Юрий Лебедев, З-76, Я большая свинья.

Случилось это не со мной, но в такой ситуации мог бы оказаться каждый молодой переводчик. Кто служил в армии в советское время, тот знает, что при каждой крупной воинской части существовали свинарники. Группа советских войск в Германии в этом отношении не являлась исключением.
Однажды молодого лейтенанта-переводчика отправили в помощь начальнику свинарника. Предстояло произвести обмен хрюшками с немцами. Советский прапорщик командовал свинками уже много лет, но на русской земле. В Германию же он только что приехал, языка совсем не знал. Тем не менее, апломб имел большой. Он тут же дал понять переводчику, что тот ему нужен лишь на всякий случай. Чего мол, не бывает в общении с немцами. То, что затем произошло, требует отдельного рассказа.
Немецкий животноводческий комплекс находился недалеко от советской воинской части, так что ехать пришлось недолго. Немец уже был поставлен в известность о приезде русских гостей. Принял он их с распростертыми объятиями, поскольку сделка обещала быть выгодной. Все так бы и было, если бы советский прапорщик не решил вдруг продемонстрировать только что полученные знания немецкого языка. Он по дороге выспрашивал у переводчика, как будет по-немецки «я» и «ты», затем «свинья большая» и «маленькая», и цифры «один» и «два». Больше, как он сказал, ему не требовалось.
Диалог прапорщика с немцем выглядел так:

Прапорщик: «Ich (Я) ein grosses Schwein (большая свинья)».
Немец радостно закивал: «Ja, ja (Да, да)”.
Прапорщик: «Du (Ты) zwei kleine Schweine (Ты две маленькие свиньи)».
Немец: …

Как вы думаете, что сделал германский представитель?
Есть несколько вариантов. Немец выбрал самый приемлемый для него. Он дал в глаз нашему прапорщику.
Опять же вопрос: почему он так поступил? Да потому, что в немецком языке нет более грубого ругательства, чем если тебя назовут «свиньей». А тут сразу же двумя. И неважно большие они хрюшки или маленькие поросята. Главное что немец был дважды «обсвиньин».
Русскому человеку, привыкшему к мату, подобное оскорбление было бы, что слону дробина. А вот у немцев все на так, как у русских нормальных людей. Они уж больно обижаются, считая такое отношение к себе совсем свинским. Потому и была такая реакция. И пришлось нашему переводчику выступать в роли рефери на боксерском ринге. Долго он этих свиновладельцев растаскивал.
Когда русские представители возвращались не солоно хлебавши домой, прапорщик все не мог успокоиться. Прикладывая к глазу платок все повторял: «Ну что я ему такого плохого сказал, а он сразу в глаз».
Наверное, он надолго запомнил эту историю. А она с легкой руки переводчика вскоре стала достоянием всей Группы советских войск в Германии. Каждому прибывшему в Германию офицеру и прапорщику ее рассказывали в назидание, чтобы такое больше не повторилось.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.