Путин — Эрдоган: ситуационный союз или…

Александр Данченко, выпускник ВКИМО 1979 года является специалистом по Российско-турецким отношениям. Поделился своей заметкой на насущную тему.

В Москве, где встретились президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган, решались проблемы не только российско-турецких отношений, решалось нечто большее. В нашу столицу прибыло турецкое правительство практически в полном составе, невиданный случай в истории дипломатии. Эрдоган увидел в России «свет в конце тоннеля», ведь его положение сейчас намного «хуже губернаторского», по Салтыкову-Щедрину? Нездоровый, почти авантюристический разогрев экономики, приведший к обвалу, «Сирийский узел», который турецкий лидер пытался завязать на шее президента Сирии Башара Асада и который неожиданно для Эрдогана всё туже завязывается на его собственной.

Прошедшая избирательная кампания в Турции по выборам в муниципальные органы власти была сложной и проходила в необычных условиях. Прежде всего речь идет об экономике, вступившей в фазу рецессии. Растет инфляция, сокращается число рабочих мест. Лира подешевела более чем на треть, уровень безработицы вырос до 13,5%. Сохранить в таких условиях лидерство эрдогановской Партии справедливости и развития (ПСР) было очень непросто. Ведь ей приходилось отвечать на реальные экономические вызовы только словесными декларациями и обещаниями. Не случайно Эрдоган строил свою избирательную кампанию на проблемах национальной безопасности, говорил о выживании турецкой нации и сохранении государства, которому угрожает «нападение крестоносцев с Запада» и тому подобном. Его стратегия сработала, но не совсем так, как ранее предполагалось.

Над головой Турции продолжает висеть как дамоклов меч курдская проблема, выводящая Анкару напрямую на Вашингтон. В результате позиции ПСР, как считают некоторые эксперты, «немного просели», но не обвалились. Однако партии не удалось оторваться от оппозиции. В будущем ПСР придется вносить определенные коррективы. В первую очередь во внутреннюю политику, чтобы вытащить страну из состояния экономического кризиса. Впрочем, проигрыш правящей партии в крупных городах, включая столицу страны Анкару, Стамбул и Измир, не означает, что оппозиция там станет выстраивать свой альтернативный «турецкий капитализм». Новые муниципальные власти будут по-прежнему находиться под контролем выстроенной Эрдоганом «президентской вертикали», в том числе Великого национального собрания (парламента). Так что о завершении «эры Эрдогана» в Турции, как утверждают некоторые эксперты, говорить не приходится. ПСР продолжает руководить страной.

В дальнейшем развитии событий многое будет зависеть от состояния экономики. Эрдоган уже пообещал заняться ею в преддверии президентских выборов 2023 года. Что касается внешней политики, то вряд ли она подвергнется заметной ревизии. Переговоры о вступлении в Европейский союз застопорились, существуют серьезные проблемы во взаимоотношениях  с  США. Это касается в первую очередь Сирии, а также покупки у России комплексов ПВО С-400. По мнению влиятельной турецкой газеты Cumhuriyet, «С-400 для Турции стали большим, чем покупка оружия — это уже символ проведения страной независимой политики». При этом Анкара не намерена менять позицию ни по многим ближневосточным проблемам, ни по С-400.

 Для России президент Эрдоган остается удобным партнером, визит турецкого лидера в Москву свидетельствует об этом достаточно красноречиво, это будет уже третья за последнее время встреча президентов России и Турции. Отношения Москвы и Анкары выходят на новый уровень, что будет способствовать и решению турками ряда собственных острых экономических проблем, если, конечно, правящая Партия справедливости и развития сосредоточится на принятии более реалистичных внешних и внутренних мер.

Председатель региональной общественной организации «Легендарный Севастополь» Александр Данченко, эксперт по Турции и Ближнему Востоку

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.