Руслан Султанович Аушев. 55 лет.

Руслан Аушев

Руслан Аушев – известная фигура в “афганском” обществе. Не мало афганской пыли пришлось ему поглотать. Иногда бок о бок с нашими выпускниками. В частности С. Татко провел немало времени с Р.Аушевым в 1980 году, как во время операций в Панджшере, так и за трибуной, выступая перед афганскими войсками (на фото).

Татко и Аушев

29 октября 2009 года Руслану Аушеву, бывшему президенту Ингушетии, герою советского Союза и генерал-лейтенанту исполняется 55 лет.
От имени выпускников ВИИЯ (ВКИМО)поздравляем его с этим событием и желаем здоровья и новых подвигов на благо мира!
Приводим его краткую биографии, доступную в открытых источниках.

Руслан Султанович Аушев родился 29 октября 1954 г. в селе Володарское Володарского района Кокчетавской области (Казахстан).
Службу в Советской Армии начал в 1971 г.

В 1975 г. окончил Высшее общевойсковое командное училище в г. Орджоникидзе (ныне Владикавказ) и Военную академию им. М. В. Фрунзе в 1985 г.

В 1975–1976 гг. был командиром мотострелкового взвода, в 1976 1979 гг. мотострелковой роты.

С 1979 по 1980 гг. – начальник штаба мотострелкового батальона.

С 1981 по 1982 гг. – командир мотострелкового батальона в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Рулан командир

С 1982 по 1985 гг. – слушатель военной академии имени Фрунзе.

С 1985 по 1987 гг. – начальник штаба полка в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

В октябре 1986 г. Руслан Аушев был тяжело ранен, но после лечения вновь вернулся в Афганистан.

Кобзон в Афганистане

Завершив службу в составе ограниченного контингента, Аушев получил назначение в Дальневосточный военный округ, где прошел путь от командира мотострелкового полка до заместителя начальника управления боевой подготовки объединения.

С 1989 по 1991 гг. Руслан Аушев был народным депутатом СССР.

В августе 1991 г. был назначен председателем Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете министров СССР.

С августа по декабрь 1991 г. – председатель Комитета по делам воинов-интернационалистов при президенте СССР.

С марта 1992 г. – председатель Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств-участников СНГ.

В ноябре–декабре 1992 г. исполнял обязанности главы Временной администрации Ингушетии.

28 февраля 1993 г. Руслан Аушев был избран президентом Республики Ингушетия.

В декабре 1993 г. был избран депутатом Совета Федерации Федерального Собрания РФ первого созыва (1993–1995), был членом Комитета по вопросам безопасности и обороны.

В феврале 1994 г. и в марте 1998 г. Аушев вновь избирался президентом Республики Ингушетия.

29 декабря 2001 г. подписал указ о сложении с себя полномочий президента Республики Ингушетия.

С января 1996 г. по декабрь 2001 г. по должности входил в состав Совета Федерации Федерального Собрания РФ, являлся членом Комитета по вопросам безопасности и обороны.

В мае 2000 года указом президента РФ был уволен с военной службы в Вооруженных Силах РФ.

10 января 2002 г. был назначен представителем исполнительной власти Республики Ингушетия в Совете Федерации РФ.

23 апреля 2002 г. сложил с себя полномочия члена Совета Федерации.

Летом 2002 года стал одним из лидеров «Российской партии мира».

Руслан Аушев принимал участие в переговорах с террористами в здании Театрального центра на Дубровке в 2002 году и в переговорах с боевиками в захваченной школе №1 г. Беслана в 2004 году.

Руслан Аушев – генерал-лейтенант в отставке, академик Российской академии творчества. Герой Советского Союза (1982). Награжден орденом Ленина, двумя орденами Красной Звезды, двумя орденами Славы, орденом Звезды I степени Демократической республики Афганистан, в 1997 г. был удостоен ордена Святого Благоверного князя Даниила Московского II степени Русской Православной Церкви за личный вклад в установление мира на Кавказе. Кавалер Золотого Почетного знака «Общественное признание» (2001).

