Россия будет продавать, а не дарить

Karz and Med

После очевидного провала политики США и НАТО в Афганистане, Россия стремится возвратить свои утраченные позиции в регионе. Теперь упор делается на активное экономическое сотрудничество. Официальный визит президента Афганистана Хамида Карзая в Россию и его переговоры в Кремле с Дмитрием Медведевым явно подтвердили взаимную заинтересованность.
Эксперты утверждают, что в российском обществе до сих пор продолжает действовать «афганский синдром» — результат трагического участия советских войск в боевых действиях в Афганистане с декабря 1979 по февраль 1989 года. На протяжении двадцати лет не утихают споры о том, стоило ли посылать в Афганистан советских парней. Но каким бы ни был ответ на вопрос тридцатилетней давности, нынешняя политическая практика подтверждает, что решение проблемы Афганистана остается для российской политики одним из ключевых вопросов повестки дня. Нестабильная ситуация в Афганистане порождает фундаментальные вызовы для России, начиная с прямой наркоагрессии и заканчивая реализацией известных планов американских стратегов по созданию «Большой Центральной Азии» — объединения под контролем США государств Средней и Южной Азии без участия России.

Как отмечал в беседе с «Росбалтом» председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, эксперт по Афганистану Юрий Крупнов, то, что Америка не решает проблем в Афганистане, обусловлено исключительно неспособностью или нежеланием США «поднимать» Афганистан».

Более того, пребывание в Афганистане позволяет США контролировать стратегический регион, считающийся «мировой бензоколонкой». Ведь Афганистан не только непосредственно граничит с такими экспортерами нефти, как Иран, Туркмения и Узбекистан. Афганистан граничит с пакистанским Белуджистаном, который, в свою очередь, находится на пути возможного газопровода из Ирана в Индию и «нависает» над выходом из Персидского залива.

Между тем, сейчас, когда политика США и НАТО в Афганистане потерпела провал, народ этой страны имеет бесконечное число возможностей сравнить «шурави» (советских, русских) с военными США и других стран НАТО. Большинство населения начинает понимать, что Россия — это шанс для Афганистана и его народа на подъем страны. В свою очередь, Москва заинтересована «иметь под боком» стабильного, предсказуемого и, если не «активно дружественного», то нейтрального соседа. Нынешние переговоры президента Афганистана Хамида Карзая с президентом России Дмитрием Медведевым являются тому хорошим подтверждением.

Официальный визит главы Афганистана в Россию проводится впервые с конца 1970-х годов. Отметим, в 2010 году Медведев и Карзай и так уже встречались трижды: 10 июня в Ташкенте «на полях» саммита ШОС, 18 августа в Сочи во время второго саммита «четверки» (Россия, Афганистан, Пакистан и Таджикистан) и в кулуарах саммита Совета Россия-НАТО в Лиссабоне 20 ноября 2010 года. Ну а в качестве руководителя афганского государства Карзай уже бывал в Москве в марте 2002 года, правда, принимали его не на таком уровне – речь не шла о госвизите.

Итогом нынешней российско-афганской встречи в Москве стало подписание межправительственного соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве, а также принятие Совместного заявления лидеров, в котором отражены позиции двух стран по ключевым двусторонним вопросам и приоритетам развития российско-афганских отношений.

На совместной пресс-конференции по итогам переговоров российский президент сделал массу заявлений, подтверждающих стремление Москвы на выстраивание новых отношений с Кабулом. Глава государства прямо заявил о заинтересованности России «в том или ином виде наращивать присутствие в Афганистане». Однако теперь упор будет делаться на экономическое сотрудничество. Одной из сфер, где потенциал сотрудничества России и Афганистана имеет большие перспективы, Дмитрий Медведев назвал энергетику. Он сказал, что в настоящее время российские специалисты участвуют в модернизации афганской ГЭС «Ноглу» и создании ряда предприятий малой энергетики в труднодоступных афганских районах. Кроме этого, российская сторона рассматривает возможность участия в строительстве ряда новых ГЭС в других провинциях Афганистана.

