принял участи в семинаре в Австрии.
С марта 2007 года являюсь доцентом кафедры регионоведения Военного университета Министерства обороны РФ. Преподаю дисциплины связанные с деятельностью нынешних спецпропагандистов.
Полковник О.Г.Чернета
кандидат исторических наук,
доцент кафедры Военного Университета

Tagjbek

Афганистан: что дальше?

Сейчас много пишется статей о предстоящем выводе войск коалиции из Афганистана к концу 2014 года. Это событие по праву расценивается как стратегически значимое для страны и региона. При этом о президентских выборах, которые пройдут гораздо раньше, в апреле этого года, как о событии, определяющем дальнейшую судьбу страны, как то говорится не так громко. А зря, ведь уже сейчас страна стоит практически на распутье – стоит ли вести диалог с вооружённой оппозицией, как это пытается делать Карзай и его сторонники, или же вести с ними непримиримую войну до полной победы, как это пытаются делать его противники и, как это пытались делать в период противостояния войск Северного Альянса с движением Талибан.

Сейчас по предварительным опросам в президентской гонке определились несколько потенциальных претендентов. Абдуллу Абдуллу соратника Ахмад Шах Масуда, бывшего министра иностранных дел и впоследствии соперника Карзая на предыдущих президентских выборах, поддерживают лидеры движения моджахедов, воевавших против Советских войск.

Его основным соперником станет, скорее всего, пуштун Ашраф Гани Ахмадзай. Колорита этим выборам добавляет не безызвестный Абдулраб Расул Сайяф, который и пригласил Усаму бен Ладена в Афганистан в 1996 году. Именно его США расценивают как наставника Халед Шейх Мохаммада, организатора событий 11 сентября.
http://www.bbc.co.uk/news/world-asia-24431420

Основные кандидаты в президенты стараются охватить наибольший спектр избирателей и для этого идут на своеобразные коалиции.
Так Абдулла Абдулла отказал генералу Дустуму, который предложил ему 3 миллиона голосов узбеков в обмен на возможность идти на выборы в качестве его первого зама. Абдулла Абдулла заявил, что ему нужна поддержка пуштунов. И он её нашёл в лице своего бывшего соратника по джихаду пуштуна Абдул Хад Аргандивала. Дустуму не удалось стать даже вторым замом у Абдуллы Абдуллы, так как тот предпочёл ему малоизвестного хазарейца. Между прочим, Абдулла Абдулла таджик только по отцу ,по матери он пуштун.

Другая неожиданная коалиция сложилась между кандидатом в президенты пуштуном Ашраф Гани Ахмадзаем и его первым замом на выборах всё тем же генералом Дустумом. И дело здесь не в национальности Дустума, а в том, что Ашраф Гани Ахмадзай по праву может гордиться своей незапятнанной в коррупции, и не только, репутацией. А вот у Дустума с этим большие проблемы. Он даже был вынужден перед подачей документов на регистрацию в качестве члена команды Ахмадзая на президентских выборах, сделать публичное покаяние за участие в кровопролитиях «коммунистического периода» в стране. Кое-кто отозвался позитивно по поводу этого покаяния, но остаётся значительное количество людей в элитных кругах Афганистана, которые не только не поверили этим словам, но и имеют на него «свой зуб».

Одиозный АбдулРаб Расул Сайяф, кстати выбрал себе в первые заместители довольно известного деятеля Джихада Исмаил Хана, если кто забыл, во времена оные его звали туран Исмаил и был он одним из самых успешных командиров моджахедов на Западе Афганистана.

Кандидатура генерала Абдул Рахим Вардака интересна тем, что он один из немногих участников Джихада, который проходил военное обучение в США ещё в 70ых годах прошлого столетия. Но он вряд ли может на что-то претендовать.

