На Западе на оборону работают лучшие аналитики. А что у нас?

Подготовка специалистов в области экспертизы и анализа стала сегодня одним из основных направлений деятельности созданного в ВА ГШ Военного института (управления национальной обороной) для НЦУО Российской Федерации и научного сопровождения его деятельности.
Для квалифицированных выпускников ВИИЯ, ВКИМО , ВУ МО РФ появляется возможность применения своих знаний и умений.
Экспертно-аналитическая работа в сфере обороны и военной политики государства требует нестандартного мышления и профессиональных знаний. К сожалению, у нас этому долгое время не уделялось должного внимания.

Нынешняя международная и внутриполитическая обстановка требует обоснованных и оперативных решений в сфере обороны государства, что невозможно без соответствующего анализа и экспертизы значительных объемов информации. Именно результаты такой работы в виде выводов, рекомендаций и прогнозов ложатся в основу конкретных действий упреждающего характера.
Уместно напомнить, что экспертиза – это исследование, проводимое по поручению лица, заинтересованного в квалифицированных ответах на вопросы, требующие специальных знаний. Анализ как элемент логики позволяет в процессе мыслительного или реального расчленения целого установить взаимосвязи между отдельными частями. С учетом временного интервала, на который принимаются решения, сегодня используются краткосрочные (до года), среднесрочные (три – шесть лет) и долгосрочные (более шести лет) прогнозы.
“ Хороший эксперт способен установить попытки внешнего влияния на себя и результаты своей работы ”
Острая необходимость в экспертно-аналитической работе обусловлена также сложностью процесса решения управленческих задач, имеющих многофакторный, межличностный и междисциплинарный характер. С повышением уровня звена управления она растет в геометрической прогрессии. На Западе первыми осознали эту проблему. К настоящему времени там успешно функционирует целая сеть экспертно-аналитических организаций. Американские аналитики даже ввели в оборот понятие информационного превосходства. В США действует 28 крупных структур с весьма солидным денежным содержанием за счет государства и частных пожертвований. Вопросами военно-стратегических исследований занимаются Агентство США по международному развитию (USAID) и корпорация RAND («фабрика аналитической мысли»), государственный Центр исследований вопросов национальной безопасности и частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor, Центр стратегических и международных исследований (CSIS, 1962 год), институты Брукингз (1916 год) и Гувера, фонд Карнеги (с 1910 года), институт Альберта Эйнштейна… Последний создан отцом «цветных революций» профессором Джином Шарпом и занимается актуальными сегодня исследованиями в области применения «мягкой силы».
В Европе крупные аналитические центры имеют Германия (10), Великобритания (6), Франция (2), Польша (2), Швеция (СИПРИ), Чехия (DEMAS, TOL), Сербия (CANVAS), Словения. Структуры с подобными задачами активно функционируют в Канаде (институт Фрейзера), Австралии (институт Брисбен), Индии (институт оборонных исследований IDSA), Сингапуре (институт обороны и стратегических исследований), Японии (NIRA, GISPRI). Это далеко не все из известных экспертно-аналитических организаций. А есть и закрытые.
Особо следует отметить то, что у некоторых, к примеру у центра Карнеги, Института устойчивых сообществ (ИУС), фонда Джина Д. и Кэтрин Т. Макартуров, фонда Форда, института «Открытое общество» (фонд Сороса), CIPE, «Информационного агентства MEMO.ru», действуют филиалы в России. Понятно, что направленность их работы далека от задач, стоящих перед нашим государством.
Художники «цветных революций»

Несмотря на некоторое отставание от Запада, наличие экспертно-аналитических подразделений в составе государственных и неправительственных структур разного уровня постепенно стало нормой и в России. В первой группе ведущим является Совет безопасности РФ как конституционный совещательный орган при президенте. Аналитикой и экспертизой занимаются 13 институтов РАН, более 15 общероссийских научно-исследовательских и учебных учреждений, в том числе в составе Минобороны РФ, а также около 40 (советы, институты, академии, центры, фонды и др.) негосударственных организаций.