Дмитрий Медведев также рассказал, что Россия ведет с Афганистаном переговоры о совместной реконструкции некоторых объектов, в частности, тоннеля на перевале Саланг, заводе азотных удобрений, теплоэлектростанции в Мазари-Шарифе. Правда, напомним, разговоры об этом идут с момента «освобождения» Афганистана из-под власти движения «Талибан». Например, об этом говорилось еще в январе прошлого года на международной конференции высокого уровня по Афганистану в Лондоне, так что есть сомнения в реализуемости этих проектов.

Зато не приходится сомневаться, что Афганистан воспользуется российским обещанием квоты для подготовки на нашей территории военнослужащих афганской армии, сотрудников правоохранительных органов и полиции, поскольку на данный момент афганские власти не могут полностью обеспечивать безопасность и стабильность в стране. «Значительную роль играют силы международной коалиции», — отметил Медведев, добавив, что Россия оказывает этим силам помощь, в частности путем предоставления транзита.

В свою очередь афганский лидер Хамид Карзай также подтвердил, что его страна заинтересована «дать начало жизненно важным проектам, которые были начаты очень давно» и выразил удовлетворение тем, как Россия и Афганистан также сотрудничают в сфере подготовки афганских военных специалистов и студентов в РФ. Он признал, что они «говорили о расширении сотрудничества в данной области».

Примечательно, что во время пресс-конференции стороны ни разу не упомянули о поставках вооружений и военной техники. Между тем, специалисты не исключали, что это все же было одним из главных вопросов для обсуждения на переговорах в узком составе.

Напомним, Россия безвозмездно уже поставила Афганистану большое количество вооружений и военной техники. В частности, в 2002 году было передано три вертолета Ми-17. В 2003 году бесплатно был осуществлен ремонт трех вертолетов Ми-8. А в 2005 и 2009 годах на тех же условиях Афганистан получил четыре и два транспортных вертолета Ми-8МТВ, соответственно. В 2010 году Россия поставила для МВД Афганистана 20 тыс. автоматов Калашникова и 2,5 млн патронов. Также была передана партия бронетехники.

Как отметил в беседе с «Росбалтом» директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Игорь Коротченко, «речь могла зайти о поставке в Афганистан партии из 21 вертолета типа Ми-17». По мнению эксперта, «часть закупаемых вертолетов могла бы использоваться также силами ISAF до момента их вывода из Афганистана с дальнейшей передачей афганской армии, а это отвечает интересам как России, так и НАТО». Как считает Коротченко, стоимость контракта на поставку Ми-17, включая запасные части, может составить $300-400 млн. При этом цена одного вертолета Ми-17 оценивается в $17 млн.

«Россия серьезно заинтересована в скорейшей стабилизации ситуации в Афганистане и укреплении центральной власти в Кабуле, поэтому основной акцент делается на создании новых Вооруженных сил Афганистана и оснащении их современным вооружением и военной техникой», — уверен эксперт. Вместе с тем, он подчеркнул, что «поставки российских вооружений в эту страну теперь должны осуществляться на коммерческой основе».

Как, собственно, и в целом отношения двух стран уже не будут никогда уже строиться на основе «братской помощи афганскому народу» от советских граждан. Если, по словам Хамида Карзая, Афганистан заинтересован в приходе российского бизнеса и воспринимает Россию не только как близкого соседа, но и как важного политического и экономического партнера, то и отношения Москвы с Кабулом должны строиться теперь именно на принципах равного партнерства и к взаимной выгоде.

Дмитрий Пановкин,
Русбалт

3 thoughts on “Россия будет продавать, а не дарить

  1. Россия “стремится играть все более важную роль” в Афганистане
    Россия “стремится играть все более важную роль” в Афганистане, комментирует The Christian Science Monitor визит президента исламской республики Хамида Карзая в Москву. Предполагается, что в ходе российско-афганской встречи на высшем уровне будут подписаны соглашения о сотрудничестве в политической, социальной, экономической и оборонной сферах. Также может быть предпринято возрождение “ключевых инфраструктурных проектов” советского периода, говорится в статье.

