К ЮБИЛЕЮ ПРОФЕССОРА Г.А.ВОСКАНЯНА

28 декабря 2014 года исполнилось 90 лет Гранту Аванесовичу Восканяну – человеку, имя которого известно всем российским иранистам, а для многих из них он был учителем. Почти семь десятилетий Грант Аванесович отдал делу обучения персидскому языку в России, создал четыре фундаментальных учебника и множество учебных пособий. Но прежде всего его знают как автора наиболее полного Русско-персидского словаря, который вышел в 1986 году и затем неоднократно переиздавался в России и в Иране. Этот словарь, наряду со 2-х-томным персидско-русским «словарем Рубинчика», стремятся иметь все, кто изучает персидский в России и русский в Иране. Однако профессор Восканян никогда не останавливается на достигнутом.

В 2013 году Грант Аванесович, совместно с иранским коллегой профессором Шоджаи, создал еще один словарь, заметно обогатив его новой лексикой. В настоящее время профессор Г.А. Восканян продолжает обучать студентов в Военном университете Министерства Обороны Российской Федерации и работает над новой книгой. 

– Грант Аванесович, большое спасибо, что Вы нашли время принять участие в нашей беседе. Скажите, пожалуйста, как в вашу жизнь вошел Иран и персидский язык? Почему Вы решили встать на эту стезю?

– Я должен откровенно сказать, что выбора не было никакого – я пошел в армию, 17 с половиной лет мне было, и меня направили на курсы военных переводчиков. Там уже определилась моя судьба. Я думал, что я буду изучать немецкий язык, поскольку в школе изучал его. Но мне сказали: «Вы будете изучать персидский язык!» Это был 1942 год. В мае месяце я поступил и учился там до 1943 года. Потом эти курсы расформировали и меня отправили в Военный институт иностранных языков, который находился тогда в Ставрополе Куйбышевской области. А после этого Институт был направлен в Москву, и я продолжал учебу в Москве и закончил его в 1948 году.

– Вы принимали участие в боевых действиях?

– Да, я был в действующей армии, когда находился в Баку, и немцы подошли уже очень близко. У них была цель – захватить Грозный и Баку и лишить нас нефти, а потом двинуться в Иран, объединиться там с турецкими дивизиями, которые уже готовы были, 22 дивизии, и дальше – часть должна была остаться там, а часть пойти на Индию. И вот Сталинградский фронт нам помог их остановить, потому что у них не хватило сил и в Сталинграде прорываться, и здесь. Там их задержали здорово! И они уже стали думать, идти им здесь дальше или нет. Но надо сказать, что Закавказский фронт очень хорошо подготовился. Были организованы три дивизии – Азербайджанская, Грузинская и Армянская, полностью укомплектованные представителями этих национальностей. И сражались они очень хорошо. Так что гитлеровцы допустили второй просчет. Первый был стратегический, когда они напали на Советский Союз, полагая, что сразу всё развалится. А второй просчет – то, что они пойдут на Кавказ и народы Кавказа поднимутся против советской власти. Но всё оказалось наоборот – плечом к плечу с русским народом представители закавказских национальностей стали сражаться против гитлеровцев.

– В каком городе вы родились?

– Я родился в Баку и учился там в русской школе. Изучал немецкий, азербайджанский язык. Я хорошо знал азербайджанский язык. К сожалению, не знал своего армянского языка. Потому что в семейном кругу дома мы говорили на русском языке, и только с бабушкой и дедушкой я говорил на армянском. Так уж сложилась моя судьба.

– А после школы пошли сразу в армию?

– Нет, я заканчивал 9-ый класс, когда уже шла война. А тогда было положение такое: считалось, что тот, кто закончил 9 классов – закончил среднюю школу. Шел 1942 год. В мае месяце это было. Я думал, как определиться дальше, и мы с другом узнали, что в Баку создается артиллерийская школа. И решили туда пойти. Подали заявление в военкомат. И потом вызывают меня и говорят: «Вы пойдете учиться не в артиллерийскую школу, а на курсы военных переводчиков». И вот так я вступил в армию, был курсантом рядовым…

– В каком году Вы впервые поехали в Иран? Вы помните свое первое ощущение от встречи с Ираном?

– Впервые я поехал в Иран в 1957 году. Тогда я уже работал в Министерстве иностранных дел, и меня направили в Посольство. Мой участок работы был – культурные связи с Ираном. Я поддерживал тесный контакт с Иранским обществом культурных связей – «Анджоманэ ровабэте фарханги», которое возглавлял тогда корпусной генерал Джаханбани. Директором-распорядителем у него был генерал Нахди. А членами правления Общества были известные ученые, писатели – Саид Нафиси, Арастэ, Саях – бывшие послы Ирана в СССР. Все они прекрасно говорили по-русски, в том числе Джаханбани.

