Вадим Ферсович, С-1986. Хамид Карзай: Карты, деньги, два ствола.

karzai

Талибы заявляют, что начнут переговоры с Кабулом только после полного вывода иностранных войск из страны. Но, если Карзай подпишет соглашение с США о безопасности, иностранные советники и спецназ останутся здесь еще минимум на десять лет. А если не сделает этого, США грозят вывести все войска и прекратить платить зарплату афганской армии.
Когда на Лойя Джирге президент Афганистана заявил, что не подпишет это соглашение, его давний союзник и председатель Джирги Себгатулла Моджаддеди (Sebghatullah Mujadidi), поднялся на трибуну и пригрозил уйти со всех постов и уехать из страны, если Карзай не поставит свою подпись под этим документом в течение трех дней.
Тот даже друга не послушал. Почему?
Его проблемы не новы. Вся долгая история мятежей в Афганистане – не список побед и поражений, а практическое руководство по методам достижения компромисса. Властители страны никогда не стремились к невозможному – окончательному разгрому противника. Самостоятельно, или, как сейчас, с помощью иностранных войск, оружия и денег, они занимали сильную позицию и затем начинали переговоры. Кому-то из бывших врагов давали деньги, с кем-то делились властью.
Сейчас в очередной раз, пришло время договариваться. Талибы к этому уже готовы и искренне переживают – не забыл ли Карзай привычные «правила игры»? Вот что говорит в интервью Daily Beast один из их командиров:
«Разве Кабул не понимает, что мирные переговоры с талибами более важны, чем присутствие иностранных военных? Весь смысл нашего долгого и упорного сопротивления был в том, чтобы изгнать из страны иностранные войска».
В момент, когда афганский президент, казалось, готов был лишить талибов смысла их существования, другой боевик искренне посетовал: «Теперь все знают, что нет больше никакой надежды на мирные переговоры, и что сейчас начнутся еще десять или более лет войны. Это удар для тех талибов, кто выступал за переговоры».
Но президент классическую схему не нарушает. Он ставит новые условия США и дает первый сигнал талибам: «Я все помню». Так, два года назад талибы прервали переговоры с Западом из-за отказа отпустить всех афганцев из тюрьмы в Гуантанамо. Теперь это требование выдвигает Карзай. США определенно пытаются договориться с талибами сепаратно? Никогда этого не получалось. И Карзай требует от Америки письменного обязательства помочь ему «начать реальный мирный процесс». Иначе говоря, прямые переговоры с талибами.
Власти Афганистана пересматривают уголовный кодекс. Среди 26 поправок – публичное забивание до смерти камнями за измену (неженатым скидка – сто ударов кнутом), отрезание рук и ног ворам и грабителям. Зачем дразнить Запад? На Западе возмущены, но зато исламские радикалы не смогут больше говорить, что власти Афганистана не стремятся жить по законам шариата.
Правда, соблюдение прав человека увязано с помощью в 16 млрд. долларов. Еще более 8 млрд. долларов ежегодно обещают давать США на армию. Из них 4 млрд. – на жалованье военным. Плюс поставки вертолетов и другой военной техники. Без «стволов» — сил безопасности, с талибами говорить будет трудно. Но 10 тысяч иностранных военных – непреодолимая преграда на переговорах. А если они будут сидеть тихо, может, договоримся? Хотя бы, вот так: «С этого момента, американцы перестанут врываться в дома, блокировать дороги и улицы, военные операции закончатся, и наши люди будут свободны в своей стране. Если американцы снова ворвутся в чей-либо дом, то это соглашение не будет подписано».
Так, на заседании Лоя Джирги озвучил Карзай свою первую позицию в компромиссе по присутствию войск. Конечно, с момента его выступления, военные операции не прекратились. Но перспектива и обязательства были озвучены.
По словам западных дипломатов, конфликтуя с США, Карзай ведет опасную игру. Но он, кажется, все еще надеется повторить хитроумные комбинации своих великих предшественников, которым удавалось обыгрывать и союзников и противников в «большой игре» за власть в Афганистане. Игре без правил и друзей.