    Газета цитирует чрезвычайного и полномочного посла РФ в Афганистане Андрея Аветисяна: “Нельзя сказать, что в последний год общая ситуация развивалась в направлении, которое можно было бы назвать надежным и безопасным. В настоящее время наблюдаются постоянные боевые действия на севере, что нас очень беспокоит, поскольку это происходит почти у наших границ, а с центральноазиатскими республиками у нас границы совершенно открытые. Мы готовы к поддержке любым способом, кроме прямого военного вмешательства: нога российского солдата никогда не ступит на афганскую землю”. Основными угрозами, исходящими из Афганистана, Аветисян назвал наркотики и терроризм.

    Главный редактор Kabul Weekly Фахим Дашти отмечает, что “и само НАТО пересмотрело отношение к участию России в делах Афганистана”, поскольку нуждается в северном маршруте снабжения своих сил в Афганистане, а также из-за нарастания в северных регионах угрозы со стороны “Талибана”. Более того, и в общественной среде восприятие русских с момента их ухода из Афганистана претерпело кардинальные изменения. “Эмоциональный багаж прошлого был уничтожен злодеяниями моджахедов”, – поясняет высокопоставленный член правительства и политолог Наиб Маналаи. По прогнозу представительницы брюссельской Международной кризисной группы Кэндес Рондо, в связи с грядущим выводом западного контингента отношения с Россией станут для Афганистана “ключевыми”.

    Источник: The Christian Science Monitor

  2. “Россия пытается помочь завалить афганский пожар денежными купюр
    Визит президента Афганистана Хамида Карзая в Россию носит любопытный характер. Речь пойдет, ни много ни мало, о российских инвестициях (!) в “процветающую” афганскую экономику. В последнее время страны коалиции, поддерживающие центральное правительство Карзая, сталкиваются со все большим сопротивлением талибов и других полевых командиров юга Афганистана, неся огромные потери. И настоятельно при этом требуют помощи России, вновь и вновь получая ее. На этот раз Москва, по всей видимости, попробует помочь тем, что постарается затушить афганский “пожар” денежными купюрами и бесплатным бензином. Зачем нам это нужно и чем эта ситуация напоминает конец 70-х годов, рассуждает известный эксперт по Центральной Азии Аджар Куртов.

    Накануне в Россию прибыл президент Афганистана Хамид Карзай. Афганская сторона обратится к российскому руководству с просьбой об оказании содействия в восстановлении и оснащении ряда объектов, построенных в Афганистане при экономическом и техническом содействии СССР. В частности, речь пойдет о Кабульском политехническом университете (ранее Кабульский политехнический институт), Кабульском домостроительном комбинате, реконструкции главного туннеля на афганском перевале Саланг, реконструкции и оснащении автомеханических техникумов в городах Кабул, Мазари-Шариф и Хост. Кроме того, правительство Карзая намерено обратиться к России с просьбой о крупных поставках нефти в Исламскую Республику в случае предоставления ей преференций как государственному заказчику.

    Эксперту по Центральной Азии Российского института стратегических исследований Аджару Куртову эта ситуация чем-то напоминает конец 70-х годов прошлого века, канун ввода советских войск в Афганистан. В интервью Накануне.RU он рассказал, почему так считает.

    Вопрос: Россия обсудит с Афганистаном инвестиционные проекты. Когда-то наши инвестиции в эту страну не увенчались успехом. Сейчас нам это зачем?

