Яков Свирида, С-71. Об одном курьезном «юбилее» в истории ВИИЯ КА

Полковник в отставке  Свирида Я. В.  

Вспоминая Михаила Борисовича Горнунга,  выпускника ВИИЯ КА, З-1948 

Горнунг Михаил Борисович (1926-2009)

На одном из торжеств, состоявшегося в начале 2000-х годов в клубе Военного университета на Волочаевской улице, мне довелось быть в качестве приглашенного. В зале возле меня сидел седой ветеран в очках с портфелем. В перерыве, когда торжественная часть окончилась, я обратился к нему с вопросом: «Скажите, пожалуйста, в каком году вы оканчивали ВИИЯ? Случайно, не при Биязи?» На мой вопрос последовал утвердительный ответ. Завязался разговор, в ходе которого для меня высветились интересные факты его биографии и отдельные эпизоды его пребывания в качестве слушателя. В разных вариантах эти рассказы позже были изложены в его изданной книге воспоминаний и отдельными очерками представлены на сайте Клуба товарищей ВИИЯ КА, доступные каждому для прочтения. Моим случайным собеседником был выпускник западного факультета 1948 года Михаил Борисович Горнунг. С первой минуты нашего разговора он вызвал у меня чувство почтения и обаяния. Этот многозначащий для меня короткий разговор с ним тогда в клубе отложился в моей памяти в общую копилку по исследованию биографии первого начальника ВИИЯ КА. Поскольку год за годом незаметно редели ряды выпускников альма-матер военного и послевоенного поколения, мне нужно было успеть опросить, пока живы, свидетелей того периода времени.

Несколькими годами раньше фамилию моего случайного собеседника упоминал при наших встречах и выпускник 1951 года, с которым я познакомился на отдыхе в Ессентуках в 1997 году, арабист Шагаль Владимир Эдуардович (1925-2015). Он мне рекомендовал, пока не поздно, попросить у А. Н. Назаревского домашний телефон М. Б. Горнунга и договориться о встрече с ним. К сожалению из-за будничной московской суеты намеченная встреча не состоялась. Возможность была упущена. Значительно позже я узнал, что Михаила Борисовича не стало 1 марта 2009 г., на 83-м году жизни от повторного инфаркта миокарда.

Просматривая журнал «Знамя» (№ 8 за 2008 г.), я натолкнулся на статью Натальи Ивановой «М. Б. Горнунг. Зарницы памяти», которая напомнила мне об этом замечательном человеке – ученом-географе (авторе около 450 научных работ), библиофиле, нумизмате, москвоведе, путешественнике. Михаил Борисович оставил для широкого читателя свои воспоминания о прожитой жизни. В небольшом предисловии он говорит, что книга мемуарных очерков [1] рождалась на протяжении тридцати лет. Детство и семья, война (связист-телефонист) и студенческие годы (ВИИЯ КА и МГУ), работа в Академии наук и ООН, путешествия и встречи с интересными личностями – обо всем рассказано с юмором, не покидавшим автора до конца его дней. В конце предисловия к книге воспоминаний он написал: «Итак, о том, что же, в конце концов, получилось у меня из укороченного собрания разрозненных воспоминаний об ушедших людях и давних собы­тиях, судить читателям, не забывая, однако, в одних случаях о факторе вре­мени, а в других – о чувстве юмора». Для нас, виияковцев, особый интерес представляют два его рассказа «Эпизод из 44-го» и «Первый вузовский диплом».

Через публикации и архивные изыскания открылись впервые для меня дополнительные сведения о М. Б. Горнунге, в основном касающиеся его трехлетней учебы в стенах Военного института. На вопрос, который может возникнуть – почему трехлетней, а не четырехлетней учебы в ВИИЯ? – Михаил Борисович объяснил в рассказе «Первый вузовский диплом».

