К 80-летию образования ВИИЯ КА. Ю.Лебедев, З-76, Улыбки военного переводчика

В Санкт-Петербурге выходит в свет новая книга выпускника ВИИЯ Юрия Лебедева “Улыбки военного переводчика”. Выпускникам нашего института книга будет представлена на торжестве, посвящённом 80-летию создания института. Празднование состоится 1-го февраля 2020 года в день рождения ВИИЯ КА.

Представляем вам начало книги

Военный переводчик – особая профессия. Много о себе не расскажешь, потому что всю службу был связан с секретами. Кроме того, профессия эта на редкость контактная. Поэтому о людях, с кем вместе работал и кто тоже являлся носителем секретов, приходится говорить осторожно. Где чаще всего военные переводчики служат? Правильно – в разведке, потому что связаны они с изучением иностранных армий, чаще всего не самых дружественных. Казалось бы, тогда о чём вообще говорить, если говорить нельзя.

А рассказать иногда хочется, к примеру, о весёлых случаях. Их было в моей жизни много, особенно во время службы за границей. В какие только переделки выпускники московского Военного института иностранных языков не попадали! Кое-что я записывал. Адресовал, в первую очередь, своим детям. Потом стал дедом, и рассказов стало больше. «Когда-нибудь, – думал я, – откроют внуки мои записки, прочитают и скажут, а ведь дед умел радоваться жизни».

А потом появилась мысль не ждать, пока у внуков возникнет интерес к воспоминаниям своих ушедших предков. Может быть, следует попытаться уже сейчас узнать реакцию на мои рассказы у друзей и знакомых. Стал рассылать им свои зарисовки. Кое-кому понравилось, некоторые выразили даже желание услышать продолжение той или иной короткой истории.

Один из читателей прислал такую рецензию: «Мне кажется, это очень симпатичные и обаятельные истории, которые могут быть интересны не только автору и его близким. Автор – специалист по словам, и поэтому истории рассказаны вполне увлекательно, без лишних подробностей и ненужных описаний. Симпатична и фигура рассказчика: он не старается быть (или выглядеть) лучше, умнее, профессиональнее, чем есть на самом деле, не стесняется признаваться в своих ошибках, неточностях, неловкостях – это всегда располагает. Вместе с тем он и не пытается смаковать свои несчастья, тут нет и самооговора, дескать, посмотрите, какой я неудачник, – нет, баланс соблюдён. Нельзя сказать, что это умопомрачительные байки, где штаны падают со смеху, нельзя сказать, что перед нами мастер-рассказчик уровня Сергея Довлатова или Александра Покровского, но чтиво это вполне приличное».

Закончил он свое суждение одобрительным кивком: «Пусть пишет ещё». Так я стал записывать всё новые случаи из своей жизни. Из одной шутливой истории получилось, в конечном счете, много разных улыбок.

Кто я, что я? (вместо биографии)

В «Дневниках» Льва Толстого есть интересное наблюдение. Писатель рассказывает об одной крестьянке, страдающей бессонницей. Долгими ночами она слушает часы-ходики. Они такт в такт будто спрашивают её: «Кто ты, что ты?» Наверное, многие из нас прислушиваются к часам прожитой жизни. С годами я тоже всё чаще задаю себе вопросы: «Кто я, что я?».

Родители мне говорили, что я редкий экземпляр. Хотя бы потому, что школу закончил не как все – в начале лета, а в августе. Улица не способствовала прилежанию, да и точные науки мне плохо давались. А вот немецкий язык в своей специализированной школе в Ленинграде я любил. Потому и в Военный институт иностранных языков в Москве поступил в 1971 году, правда, со второго раза. Окончил его со знанием немецкого и польского языков. Так с тех пор и иду по жизни, привязанным к Европе.

Почему-то меня решили использовать в советской военной 6

разведке. Сначала был доморощенным специалистом информационно-аналитических структур, когда служил в ГДР, а затем уже – военным дипломатом в Варшаве. За время службы приходилось обрабатывать материалы не только на немецком и польском, но и на других языках. Однажды на водосточной трубе на Невском проспекте, когда служил в Ленинграде, увидел объявление: «Даю уроки датского языка. Гарантирую овладение навыками письменного перевода через месяц». Действительно, спустя четыре недели стал читать простенькие тексты о Копенгагене. Затем начал обрабатывать тексты на норвежском, шведском и голландском языках. Ходил на курсы финского языка. Убедился, насколько он сложный. В памяти мало что осталось, но одну фразу запомнил на всю жизнь и всякий раз употребляю её при посещении питейных заведений в Финляндии: «Халуан олутта». Что значит: «Хочу пива». Год усиленно изучал английский язык. Здесь лексики набрал побольше, могу даже пожелать чихнувшему человеку «Блесc ю», то есть «Будь здоров». Немецкий, как рабочий иностранный язык, служит мне по-прежнему верой и правдой.

Выйдя в отставку в 1992 году, начал общаться с немцами уже не по заданию, а по просьбе городского совета ветеранов, помогая в контактах по линии примирения. Потом сам организовал Центр международного сотрудничества «Примирение». Немецкие ветераны войны, воевавшие под Ленинградом, оставляли мне книги, воспоминания. Так у меня началась мирная переводческая жизнь. Перевёл три интересные книги о Второй мировой войне и Ленинградской блокаде. Не для денег, а потому, что авторы оказались мудрыми людьми. Захотелось, чтобы о них и их мыслях узнали и другие. Отрадно, что книги вышли в крупных издательствах. Написал и сам четыре книжки, опять же про войну. Называю себя подвижником, поскольку пропагандирую идеи толерантности и дружеских межнациональных отношений. Не люблю, когда дерутся.

Когда устал от грустного, попробовал писать о весёлом. Постепенно набрался сборник моих переводческих и разведческих казусов, который сейчас представляю вниманию читателей.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.