Ш.Хабибов, Роль переводчиков в афганской войне

«ПУСТЬ ПАМЯТЬ ГОВОРИТ»        Стремления советского руководство в целом и советского военного командования в частности к налаживанию всесторонней координации совместных действий с афганскими вооружёнными силами и спецслужбами не всегда находило должный оклик с афганской стороны. Причин тому было несколько. Это и невысокое боеспособность ряда афганских военных частей и подразделений, отсутствии должной выучки мотивации и упорной нежелании или объективной невозможности следовать указании наших военных советников. Обойтись без подготовленных военных переводчиков в данном афганском кризисе было немыслимо. Подготовка военной филологических кадров для обеспечения потребностей для Ограниченного контингента советских войск в Афганистане (ОКСВА) планомерно занимался в частности Военной Краснознамённый институт Министерства обороны СССР (ныне Военный университет Министерства обороны Российской Федерации).

     По набирающий интенсивности военных действия внесли в методику обучения военных переводчиков свои определенные коррективы. Разработка и внедрения в учебный процесс практики ускоренной подготовки военных переводческих кадров позволило сократить время обучения военных специалистов до года вместо пяти лет обучения. Как и в других внешних конфликтах, переводчики сильно были востребованы. Только за период с 1980 года по 1987 год за выполнения интернационального долга в Афганистане 167 курсантов, слушателей и преподавателей института были удостоены высоких правительственных наград.

Не скрою мне лично хотелось встретиться и узнать много у этих храбрых и отважных ребят – военных переводчиков, которые мужественно, а порой и героически выполняли свой долг перед Родиной.  

«БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ»

15 февраля 1989 года вошел в историю как день завершения вывода советских войск из Афганистана. За 32-летний срок написано много книг и снято немало фильмов об афганской войне. Среди тех, кто воевал в Афганистане, есть много героев, как признанных, так и безызвестных. Не хочется, чтобы герои афганской войны и их подвиги были забыты сегодняшним поколением. Геройские поступки и подвиги совершали десантники и мотострелки, связисты и саперы, танкисты и летчики, а также военные переводчики.

Наш рассказ будет о неординарной личности — героя Афганской войны, о переводчике с храбрым сердцем и чистой душой. Мужество, отвага, доблесть и храбрость — эти качества, присущи нашему герою – генералу в отставке Икромову Зафару.

     Его героический подвиг повлиял на историю афганской войны и на её отражениях в умах тысячи солдат и офицеров советской армии. Рискуя собственной жизнью, он внедрился к ТАЛИБАМ, проявляя высшей пилотаж навыков разведчика завербовал нужных людей из окружения ТАЛИБОВ и тем самым выполнил самую сложную боевую задачу – по установлению место расположения и освобождению 16 пленённых ТАЛИБАМИ советских хабиров. Но всё по порядку…         

Справка: Генарал Зафар Икромов родился 5 июня 1946 года в Шуроободском районе, (ныне Ш.Шохин,) в 1969 году окончил факультет физики Таджикского государственного университета, а 1986 году — Ташкентскую высшую школу милиции. В семье их было 10 детей. Зафар по счету 2 —ой. Отец Зафара Икромова был учителем проработав почти 50 лет. Он   свою трудовую деятельность начал также с педагогической работы, в начале 70-х годов поступил в органы внутренних дел. В 1979 -1983 работал в качестве советника и переводчика в МВД Афганистана, награжден боевыми наградами Орден Боевого Красного Знамени, Орден Красной Звезды.             

       Икромов добровольно сам попросился на выполнения интернационального долга в Афганистан. Зафар Икромов на войну пошел не 18-летним юношей: у него уже было трое детей, и опыт работы в милиции.

Кандидатуру Икромова – на тот момент одного из руководителей территориального РОВД — руководство МВД отправила на утверждение к руководству ЦК Таджикистана. Прошла. Ещё бы! До этого Зафар Икромович работал замполитом в РОВД. Хорошо знал тонкости охраны общественного порядка и сложности борьбы с преступностью в горном и непростом по криминальной ситуации районе. За его плечами — учёба в ТГУ республики, работа в следствии и уголовном розыске. В милиции Икромов оказался по рекомендации горкома комсомола. Руководство МВД Республики Таджикистана, где работал трудолюбивый и цепкий парень не могло не обратить на него внимания. Перед тем как вылететь на командировку он проведал отца и получил от него отцовское благословения.

Отец Иромова Зафара: «Сын мой. мы родом из приграничного с Афганистаном района, тебе и твоей семье близка их боль. Хорошо служи, чтобы принести соседям мир и стабильность, чтобы и они жили, как мы, на пути развития».

Когда в 1979 году он оказался в Афганистане он не почувствовал, что за границей. Потому, что родился и вырос он в кишлаке, из которого видно это страна.