Родился М. Б. Горнунг в Москве 18 июля 1926 г., по национальности русский со шведскими корнями. Отец – литературовед, мать – переводчица. Находясь с родителями в эвакуации с ноября 1941-го сначала в Уфе, затем в Ташкенте, он сумел окончить с отличием среднюю школу в мае 1943 г. Летом М. Горнунг вернулся в Москву и поступил на геологический факультет МГУ, проучившись там два месяца. В ноябре 1943 г. семнадцатилетний юноша был досрочно призван в армию и отправлен на фронт – воевать в Краснознамённом 1-м Отдельном полку связи до мая 1945 г. Войну закончил в Белоруссии в звании сержанта.. Из армии его направили в ВИИЯ КА, где на собеседовании сразу выяснилось, что он хорошо владеет французским языком. После успешной досдачи общеобразовательных предметов за 1-й курс, его зачислили сразу на 2-й курс 1-го факультета, а через год перевели на 7-й факультет (особый для ГРУ ГШ), образованный в июле 1945 г. Фактически он проучился в ВИИЯ три года вместо четырех.

По откровенному признанию самого Михаила Борисовича его поступление в Военный институт не обошлось без единственного в жизни его родителей случая, когда им пришлось прибегнуть к использованию связей (т. е. «блата») во благо единственного сына. Далее он пишет: «Не входя в детали размышлений о давно минувших временах, скажу лишь, что я убедил себя в том, что поступление в недавно появившийся в Москве военный институт для меня жизненно важно – лишь бы учиться в любом вузе, а там видно будет. Сумел убедить в этом и родителей, и пошла писать губерния. Но здесь речь не об этом, а о том, что начальнику ВИИЯ КА генерал-лейтенанту Н. Н. Биязи написал в записке обо мне академик Иван Иванович Мещанинов. Выдающийся лингвист, академик с начала 1930-х годов, Мещанинов был давно и хорошо знаком с отцом, с которым его объединяли схожие научные интересы и добрые отношения. В силу обстоятельств военных лет, со мной – старшеклассником – академик тоже общался несколько раз. В конце войны Мещанинов, находившийся в руководстве Академии наук, стал и председателем научного совета ВИИЯ. И вот в этом качестве он написал генералу Биязи записку с просьбой отозвать меня из армейской части для собеседования, как «молодого человека, очень способного к иностранным языкам» [2].

Лауреат Государственной премии СССР (1987 г.) М. Б. Горнунг написал о себе не без гордости следующее: «Из полученных наград… 9-го мая надеваю медаль «За Победу над Германией», врученную мне генералом Н. Н. Биязи, и орден Отечественной войны» [3].

Когда на смену генералу Биязи в марте 1947 года прибыл генерал Ратов, то в апреле последовали кадровые перемещения должностных лиц, сокращения вольнонаемного и преподавательского состава, а также структурные изменения. Из 9-ти факультетов осталось пять. 1 апреля 1947 г. новый начальник генерал-майор Ратов подписал приказ № 08 «О переименовании факультетов ВИИЯ». 4-й факультет (военно-морской), 7-й (особый ГРУ) и 9-й факультет (спецкурсы переподготовки переводчиков по одному из западных языков со сроком обучения от 1-го до 2-х лет) были упразднены, а кафедры переформированы по новым штатам. 8-й факультет (краткосрочные офицерские спецкурсы войсковой разведки и переподготовки со сроком обучения от 3-х месяцев до 1-го года) тоже просуществовал недолго и на следующий год был расформирован. В целях неразглашения специализации факультетов и курсов ВИИЯ приказано было именовать факультеты для внутреннего пользования по присвоенной им нумерации.

В июле 1948 года состоялся выпуск (321 чел.) слушателей ВИИЯ. Лейтенант а/с Михаил Горнунг получил диплом референта-переводчика французского языка и был назначен для прохождения дальнейшей службы в ГРУ. Эта аббревиатура в то время была под запретом для устного озвучивания и встречалась только в служебной переписке. Несмотря на напряженную службу, он сумел продолжить образование на вечернем отделении географического факультета МГУ и в 1953 году окончил его, получив 2-й диплом, а затем в том же году уволился из армии ради научно-исследовательской работы в Институте географии Академии наук. Впоследствии он стал заметной фигурой в научных кругах. О его дальнейшей научной карьере можно узнать, прочитав его книгу «Зарницы памяти» или заглянув в Википедию, хотя, откровенно говоря, я не доверяю этому сайту в русской редакции. Там много нестыковок с датами, непроверенных перепечаток с разных источников.

