С.Пойя. Афгано-пакистанское партнерство в контексте создания региональной системы безопасности.

Самеулла Пойя. Кандидат технических наук, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).
Афганистан на протяжении трех веков представляет собой «буферную зону» между Царской Россией, в последующем Советским Союзом и Британской Индией; а сегодня между Юго-Восточной и Центральной Азией вплоть до России. Афганистану никогда не удавалось использовать благоприятное геополитическое месторасположение, более того многие афганские политики рассматривают это геополитическое преимущество как большую беду для Афганистана и считают его чуть ли не главной причиной политической неурядицы в стране. Афганская земля неоднократно подвергалась нападениям со стороны великих держав и разгромам, отчасти от рук самих афганцев.
Афганистан расположен в сердце Азии, и, тем не менее, у него своя история, своя судьба, свой собственный менталитет и свое особое предназначение. В целом, афганская история может быть понята как поиск афганским народом своей национальной идентичности. Геополитические условия этой страны также повлияли на ход афганской истории.
История афганского народа – одна из самых трагических. С распадом империи Дурании была потеряна большая часть территорий, которые сегодня составляют Северо-Западную пограничную провинцию (СЗПП) Пакистана. Эти земли были отняты у него махараджей Ранжит Сингом, основавшим во второй половине XVIII в. Сикхское государство Панджаб. Затем началась многолетняя борьба против Британской империи и в итоге разделенная страна была передана в руки тоталитарных афганских королей – так называемое «смутное время». В результате по сей день продолжаются войны и революции и остаются нерешенные до конца пограничные вопросы.
Очевидно, что в силу бурного развития региона и интереса мира к потенциалу региона, Афганистан не сможет остаться в стороне от этого процесса, и самостоятельно должен определить свое место и роль в региональной политике, осознать свои национальные интересы во внешнеполитическом измерении.
Наиболее важный интерес Афганистана на региональном уровне состоит в его активном и полноправном участии в построении такой системы региональных отношений, в которой ему отводилось бы место, отвечающее в наибольшей степени его политическому, экономическому и геополитическому потенциалу, политическим и внешнеэкономическим возможностям и нуждам.
Первейшие интересы Афганистана на региональном уровне сводятся к обеспечению стабильного регионального окружения, а также к продвижению и укреплению его геополитических позиций на региональной арене на основе использования механизмов регионального сотрудничества.
Важнейшие национальные интересы Афганистана на постсоветском пространстве состоят в налаживании всесторонних взаимовыгодных связей со странами СНГ и участие в развитии интеграционных процессов между ними на взаимной основе.
В этом контексте можно по-разному воспринимать такие региональные организации, как ШОС, ОДКБ, и идею создания такой организации, как Евразийская империя с главенствующей ролью в этих организациях России, с активным участием Афганистана и привлечением Пакистана, Индии и Ирана. Тогда роль Афганистана существенно возрастет и тем самым уменьшится роль мусульманских экстремистских сил в регионе.
Ключевой политической проблемой на современном этапе и для Афганистана, и для Пакистана является развитие двухсторонних отношений, основанных на борьбе с экстремистской исламской организацией и талибанизацией населения. Позиции Афганистана и Пакистана тут должны быть ясны – необходимо противодействовать геополитике экстремизма в этом регионе на всех уровнях, стараясь максимально ослабить противника.
Первоочередная задача обеих стран – вырвать регион из-под контроля экстремистов. Для этого необходимо способствовать и укреплять интеграционные связи с Центральной Азией под знаком основной внешнеполитической оси Кабул – Исламабад. Афганистану нужен дружественный Пакистан еще и потому, что экономическая и политическая интеграция с ним даст возможность решить большинство политических и экономических проблем обеих стран и Центральной Азии за счет обмена ресурсами.
Противники данной концепции прекрасно понимают стратегическую опасность сближение Афганистана с Пакистаном и традиционно стремятся всячески препятствовать этому. Самым эффективным методом, по их мнению, является санитарный кордон, т. е. полоса из приграничных провинций СЗПП и юго-восточных провинций Афганистана. Речь идет о появлении геополитической пропасти между пуштунскими племенами по обе стороны линии Дюранда.
Как известно, многолетние споры по определению статуса «свободной зоны», населенной пуштунами по той стороне линии Дюранда, является главным препятствием на пути нормализации отношений между двумя соседними государствами. И политикам обеих стран не удавалось на государственном уровне решить эту задачу. Но это задача требует решения. Но прекрасно понятно стало одно, что у политиков обеих стран нет формулы для решения этой сложнейшей задачи, поэтому необходимо совершено иной подход к решению этой проблемы. Предлагаю: во-первых, политики на высшем уровне должны объявить на какое-то время мораторий на обсуждение этого вопроса с последующим созданием «Международного научно-исследовательского института» (МНИИ) под эгидой ООН, где работали бы ученые-историки не только двух стран, но и стран региона и России. Этот институт должен работать на постоянной основе в одной из стран региона с архивными документами, имеющимися в распоряжении не только Афганистана и Пакистана, но и ООН, Великобритании, России, Индии и других стран. МНИИ периодически должен давать отчет правительствам обеих стран и ООН о проделанных исследованиях до получения окончательного результата.
С какой целью необходим такой институт? Во-первых, как было сказано, решение данной проблемы архи сложно для политиков обеих стран, поэтому перенос этой проблемы из политического русла в научно-исследовательское, освобождает политиков от груза ответственности. Во-вторых, автоматически спадает напряженность в отношениях между двумя странами. В-третьих, улучшается климат доверия между странами и народами. И наконец, само отсутствие спора для политиков помогает экономической интеграции обеих стран и стран региона, а также интеграции их усилий в борьбе с общим злом – исламским экстремизмом и талибанизацией региона. Отсутствие пограничного спора для политиков будет способствовать укреплению партнерских отношений между Афганистаном и Пакистаном, превращению пространства вдоль линии Дюранда протяженностью 2500 км. в зону сотрудничества и стратегического партнерства. Как бы там ни было, традиционно антизападная идея становится сегодня все более актуальной, так как присутствие западных войск в Афганистане больше не оправдывается наличием талибской угрозы. Тенденции к политической эмансипации и поиску идеологической альтернативы нарастают в Афганистане и Пакистане с каждым днем, параллельно с этим увеличиваются шансы создания «Независимого афгано-пакистанского партнерства» как главного фактора в противостоянии процессу талибанизации региона и экономической интеграции между Афганистаном, Пакистаном и странами региона в целом.
Источник: Афганистан.ру