Руслан Аушев женат, у него две дочери и сын.

Два его брата – Адам и Багаутдин – офицеры и тоже служили в Афганистане.

One thought on “Руслан Султанович Аушев. 55 лет.

  1. Земля русская не скупа на аушевых, согласитесь!
    Согласитесь, что любая фотография из наших командировок того времени вызывает у нас свои эмоции и ассоциации. Если мы поделимся ими, значит, сами придадим дополнительный смысл и этому классному нашему сайту, и напомним, как говорится, о себе. С улыбкой, по – вияковски, верно? Кроме того, что я был знаком с Русланом Аушевым, что ещё могу сказать? Наверное, назвать тех переводчиков, кто лучше его знает. Главное для нас – были и среди военных переводчиков свои аушевы!
    Весной 1981г., когда впервые встретился с ним, он был комбатом 177 МСП в Забульульсарадже у входа в Панджшир. В 1980-82 гг советские части непосредственно вели боевые действия вместе с афганскими войсками, а не только блокировали районы боевых действий. Это я к тому, что тактика менялась с каждодневным опытом. Наш Боевой устав правился вот такими офицерами как Руслан Аушев, наверное.
    Но есть ещё одна грань. Храбрых командиров в истории нашей армии всегда было много. Известная песня ”Комбат” навеяна неспроста. Чем же?
    Уверен, благодаря именно таким командирам, которые не думая только об Академии, наградах и выполнении боевой задачи любой ценой, опережая время в развитии тактики и понимании смысла выполнения боевой задачи, не боялись думать, и не путали героизм наших солдат с афганским.
    Пуля – не дура. Поднять батальон русских или афганцев под пули – один результат. Да, боевая задача дня или даже недели может быть выполнена отчаянно в кавычках храбрым комбатом 40-й, но потом понадобится 3 дня вытаскивать раненных, опять нести потери и главное – просто уходить из этой зелёнки, т.к. установленная таким образом власть партийных ядер в уездах была лишь на бумаге, согласитесь.
    А за ценой не постоим – в любимой песне говорилось не о таких победах, наверное.
    Я это понял только во вторую командировку, работая с настоящим не паркетным
    генералом, советником командира 2-го Армейского корпуса в Кандагаре Владимиром Ивановичем Пчелинцевым. До Афгана он командовал Чугуевской танковой дивизией под Харьковым. Он мог осмелиться попросить у генерала Вареникова хотя бы неделю на боевое слаживание приданных на боевые полков, вопреки намеченным срокам и контролю ЦК из Москвы. Хочется верить, что и в 1ю чеченскую компанию были такие командиры – когда собирали танковые экипажи с разных частей, а командиры должны были бы просить дополнительное время, чтобы знать в лицо, что ли, друг друга.
    Он не позволял, например, вмешиваться в управление корпусом даже генералам из группы Вареникова. Почему генерал-инженер собирался учить воевать моего генерала? Почему Начпо уверовал, что любит Родину больше других, не выезжая на боевые? Когда мой генерал попросил покинуть совещание Начпо, пришедшего в тапочках, мы поняли, что будут и другие поступки. Да, ещё большая заслуга генерала в том, что удерживал не афганских, а советских горе-командиров от порой не нужного героизма за счёт жизней солдат ради звездочки на своей груди. Да, были настоящие генералы, комбаты и, конечно, военные переводчики.
    Считаю, что такое понимание среди советников и нас, переводчиков, помогло спасти жизни очень многим солдатам и офицерам нашей армии.
    Америку не открываю, что было такое вынужденное противодействие советнического аппарата ложному героизму некоторых, особенно только прибывшим из Союза командирам из 40-й армии. На примере Руслана Аушева можно сказать, что было такое понимание и среди офицеров 40й армии. Но я же обещал рассказать о переводчиках!