Например, недавно я открыл страницу Википедии, где помещена биография генерала Биязи, и там встретил два искаженных факта, не соответствующих истине, скопированных из книги переводчика-фронтовика Им. И. Левина (1923-1994) «Записки военного переводчика». Вот что написал Им. Левин: «…В родословной его [Биязи – С. Я.] были яркие личности. Бабке – известной русской певице Дарье Лебедевой – Глинка посвятил романс. А дед – петрашевец Александр Иванович Пальм – был выведен на казнь вместе с Достоевским. Казнь была заменена каторгой. После её отбытия Пальм принимал участие в героической обороне Севастополя в 1854-1855 годах» [4].

С легкой руки Левина, по незнанию или его недостаточной осведомленности, везде практически на многих сайтах Интернета гуляют растиражированными эти искажения, а именно: 1) знаменитая оперная певица Мариинского театра, двоюродная бабка Н. Н. Биязи, Леонова (но только не Лебедева) Дарья Михайловна (1829-1896), похоронена в С.-Петербурге, в некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры, в конце композиторской дорожки, рядом с могилами Глинки, Мусоргского и Чайковского. Единственная оперная артистка, удостоенная быть захороненной в этом почетном месте; 2) в отношении деда Н. Н. Биязи по материнской линии, писателя-петрашевца А. И. Пальма (1822-1885) также требуется исправление, как говорится, «мне истина всего дороже»: из всех петрашевцев, привезенных на Семеновский плац для казни, был помилован «высочайшим указом» императора Николая I только поручик Александр Пальм и переведен из столичной гвардии в армейский полк в Одессу. Никакой каторги он не отбы­вал с Федором Достоевским, хотя просидел в заключении Петропавловской крепости 7 месяцев под следствием в отдельной камере и стоял рядом с Достоевским на эшафоте в ожидании инсценированного царем расстрела.

А сейчас я перехожу к изложению курьезного, на мой взгляд, факта, который приведен в небольшой статье М. Б. Горнунга «О юбилеях ВИИЯ КА». Статья впервые появилась на сайте Клуба ВИИЯ еще при жизни автора примерно в 2002 году.

Итак, в летописи Института сохранилась занимательная история «уникального юбилея», который отмечался 23 февраля 1946 года, о чем впервые поведал нам Михаил Борисович. В этот день вышла однодневная газета ВИИЯ «Сталинские кадры», отпечатанная на четырех полосах большим тиражом в институтской типографии. Газета была посвящена не только 28-й годовщине Красной Армии, но и… десятилетию (?!) основания ВИИЯ. Стоп! Прочитав это впервые, я недоумевал. Как же так! Какое ещё 10-летие?! Отсчет основания ВИИЯ, как известно, идет с 1 февраля 1940 года. Минуло только пять лет. Вот подтверждение: приказом министра Вооруженных Сил СССР № 0180 от 5 сентября 1949 года Военному институту иностранных языков установлен годовой праздник – 1 февраля в ознаменование дня сформирования Военного факультета при 2-м МГПИИЯ и в последующем реорганизованного в ВИИЯ [5]. Тут какая-то вкралась ошибка. Для меня было любопытно, сохранился ли хотя бы один экземпляр этой газеты и где её можно отыскать?


Эврика! – Нашел! Её единственный экземпляр сохранил выпускник ВИИЯ КА З-48, однокурсник М. Б. Горнунга, Козлов Николай Леонидович, который передал его в дар Клубу ВИИЯ-Питер, а президент Санкт-Петербургского Клуба Владимир Алексеевич Дудченко В-73 поделился этим раритетом с Клубом ВИИЯ-Москва. Таким образом, благодаря названным товарищам многие виияковцы получили возможность расширить свои познания о нашем славном Институте и узнать о странном на первый взгляд «10-летнем юбилее». А дальше, ознакомившись с содержанием газеты, стала понятна эта «занимательная арифметика» с датами. Приглашаю сделать короткий экскурс по её страницам, изданной 74 года тому назад.

На первой полосе газеты, под большим портретом генералиссимуса И. Сталина, была помещена статья – «Славное десятилетие», в которой, в частности, было сказано:

«Исполнилось десять лет со дня основания нашего Института. Военный институт иностранных языков оказал свою помощь в общем деле борьбы против коварных врагов нашей социалистической Родины… Десять лет существования Института были насыщены большой и плодотворной работой. Эту работу приходилось проводить и в мирных условиях, и в трудных условиях военного времени. 1500 воспитанников нашего Института получили высокие правительственные награды — ордена и медали СССР…».

