Афганистан: что дальше?

Tagjbek

Сейчас много пишется статей о предстоящем выводе войск коалиции из Афганистана к концу 2014 года. Это событие по праву расценивается как стратегически значимое для страны и региона. При этом о президентских выборах, которые пройдут гораздо раньше, в апреле этого года, как о событии, определяющем дальнейшую судьбу страны, как то говорится не так громко. А зря, ведь уже сейчас страна стоит практически на распутье – стоит ли вести диалог с вооружённой оппозицией, как это пытается делать Карзай и его сторонники, или же вести с ними непримиримую войну до полной победы, как это пытаются делать его противники и, как это пытались делать в период противостояния войск Северного Альянса с движением Талибан.

Сейчас по предварительным опросам в президентской гонке определились несколько потенциальных претендентов. Абдуллу Абдуллу соратника Ахмад Шах Масуда, бывшего министра иностранных дел и впоследствии соперника Карзая на предыдущих президентских выборах, поддерживают лидеры движения моджахедов, воевавших против Советских войск.

Его основным соперником станет, скорее всего, пуштун Ашраф Гани Ахмадзай. Колорита этим выборам добавляет не безызвестный Абдулраб Расул Сайяф, который и пригласил Усаму бен Ладена в Афганистан в 1996 году. Именно его США расценивают как наставника Халед Шейх Мохаммада, организатора событий 11 сентября.
http://www.bbc.co.uk/news/world-asia-24431420

Основные кандидаты в президенты стараются охватить наибольший спектр избирателей и для этого идут на своеобразные коалиции.
Так Абдулла Абдулла отказал генералу Дустуму, который предложил ему 3 миллиона голосов узбеков в обмен на возможность идти на выборы в качестве его первого зама. Абдулла Абдулла заявил, что ему нужна поддержка пуштунов. И он её нашёл в лице своего бывшего соратника по джихаду пуштуна Абдул Хад Аргандивала. Дустуму не удалось стать даже вторым замом у Абдуллы Абдуллы, так как тот предпочёл ему малоизвестного хазарейца. Между прочим, Абдулла Абдулла таджик только по отцу ,по матери он пуштун.

Другая неожиданная коалиция сложилась между кандидатом в президенты пуштуном Ашраф Гани Ахмадзаем и его первым замом на выборах всё тем же генералом Дустумом. И дело здесь не в национальности Дустума, а в том, что Ашраф Гани Ахмадзай по праву может гордиться своей незапятнанной в коррупции, и не только, репутацией. А вот у Дустума с этим большие проблемы. Он даже был вынужден перед подачей документов на регистрацию в качестве члена команды Ахмадзая на президентских выборах, сделать публичное покаяние за участие в кровопролитиях «коммунистического периода» в стране. Кое-кто отозвался позитивно по поводу этого покаяния, но остаётся значительное количество людей в элитных кругах Афганистана, которые не только не поверили этим словам, но и имеют на него «свой зуб».

Одиозный АбдулРаб Расул Сайяф, кстати выбрал себе в первые заместители довольно известного деятеля Джихада Исмаил Хана, если кто забыл, во времена оные его звали туран Исмаил и был он одним из самых успешных командиров моджахедов на Западе Афганистана.

Кандидатура генерала Абдул Рахим Вардака интересна тем, что он один из немногих участников Джихада, который проходил военное обучение в США ещё в 70ых годах прошлого столетия. Но он вряд ли может на что-то претендовать.

Однако выборы в Афганистане вряд ли принесут стабильность, так как в принципе не могут быть демократичными и не могут никак обойтись без скандалов и подтасовок. Причина этому очень проста и заключается в том, что хоть пуштуны и составляют по разным подсчётам в районе 60 с небольшим % населения Афганистана, но женщины в пуштунских селениях за очень редким исключениям в выборах не принимают участия по определению. А в северных, западных и центральном районах с преобладающим непуштунским населением, женщины в выборах участвуют. А если сюда добавить то, что сейчас Талибан имеют большую возможность воспрепятствовать выборам именно в пуштунских районах, то картина демократических выборов как-то не вырисовывается. Более того, практически любой результат этих выборов может расколоть страну.