Однако выборы в Афганистане вряд ли принесут стабильность, так как в принципе не могут быть демократичными и не могут никак обойтись без скандалов и подтасовок. Причина этому очень проста и заключается в том, что хоть пуштуны и составляют по разным подсчётам в районе 60 с небольшим % населения Афганистана, но женщины в пуштунских селениях за очень редким исключениям в выборах не принимают участия по определению. А в северных, западных и центральном районах с преобладающим непуштунским населением, женщины в выборах участвуют. А если сюда добавить то, что сейчас Талибан имеют большую возможность воспрепятствовать выборам именно в пуштунских районах, то картина демократических выборов как-то не вырисовывается. Более того, практически любой результат этих выборов может расколоть страну.

Поэтому уже сейчас происходят очень своеобразные встречи и делаются неординарные заявления. Карзай подозревает Абдуллу Абдуллу в сговоре с иноземцами с целью его свержения и не слишком доверяет Бесмелле, нынешнему министру обороны, которого он вынужден был назначить на этот пост под давлением США.

Губернаторы юго-восточных и южных пуштунских провинций проводят встречи со старейшинами в поддержку Карзая. А губернатор Пактии даже в открытую заявил, что пусть только кто-нибудь попробует тронуть Карзая, он поднимет за 24 часа людей по всей стране. За Дустумом тоже не заржавело, который заявил, что согласись ОН стать у Абдуллы вице-президентом, то они бы 100 процентов победили бы на выборах, только вот страну ждало бы разделение. То есть, стремление антиКарзаевской оппозиции к разделению страны на север и юг уже ни для кого не секрет.
Думаю, что сейчас на всю ситуацию в стране и с выборами, в частности, будут влиять следующие факторы:

– подпишет ли Карзай BSA до выборов или нет и, следовательно, как будут вести себя США с союзниками в случае, если соглашение будет не подписано. А как показывают последние события такие, как визит в Афганистан министра обороны США, сенаторов Джона Маккейна и Линдсей Грэхема, визит Госсекретаря США в Саудовскую Аравию и встреча с министром иностранных дел СА, визит министра иностранных дел СА в Пакистан на следующий день с целью обсуждения условий переговоров с Талибами, США относятся не безразлично к этому соглашению.

– достигнет ли Карзай до начала выборов серьёзных договорённостей с движением Талибан или нет.

С другой стороны, в Афганистане в последнее время сложилось мнение, что политика США не направлена на установление мира в этой стране. Карзай не доверяет США, но вынужден с ними считаться. А мира хотят многие, если практически не все в Афганистане, но не могут найти, с какого конца к этому процессу подступиться.

К сожалению, Москва, как мне кажется, сейчас не обращает должного внимания на движение Талибан. По-моему, это происходит от чистого непонимания его значимости для внутри афганских процессов и от отсутствия должного представления о том, какую роль сама Москва собирается играть на этом пространстве и непонимания того, что Москва может сыграть роль посредника-миротворца.
Мне представляется, что Россия, завязав необходимые контакты с Талибан, что в принципе вполне возможно, так как сами Талибы ищут возможности контактов в антиамериканских кругах, способна в противовес политике США в этом регионе принести мир в Афганистан. Если же Россия заявит о своём стремлении к установлению мира в Афганистане, уверен, что у неё сразу найдутся сторонники, как внутри Афганистана, так и вне его.

Афганские элиты разделены в большей степени на про и анти Карзаевские. Про Карзаевсккая элита, в основном это пуштуны, поддерживают Карзая в его политике примирения с Талибами. Анти Карзаевская элита больше надеется на военную и любую другую помощь США с целью уничтожения Талибан. При грамотном отношении можно заручиться поддержкой обеих сторон, так как мир выгоднее практически всем в Афганистане, за исключением ряда отдельных лиц, откровенно наживающихся на войне. Конечно же, сделать это будет не легко.