На второй полосе, рядом с поздравлениями Института с 10-летием от редакции «Комсомольской Правды», от «шефов» Института – коллектива Московской консерватории им. П. И. Чайковского, стихотворения слушателя 2-го факультета, лейтенанта Владимира Туркина [6], посвященное ВИИЯ, помещена обширная «Справка» под заголовком «Десять лет ВИИЯ КА». Заслуживают внимания наиболее важные выдержки из этой справки.

«23 февраля, в день годовщины Красной Армии Институт празднует десятилетие своего существования. <…> Годом создания ВИИЯ принято считать 1936 год — год организации Бакинских Курсов военных переводчиков Закавказского Военного Округа [7] и Курсов военных переводчиков Киевского Военного Округа [8]. Позднее было решено празднование годовщины создания ВИИЯ КА приурочить ко дню Красной Армии — 23 февраля.

Бакинские курсы военных переводчиков были сформированы весной 1936 года. За время своего самостоятельного существования Курсы произвели два выпуска, а затем вошли в состав нашего Института.

В 1937 году при Дальневосточном Государственном Университете в городе Владивостоке было создано специальное военное отделение с целью подготовки переводчиков для армии, флота и погранвойск Дальнего Востока.

В 1938 году военное отделение стало филиалом Университета, а в конце 1939 года этот филиал был реорганизован, в результате чего возникло два учебных заведения: Курсы Военных переводчиков Тихоокеанского флота и курсы военных переводчиков Дальневосточного фронта. В августе 1943 года курсы ТОФ были расформированы, а часть курсантов была передана Военному институту иностранных языков.

Курсы сумели собрать некоторое количество квалифицированных преподавателей — дальневосточников: тт. Чжоу [9], Вяткина [10], Андрианова [11] и др., преподающих и в настоящее время в Институте дальневосточные языки.

В начале 1940 года при 2-м Московском городском педагогическом институте иностранных языков начал создаваться Военный факультет. 7 февраля 1940 года состоялась первое собрание военфака, а 8-го начались занятия. Факультет разместился в помещениях 2-го МГПИИЯ.

К преподаванию на факультете с момента его организации были привлечены профессор Таубе [12], тт. Москальская [13], Цветкова [14], Лещинский [15], майор Шустов [16] и другие старейшины преподаватели Института. 10 ноября 1940 года командование факультетом принял генерал-майор Николай Николаевич Биязи. <…>

В конце 1941 года факультет был эвакуирован в город Ставрополь, на Волге, а 12 апреля 1942 года приказом Зам. Наркома Обороны СССР военный факультет при 2 МГПИИЯ был преобразован в Военный Институт Красной Армии. <…> Осенью 1943 года Институт вернулся в Москву. В 1945 году Институт получил свое нынешнее помещение».

Нижние ссылки на ряд фамилий, приведенных в тексте, помогут, на мой взгляд, из моих архивных выписок как дополнительная информация для молодых поколений виияковцев, насколько это было возможно, воскресить в памяти имена ушедших в небытие известных в свое время, но подзабытых преподавателей нашего Института.

После прочтения выдержек из этой справки прояснены мотивы празднования дня основания Института, несмотря на то, что взгляд на историю возникновения ВИИЯ КА при генерале Н. Н. Биязи несколько входит в противоречие с принятой позже датой 1 февраля 1940 года, утвержденной приказом министра Вооруженных Сил СССР № 0180 от 5 сентября 1949 года. Трудно понять позицию основателя ВИИЯ, задавшись вопросом: что помешало ему придерживаться общепризнанных фактов, приведенных выше? Скорее всего, еще не было выработано в то время у командования Института решения, какой же все-таки датой необходимо руководствоваться для определения дня основания первого в мире лингвистического высшего военно-учебного заведения. Эта дата определилась только лишь спустя три года.

Вот как запомнился этот необычный «юбилей» Михаилу Борисовичу Горнингу: «1946-й год в ВИИЯ прошел под знаком десятилетия Института. Тогда оно было официально признано высшим командованием Красной Армии и общественностью в Москве. В наши дни таинственным путем эта дата забылась, и институт как бы помолодел года на два. А тогда помимо разных торжественных заседаний, всяких научных конференций, больших и малых концертов художественной самодеятельности факультетов и кафедр шли и спортивные состязания, соревнования и схватки по разным видам спорта, которые любил основатель и первый начальник института генерал Николай Николаевич Биязи. А он любил в спорте почти всё.

