П.Гончаров, В-72. Афганский опий с российской ориентацией.

Гончаров П.В.

Петр Васильевич Гончаров, выпускник ВИИЯ, афгановед, журналист для РИА Новости.

На завершающейся 12 марта в Вене 53-й сессии Комиссии ООН по наркотическим средствам (КНС) Россия старается развернуть, пусть с запозданием, мировую общественность лицом к проблеме афганских наркотиков. Согласно докладу, подготовленному экспертами Управления ООН по наркотикам и предупреждению преступности (UNODC), Россия объявлена вторым после Европы в целом рынком потребления опийных наркотиков, включая героин, и первым таким рынком среди отдельных стран.

Помните, что обещал Усама бен Ладен, будучи еще в Афганистане? «Они захлебнутся в наших наркотиках». «Они» — это и мы. В то время Россия, кстати, активно поддерживала Ахмад Шаха Масуда, злейшего врага Усамы и муллы Омара.

Свое обещание бен Ладен выполнил сполна. Высказался он в 1999 году. За последовавшие за этим 10 — 11 лет число наркоманов в России увеличилось в десять раз. В год мы осиливаем от 75 до 80 тонн афганского героина — эти цифры из доклада UNODC вообще-то цитировались уже не раз. Но есть и другие, менее известные. Например, от наркотиков у нас сегодня умирает в год людей намного больше, чем погибло советских солдат за все десятилетнее наше военное присутствие в Афганистане. 30-40 тысяч против 15-ти.

Европе легче. Вся Европа, за вычетом России и Турции, потребляет 19% афганской продукции. Мы же, без чьей-либо помощи, 15%. Для сравнения: Китай и Индия, при их-то миллиардных населениях, с трудом осиливают афганского зелья 12% и 7% соответственно. Возникает естественный вопрос: а чем мы, собственно, провинились? И почему афганское оружие массового поражения имеет явную российскую ориентацию?

Вернемся к докладу UNODC. Даже эксперты ООН не скрывают удивления. Оказывается, «спрос на афганский героин в России вырос поражающими темпами, и теперь страна стала в большей степени конечным пунктом поставок, нежели транзитной зоной». И поскольку поток героина из России в Европу очень ограничен, в таких условиях, согласно выводам экспертов ООН, антинаркотические усилия российских властей остаются малоэффективными. Оказывается, что Российская Федерация, будучи самым большим в мире национальным героиновым рынком, при этом перехватывает весьма скудные 4% от всего потока, достигающего ее территории, — отмечается в этом докладе. Впрочем, афганские спецслужбы изымают из оборота всего лишь 2% от его общего объема.

Правда, логику афганских спецслужб можно понять. Зачем же изымать то, что ты имел возможность уничтожить еще на корню, но не уничтожил.

Если коснуться вопроса, какие меры принимает или рассматривает сегодня международное сообщество для борьбы с афганской наркоугрозой, ответ очевиден: конкретно — никаких. США в который раз отказываются от программы уничтожения посевов опийного мака, считая ее на этот раз малоэффективной. У ISAF, воюющих в Афганистане рядом с американским контингентом, нет и не будет ни единой концепции, ни какой-либо другой. Что касается НАТО, ее вообще в Афганистане нет юридически, и трудно надеяться на то, что парламенты отдельных европейских стран, граждане которых употребляют афганских опиатов в разы меньше чем мы, россияне, озаботятся вдруг нашими проблемами. При первом же гробе погибшего на уничтожаемой опийной плантации парламенты потребуют отозвать свои национальные контингенты из Афганистана. Нидерланды прекрасный тому пример, нечто похожее там уже произошло.

Наконец, что касается Международного комитета по контролю над наркотиками ООН и UNODC. Они, будучи, фактически, единственными официальными ведомствами по борьбе с наркотиками, каждым своим опубликованным докладом лишь расписываются в своем бессилии перед афганским опием. Характерный пример. В последнем докладе Международного комитета отмечается: если посевная площадь опийного мака в Афганистане уменьшилась чуть ли ни на четверть, то само производство опия уменьшилось всего лишь на 10 процентов, и в 2009 году Афганистан произвел чуть ли ни свои традиционно рекордные 7 тысяч тонн.

Перехватываемые в самом Афганистане 2% составят 140 тонн от 7 тысяч тонн уже произведенных. Куда же уйдут остальные 6860 тонн? По словам главы Управления ООН по наркотикам и предупреждению преступлений Антонио Мариа Косты, «настоящий тайфун» в идеальном сочетании наркотиков, преступности и экстремизма, когда-то бушевавший вокруг афгано-пакистанской границы, сегодня направляется в Центральную Азию. И если не принять срочных мер, то огромный кусок Евразии может быть потерян вместе с его огромными ресурсами. Тот же Коста утверждает, что решить проблему транснациональной угрозы, которую представляет собой афганский опий, можно лишь путем принятия международных «и по-настоящему всеобъемлющих мер».

Уже который год мы слушаем про эти «по-настоящему всеобъемлющие меры», но афганского опия при этом не уменьшилось ни на одну маковую головку. Надежда осталась разве что на 53-ю сессию Комиссии ООН по наркотическим средствам. Но что она может дать, кроме нового доклада?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.