Отцы-обоснователи
Фото: media.defense.gov
Практика показывает, что конечные результаты экспертно-аналитической работы определяются общественно-политической позицией (первична) и профессиональной подготовкой (вторична) специалиста, ее выполняющего. Это утверждение справедливо по отношению к любому эксперту независимо от его места относительно идеологической «линии фронта». Именно позиция автора определяет трактовку результата, который может быть интерпретирован как за, так и против. То есть в конечном счете многое зависит от личности.
Военный эксперт-аналитик – человек с определенной жизненной школой, имеющий опыт армейской службы на разных должностях, знающий основы соответствующего законодательства, отечественную и зарубежную историю, боевую технику, понимающий суть преобразований в Вооруженных Силах и государстве. Еще более высоким требованиям должен отвечать специалист, работающий в публичном информационном поле, где недостаточно подготовки по какой-то узкой тематике. Здесь необходимо хорошо понимать глобальные процессы, военно-политическую обстановку в различных регионах мира, уметь обобщать и анализировать информацию из разных источников, делать соответствующие выводы и рекомендации, быть готовым нести ответственность за свои заключения, экспертные оценки и суждения.
Военный аналитик критически относится к устоявшимся мнениям, не принимает на веру известные истины, ищет необычное в обычном, при общем представлении о многом досконально знает одну-две темы и внимателен к деталям. Он должен соизмерять свои возможности с объемом поставленных задач. Важно и то, что такой специалист способен установить попытки внешнего влияния на себя и результаты своей работы.
Иногда бывает, что военными экспертами считают себя уволенные со службы офицеры, чем-то обиженные в период ее прохождения. Для таких телевизионная площадка, страницы газет и журналов, социальные сети дают возможность выплеснуть недовольство. Подспудно такие «знатоки» стремятся принизить значение крупных событий в государстве и Вооруженных Силах, выставляют им неадекватную оценку.
Более того, порой это становится способом самопиара, заработка популярности и лояльности политической партии или группе лиц. Как следствие оценки и выводы делаются без должной аргументации, факты передергиваются, информация намеренно искажается. Особенно это заметно при обсуждении «цветных революций». Здесь «эксперты» выступают с выгодной для них в данный момент позиции, а при изменении ситуации тут же меняют точку зрения.
Зерно военных побед

Важнейшая проблема – компетентность эксперта-аналитика, который согласно известной поговорке должен «красить занимаемое место». Сегодня нередки случаи, когда умеющий писать и говорить берется за решение задачи, в которой малокомпетентен. Итог предсказуем.
К сожалению, у нас в стране до сих пор нет единых общепризнанных и жестких норм в подготовке экспертов-аналитиков. Отсутствуют в систематизированном виде требования, технологии и вузы этой направленности. Актуален вопрос переподготовки действующих специалистов.
“ Справедливо утверждение: как задачу поставишь, так ее и выполнят ”
Не менее важна сфера постановки задач. Несколько «передаточных звеньев» между заинтересованным лицом и конкретным исполнителем неизбежно снижают эффективность решения.
В нынешней острой и непредсказуемой международной обстановке высока вероятность перетекания конфиденциальной информации в открытые источники и в связи с этим трансформации явной (официальной) в неявную (неофициальную) точку зрения на те или иные события. Сегодня это серьезная проблема, решение которой зависит только от общественно-политической позиции конкретного исполнителя и знания им основных правил работы с информацией ограниченного доступа.
С прикладной точки зрения весьма важной проблемой остается верификация – подтверждение истинности того или иного утверждения практическими результатами. В нынешнем обилии разного рода экспертных мнений, заключений и исследований достаточно сложно выбрать наиболее соответствующую истине информацию. Именно в умении отсеять шелуху и найти зерно заключается профессионализм аналитика.