Мне, конечно, было очень интересно с точки зрения языка пообщаться с иранцами. Когда я приехал туда, они стали спрашивать: «Вы были в Иране?» Я говорю: «Нет». Они как-то недоверчиво отнеслись к моему ответу и сказали: «Вы говорите на тегеранском диалекте!» Я им ответил: «Знаете почему? Мой преподаватель в Военном институте Лазарь Самойлович Пейсиков написал диссертацию о тегеранском диалекте. И мы были первыми «подопытными кроликами» у него. И я за это ему очень благодарен.

Если говорить о сотрудничестве с иранскими учеными, это на меня произвело неизгладимое впечатление. Мне довелось общаться с выдающимися людьми, среди которых были профессор Саид Нафиси, Мохаммад Моин, автор 6-томного толкового словаря, доктор Халеги, известный музыковед и директор Высшей музыкальной школы в Иране. Беседы с ними мне очень помогли ближе познакомиться с иранской культурой, литературой, и с иранским народом.

– Грант Аванесович, Вы были в Иране в начале 60-х годов и, насколько я знаю, приезжали туда уже в XXI веке. На Ваш взгляд, что в иранцах осталось неизменным, а что изменилось в Иране и в иранском народе за эти 40 лет?

– Последний раз я был в Иране в 2001 году. По приглашению Министерства иностранных дел ИРИ я ездил туда вместе с ныне покойным Юрием Ароновичем Рубинчиком, главным редактором 2-х-томного персидско-русского словаря. Мы были там неделю. Нас принимали с истинно иранским гостеприимством! Нам показали много учебных заведений, мы побывали в Тегеранском университете, встречались с президентом Академии языка и литературы. Нам уделили массу внимания, и мы были благодарны за это.

Что касается моих впечатлений от Тегерана в эту последнюю поездку, то хотя я там и жил когда-то целых семь лет, но по дороге из аэропорта в гостиницу я никак не мог сориентироваться – так изменилось всё за эти 40 лет: улицы, проспекты, названия. И только, когда нас привезли в наше российское посольство, от которого я отталкивался как от «печки», я вышел на улицу, которая раньше называлась «улица Сталина», потом «улица Фарансэ», я понял, где нахожусь. А потом, когда мы снова сели в машину и поехали, я опять потерялся.

Мы были с Юрием Ароновичем на ежегодной Тегеранской международной книжной ярмарке, и меня удивило там невероятное количество людей. Туда привозили и ребят, школьников. Такая тяга к науке, культуре меня поразила просто! Я раньше, сколько был в Иране, такого не видел. Это говорит о том, что после Исламской революции вопросы образования стали приоритетными, и Иран, конечно, в этом отношении значительно продвинулся вперед. При шахе он был безграмотной страной – на грамотность народа тогда не обращали много внимания. А сейчас столько университетов создано! Бесплатное среднее образование, и высшие учебные заведения бесплатные есть в Иране, бюджетные.

А если говорить о впечатлениях от общения с иранцами, то я ощущал то же, что и много лет тому назад – гостеприимство, вежливость, их душевную теплоту. Это касается всех слоев населения – и руководителей министерств, и простых людей из народа.

– А над чем Вы сейчас работаете?

– Сейчас я, в перерывах между занятиями со студентами, работаю над монографией «Лексико-грамматические трудности при изучении персидского языка». Там будет рассказываться о типичных лексических и грамматических ошибках при переводе с русского на персидский язык. Я включил туда многочисленные примеры использования некорректной лексики. А помимо этого там будут рассмотрены случаи широко применяемой иранцами в разговорной речи ненормативной грамматики. Я надеюсь, что здоровье позволит мне закончить эту работу, и она будет хорошим подспорьем для переводчиков.

– Дорогой Грант Аванесович, еще раз спасибо. Журнал «Ирано-Славика» желает Вам крепкого здоровья, вдохновения и долгих лет творческой плодотворной жизни!

Интервью записала Аида СОБОЛЕВА

Источник: “Ирано-Славика” 2014 №3-4 (26-27), с.32-33

3 thoughts on “К ЮБИЛЕЮ ПРОФЕССОРА Г.А.ВОСКАНЯНА

  1. Слава УЧИТЕЛЮ
    Горжусь тем, что мне выпала великая честь и счастье быть учеником у Гранта Ованесовича, истинного ГРАНДА в области иранистики и персидского языка! С юбилеем Вас, дорогой УЧИТЕЛЬ! Здоровья Вам, бодрого духа и творческой энергии на долгие годы.
    С искренним уважением Рафаэл Мусоян

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.