    Аджар Куртов: Стоит напомнить, что Россия была одной из первых стран, которая признала Афганистан. Это было в 20-х годах, и с тех пор началось сотрудничество, в том числе экономическое, на современном этапе. До этого тоже были связи, поскольку Афганистан граничил с территориями, которые были присоединены к Российской империи. По сути дела, афганская граница – этот тот рубеж, на который вышли российские войска еще при императоре и на котором они остановились – и слава Богу, что они это сделали, потому что в противном случае они вошли бы в прямое соприкосновение с британцами и неизвестно, чем бы это кончилось в 19 веке. Тот рубеж, на котором мы остановились, был выгоден, ведь это горные рубежи.

    Тем самым, Россия, присоединив государства Средней Азии, облегчила коммуникационные связи этих стран с Россией, а связи этих государств с Афганистаном существовали и раньше, но были затруднены рельефом горной местности. Во второй половине 20 века, когда в Афганистане еще существовал, по сути дела, шахский режим, связи были очень большими. Мы помогали Афганистану и экономически, и тот долг, который образовался у афганского правительства перед Советским Союзом, он возник еще при шахе (последний шах был свергнут в Афганистане в 1973 году, – прим. Накануне.RU). Каждый год афганское правительство просило отсрочить выплаты по долгу и Москва шла на это. Таким образом, накопилась гигантская сумма, которая к моменту распада СССР составляла примерно 11 млрд долларов. Да, часть этой суммы действительно формировалась в период, когда были введены советские войска в Афганистан, и поскольку был социалистический эксперимент по созданию в Афганистане государства с соцориентацией, часть поставок была поставками вооружений. Но повторяю, что большая часть – инвестиции, которые были сделаны, кредиты, которые выдавались на развитие экономики Советским Союзом.

    Нынешнее руководство России, с моей точки зрения, очень опрометчиво пошло на поводу у американцев и государств Запад и фактически простило этот советский долг, а это гигантская сумма! Делалось это по настоятельной просьбе наших партнеров – государств Запада и на том основании, что таким образом Россия входит в клуб таких богатых государств. Отчасти, мотивировка была, что надо оказывать помощь стране, которая оказалась в таком тяжелом положении.

    Вопрос: И вы считаете, что этот шаг был неправильным…

    Аджар Куртов: Так не поступают даже хитрые западные государства. Они обычно прощают долги, но не полностью – оставляют хотя бы 50-70%, чтобы иметь какой-то рычаг. А когда полностью прощаются долги – это развращает руководство страны, это воспринимается как должное.

    Будем откровенны, нынешняя ситуация в Афганистане сложилась отнюдь не по советской вине. Власть талибов там возникла как специальная операция, проведенная в свое время двумя внешними фигурантами. Это, прежде всего, межведомственная разведка Пакистана. Именно это ведомство – одна из крупнейших силовых структур в Пакистане – и создало, “выписало” талибов. Но это делалось с подачи американцев. Американцы надеялись, что таким образом они повторят успех, который им удался по формированию отряда моджахедов. Моджахеды – это оппозиционные левому правительству Афганистана боевики в период нахождения советского военного ограниченного контингента в Афганистане. Их тоже формировали, снабжали оружием через Пакистан американцы. А талибы – это такой же проект, люди из традиционных афганских племен, их сознательно готовили и натравливали на действовавшее в то время афганское правительство, когда в середине 90-х годов президентом был Бурхануддин Раббани, с целью якобы установить единую власть в Афганистане.

    Поскольку правительство Раббани полностью не контролировало ситуацию, Афганистан после ухода советских войск погрузился в непрерывную гражданскую войну разных соперничающих региональных и национальных кланов. Талибы, действительно, в достаточно короткий срок навели порядок, захватили власть практически во всем Афганистане, за исключением некоторых северных провинций, где существовал так называемый афганский “Северный альянс”, состоящий, в основном, из таджиков, в меньшей степени узбеков и в еще меньшей степени – хазарейцев, то есть, народностей северного и центрального Афганистана, не относящихся к пуштунам. А пуштуны как этнос, в основном, и составлял костяк талибов. Но талибы, получив власть, очень быстро вышли из подчинения межведомственной разведки Пакистана и тем более американцев. Поскольку их идеологией был радикальный исламизм, то они посчитали, что им нечего сотрудничать с “проклятыми западниками”, которые, с точки зрения фундаментальной исламской идеологии, и наносят основной вред исламу по всему миру.

