Сергей Патрикеев, Запад 1974. XXI ВЕК. АЙМАРА – НАРОД И ЯЗЫК. (ИМПРЕССУМ)

Патрикеев

Сегодня, в наше время торжественного технического шествия ХХI века, когда устремления большей части человечества на Земле кажутся в основном достигнутыми (налицо – продуктово – товарное изобилие, сопровождаемое, увы, некоторой ощутимой культурной эрозией классики под натиском поп – и арт – нашествия), трудно найти какое-либо значимое событие или явление, способное существенно взбудоражить всеобщее воображение, по аналогу потепления глобального климата,- мировое сообщество давно привыкло ко всяким нерядовым событиям природного происхождения. Но такие явления, заставляющее глаза широко раскрываться, все-таки есть и в наше время. С ними сталкиваешься неожиданно, случайно; с первого взгляда вроде бы не придаешь этому особого значения – и лишь после того, как ради интереса углубляешься в его суть, происходит своего рода ошеломляющее, взрывоподобное впечатление внезапного личного открытия: “Не может быть!”. В который раз убеждаешься, что познанию нового не определено границ (Так ведь, мы и не первые – вспомним Сократово: “…я знаю, что я так мало знаю…” или “Надо много знать, чтобы узнать, как мало ты знаешь…”.

Такое впечатление оставляет первое знакомство, а затем более детальное проникновение в суть Аймара – язык, культуру, уклад, психологию и построение взаимоотношений между представителями этого не слишком многочисленного народа (около 3 млн. носителей этого реликтового языка) – во все то, что едино, как монолит, взаимосвязано и неразделимо.
Первое впечатление – это то, что не укладывается в обще-осознаваемую и, как бы, естественно обще-понимаемую геосистему сложившихся отношений между разными нациями всех континентов и регионов, во всех их аспектах: культурных, экономических и т. д. В сознание сразу приходит: это блеснувший вдруг в земном пласте драгоценный самородок, который раньше никто не замечал или принимал за кусок никчемной железки…
Уже много писалось теми, кто интересовался, изучал это явление под названием “аймара”, о его исключительном по четкости построении языке, необычной по восприятию событий в пространстве и времени психологии, роли личного участия в них любого из носителей этого лингво-психологического феномена. Не буду упоминать уже достаточно известное в этом отношении.
Хотелось поделиться личными впечатлениями от увиденного и того, во что удалось вникнуть, удалось осознать и понять. Скорее всего, это – определенные догадки и предположения, которые, наверное, не стоит со стороны подвергать слишком строгому суждению…
История помнит много случаев, когда многозначимые для всех естественные закономерности ранее предварялись и предугадывались лишь догадками, как возможность, а затем при подробном исследовании и рассмотрении становились реалиями жизни. Не будем перечислять долгий список таких мужей от науки – они известны большинству.
Изучив материал, связанный с языком и психологией аймара, и основываясь на личном впечатлении, осмелюсь высказать для общего суждения следующее:
– сам этот немногочисленный народ является носителем – “осколком” той доисторической, доколумбовой системы цивилизации, имевшей отчетливо выраженные связи со внешним космосом, носителем некоего системного био-инфокода того периода земной цивилизации, той системы взаимосвязей и отношений самого разного рода ее составных частей, тех логических цепочек (трехнаправленных), на основе которых она базировалась. Оценка времени (“пошлое – будущее”) и дистанций ближе к понятиям космическим (“что есть в мире звезд прошлое, а что – будущее?. Что есть впереди, а что –сзади?”. Космическая относительность расходится с земной…) Не может ли означать жест указывающего вперед, на будущее, когда он обозначает прошлое, знак того, что ждет еще всех впереди (некое “таинство знания”), что уже совершалось в цивилизации той эпохи и что, возможно, ожидает мир в будущем?.