Икромов: «Наш кишлак стоял рядом с Афганистаном. Его жители часто ходили к нам в гости. Мы их жалели подкармливали. Язык то у нас один, традиции, обычаи похожи. Да и не секрет что немало таджиков живёт в Афганистане. Поэтому мне легко было найти с ними общий язык. Работал переводчиком принимал участие в боевых операциях…»

Действительно таджикские переводчики на афганской войне были по-своему крутыми. Их «крутость» заключалась в том, что они хорошо знали дари и могли переводить на русский что угодно. Особенно эта способность была ценной для разведчиков, а Икромову повезло ещё больше. Помимо того, что он очень хорошо понимал и разговаривал на северном диалекте дари он еще близко был знаком с традициями афганского народа плюс он очень хорошо знал Коран.

Переводчики в Афганистане были очень востребованы. Бывало, вернулся со спецзадания со своей группой, командир говорит: «Быстро пообедай, ты летишь с другой группой на гражданское или боевое задание». И приходилось снова вылетать, в то время, когда твоя группа отдыхала после задания. А потом ты прилетал с очередного задания, а тебе нужно уже со своими на операцию вылетать. Не секрет, что количество боевых выходов плюс ежедневные дипломатические или иные гражданские задание у переводчиков больше, чем у обыкновенных бойцов и офицеров.

«БЕЗ СТРАХА И УПРЕКА»

Наверное, многие читали в газетах, журналах историю о пленённых ТАЛИБАМИ советских хабиров. Из шестнадцати в живых осталось одиннадцать. Они строили элеватор в Мазори Шариф. Его пуск намечался в новом году. ТАЛИБЫ делали все чтобы взорвать элеватор. Пригласив Шурави вместе отметить новый год, дружественно настроенные афганцы не предполагали, что он так трагически закончится. Среди них оказался предатель. Он-то и дал знать ТАЛИБАМ, когда и где будет проезжать автобус с советскими хабирами. ТАЛИБЫ перегородили дорогу автобуса и пленили безоружных людей. Операцию по их освобождению поручили провести Царандою «перевод с дари на русский – защитник»

это – Министерство внутренних дел Демократической республики Афганистан). Участвовал в ней и Икромов.

Об этом инциденте немедленно доложили высшему руководству страны в Москву. Для руководства страны — это новость была очень неприятной. Реакция руководство страны на это происшествие не стало себя долго ждать. Из Москвы поступил приказ о том, что – немедленно задействовать весь имеющий ресурс и потенциал в Афганистане для установления и освобождения пленённых советских специалистов, «Лица отличившейся при установлении и освобождении советских специалистов из плена будут приставлены к Званию Героя Советского Союза».

   Вся командования ОКСВА были задействованны в данной военной операции. Каждая поступившееся информация в оперативный штаб детально отрабатывалось.

Икромов жил в советском воинском подразделении, которое было десантировано в глубь территории мятежников, встречался с патриотически настроенными жителями, которые искренни хотели помочь спасти захваченных в плен советских специалистов. Зафара отправили туда разведчиком — борода, шапка паколь, к тому же он в совершенстве говорил на северных диалектах дари.

Икромов: «Самое трудное было установить точное место нахождения наших людей, стоило получить информацию, что они в Панджшере, как сразу же поступала другая: «Всех перебросили в кишлак Андароу — ближе к Балху, переодели в афганское платье, погнали босиком по снегу, спрятали в ущелье…». Мы подняли вертолеты, стали прочесывать окрестности. Бесполезно, как в воду канули. Среди пленных был и мой родной брат советский инженер Икромов Джумахон».

Тогда Икромов принял решения: переодеться вовсе афганское и поселится в одном из кишлаков провинции Балх. В новом человеке местное население ничего не заподозрило: мало ли в это смутное время кто откуда придёт, где устроиться на работу в поисках куска хлеба. Но к нему присматривался местный авторитетный мулла. Этот мулла – Аксакал выделил несколько шустрых парней и приказал им, что полностью проверили гостя и пристально за ним присматривали и следили. Ежечасно глаза, уши, ноги и языки докладывали мулле о каждом шаге Икромова.

Икромов: «Неверный, расуждал мулла, – выдал бы себя во время намаза. А этот и Коран знает, и все наши обычаи. Неверные так не умеют. Наш это человек — видно про себя сказал мулла».

Задачу номер один по внедрению к ТАЛИБАМ Икромов выполнил на все 100. Приемку он сдал без малейшего сомнения и подозрения со стороны душманов тем самым остался в живых. Его приняли как одного из своих. Теперь ему предстоит самое сложное — установления место расположения советских пленников.

Тем времени Икромов пригляделся к людям, с целью установления контактов, с лицами кто имеет или осведомлён о советских пленников. Из определенных круга людей он выбрал самого высокого, крепкого телосложения. Икромову показалось его лицо добрым, да и не могут крупные люди быть злыми, и одет этот парень не так, как все: в европейскую одежду. Икромов уличил минуту, позвал здоровяка на пиялушку чая. В разговоре незаметно выведал всё, что его интересовало. К счастью Зафара Икромовича у нового знакомого были свои счеты с душманами. Его выбор в этом человека был как никогда точным и правильным. Глухой темной ночью они покинули кишлак, пришли к нашим. Дальнейший план операции разрабатывали вместе. Более того — племянник здоровяка стал их связным.