    В результате получилось, что ввод войск американцев и их союзников в конце 2001 года – по сути дела, стал исправлением их собственных ошибок. Но у них ничего не получилось за эти девять лет, и они стараются подключить Россию к тому, чтобы исправить то, что они натворили в Афганистане за этот период, в том числе, подключить российские экономические ресурсы к исправлению ситуации. Притом, делают они это достаточно хитро, поскольку многократно мы предлагали ради обеспечения безопасности страны, чтобы новые афганские военные формирования центрального правительства – правительства Карзая – снабжались бы оружием российского производства, за деньги, конечно. Это было бы выгодно, потому что российское оружие дешевле, чем оружие, поставляемое западными странами, что важно для бедного правительства. Во-вторых, оно более надежное, а, в-третьих, афганцы просто привыкли к общению с этим оружием. Американцы выступают против этого.

    В течение нескольких лет существует проект по закупке российской вертолетной техники для афганского правительства. Но окончательное решение не принято. В результате Россия поставила несколько вертолетов просто бесплатно.

    Вопрос: В нынешней ситуации о чем речь идет?

    Аджар Куртов: Действительно, у нас есть интересы в Афганистане. Но сейчас мы можем помочь осуществить им экономические проекты, во-первых, не на всей территории Афганистана, а на территории только северного Афганистана. То, что не планируется размещать объекты, обсуждать экономическое сотрудничество на юге, в той зоне, в которой проживают пуштуны, говорит о том, что в Москве нет устойчивых связей с ними, а пуштуны – это крупнейший афганский этнос и игнорировать его невозможно. Без налаженных связей с этим этносом нам достаточно трудно будет надеяться на то, что в Афганистане когда-то в будущем воцарятся мир и спокойствие.

    Но важно понимать, на каких условиях будет заключаться соглашение об экономической помощи. Я хочу отметить, что сейчас ряд государств очень щедро финансирует Афганистан, например, Япония. Созданы фонды на многие миллиарды долларов, и правительство Карзая могло бы оплачивать услуги российских специалистов. Но деньги будут расходоваться на другие цели, в конце концов, они будут просто разворовываться.

    Тут получается, что Россия ввязывается в эту игру, которая мне напоминает поведение СССР, когда он щедрой рукой раздавал деньги, надеясь на то, что в ответ ему будут благодарны и будут крепить дружбу мирового социалистического движения, а оказалось, что это не так – и многие миллиарды были потрачены впустую.

    Кроме того, правительство Карзая – неустойчивое правительство. Совокупные силы коалиции в прошлом году потеряли 700 человек в Афганистане, это примерно треть потерь, которые они понесли с конца 2001 года. Это значит, что сопротивление со стороны противников правительства Афганистана, тех же талибов и других полевых командиров только нарастает. А мы пытаемся в этот критический момент завалить этот пожар денежными купюрами. Это может быть очень рискованным планом.

    Впрочем, у нас не так много альтернатив такой линии поведения. Россия не хочет – и правильно делает – посылать свои войска в Афганистан ни в виде военнослужащих, ни в виде полицейских. Некоторые государства бывшего СССР это делают. Я не имею в виду даже Грузию, которая является лакеем США и готова таскать за Вашингтон каштаны из огня. Но, например, Казахстан, который считается чуть ли не лучшим нашим другом по ТС, по ЕврАзЭС, тем не менее, пошел навстречу настоятельным просьбам США. А, точнее, там была произведена пакетная сделка, потому что США прекратили уголовное расследование по так называемому делу Гриффина по коррупции высшего казахстансого руководства в 90-е годы, которое велось с того периода в американских судах, и сразу же, через несколько дней, вышло решение руководства Казахстана об отправлении военного контингента в Афганистан.