Поэтому уже сейчас происходят очень своеобразные встречи и делаются неординарные заявления. Карзай подозревает Абдуллу Абдуллу в сговоре с иноземцами с целью его свержения и не слишком доверяет Бесмелле, нынешнему министру обороны, которого он вынужден был назначить на этот пост под давлением США.

Губернаторы юго-восточных и южных пуштунских провинций проводят встречи со старейшинами в поддержку Карзая. А губернатор Пактии даже в открытую заявил, что пусть только кто-нибудь попробует тронуть Карзая, он поднимет за 24 часа людей по всей стране. За Дустумом тоже не заржавело, который заявил, что согласись ОН стать у Абдуллы вице-президентом, то они бы 100 процентов победили бы на выборах, только вот страну ждало бы разделение. То есть, стремление антиКарзаевской оппозиции к разделению страны на север и юг уже ни для кого не секрет.
Думаю, что сейчас на всю ситуацию в стране и с выборами, в частности, будут влиять следующие факторы:

– подпишет ли Карзай BSA до выборов или нет и, следовательно, как будут вести себя США с союзниками в случае, если соглашение будет не подписано. А как показывают последние события такие, как визит в Афганистан министра обороны США, сенаторов Джона Маккейна и Линдсей Грэхема, визит Госсекретаря США в Саудовскую Аравию и встреча с министром иностранных дел СА, визит министра иностранных дел СА в Пакистан на следующий день с целью обсуждения условий переговоров с Талибами, США относятся не безразлично к этому соглашению.

– достигнет ли Карзай до начала выборов серьёзных договорённостей с движением Талибан или нет.

С другой стороны, в Афганистане в последнее время сложилось мнение, что политика США не направлена на установление мира в этой стране. Карзай не доверяет США, но вынужден с ними считаться. А мира хотят многие, если практически не все в Афганистане, но не могут найти, с какого конца к этому процессу подступиться.

К сожалению, Москва, как мне кажется, сейчас не обращает должного внимания на движение Талибан. По-моему, это происходит от чистого непонимания его значимости для внутри афганских процессов и от отсутствия должного представления о том, какую роль сама Москва собирается играть на этом пространстве и непонимания того, что Москва может сыграть роль посредника-миротворца.
Мне представляется, что Россия, завязав необходимые контакты с Талибан, что в принципе вполне возможно, так как сами Талибы ищут возможности контактов в антиамериканских кругах, способна в противовес политике США в этом регионе принести мир в Афганистан. Если же Россия заявит о своём стремлении к установлению мира в Афганистане, уверен, что у неё сразу найдутся сторонники, как внутри Афганистана, так и вне его.

Афганские элиты разделены в большей степени на про и анти Карзаевские. Про Карзаевсккая элита, в основном это пуштуны, поддерживают Карзая в его политике примирения с Талибами. Анти Карзаевская элита больше надеется на военную и любую другую помощь США с целью уничтожения Талибан. При грамотном отношении можно заручиться поддержкой обеих сторон, так как мир выгоднее практически всем в Афганистане, за исключением ряда отдельных лиц, откровенно наживающихся на войне. Конечно же, сделать это будет не легко.

Полагаю что, для России именно сейчас, до начала выборов в Афганистане, решиться сыграть роль посредника в установлении мира в этой стране, является вполне выигрышным вариантом действий в регионе. Мир в Афганистане и для соседних республик гораздо интереснее любой войны. Здесь вопрос состоит в том, насколько нужно самой России ввязываться в это, видит ли она для себя какие-то перспективы в такой политике противостояния США в этом регионе.

Я уверен, что для Талибан сейчас очень важно заявить о себе, как о движении способном к конструктиву. У Талибан не было до последнего времени достаточного доверия правительству Карзая и поэтому у них было желание идти на контакты с США, как с единственной силой, от решения которой что-то зависело в продолжающемся конфликте. Но, как только Карзай смог показать, что он способен проводить политику независимую от США и даже вопреки некоторым установкам США, Талибы перестали смотреть на США как на единственную силу в регионе, способную решать стратегические вопросы. И здесь, у России появляется реальный шанс включиться в эту политическую игру и показать себя достойным игроком, если только Россия не имеет своей целью утопить США в «афганском болоте».
Александр, Афганистан.
январь 2014.