Икромов: «В представительстве не верили, что мне удалось так быстро склонить их на свою сторону. Относились настороженно. Меня то и дело предупреждали, как бы не было ошибки. Но я почему-то верил этим парням. И не ошибся».

Только через месяц кропотливой работы в логове ТАЛИБОВ Икромов и его новые друзья установили точное место содержания плененных ТАЛИБАМИ советских хабиров.

С группой десантников, на 20 вертолётах они полетели к ним. Икромов лично руководил одной из групп. Вскоре десант высадился в место назначения. Операция шла успешно, но только в начале. Талибы открыли огонь. Им пришлось ответить тем же.

Икромов «Операция длилась около пяти часов. Одиннадцать человек мы спасли, остальные, в том числе и мой брат, которые шли сзади, получили пули в спину. Раненых старались уносить в безопасное место, грузить в вертолеты. Когда взлетели, среди тяжелораненых нашел своего брата. Он меня узнал. Попросил приподнять ему голову. Я сел на пол положил его голову к себе на колени…Вскоре почувствовал, что он умер…».

Память о брате Икромов сохранил. Его именем — Джумахон — назвал своего племянника.  

Результат операции: Из 16 советских хабиров 11 удалось спасти 5 погибли, в том числе и родной брат Икромова — советский инженер Джумахон Икромов. За героизм, мужество и отвагу, проявленные при выполнении специальных заданий в условиях, сопряженных с риском для жизни, Зафара Икромова представили к высшей награде «Героя Советского Союза». Но в Москве, комиссией по награждению по непонятным причинам неожиданно было принято иное решения, – «неординарные и героические действия Икромова Зафара в данной операции в первую очередь были мотивированы нахождением в плену его родного брата Икромова Джумахона». В связи с этим ему не было присвоено Звания «Героя Советского Союза».

Позже Зафара Икромовича вызвали в Москву для награждения.

За героизм, мужество и отвагу, проявленные при выполнении специальных заданий в условиях, сопряженных с риском для жизни, Икромов Зафар Икромович был награжден орденом «Боевого Красного Знамени».

«….. МОЁ ДЕЛО ВЕСТИ НЕУТОМИМУЮ БОРЬБУ ПРОТИВ ЗЛА»

В 1983 году четырехлетняя командировка закончилась. Зафар Икромович вернулся в СССР, в свой родной Таджикистан и вскоре был назначен начальником милиции РОВД Файзабадского района. Работал на руководящих должностях РОВД, УМВД Таджикской ССР. Получил звание полковника милиции.

В 1990 – 1992-гг в Республике наступили трудные времена. Всё большую силу набирали сепаратистские силы. Радикальное часть молодежи — открыто проповедовали антисоветские, антироссийские, антиконституционные настроения. Дошло до поджогов домов и квартир. Массовые беспорядки переросли в атаки зданий ЦК Компартии Таджикистана, Совета Министров республики. У бушующей толпы появилось оружие, милиция отбивалась только «черёмухой». Зазвучали выстрелы в спину сторонникам советской власти, раздувалось пламя вражды между кланами и группировками. В итоге вспыхнул всепожирающий огонь гражданской войны.

Именно в это не спокойное время Икромов, занимал пост заместителя начальника УВД Ленинабадской области (теперь Согдийской), а в самый разгар гражданской войны был назначен начальником УВД столицы Таджикистана. Одновременно был комендантом города Душанбе.

В 1995 году Зафар Икромов был назначен сопредседателем комиссии по прекращению огня от правительства. Его Афганский опыт пригодился и в переговорах с командирами вооруженной таджикской оппозиции. При организации ведения переговоров по прекращению огня и установлению мира в Таджикистане он вместе с сотрудниками ООН попал в плен к одному из безжалостных террористов Бахрому Содирову. После длительных переговоров их отпустили. В тяжелые времена для республики Икромов был рядом с Президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном. В 1997 году он был советником Президента по вопросам безопасности и обороны. В 1998 году «За заслуги в установлении мира в Таджикистане» Президент Республики Таджикистан наградил Зафар Икромова – орденом “Дусти”.

«ЧЕСТЬ, ВЕРНОСТЬ ПРИСЯГЕ, БЕЗЗАВЕТНАЯ ПРЕДАННОСТЬ СЛУЖЕНИЮ РОДИНЕ» 

Из поколения в поколение передаются лучшие воинские традиции и ценности: честь, верность присяге, беззаветная преданность служению Родине. Мы молодое поколения военных переводчиков свято чтим подвиг наших коллег, кто выполнял государственный приказ, рискуя своей жизнью и здоровьем. Нам это нравиться. У нас есть чувства долга к стране, мы хотим её защищать. Чтобы продлить свой род — чтобы ничто не было забыто, чтобы подвиги предков помнили все.

Курсант 5-го курса обучения Специального факультета Военного университета МО РФ таджикской национальной группы Сержант вооруженных сил Республики Таджикистан

Хабибов Шерзод Сайфуллоевич

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.