    Вопрос: То есть, в нашем случае “инвестиции” – это своего рода откуп от того, чтобы не посылать в Афганистан войска?

    Аджар Куртов: Да, и, возможно, это правильная вещь. На нас идет постоянное давление американцев и других партнеров. И даже внутри РФ постоянно высказывается тезис экспертами, в основном, либерального толка, которые утверждают, что американцы и НАТОвцы якобы решают в Афганистане наши проблемы. Какие они наши проблемы решают?!! Они туда влезли для того, чтобы решать свои проблемы. Они сами создали проблему талибов, вырастили это движение, но оно вышло из-под контроля. Ресурсов у них не хватает продолжать войну, выходить из Афганистана на условиях, на каких американцы в свое время выходили из Вьетнама – то есть, вертолетами эвакуировать свое посольство – они не хотят, потому что это большой ущерб имиджу сверхдержавы. Это будет второе крупнейшее поражение. Вложены большие деньги, поэтому они пытаются постепенно выходить, но замещать свой выход чужими ресурсами. С России они хотят хоть что-то получить, в данном случае – экономические ресурсы.

    С одной стороны, нельзя оставлять Афганистан на откуп агрессивным исламским фундаменталистам. Но надеяться на то, что Россия, которая сейчас не имеет непосредственной границы с Афганистаном, сможет влиять экономическими методами на ситуацию в этой стране, не приходится. Обсуждаются поставки российских нефтепродуктов, в частности, бензина. Достаточно посмотреть на карту – где Россия и где Афганистан. Между нами несколько транзитных государств, с которыми надо договориться, чтобы по железным дорогам прошла железнодорожная цистерна с российским бензином в Афганистан! В этом есть какая-то логика? С одной стороны, да. Мы можем получить деньги. С другой стороны, где находятся ближайшие к Афганистану ближайшие нефтеперерабатывающие заводы?

    Вопрос: В Туркменистане, например.

    Аджар Куртов: Действительно, они находятся отнюдь не на территории России. В Туркменистане два крупных нефтеперерабатывающих завода, один в Сейди, а второй – в районе Туркменбаши. И оттуда вполне могли поставляться нефтепродукты. Почему они не поставляются? По всей видимости, их хотят не покупать, а получать по льготным ценам, а то и бесплатно с России. Выгодно такое экономическое сотрудничество? Афганистану, безусловно, выгодно. Но почему Россия должна на это идти?

    Мы пытаемся везде присутствовать, но присутствовать за счет того, что либо бесплатно, либо на очень невыгодных условиях давать возможности для развития экономического сотрудничества с разными странами. Кроме этого, нельзя забывать, Карзай – это все-таки ставленник США. Он пришел к власти при помощи американцев, и он свою позицию не изменил. Что бы он ни говорил и наверняка это будет говорить о дружбе с Россией, об историческом сотрудничестве, это проамериканский ставленник и он от дружбы с американцами никогда не откажется и не будет считать нас более близкими, чем американцев.

    Вопрос: Можно ли предположить, что вкладывая инвестиции в Афганистан, мы получим какую-то выгоду в политической сфере? Например, в борьбе с распространением наркотиков?

    Аджар Куртов: Это совершенно фантастические вещи. В конце прошлого года нам удалось впервые (!) с американцами за время их девятилетнего там присутствия провести совместную операцию. Вроде бы, они там борются с талибами, но с наркотиками они там точно не боролись, наоборот – растет производство наркотиков. Весь поток идет на север, к нам. И вот, мы впервые провели совместную операцию, наши предоставили разведданные, а силами американцев была уничтожена одна из крупных нарколабораторий. Никто иной, как Хамид Карзай, президент Афганистана, выступил с резкой критикой действий Москвы и Вашингтона, потому что он считал, что это его суверенное государство и он вправе делать там все, что он хочет. Но ведь он не делает. И правительство Карзая – это насквозь коррумпированное правительство, его брат считается одним из крупнейших наркодельцов в Афганистане, притом, считают так американцы и в своих документах об этом заявляют.