– язык Аймара – язык ювелирной точности (хотя еще не полностью изученный) по передаче значения высказываемого, когда тонко градуируются степени уверенности или неуверенности в происходивших событиях и фактах, при уникальном акцентировании личного в них участия. Не теряются даже самые мелкие информационные детали, получая “статус” возможного – отсюда наиболее достижимая полнота информационной картины, оставляющая шанс для ее частичек стать полноценными впоследствии, подтвердившись в реальности и со временем, дополнившись другими им подобными, перейдя в ранг уверенности и полновесности целостного факта (“Говорят, приехал Педро. Возможно, так оно и есть…” – “Я видел – Педро приехал. Это точно”). Во многих западных языках их носители склонны оперировать лишь подтвержденными фактами (“Либо да, либо нет. Либо черное, либо белое”), из-за чего изрядная доля (полезной) информации, очевидно, утрачивается. Хотя, это может быть связано с практическим удобством и стремлению к упрощению отношений.
– впечатляет особая полнота и точность передачи и описания времени и пространства событий и фактов, максимальная полнота составляющих их деталей (“позавчера в полдень; завтра с утра” и т.д., “вон те горы с землистыми склонами” и т. д.). (Для обычного жителя с Запада достаточным для изложения события в прошлом или в прогнозе будет лишь упоминания дня (“вчера, завтра” и т.п. или дня недели), и личного участия (присутствия) в тех событиях говорящего, в стремлении подчеркнуть достоверность описываемых событий (фактов) и в осознании высокой степени внутренней ответственности за реальность происходивших излагаемых событий.
– интересно и уникально стремление наиболее корректно передать степень сомнения и неуверенности в своих предположениях, которые могут присутствовать в каком-то отрезке времени (ближайшего будущего), при определенных, максимально детализированных условиях. При этом аймара стараются придать своим предположениям такие оттенки возможного события (в прошлом и будущем), как:
* маловероятность;
* вероятность;
* вероятность в высокой степени;
* вероятность, при условии, что…;
* возможность;
* возможность при определенных обстоятельствах;
* “кто его знает, но могло бы быть, если бы…”;
* предположительность, и т.п.
Все эти оттенки передаются весьма эффективно с помощью компактных простых и сложных частиц, присоединяемых к соответствующим несущим смысловые функции компонентам фраз, гибко и точно придавая им нужный смыл ( типа –sa, -ta, -ti, -ajj, -chaqui и т. д.).
При личном участии говорящего в событии/факте, что делает достоверной излагаемую информацию, используется лингво-маркер –wa со значением “абсолютно точно. Я видел. Я был при этом”, присоединяемый к основным компонентом в составе фразы, подобно производственному штампу ОТК, как бы обозначающему: “Проверено личным участием” и не подлежащего далее какому-либо сомнению.
– некоторые ученые – лингвисты отмечают спряжительную и звуковую (фонемную) схожесть языка Аймара и языков ряда горных народностей в других, совершенно не связанных друг с другом какими-бы то ни было территориальными, пространственными связями, районах мира (например, Кавказа (дагестанский, кумский), турки (семиты), общин Тибета (шерпы) в Центральной Азии и др. Что это – схожесть условий обитания высоко в горах, где космическая энергетика намного ощутимее, или та изначальная простиралась на большей части пространства Земли, или что-либо еще? Вопрос, направляемый следующим “заинтересованным лицам”…