    Сергей Татко, ставший военным переводчиком из десантуры срочной службы, не случайно, сами понимаете, попал в аф. коммандос. Конечно, Сергей не только переводил как на фото Руслана Аушева, а истоптал не одну пару афганских берц с первого похода в Панджшир летом 1981г., сам видел! Кто ещё видел, пришлите фото!
    Однако, говоря о к-не Аушеве в 1981г., должен всем напомнить о другом моём однокурснике лейтенанте – переводчике из морской пехоты. Всё же он лучше всех нас знаком с Русланом, став переводчиком советника к-ра афганского 32 пп 8й пд. Морпех ничем не лучше десантуры, сбылась мечта …мальчишек – добровольцев повоевать? А я – был похожим на них, мне кажется. Так же верил в общечеловеческие ценности, а главное – хотелось быть достойными своих отцов. Наверное, каждый прошёл через такое восприятие войны.
    Так вот, у этого переводчика больше среди всех нас ранений и наград. Надёжный человек, одним словом, могу сказать, мы служили в одной дивизии.
    История умалчивает, действительно связал ли он часовых, чтобы быстрее вернуться в свою часть из советского госпиталя в Кабуле после ранения, но знаю, что мог! И я его понимаю.
    Когда прибыл в его 32 полк, чтобы заменить его, не думал, что он вернётся в полк уже через месяц после тяжелого ранения. Спал на его койке, под которой было по паре гранатомётов и автоматов, цинку патронов и дюжине гранат. Были ещё противотанковые мины, и мне было это не понять.
    Нам знакомы переводчики по горло вооружённые и явно опасные, которых отказывались брать на борт вертолёта, например, исходя из мер безопасности полёта и здравого смысла. Сам познал в Кунаре не лёгкий выбор между лишней фляжкой воды и дополнительным магазином перед началом подъёма в горы. Помню, мой однокурсник Шура Шатов не стеснялся ходить с мешочком патронов на 10 магазинов к АК.
    А я временно сменил раненного переводчика, полк которого был в паре км от входа в ущелье Панджшир, а это уже серьёзно, согласитесь.
    Моё знакомство с его советником было показательно скорым – покажи переводчик, как бегаешь и стреляешь из автомата, бросаешь гранату, мол пассажиров не держим, да и равнозначная замена Олегу маловероятна. Честно, так и было. Благо, что воспринял как должное – советников не выбирают. Вот тогда впервые пришлось расстрелять брошенную советником, но не разорвавшуюся гранату из своего автомата. Так был принят в советнический коллектив Олега Кулакова…
    Буквально на следующий день поехали с советниками на взаимодействие в 177МСП ( в 3-4х км), где впервые познакомился с Аушевым. Он сразу спросил об Олеге. Мне запомнилась эта встреча ещё тем, что в штабе полка царила напряжённая атмосфера. Только вводилась тактика ведения разведки группами по 15 чел. без бронетехники. На радиосвязи со штабом находилась такая группа. Видимо, разведчики продвигались по ущелью уже не один час. К-н Аушев уверенным вкрадчивым голосом говорил присутствующим о бессмысленности таких действий в горах, раз не было возможности поддержать их даже огнём артиллерии в случае необходимости. Наверное, ещё пару часов прошло, когда разведгруппа попала в засаду и пошли потери. Все притихли, помочь могли лишь морально, поддерживая радиосвязь. Грустно вспоминать такую правоту к-на Аушева, но мне кажется, что скоро отменили подобные плановые вылазки разведгрупп, наверное, благодаря, таким аушевым.
    Мне же это напомнило о специфике в аф. армии – постоянном требовании доложить о результатах нанесения авиационного или артиллерийского удара. Только ковыряя в носу можно было отписаться в вышестоящий штаб, пойди проверь, что называется. Странно, но подобные доклады подсоветных афганцев меня совсем не возмущали, как и цинизм самого требования. Согласно этим докладам к 1982 году душманов уже не должно было остаться!
