Р.Аушев: «Смертники — это продукт долгой войны»

Ruslan Aushev

Как стало известно “Огоньку”, в Пентагоне прошел раунд уникальных консультаций: на вопросы американских военных о том, как надо и как не надо вести операции в Афганистане, отвечал Герой Советского Союза Руслан Аушев.
Он прилетел в США на съезд “Ветеранов зарубежных войн США” и был специально приглашен в американское военное ведомство высшим руководством — в Пентагоне его принимал заместитель председателя Комитета начальников штабов с соратниками. “Они ничего сами не говорили, только спрашивали и слушали, — вспоминает Аушев. — Сидели, писали. Были представители всех структур: штабов, авиации, рейнжеров и спецвойска — все сплошь командование, а потом еще на экран вывели по прямой связи командование войск в Афганистане”.

US veterans
— О чем спрашивали конкретно?

— Военный аспект, политический, как мы вели боевые действия. Не знаю их специфики и как они воюют, но я сказал, какие ошибки мы в свое время совершили и посоветовал оценить, делают ли они то же самое или у них что-то другое.

— А каковы были, по-вашему, ошибки СССР?

— Самая главная — что мы туда вошли. Не надо было. Штаты пришли туда в 2001 году под эгидой борьбы с терроризмом. Ну и с кем они воюют сегодня? С талибами. Талибы — не террористы, а убежденные религиозные фанатики. Если всех талибов считать террористами, то можно любого по этому же принципу причислить к террористам. К тому же талибы — это часть населения, то есть США сражаются с частью населения.

— Но есть ведь радикальные талибы, есть смертники. Можно уменьшить их радикализм?

— Можно, но для этого нужно в чем-то и где-то принимать их сторону. На Кавказе все похоже начиналось: когда пару веков назад с Шамилем воевали, тоже с идеей воевали — с мюридизмом. По тем временам весьма радикальное течение было. Сейчас бы мюридов восприняли с радостью, они на фоне современных салафитов вроде как и не такие уж радикалы. Я американцам сказал: “При нас смертников не было, это продукт длительной войны”. У нас же на Кавказе тоже смертников не было в первую войну, а сейчас появились. Когда страна долго находится на военном положении, ситуация радикализируется. Так что с талибами надо договариваться. Главное — не обострять. Если сегодня Афганистан — это исламская республика, значит, пусть живут по своим традициям. При нас она была демократическая. Но момент упущен, теперь они сами придут к цивилизации, но долго и постепенно.

— О чем еще говорили?

— Об афганских проблемах. Сидит там Карзай (Хамид Карзай — президент Афганистана. — “О”), но ничего не контролирует. Есть полевые командиры, которые контролируют наркотики и прилично зарабатывают, содержат свой отряд в 500-600 человек, вооруженных до зубов, губернаторы имеют свои группировки. Карзай — такой же слабый, как был “наш” Бабрак Кармаль.

— Но есть риск, что сильный лидер может попросить США из Афганистана?

— Не думаю, а даже если бы и захотел, то сделать это трудно. Попробуйте выслать американцев — 100-тысячный контингент с новейшим вооружением! Но на одних штыках не выстоять, нужно поднимать экономику в этой стране. Ее там нет. 90 процентов доходов — это прибыль от продажи наркотиков, и ничего не изменилось за 8 лет. Я спросил американцев: “Что получил простой афганец за это время?” Малая горстка, которую они “купили”, может, что-то и получила, но подавляющее большинство? Живут без телевидения, радио, интернета. При нас некоторые в горах в пещерах жили. И знать не знают, что в мире происходит.

— То есть оружием это “не лечится”?

— Оружие тут — дело второе. Какая задача стоит? Разве победить Афганистан? Тут речь о военно-политической тактике — им надо сломать мозги талибам. Но они как раз этого сделать не могут, потому что самая умная ракета бессильна против идеи. Она только недовольство может вызвать.

— А по тактике что-то спрашивали?

— Они попросили: “Подскажите, что делать, если мы хотим начать контрнаступление в районе Кандагара?” Я честно сказал: вообще считаю, что воевать там нечего. А потом, какое контрнаступление? У них там что, открытый противник? Военные задачи рождаются из политических. Мы, например, “сажали” власть, а военные выбивали для этого из населенных пунктов и окрестностей моджахедов. А через месяц эту власть оттуда сметали. И все заново.

— Почему США не набирают наемников с опытом войны в горах?

— Набирают. Некоторые страны бывшего СССР у них уже представлены, из тех, кто служил в Афгане тогда.

— Вы против того, чтобы США уходили из Афганистана?

— Если Афганистан будет дестабилизирован, это скажется на Средней Азии и на России.

Беседовала Екатерина Сухова. “Огонек”, №17 (7-13 сентября)2009 г.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.