    Я не думаю, что нынешнее правительство пойдет на искоренение наркобизнеса в своей стране. Не пойдет, потому что это реальные деньги, которые никем не контролируются, на которые могут возводиться виллы, покупаться активы за рубежом. От этого никто добровольно не отказывается. Но они пойдут на те проекты, которые сейчас существуют – мы, например, обучаем афганских полицейских борьбе с наркотиками в учебном центре в Домодедово. Наверняка, будет принято еще что-то в том же духе, но не более того.

    Вопрос: Если проводить аналогии с ситуацией 70-х годов, то не получится ли так, что мы снова начнем вкладывать что-то в экономику Афганистана, восстанавливать какие-то объекты, а потом ситуация резко изменится и нам станет жалко того, что мы вложили?

    Аджар Куртов: Да, я об этом и говорю. Только напомню, что ведь тогда значительное число интеллигенции было подготовлено в российских вузах и значительное число специалистов было подготовлено в Афганистане, там строили объекты, обучали людей, развивали систему здравоохранения, но все пошло прахом, все очень быстро забылось. Действительно, есть опасность еще раз наступить на те же грабли. Я вообще считаю, что Россия должна заниматься, прежде всего, своими делами. Мы не такое богатое государство, как СССР, чтобы тратить на внешнюю политику, особенно на не продуманные проекты, а проекты, которые носят характер престижа, миллиарды долларов. Мы должны свою страну поднять до должного уровня, чтобы к нам стремились не за подачками, а чтобы мы выбирали, с кем сотрудничать, а с кем не сотрудничать по соображениям выгоды для национальных интересов России.
    Источник: Накануне.ру

  3. Би-Би-Си: Россия готова помогать Афганистану
    Дмитрий Медведев пообещал помочь Афганистану в обеспечении безопасности

    Россия готова оказывать Афганистану поддержку в обеспечении безопасности и независимости государства после вывода из страны иностранного контингента, заявил после переговоров с президентом Афганистана Хамидом Карзаем его российский коллега Дмитрий Медведев.

    “Мы рассчитываем на то, что в конечном счете Афганистан сможет обеспечивать свою безопасность, обеспечивать независимость государства собственными силами. И в этом Российская Федерация готова оказать Афганистану всемерную поддержку”, – сказал Медведев.

    Во второй день двухдневного визита афганской делегации во главе с президентом Хамидом Карзаем страны подписали межправительственное соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве. С российской стороны подпись под документом поставила министр экономического развития Эльвира Набиуллина.

    Проекты старые и новые

    Президент Афганистана Хамид Карзай сказал, что Россия сможет возобновить проекты, начатые в советский период в этой стране.

    Во время переговоров Россия заявила, что готова помочь Афганистану в реализации нескольких проектов, таких как восстановление ирригационного канала в провинции Нангархар, завода азотных удобрений в Мазари-Шарифе, тоннеля на перевале Саланг, Кабульского политехнического университета.

    Индустриализация страны, где неизвестно, сохранится ли государственность – это утопия.

    Федор Лукьянов, эксперт-международник

    По словам Медведева, российские специалисты уже участвуют в модернизации афганской ГЭС “Ноглу” и Россия надеется принять участие в строительстве новых гидроэлектростанций в других провинциях.

    Эксперты сомневаются в перспективах сотрудничества из-за крайне нестабильной ситуации в Афганистане.

    Приглашение Карзая российскому бизнесу работать в стране – “не более, чем ритуальная фраза”, уверен главный редактор журнала “Россия в глобальной политике” Федор Лукьянов.

    “Индустриализация страны, где неизвестно, сохранится ли государственность – это утопия. Не думаю, что российские бизнесмены туда отправятся. Россия могла бы успешно заниматься в Афганистане тем, чем всегда умел заниматься Советский Союз – строительством предприятий по добыче и переработке сырья. Но все это можно обсуждать, когда и если будет четкая перспектива существования государственной власти, которой пока, к сожалению, нет”, – заявил он Русской службе Би-би-си.