Торжества продолжались с конца февраля по начало марта, сильно нарушив учебный процесс и вообще всю жизнь института. Прошло немного времени с окончания войны. Командный состав института продолжал формироваться. Многие начальники факультетов, курсов и их заместители, штабные офицеры неоднократно сменялись. Слушатели не успевали запоминать их в лицо, а те тем более не отличали «своих» подопечных от «чужих». К тому же была полная неразбериха в званиях начальников и подчиненных. Например, куратор нашего отделения, интебригадовец из эмигрантов Константин Константинович Парчевский [17], имел лишь звание лейтенанта, а в его учебном отделении среди десятка слушателей были капитан и два старших лейтенанта» [18].

Нестыковки с датами государственных праздников на нашей памяти случались и раньше. Взять хотя бы отмечаемый ежегодно День Советской Армии и ВМФ – 23 февраля, историческими корнями связанный с Днем защитника Отечества и воспринимаемый ныне на бытовом уровне, независимо от названия, как праздник настоящих мужчин на протяжении более 100 лет своего существования, который стал частью на­шей общественной жизни. За дол­гие годы советской власти к празднику настолько привыкли, что даже новое поколение вместе со своими дедами и отцами продолжают традиционно его отмечать, не связывая этот праздник с со­бытиями под Нарвой и Псковом, а скорее всего с победоносным окончанием Великой Отечест­венной войны. Напомню, так совпало, что этот праздник у нас в стране стал называться Днем Советской Армии и Военно-Морского Флота с 1946 года. В тот год и был отмечен «10-летний юбилей ВИИЯ КА». Так в очередной раз день 23 февраля изменил свое наименование. Слова же «День победы Красной армии над кайзе­ровскими войсками Германии (1918 год)» были исключены из официального описания праздника только в 2006-м, когда парламент нашей страны принял соответствующее постановление. Этим поста­новлением предпо­лагалось некое примирение между «красными» и «белыми», а в итоге получи­лась класси­ческая ситуация, когда «в старые мехи залили новое вино», но суть осталась одна и та же. Кстати, до 1917 года традиционно днем Русской армии являлся праздник — День святого Георгия Победо­носца, считающегося покровителем русских воинов.

В заключение привожу слова стихотворения Владимира Туркина, посвященного Институту и воспринимавшегося как гимн ВИИЯ КА, которое было опубликовано в уже упоминаемой институтской газете по случаю «десятилетнего юбилея»:

В Чикаго, в Мадриде, в Шанхае, в Париже,
В любом незнакомом, нерусском краю,
По разному люди читают и пишут,
По-разному все говорят и поют.

Пусть наше оружье не штык и не пушки,
Но мы понесем его в наших руках,
Чтоб Ленин и Сталин, чтоб Горький и Пушкин
Понятными стали на всех языках.

В суровые годы военных походов,
Атак и сражений, мы сами должны
Уметь говорить языками народов
Любой незнакомой, не нашей страны.

Мы сами расскажем и неграм из Штатов,
И детям французов, сгоревших в огне,
Английским шахтерам, китайским солдатам
Великую правду о нашей стране.

Но сколько бы не было в мире наречий
И сколько б земель мы в боях ни прошли –
Дороже всего нам простой, человеческий
Язык нашей собственной русской земли.

 

[1] Михаил Горнунг. Зарницы памяти. – М.: Нумизматическая литература, 2008. – 240 с. Вышло в свет 2-е издание книги Михаила Горнунга “Зарницы памяти” в издательстве “Новый хронограф” (в серии «От первого лица: история России в воспоминаниях, дневниках, письмах») в 2013 г.

[2] Михаил Горнунг. Зарницы памяти. // Первый вузовский диплом.

