Сергей Бобков, Запад 1985у. Проблемы лингвистики.

Bobkov

Умер 6 июля 2013 года наш однокашник по ВИИЯ (ускор запад 1985) Бобков Сергей Николаевич, для вашего сайта есть его заметки в блоге, которые могут заинтересовать народ:
http://echo.msk.ru/blog/zoldat/1054600-echo/
Шкариненко Сергей, Запад 1985у.
Просьба ко всем кто учился с Сергеем и знал его прислать его фотографию и написать о нем для нашего сайта. Пусть память о нем сохранится!
В память о Сергее мы публикуем его статью из блога “Эха Москвы”.
Логинов Евгений, Запад 1987у.

Большие трудности у переводчиков. Хотя, далеко не у всех. Мне, например, легче, так как последние двадцать лет я специализируюсь, в основном, в технологии разработки пласта, геологии, морском бурении, прокладке трубопроводов, гидродинамике, строительстве установок по сжижению газа и других сопутствующих вопросах, касающихся финансирования и страхования всего вышеперечисленного.

Тема, в целом, знакомая. Другое дело те, кто работает с нашими вождями. Осуществляет, выражаясь, по-научному акт коммуникации. Разберем в качестве примера, последнюю шутку Владимира Владимировича. Про то, что «если бы ему показали колбасу или сало», взятую им из прекрасного фильма режиссера Евгения Карелова «Служили два товарища» 1968 года, о котором современное поколение вряд ли помнит, несмотря на то что там снимались великие советские актеры. Более того, о нем, я уверен, не имеют ни малейшего понятия европейцы, а, следовательно, переводчик был тривиально загнан в тупик. Российскому президенту хотелось, надо полагать, расшевелить и повеселить аудиторию, но смеха в ответ никто не услышал. Хорошо еще, что он воздержался от последующей украинской шутки, чье содержание мне отлично известно, но я не могу его вставить в текст по цензурным соображениям. Скажу лишь, что впервые я её услышал тридцать с лишним лет назад в армии от старшины батареи, прапорщика по фамилии Горох, и мало того, что она относится к разряду «солёных», но практически не воспроизводится ни на одном европейском языке.

Нелегко приходилось коллеге при первой встрече нашего президента с госпожой Меркель. Помните, он сказал, что канцлер работала когда-то химиком и что, стало быть, «вместе мы сможем теперь что-нибудь нахимичить». Слово это хотя и переводится, но к химии, увы, никакого отношения не имеет. Так что переводчику пришлось помучиться. Фраза «отрежем так, что не вырастет» требует при переводе уточнения, чего именно следует отрезать, в противном случае вызывает недоумение. Это в лучшем случае. Или еще из диалога с президентом Франции: «Наши отношения должны быть прозрачными и транспарентными», что, как известно, одно и то же, но переводчик, я полагаю, выкрутился, употребив слово «открытые». Знакомый менеджер из английской компании просил меня объяснить ему высказывание про тех, кто «шакалит у иностранных посольств». Я ответил, что это подлые шакалы, клянчащие объедки у дипломатов. Он, конечно, удивился, но контента – я это понял по его лицу – не уловил. В том смысле, что, если они действительно есть, то, какое до них дело главе государства.

Про встречу Большой Восьмерки Дмитрий Владимирович Медведев подытожил в интервью иностранным журналистам в том роде, что «мы сюда не тусоваться приехали». Дословный перевод на английский язык существует, но звучит странно и двусмысленно. Типа того, что не на вечеринку собрались. В связи с чем логично спросить: а что, разве кто-то из присутствующих первых лиц прибыл сюда на вечеринку? Он же, помнится, на пресс-конференции закрутил про борьбу с коррупцией в России так, что длиннющее сложноподчиненное предложение, утяжеленное массой деепричастных оборотов, при переводе утрачивало смысл и семантическую ясность. Может, специально.

Я бы мог привести еще много примеров, но, думаю, что не стоит, потому что суть как раз в другом – в том, что наши руководители говорят, строго говоря, на своем, особом языке, зачастую не поддающимся идентичному переводу. Самый яркий и сочно выражавшийся советский лидер Никита Хрущев любил, как известно, говорить долго и смачно, сыпал украинскими поговорками и прибаутками, однако все они имели семантические аналоги. В частности, «всяк кулик свое болото хвалит» или «воробьи, на всех столбах чирикающие». Исключение составляла, пожалуй, лишь «Кузькина мать», однако своя конкретная мама имеется почти в каждом иностранном языке.

Мой самый кошмарный лингвистический опыт пришелся на войну в Анголе, где наши советники, служившие большей частью, в танковых полках на Украине и в Белоруссии, высказывались в критических ситуациях витиевато и большей частью матерно, требуя при этом дословного перевода. Отдельные шутки я храню в своей памяти до сих пор, это, поверьте, настоящие литературные шедевры, которые я, опять же, не могу здесь процитировать по указанным выше причинам. Впрочем, говорили они всегда по делу, верно и к слову. Как-никак, люди военные. Поэтому проблем, как правило, не возникало. К тому же, в той стране у меня были приятели, служившие в колониальных подразделениях коммандос, словарный и идиоматический запас которых ненамного отличался от того, каким в совершенстве владели мои соотечественники.

Короче, с русским языком у наших лидеров проблема. Я не говорю – с правильным. Кто сейчас вообще говорит на изысканном и красивом русском языке, тем более что мат запрещен практически повсеместно. Я о другом. О том, что понять его, в принципе, можно, но перевести иногда довольно трудно. Потому что мы, как мне кажется, с каждым годом все более погружаемся в собственную, ни на что вообще не похожую жизнь, где существуют свои особые правила, язык и культура, весьма далекие от тех, что приняты в цивилизованном обществе.
Источник: http://echo.msk.ru/blog/zoldat/1054600-echo/
16 апреля 2013, 16:59

3 thoughts on “Сергей Бобков, Запад 1985у. Проблемы лингвистики.

  1. Алексанр Бояринов, Запад 1985у
    НЕ могу поверить. Он был самым жизнерадостным “португалом” на нашем курсе.
    Умный, неординарный. Шутник, каких мало.
    Светлая память.

  2. Серега, как так? ЗАЧЕМ так рано???
    … Помнишь – 1981 год, Ангола, г. Луэна (провинция Мошику). Мы тогда пересеклись только по касательной – меня, мамлея, только что прислали после ускора, а ты, оттрубив два года, уже возвращался в Институт для продолжения учебы, – но слава о легендарном переводчике советского советника командующего войсками 3-го военного округа ФАПЛА еще долго отзывалась эхом в наших душах…

    Затем был развальный 1991-й, когда своей смелой – даже для постперестроечного времени – статьей «Как мы уходили из Анголы…», опубликованной в «Огоньке» В. Коротича, ты поразил нас высотой своего гражданского мужества.

    В нулевых годах наши дорожки снова нет-нет да пересекались – на этот раз в нефтянке, и совсем недавно мы созвонились, чтобы встретиться снова – вспомнить былое и, главное, замутить что-нибудь новое в твоей любимой Португалии, но … снова засосала суета и рутина, а в папке с draft’ами в моей электронной почте до сих пор висит неотправленное тебе письмо…

    Теперь уже не отправить его тебе…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.