    Контингент НАТО

    Президент России заявил, что Россия “внимательно наблюдает” за действиями международных сил и американских войск в Афганистане и “желает им успеха”.

    При этом Медведев сказал , что желает, чтобы “все иностранные воинские контингенты, выполнив свою часть обязанностей по поддержанию мира и безопасности в Афганистане, покинули Афганистан с почетом и уважением.” “Это будет означать, что ими выполнена своя часть обязанностей. Это будет на пользу и Афганистану, и всему региону, стало быть, и Российской Федерации”, – сказал Дмитрий Медведев.

    Присутствие США и НАТО в Афганистане отвлекает исламистов от других потенциальных целей.

    Федор Лукьянов

    В последнее время Россия активно сотрудничает с силами международной коалиции во главе с НАТО в Афганистане. Например, в стране действует большое количество российских вертолетов МИ-8 и МИ-17, в том числе в составе афганских вооруженных сил.

    “Сейчас рассматривается модель, при которой Россия входит в трастовый фонд со своими возможностями обеспечения запчастями, организацией и поддержкой ремонта и подготовкой технического персонала”, – сказал в интервью bbcrussian.com заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Вячеслав Дзиркалн.

    По мнению Федора Лукьянова, при известном отношении российского политического истеблишмента к НАТО, в Москве понимают, что присутствие в Афганистане американских и натовских войск России выгодно.

    “Во-первых, что останется на этом месте после их ухода, не знает никто. Ситуация абсолютно непрогнозируемая, и нет не только шансов на ее улучшение, но и модели, которая может быть там применена. Во-вторых, демонстрируется, что Альянс не всемогущ. В-третьих, силы исламистов отвлекаются от других потенциальных целей”, – считает он.

    “Стратегия НАТО тоже неизвестна. В США ведутся ожесточенные споры о том, что делать с Афганистаном. Вот эта неопределенность хуже всего для России”, – говорит эксперт.

    Борьба с наркотиками

    Отдельным пунктом в совместном заявлении по итогам президентов России и Афганистана значится борьба с наркотрафиком.

    “Президенты двух стран указали на приоритетный характер совместной борьбы с этим злом на комплексной основе по всей цепочке незаконного оборота наркотиков – от уничтожения посевов наркокультур до пресечения производства, контрабанды и потребления наркотиков, а также поставок их прекурсоров”, – говорится в документе.

    В своем выступлении Карзай поблагодарил Россию за помощь в подготовке специалистов по борьбе с наркотиками.

    По рентабельности ничто не сравнится с выращиванием наркотиков, так что предложить населению альтернативу не получится.

    Федор Лукьянов

    В декабре прошлого года главы антинаркотических ведомств России, Пакистана, Афганистана и Таджикистана договорились объединить усилия в борьбе с производством наркотиков в Афганистане.

    Еще ранее, в конце ноября министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Россия также продолжит работу в рамках трехстороннего сотрудничества с Афганистаном и США по решению этой проблемы. На февраль 2011 года, по словам министра, намечена третья международная конференция по борьбе с афганской наркоугрозой.

    Федор Лукьянов полагает, что в обозримом будущем ликвидировать в Афганистане наркобизнес нереально.

    “По рентабельности ничто не сравнится с выращиванием наркотиков, так что предложить населению альтернативу не получится. Можно сколько угодно требовать от Карзая усиления борьбы, но он, во-первых, контролирует не всю территорию Афганистана, а во-вторых, уровень его поддержки упадет до нуля”, – указывает аналитик.

    Новый этап

    Афганские дипломаты и российские эксперты говорят о начале качественно нового этапа в российско-афганских связях.

    “Обе стороны действительно очень тщательно готовились к визиту, это второй визит Карзая в качестве главы государства в Россию, первый визит состоялся девять лет назад, в марте 2002 года”, – говорит политический обозреватель радио “Голос России” Петр Гончаров.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.