– учитывая тот факт, что аймара умудряются на протяжении всей жизни постоянно жевать такое средне – наркотическое растение – галлюциген, как листья коки, можно осмелиться высказать предположение – догадку, что в их сознании события и факты происходящего/происходившего постоянно меняются местами, смещаясь и перемежаясь в пространстве и времени в их угнетенном наркотиком сознании. Возможно, это ключ к объяснению, почему аймара меняют прошлое и будущее местами, поскольку галлюцинации могут видеться ими как реальность, так и прошедшие события, которые могут повторяться у них в нм в будущем, и наоборот. Есть возражения против такого суждения?
– можно предположить, что обитая в условиях высокогорья, аймара подвержены большей “космической” энергетике по сравнению прочим миром, по особому воздейcтвующей на их мышление, сознание и действия, на остатки их “космосвязей” со своими прошлыми внеземными “наставниками”. И стоит попытаться подобрать тот необходимый и подходящий инструментарий, способный раскрыть все секреты схематики взаимосвязей в их трехзначимой логико – физической системы. Этим же можно объяснить их высокую энергетику, при которой, несмотря на достаточно простое и скудное питание, аймара обладают крепким здоровьем, многие живут в неотапливаемых жилищах земляного типа, согреваясь самотканой шерстяной одеждой из шерсти домашних животных (спасибо ламам, альпакам и кроликам !). Даже зимой многие из них ходят по округе босиком – настолько крепок их иммунитет. (Говорят, что в одном из поселений возле оз. Титикака в Боливии проживает по сей день в добром здравии старейший на Земле житель из народности аймара (по имени Кармело Флорес Лаура), которому насчитывается уже 123 года (!)).
– Если бы была такая потребность, многие аймара могли бы быть отменными дипломатами в МИД стран Запада – как они изумительно выходят из положения при общении друг с другом, когда ставший известный им факт не до конца ясен или подвержен сомнению. Чтобы не выглядеть лжецом в глазах другого (других) собеседника (ов), говорящий всегда опишет неочевидное событие, обусловив его изрядной долей разной степени сомнения (“Мне сказали, что../Это может быть, конечно, если не…”). Таким образом, если излагаемый факт не подтвердится в последующем, то автора высказывания невозможно будет кому-то обвинить во лжи, так как у него всегда будет возможность ответить: “А разве речь шла о чем-то несомненно точном? Было сказано, что это вполне может быть, если…”. Подобные типы парадигм используются аймара в своем общении между собой в быту весьма часто. Этот опыт их мог бы волне пригодиться дипломатам всех мастей и калибров, которым часто по долгу службы в своей практике и переговорах приходится руководствоваться правилом: “Да и нет – не говорить, черное и белое – не называть…”. Хитрецы эти аймара! (А, может быть, мудрецы, или, по сути своей, просто не способны лгать? Не зря же, в редком случае, когда выслушанный и обрисованный неудачно кем-то факт не подтвердился, они говорят в таком случае: ты солгал себе (именно, себе, а не мне), имея в виду, что неприятные последствия от такой неправды достанутся прежде всего ее автору…).
Есть такое ощущение, что та цивилизация, наследниками которой стали аймара, находилась на таких общественно – организационных и научно – технических высотах, в благотворных взаимогармонии и процветании, до которых цивилизации нынешней еще, видимо, расти и расти…
Ясным и несомненным становится то, что аймара, своеобразно, находятся вне сегодняшней всеобщей геосистемы, благодаря (а возможно, к счастью) тому, что коммуникационные и другие инструменты преобразования, которые могли бы воздействовать на их монолитную, автономную систему, в системах других современных гуманистических геоструктур просто отсутствуют, а имеющиеся – не подходят “по формату и конфигурации”, т.к. они представляют другую систему, где когда-то действовали совсем иные закономерности и взаимосвязи – энергетические, логические, механические и какие еще угодно, о которых сегодня можно только догадываться. Занявшись плотным исследованием феномена “аймара”, можно, возможно, подобрать ключ к приподнятию завесы над тем субъектом современного познания.
Как ни старались это сделать прибывшие когда-то в их вотчину из Европы испанцы так и не смогли их покорить – обобрать и ограбить – да, но не поставить на колени (в прямом смысле). И то лишь потому, что они сами сделали это, когда приняли высадившуюся на берег жалкую сотню завоевателей, облаченных в блестящие на солнце латунные доспехи и кирасы, за обожествляемые ими существа, сошедших с извне, которым они поклонялись и золотые фигурки которых, в виде божков в скафандрах, сжимали в своих руках (как было доказано потом – невозможно, чтобы они могли быть изготовлены ими самими), протягивая их в почтении прибывшим испанцам, прибравшим впоследствии к своим рукам все значимое имущество многотысячных семейств аймара и других их родственников и собратьев “по несчастью”, на прилегающих по соседству пространствах близ оз. Титикака и Альтиплано.
Что свело на нет в ходе истории те могучие результаты деятельности той доколумбовой цивилизации – благоухающей цветом знаний и гармонии? Внеземной фактор (астероид или иное космическое тело с мощной энергией, не сумевший разминуться с Землей)? Чужеродная пандемия, охватившая обширные территории континентов? Иноземный авантюрист – правитель, завоеватель, позарившийся на владения процветающей империи? Не хотите заняться поиском ответа на этот многозначительный вопрос?
Хочется верить во все это, так похожее на фантастику, и в то, что когда-нибудь оно окажется неоспоримым и очевидным в результате правильных научных исследований – слишком много есть для уже сегодня несомненных фактов – доказательств. Возможно, аймара помогут всем как та нужная для этого перемычка между прошлым и будущим…
С. Патринов
Октябрь 2013 г. г. Москва

(© Copyright by S. Patrinov. 2013)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.