3 thoughts on “С.Пойя. Афгано-пакистанское партнерство в контексте создания региональной системы безопасности.

  1. Филологов не понимает
    Филологов не понимает физтех,-
    Молчит в темноте.
    Эти
    не понимают тех.
    А этих —
    те.
    Не понимает дочки своей
    нервная мать.
    Не знает, как и ответить ей
    и что понимать.

    Отец считает, что сыну к лицу
    вовсе не то.
    А сын не может сказать отцу:
    «Выкинь пальто!..»
    Не понимает внуков своих
    заслуженный дед…

    Для разговора глухонемых
    нужен свет.
    Роберт Рождественский. Стихотворения.
    Серия “Самые мои стихи”.
    Москва: Слово, 1995.

  2. «Э, э, э ! что же это вы,
    «Э, э, э ! что же это вы, хлопцы, такъ
    притихли?» сказалъ, наконецъ, Бульба, очнув-
    шись отъ своей задумчивости: «какъ будто
    какiе-нибудь чернецы! Ну, разомъ всЬ думки
    къ нечистому! Берите въ зубы люльки, да
    закуримъ, да пришпоримъ коней, да полетимъ
    такъ, чтобы и птица не угналась за нами!»

    Н. В. Гоголь. «Тарасъ Бульба».

  3. полиязычен, пардон,
    полиязычен, пардон, многоязычен .
    Дома разговаривал на родном, на гагаузском.
    В школе – на русском.
    На улице на болгарском, молдавском и еще говорил что-то типа евхаристо , Друзей было много .

    потом был инстутут

    так и не понял , чему они меня учили
    Догадываюсь, что …
    .

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.