[3] Горнунг Михаил Борисович З-48. 8 мая 2006 г.// Сайт www.clubvi.ru Президента Клуба товарищей ВИИЯ КА А. Н. Назаревского. До недавнего времени я не знал, что основную информацию о себе М. Б. Горнунг поместил на данном сайте. Отдельные факты биографии М. Б. Горнунга позаимствованы мной выборочно из этого сайта для представленной здесь статьи о нем. Следует заметить, что сам Михаил Борисович принимал активное участие в работе Клуба. Сохранилась переписка с Клубом.

[4] Левин И. И. Записки военного переводчика. – М.: Моск. рабочий, 1981, с. 21-22.

[5] ЦАМО РФ. Ф. 60736, оп. 1, ед. хр. 1 (Исторический формуляр – ВИИЯ СА – 1.02.1940-15.01.1953), л. 113, раздел VIII (рассекречено 14.06.2016).

[6] Туркин Владимир Павлович (1924-1982) – переводчик, литературный критик, поэт. Участник Великой Отечественной войны. Учился в ВИИЯ КА вместе с Михаилом Леонидовичем Анчаровым (1923-1990). Автор нескольких песен, в том числе написанных в соавторстве с Анчаровым. После окончания ВИИЯ в 1944 г. мл. л-нт а/с Анчаров был отправлен в распоряжение Гл. управления контрразведки «Смерш». Туркин начал печататься в 1944 году. В 1947 году окончил восточный факультет (китайский язык), затем, в течение 6 лет (1947-1953) работал переводчиком в Китае. В 1965-1972 годах – главный редактор художественной литературы издательства «Советская Россия», похоронен в Москве на Головинском кладбище (2 уч.).

[7] РГВА. Ф. 34726, оп. 1, ед. хр. 1. 4-е курсы военных переводчиков (в/ч 9783) Закавказского ВО (1936-1939). Приказ НКО № 00448 от 13.05.1936. С 5 июня г. Тбилиси, со 2 декабря 1936 г. Баку. 2 отделения: иранское и турецкое (около 20 слушателей). Нач-к курсов п-к Волошин Л. И.

[8] Киевские курсы были эвакуированы в город Орск, а в феврале 1942 года курсы были влиты в состав ВИИЯ.

[9] Чжоу Сун-Юань, китаец, род. в 1909 г. в провинции Чжецзян, уезд Хуч-Жоу, во Владивостоке работал учеником в кондитерской лавке (1920-1922), образование – политехн. институт (1941), беспартийный, в Кр. Армии со 2 февр. 1942, капитан а/с, преп. кит. яз. (воен. перевод) ВИИЯ КА с 29.08.1944, жена Водопьянова П. М. (1912 г. рожд.), уволен в запас 7.10.1947. После увольнения преподавал кит. язык на восточном отд-нии истфака МГУ. Вот отзыв о нем его ученицы Лапиной З. Г. «…Особый  след в моем приобщении к китайской  мудрости оставил незабвенный Чжоу Сун-юань, консультант по средневековым текстам, по теме моей дипломной работы. Учитель в высоком смысле этого слова, он покорял богатством своей личности. Он не только был высоким носителем китайской культуры, но и вобрал в себя все лучшее от русских. Пожалуй, впервые в жизни я слушала такую завораживающую русскую речь (из уст иностранца). А уважительная манера общения со студентами,  как с себе равными, выдавала в нем интеллигента высшей пробы. Помнится, что всегда после занятий с ним я летела как на крыльях. Росла уверенность, что я сумею одолеть языковой барьер и адекватно понять первоисточник. Это увлекало, и было сродни решению шахматной задачи…» // См.: Энциклопедия Китая. Интеракт. ресурс https://www.abirus.ru/content/564/623/626/11544/11552.html

[10] Вяткин Рудольф Всеволодович, русский, род. в 1910 г. в г. Базель (Швейцария), окончил Дальневост. ун-т в 1939, чл. ВКП(б) с 1939, капитан а/с (1948), женат (дочь, сын), ст. преп. кит. яз. (на 4-м ф-те военно-морском), уволен в запас 28.07.1956. Преподавал вместе с Чжоу Сун-Юанем в МГУ.

[11] В моей картотеке (выписок из ЦАМО) значится несколько лиц с данной фамилией, но я не уверен, что одно из них соответствует лицу, приведенному здесь.