Полагаю что, для России именно сейчас, до начала выборов в Афганистане, решиться сыграть роль посредника в установлении мира в этой стране, является вполне выигрышным вариантом действий в регионе. Мир в Афганистане и для соседних республик гораздо интереснее любой войны. Здесь вопрос состоит в том, насколько нужно самой России ввязываться в это, видит ли она для себя какие-то перспективы в такой политике противостояния США в этом регионе.

Я уверен, что для Талибан сейчас очень важно заявить о себе, как о движении способном к конструктиву. У Талибан не было до последнего времени достаточного доверия правительству Карзая и поэтому у них было желание идти на контакты с США, как с единственной силой, от решения которой что-то зависело в продолжающемся конфликте. Но, как только Карзай смог показать, что он способен проводить политику независимую от США и даже вопреки некоторым установкам США, Талибы перестали смотреть на США как на единственную силу в регионе, способную решать стратегические вопросы. И здесь, у России появляется реальный шанс включиться в эту политическую игру и показать себя достойным игроком, если только Россия не имеет своей целью утопить США в «афганском болоте».
Александр, Афганистан.
январь 2014.

Astrakhan

Международный семинар по обучению персидскому языку как иностранному.

Дружеским связям и двустороннему сотрудничеству в изучении персидского и русского языков между Гилянским и Астраханским государственными университетами уже более 10 лет. За это время около сотни астраханских и гилянских студентов использовали возможность поездки и совершенствования знаний изучаемых языков непосредственно
в языковой среде – русский язык в Астрахани, персидский язык в Гиляне.
Руководство и преподаватели обоих университетов затратили немало усилий, чтобы достойно принимать и организовывать занятия в целях практического изучения этих языков для групп, принимаемых по программам обмена студентами, для ознакомления их с культурой, обычаями, традициями, образом жизни наших народов. Время показало, что эта форма сотрудничества – обмен студентами для погружения их в языковую среду на несколько месяцев, чрезвычайно полезна для учебного процесса и дает отличные результаты, позволяет овладеть навыками практического общения на изучаемом языке, придает уверенность в своих знаниях, усиливает мотивацию для дальнейшего изучения языка и культуры.

Безусловно, в ходе подготовки для реализации программ обмена кафедры русского и персидского языков обоих университетов, находясь в контакте друг с другом, согласовывают и координируют учебные планы и программы, объем часов, тематику занятий и т.д. В практике нашего университетского сотрудничества имели место и обмены преподавателями, что также положительно сказалось на качестве обучения языков.
Очень важным и полезным событием в двустороннем сотрудничестве кафедр русского и персидского языков Гилянского и Астраханского университетов стал Международный семинар по проблемам изучения персидского языка, как иностранного, проведенный с 6 по 10 июня 2013 года в АГУ. Для участия в нем из Гилянского университета в Астрахань
прибыли ведущие преподаватели персидского и русского языков Гилянского университета во главе с заведующими кафедр –доктором М.Хазанедарлу и доктором Ш.Мохамадзаде. К семинару проявили интерес преподаватели и других вузов Юга России, где изучается персидский язык: Краснодарского края, Дагестана, Северной, а также и Южной
Осетии. Участники семинара в своих докладах и выступлениях поделились опытом по методике преподавания персидского и русского языков для иноязычных студентов, провели дискуссии по применению новых технологий изучения иностранных языков, обсудили вопросы дальнейшего совместного межкафедрального научного сотрудничества. Выражая благодарность своим иранским коллегам из Гилянского университета, которые нашли возможность приехать группой в составе пяти человек, чтобы принять участие в работе семинара, и проявили
инициативу в подготовке и оформлении издания сборника и диска статей и выступлений участников конференции. Смею надеятся, что материалы этого сборника будут интересны и полезны студентам и преподавателям наших вузов, которые ведут работу по изучению персидского и русского языков.
Мухин А.А.
заведующий кафедрой восточных языков АГУ
Материалы семинара можно скачать здесь: 157 страниц