Олег Кустов. Героизм и подлость от возраста не зависят…

Трофеи

Близится день великой Победы. Ветераны Великой отечественной войны вспоминают военные подвиги. Порой в их словах слышишь упрек командованию в том, что многие реальные герои не получили заслуженных наград. Власти, пытаясь исправить ошибки своих предшественников стараются воздать по заслугам ветеранам, оставшимся в живых. К дню Победы многие участники той войны получат награды.
Подобные истории случались и через 35 лет после ВОВ, в Афганистане. О том, что командование “обошло” своих подчиненных во время афганской войны, мы писали на страницах “Красной звезды” и на нашем сайте: Охота за Стингером.
Нынешняя публикация О. Кустова, человека компетентного, бывшего военного атташе привлекла внимание тем, что в ней говорится о героизме наших коллег – военных переводчиков. Ими, видимо, были мл.лейтенантами, выпускниками годичных курсов Военного института. Кто знает их имена? Отзовитесь!

По одному из центральных российских телеканалов прошла передача, посвященная подвигу роты псковских десантников, которая вела неравный бой в Аргунском ущелье в Чечне против банды Хаттаба, насчитывавшей около двух тысяч человек (см. «ВПК» № 9, 2010). Телепередача напомнила автору этих строк один эпизод войны в Афганистане более чем 20-летней давности.
Тогда рота советских десантников также дралась в окружении с многократно превосходящими силами душманов, о чем рассказано в далеком от истины, но нашумевшем фильме «9 рота» Федора Бондарчука. Я присутствовал на совещании у посла СССР в Кабуле, которому представители командования нашего Ограниченного контингента сообщили все детали и подробности того боя. Запомнились выспренние слова члена военного совета 40-й армии (не хочу называть его фамилию): «Товарищ чрезвычайный и полномочный посол! Я считаю своим долгом доложить, что ребята дрались как герои!».
Но несмотря на эти громкие слова, никто из этих ребят – ни из числа погибших, ни из тех, кому посчастливилось остаться в живых, так и не был удостоен звания Героя Советского Союза.
Впрочем, речь о другом. Не раз в юношескую пору слышал брюзжание людей старшего поколения по поводу того, что, мол, сейчас молодежь не та, а вот раньше… Такие суждения нередко слышу и сейчас. Что тут можно сказать? Это несправедливо – во всякие времена была всякая молодежь. И так будет всегда. То, что плохо, безобразно, подло и недостойно, прежде всего бросается в глаза, а вот добросовестное исполнение обязанностей и долга часто, к сожалению, оказывается или незамеченным вовсе, или неоцененным надлежащим образом. Война есть война. В ней всегда найдется место подвигу, мужеству, благородству и чести, но на ней наглядно проявляются и все пороки человеческой сущности: трусость, подлость, стяжательство и даже попытки наживы на трагедии.
Вот несколько примеров из афганского житья-бытья той поры, подтверждающих справедливость вышесказанного.
Лето. Провинция Кунар на границе с Пакистаном. 8-я пехотная дивизия афганских вооруженных сил проводит операцию против формирований мятежников. После огневого налета с пакистанской территории гибнет значительная часть командования соединения, а его личный состав практически полностью с оружием в руках переходит на сторону душманов. Те уничтожают офицеров, не согласившихся на сотрудничество с ними, а также наших советников при штабе дивизии и штабах полков.
Из всех советских военнослужащих в живых остаются двое. Оба молодые парни (им где-то лет по 20), отучившиеся то ли год, то ли два в Военном институте иностранных языков и направленные в Афган в качестве переводчиков. Один из них контужен и находится без сознания, а другой в условиях высокогорья при температуре воздуха больше 40 градусов тащит своего боевого товарища на себе, добирается до ближайшего нашего блокпоста и теряет сознание. Вот вам и молодежь!
Узнав об этом случае, мы все надеялись, что этому юноше будет воздано должное. Однако позже узнали, что за этот подвиг он был всего лишь удостоен медали «За боевые заслуги».
Еще один пример. Приезжаю в один из полков той самой 108-й мотострелковой дивизии, которая одной из первых входила в Афганистан со стороны Термеза в конце декабря 1979 года. Полк дислоцировался в районе штаба 40-й армии и нес в основном охранные функции, периодически принимая участие в боях. Захожу к командиру (к сожалению, не помню ни фамилии, ни имени, ни отчества этого человека), а он сильно пьян и, трудно поверить в такое, плачет. Спрашиваю: что случилось? Оказывается, во время боестолкновения в него почти в упор стреляли из автомата Калашникова. От неминуемой смерти офицера спас юный солдат-срочник, заслонивший собой комполка и получивший более 10 пуль. К счастью, ни одна из них не задела жизненно важные органы. Парнишка остался жив. Была предпринята попытка представить этого солдатика к званию Героя Советского Союза, но дело завершилось, как и в предыдущей истории, награждением медалью «За боевые заслуги».
Кстати, о награждении личного состава Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Вспоминается следующий эпизод. Офицер разведцентра 40-й армии полковник М. З. с помощью своей агентуры установил точное местонахождение тайного арсенала одного из формирований афганской оппозиции, по которому был нанесен бомбово-штурмовой удар. Боеприпасы там рвались около двух суток. М. З. был представлен командованием к ордену Красной Звезды.
Прошло какое-то время, и это представление возвращается в штаб 40-й армии с «клапаночком» (листок бумаги, приколотый скрепкой к документу), на коем карандашом начертано: в Вооруженных Силах СССР существует такой порядок, когда от одной награды до следующей должно пройти определенное количество лет, а М. З. недавно в «списочном порядке» был отмечен Красной Звездой. Подписал сие разъяснение какой-то то ли капитан, то ли майор.
Доложили об этой «резолюции» командарму, тот сообщил о ней командующему Туркестанским военным округом генералу армии Максимову, а тот в свою очередь – начальнику штаба оперативной группы Министерства обороны СССР в ДРА Маршалу Советского Союза Ахромееву. Последний приказал написать новое представление, но уже на орден Красного Знамени и сам его подписал. Никто не осмелился пойти против воли Сергея Федоровича, и М. З. получил боевую награду.
Характерно, что подавляющее большинство солдат и офицеров, воевавших в Афганистане, не видели в этом чего-то особенного или героического. Они с честью и достоинством выполняли свои воинские обязанности, которые были определены законами, уставами и верой в необходимость и справедливость решаемых ими задач.
Но в семье, как говорится, не без урода. Известен случай, когда молодой офицер в звании капитана, сын полковника Генерального штаба, с целью наживы продавал оружие и боеприпасы душманам, за что был осужден военным трибуналом к высшей мере наказания.
Однако тут дело не в молодых летах. Полковник М., заместитель командира дивизии ВДВ, дислоцированной в Кабуле, как оказалось, стоял во главе преступной группы, занимавшейся поставками наркотиков из Афганистана в Советский Союз. Он был разоблачен, уже будучи назначенным начальником факультета Академии имени Фрунзе, а затем осужден, лишен наград и воинского звания. А деяния зонального военного советника в Герате в звании генерал-майора… Он направлял бронетранспортеры в Кушку, где ящиками закупалась водка. В Афганистане ее меняли на джинсовую одежду, а жена генерала сбывала эти тряпки в наших прибалтийских республиках.
К сожалению, подобные негативные примеры, что называется, имели место быть. Но они не умаляют доблести и отваги огромного большинства советских военнослужащих, волею судеб и начальства прошедших через горнило афганской войны.

Олег КУСТОВ
контр-адмирал в отставке

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.