Андрианов Борис Андреевич (род. в 1914 г.), молдаванин, уроженец села Красный Кут Молдавской ССР, окончил пединститут (1934), в Кр. Армии с 4 дек. 1936, чл. ВКП(б) с 1940, капитан а/с (1943), ст. преп. румынского языка каф. романских языков ВИИЯ (с 29.08.1944), майор а/с (1947), зам. нач-ка каф. ром. языков (1947), награды – орден Отеч. войны 1 ст. (1945) и 2 ст. (1947), медаль «За боевые заслуги» (1947), орден Кр. Звезды (1952), подполковник (1951), нач-к каф. ром. языков (1950). Женат, дочь, сын. Убыл в распоряжение Главкома сухоп. войск 13 авг. 1956 г.

[12] Таубе Александр Михайлович (1889-1964) – русский, из рода баронов фон Таубе Курляндии, род. в Петербурге, беспартийный, образование – юрфак Петроградского ун-та (1916). Его отец Михаил Фердинандович Таубе (1855–1924), монархист, инженер путей сообщения, чиновник Варшавской жел. дороги, действ. ст. советник. Таубе А. М., старший из 4-х братьев, окончил Пажеский корпус, участник 1-й мир. войны. После революции работал пом. секретаря Распредкомиссии в Управл. ирригац. работ в Туркестане. В 1918 г. его арестовали и отправили в Москву в Бутырскую тюрьму. Там Таубе провѐл 2 года. После освобождения несколько лет преподавал иностр. языки (нем, франц. и англ.) в различных уч. заведениях (преп. англ. яз. и рук. каф. ин. яз. вост. ф-та ВА им. М. Фрунзе с дек. 1926), одновременно будучи переводчиком и редактором в Воениздате. В Кр. Армии с перерывами (янв.-авг. 1922; апр. 1923 – нояб. 1924; дек. 1926 – авг. 1937; апр. 1945 – июнь 1948), чудом избежал повторного ареста в 1935 г., инженер-интендант 2 ранга запаса (1939), в ВОВ не участвовал, как вольнонаемный занимался подготовкой воен. нем.-рус. словарей, за войну словари переиздавались трижды без имени автора, нач-к цикла иностр. языков, подполковник а/с (1945), нач-к кафедры воен. перевода ВИИЯ КА (1945), профессор, награжден орденом Кр. Звезды, медалями «За боевые заслуги» и «За победу над Германией». Языками англ., франц. и нем. владел свободно, писал и читал на исп., итал., швед. и польском. Уволен в запас (по возрасту) 11.06.1948. Жена Нижинская Маргарита Павловна (род. в 1896 г.).

[13] Москальская Ольга Ивановна (1914, Одесса – 1982, Москва) – украинка, окончила 1-й МГПИИЯ (1934), аспирантуру (1939), нач-к каф. нем. языка ВИИЯ (1942), доктор филол. наук, профессор, в Кр. Армии с сент. 1942, подполковник (1949), зам. нач-ка ВИИЯ по западным языкам (1953), уволена в запас (сокр. штатов) 31.08.1954. После увольнения из армии работала деканом 1-го МГПИИЯ. Муж п-к Макаров Василий Дмитриевич, род. в 1902 г., окончил ВА им. Фрунзе (1940), врид нач-ка Воен. ф-та при 2-м МГПИИЯ (1940), нач-к 3-го пед. ф-та ВИИЯ КА (1945), участник ВОВ, был в окружении на Калининском фронте (1942), уволен в запас (по возрасту) 4.10.1954.

[14] Цветкова Зоя Михайловна (1901, Киев – 1981, Москва) – русская, из семьи служащих (отец – инженер-путеец), окончила гимназию в Ялте, преп. математики в ялтинской труд. школе (1917). С 1921 г. в Москве преп. и переводчик иностр. яз. в Ин-те крас. профессуры, окончила пед. ин-т иностр. яз. (1931). С 1940 г. преп. англ. яз. в 1-м МГПИИЯ, в Кр. Армии с 1944 г., нач-к каф. методики и педагогики ВИИЯ (1945), подполковник а/с (1949), беспартийная. Уволена в запас (по возрасту) 13.10.1954. В 1955 возвратилась в МГПИИЯ, где в дальнейшем ей было присвоено звание профессора. Работала на кафедре методики преподавания: иностранных языков, канд. пед. наук.