    Всё об Аушеве пусть расскажет сам Олег, верно? А у меня следующее лирическое отступление ещё об одном достойном переводчике, ладно?
    Прибыв в 1986г. в Кандагар, приятно удивился, что войска 40-й стали обеспечивать блокирование зоны боевых действий, а чистку зелёнки от душманов возложили на афганские части. В январе 1987г. группа Вареникова как бы переехала в Кандагар для организации крупномасштабных операций в этой провинции. Лично мне – провинциалу было приятно увидеться, конечно же, с прибывающими переводчиками, сами понимаете. Юра Савельев, Саша Малышев, Тимур Гусейнов, Сергей Татко, Стас Максимов, Валера Рублик и даже Ваня Бронский прибыл с дивизией с севера Афгана. Напомните, кого забыл¸ пожалуйста!
    Зайти в зелёнку Аргандаба, получить по самое не балуйся и повернуться назад с одним желанием, добежать скорее до ведра с холодным пойлом, знакомо? Каждому есть, что вспомнить!
    А ещё было приятно переводить лаконичного Варенникова на разборе боевых в штабе ДШБр. А вот, когда он приехал в Аргандаб, мне пришлось переводить его разнос непутёвому афганскому комполка. Рядом был более опытный переводчик Юра Савельев, но он меня подставил под амбразуру! При переводе я сократил критическое количество стран, которым помогала наша великая страна до приличного минимума, как мне казалось. Вареников сделал паузу, как бы спрашивая своим грозным видом, кто был мой преподаватель в институте, повторил все названные страны ещё раз для перевода. Сейчас смешно вспоминать, а тогда холодный пот прошиб, знакомо?
    Что такое стоять на блоке, когда солдаты 40й теряли по 10-15 кг своего здоровья, а в случае коварного нападения душманов теряли и свои жизни, мы хорошо знаем. Ведь чувствовали это надёжное плечо на боевых и также переживали за безвозвратные потери наших. Хочу говорить о характерном, а не о случайных бомбовых и артиллерийских ударах по нам нашими братьями. К слову, этот правдивый эпизод о блоке в фильме“9-я рота” как характерное явление в те годы всеми нами прочувствован, согласитесь.
    Ведь мы знаем и можем привести схожие ситуации, когда советская рота была заброшена вертолётами для блока, а авиация не там отработала, продвижение основной группировки войск в горах было задержано, а роты не стало.
    Приведу и я пример, ещё не экранизированный. Не забуду ту ночь в начале Кунарской операции в июле 1981 г., когда вместе со Стасом Максимовым пол ночи поддерживали морально Володю Кушнерука по радиосвязи. Тогда его афганский полк перебросили на др.берег р. Кунар на блок для обеспечения нашего продвижения, а нуристанцы, потомки.Македонского, пошли в штыковую. Володя остался чудом жив, а моя 8я пд, продвигаясь по другой стороне русла реки ещё долго наблюдала огромное количество трупов афганских солдат на другом берегу. Тогда, советские шли по тем высочайшим горам Кунара, обеспечивая блоки для продвижения афганских дивизий, пока моя 8пд не попала сама под арт. обстрел под Нараем с другого берега реки – картина маслом, как говорится, мамаево побоище. Тогда я совершил несколько подвигов, правда! Рассказать сейчас? Согласен, что лучше о Вас, трудяги – переводяги!
    Но на той операции познакомился с комбатом Джелалобадской бригады, который наверняка должен был получить Звезду Героя. Земля русская не скупа на аушевых, согласитесь! Главное, вышестоящим штабом были сделаны правильные выводы и больше вверх по Кунару операций, кажется, не было. Вот только Панджширские операции, к сожалению, продолжались ещё каждый год, всем переводчикам хватило!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.