Все это говорит о том, что назрела необходимость объединения экспертов, специалистов в области обороны и национальной безопасности в официально признанное военное экспертно-аналитическое сообщество с собственным изданием и возможностью отражения своей позиции в других средствах массовой информации. При этом такую площадку следует рассматривать как трибуну для открытого диалога.
С этим тесно связана проблема взаимодействия с национальными СМИ в целях концентрации их внимания на острых вопросах обороноспособности нашей страны. Военная академия Генерального штаба ВС РФ уделяет этому самое пристальное внимание. Многие из вышеназванных вопросов обсуждались в ее стенах на семинаре «Основы и опыт организации экспертной и аналитической работы в области обороны». Были приглашены главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский, обозреватель еженедельника «Военно-промышленный курьер» Олег Фаличев, сотрудники других ведущих СМИ в сфере национальной безопасности.
Представитель «ВПК» отметил: «Сегодня население нашей страны, к сожалению, постепенно дебилизируется некоторыми массмедиа, стремящимися любым путем поднять свой рейтинг». С этой целью обществу подсовываются низкопробные передачи, бесконечные скандалы и так называемые расследования, подсматривание в замочную скважину чужой личной жизни с последующим ее обсуждением перед телекамерами, муссируются сплетни, слухи, домыслы, выдаваемые за истину.
Одна из причин – отсутствие серьезного экспертного сообщества, которое могло бы осудить информационный беспредел и тем самым повлиять на позицию издания, телеканала. Ведь государственное ТВ, существующее на деньги налогоплательщиков, не должно опускаться до уровня толпы. В противном случае можно забыть о воспитании патриотизма подрастающего поколения – о задаче, которую поставил президент страны.
Все это напрямую затрагивает и военную сферу. Чего скрывать, часто бьем по хвостам в оценках различного рода провокаций наших контрпартнеров, которые запугивают население Запада военной мощью России, искажают ее позицию, вмешиваются в жизнь других стран и т. д. Политика демонизации русского солдата, нашего оружия ведется еще со времен Великой Отечественной. Чтобы не проигрывать такие сражения, надо упреждать провокации. Помочь решить эту проблему как раз и должны объединенные в профессиональное сообщество военные аналитики, в том числе квалифицированными публикациями, формирующими общественное мнение.
Повторим, что сейчас к великому сожалению, настоящих экспертов мало. Как результат СМИ за квалифицированной оценкой того или иного события в сфере военной политики, обороны и национальной безопасности вынужденно обращаются к тем, кто стоит не в первом ряду настоящих специалистов или используют официальные комментарии Минобороны. Но во втором случае нет широты взгляда на затрагиваемые вопросы.
Высокие требования к военным экспертам предполагают соответствующую подготовку в области информационно-аналитической поддержки управления обороной Российской Федерации. Сегодня она может осуществляться по программам дополнительного образования с формированием у специалистов необходимых профессиональных компетенций, знаний и умений.
С другой стороны, как парадокс можно рассматривать то, что массовое образование аналитику высокого уровня больше вредит, чем помогает. Это обусловлено тем, что любое задание выполняется один раз, а подобные – на его платформе. При этом педантичный аналитик, а таковым он быть обязан, должен проводить параллельные и перекрестные проверки сделанных выводов.
И еще одна важная особенность. Как показала практика, аналитики скорее выявляются, чем готовятся. Поэтому одна из основных предпосылок – создание условий, которые будут способствовать развитию уже имеющихся аналитических способностей отобранных для этой работы кандидатов.
Подготовка специалистов в области экспертизы и анализа стала сегодня одним из основных направлений деятельности созданного в ВАГШ Военного института (управления национальной обороной) для НЦУО Российской Федерации и научного сопровождения его деятельности.
Анатолий Соколов,
кандидат военных наук
Вадим Улицкий
Опубликовано в выпуске № 8 (721) за 27 февраля 2018 года
Источник: ВПК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.