[15] Лещинский Александр Григорьевич (род. в 1908 г. в Киеве), еврей, чл. ВКП(б) с 1939, окончил геогр. ф-т МГУ (1936), аспирантуру при МГУ, доцент (1939), в ВОВ не участвовал, в Кр. Армии с июня 1942, капитан а/с (1944), зам. нач-ка каф. страноведения, подполковник (1950), начальник каф. страноведения ВИИЯ КА (1950), женат, убыл в распоряжение ГУК 6.12.1952.

[16] Шустов Иван Васильевич (род. в 1902 г.), русский, из служащих, чл. ВКП(б) с 1927, в Кр. Армии (авг. 1920 – май 1921 – красноармеец воен. продотряда; окончил Ин-т нар. хоз-ва им. Плеханова (1930), курсы усоверш. высшего политсостава (1940), преп. 2-го МГПИИЯ (1940), с июня 1940 по март 1942 г. батальонный комиссар – исп. обязанности военкома Воен. ф-та), майор (1942), воен. цензор ВИИЯ, в ВОВ не участвовал, врид нач-ка каф. основ марксизма-ленинизма, ст. преп. каф. основ марксизма-лениниз-ма ВИИЯ (1944), подполковник (1946), убыл 4.12.1948 в распоряжение нач-ка ГРУ. Основание: предписание ГлавПУРа. Уволен в запас 6.03.1956. Женат, воспитал дочь и сына.

[17] Парчевский Константин Константинович, род. в 1916 г. в Петрограде, русский, из семьи служащих, беспартийный, окончил Высшую школу (Ун-т) социально-экономических наук в Париже (1937), пех. уч-ще в Калинковичах (1944), в Кр. Армии с августа 1943 (2-й Украинский фронт), гв. мл. лейтенант, мл. преп. каф. франц. языка ВИИЯ КА (1 авг. 1946), ст. преп. каф. фр. яз. (22 апреля 1947), ст. л-нт (1950). Уволен в запас (сокр. штатов) 19 августа 1955 г.

[18] Михаил Горнунг. Зарницы памяти. // См. по тексту «Первый вузовский диплом», целая глава о ВИИЯ КА (1944-1948 гг.).

5 thoughts on “Яков Свирида, С-71. Об одном курьезном «юбилее» в истории ВИИЯ КА

  1. Исключительно интересно. Впервые прочитал о 1936 годе как дате образование предтечи ВИИЯ.
    Конечно, Бакинские курсы — это не слишком серьезно. Не пора ли вернуться к петровским временам, когда была создана школа военных переводчиков. Если не ошибусь, то это был 1708 год. Как профессиональный переводчик начинал Василий Суворов, переводчик «Фортификации» Вобана. Иными словами, нам уже далеко за 300.
    Пора поднять тему зарождения переводческой профессии. Я имею в виду именно петровскую школу. Переводчики были и раньше, но готовить военных переводчиков, не толмачей, начали при Петре. Сейчас для этого сложилась благоприятная ситуация. Мой однокурсник доктор исторических наук Виталий Богданов (З-74, английский язык) руководит Институтом военной истории. Через него легко добраться до документов, к которым так просто не попасть.
    Если найдем документы, то и описать наше рождение будет проще.
    С уважением,
    А. Белов, З-74

    1. С уважаемым Виталием Николаевичем Богдановым имею честь работать совместно в Институте военной истории. Надеюсь Вы не будете против, если я совсем немного подкорректировать Ваш комментарий? Богданов В.Н. не доктор, а кандидат, и не исторических, а военных наук. И Институт он не возглавляет. Он ведущий научный сотрудник 21 отдела (истории войн и военного искусства зарубежных стран) 2 управления (зарубежной военной истории). А последней его должностью “в погонах” была должность начальника этого управления. Примерно до середины 2000-х.
      Тем не менее Виталий Николаевич профессионал высшей пробы, его знания, опыт и научная продуктивность абсолютно востребованы и сегодня!

  2. С огромным интересом прочитал информацию о Михаиле Борисовиче Горгунге!
    Какой интеллект,какие люди возглавляли научный совет ВИИЯ!
    А шефы-коллектив Московской консерватории!!!
    Как печально осознавать,что такой уникальный ВУЗ превратился в филиал ВОКУ…….
    С уважением,
    Сергей Лебедев.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.