Кравцов В.Б. Реалии и Мифы вокруг взаимосвязи афганского кризиса и безопасности в Центральной Азии.

Кравцов В.Б.

Кравцов Василий Борисович, кандидат политических наук. С начала 1988 по конец 1991 гг. работал советником в МГБ Афганистана. Автор ряда публикаций об Афганистане. Участник международных конференций и телевизионных программ по афганской тематике. На снимке Кравцов В.Б. (справа) и Махмуд Карзай (слева) в Москве 6 апреля 2010.
Публикуем выступление Кравцова В.Б. в Российском Университете дружбы народов (РУДН) на проходившей 19 марта 2010 года научной конференции «Ситуация в Афганистане и проблема формирования региональной системы безопасности в Центральной Азии».

“Правящие режимы граничащих с Афганистаном центральноазиатских государств, а также Иран и КНР должны быть по гроб благодарны пуштунам и вооруженным формированиям пуштунских племен. Только благодаря тому, что международная коалиция миротворцев, но никак не агрессоров увязла в пуштунских районах от Кунара до Заболя, от Кандагара до Шинданда, контингент ISAF не располагает приемлемыми возможностями для развертывания самого разного рода интриг в отношении государств Центральной Азии и Китая, для разворачивания более агрессивного давления на Исламскую Республику Иран. Не будь вооруженного сопротивления вооруженных формирований пуштунских племен по всему периметру компактного проживания пуштунов, центральноазиатские режимы давно столкнулись бы с немыслимыми для себя интригами в плане их принуждения к отходу от СНГ, к полной и безапелляционной ориентации на США и НАТО, к развертыванию откровенно антироссийских кампаний. Ташкент, Душанбе и Бишкек уже сталкивались с грубым давлением ангела-носителя мировой демократии – США. В Таджикистане, который подвергся наибольшему восприятию красивых американских лозунгов и выпроводивших российских пограничников с афгано-таджикских пограничных рубежей, обеспечив наверняка тем самым большую безопасность в условиях непрекращающегося вооруженного противостояния в Афганистане, теперь развертывается новая явно антироссийская кампания, связанная со статусом русского языка. Давая такого рода оценку мы, естественно, никак не умоляем роли и значения в развитии всего региона великого и могучего, любимого нами персидского языка.

Как только ситуация в регионе пуштунских племен получит некоторую, хотя бы временную стабилизацию, по поводу чего имеются очень большие сомнения, центральноазиатские режимы тут же получат новые антироссийские инъекции, новые интриги в случае малейшего сопротивления американскому желанию построить их шеренгой против России. Для Соединенных Штатов Америки нет более важной задачи, чем пользуясь своим нахождением в Афганистане, отомстить Ирану и превратить центральноазиатские республики в новые Грузию и Украину с Саакашвили и Ющенко, во враждебный Российской Федерации плацдарм, на который отвлекалась бы Россия финансово, военно, материально, который бы заставлял Россию нервничать и раздражаться своими ближайшими соседями, позволяя тем самым США и НАТО безальтернативно и ультимативно властвовать во всех других регионах Земного шара и Мирового океана.

А пока… А пока, Слава Аллаху, есть пуштунские племена и их вооруженные формирования, поддерживаемые и подпитываемые террористическим по своей сути государством Пакистан, которые как те самые белорусские партизаны не дают врагу спать спокойно и вынуждают не агрессивные, а исключительно миротворческие силы НАТО (несущие людям всей Земли мир, демократию и счастье) топтаться хотя и не в трясине белорусских болот, так хотя бы на горных склонах и в песках Пуштунистана. Пока именно благодаря сопротивлению вооруженных формирований пуштунских племен проблема выкручивания рук Ирану и выстраивания центральноазиатских режимов против России откладывается на неопределенное время, как минимум до июля 2011 года, когда администрация демократа Барака Обамы намерена разгромить племенные формирования вдоль афгано-пакистанской границы и во всей полосе пуштунских провинций Афганистана. Более того, руководство НАТО просит Россию оказать более действенную помощь НАТО в этом исторически важном деле разгрома осиных гнезд международного терроризма с тем, чтобы поскорее приступить к решению более близкой, более легкой и не менее значимой для США проблемы – создания антироссийского пояса в южном подбрюшье российской цивилизации.

Барак Обама, войска которого уже девятый год вязнут в пуштунских племенах, выступая с исторической речью в Вест-Поинте, посвященной проблеме Афганистана, что для Афганистана уже само по себе символично и является большой честью, ни словом, правда, не обмолвился о пуштунах, пуштунских племенах и их вооруженных формированиях, назвав все происходящее борьбой с международным терроризмом и не более. Можно с высокой степенью уверенности утверждать, что

– пока американская администрация не отойдет от своих оскорбительных для пуштунов штампов и стереотипов, обвиняющих и делающих их главными международными террористами, что дает американцам некое право на фактический геноцид пуштунского народа,

– пока американская администрация не признает того, что дурранийские племена в отличие от очарованного пчелиным медом племени Сафи в Кунаре, на дух не переносят арабов, ваххабитов, а тем более какую-то там Аль-Каиду,

– пока Вашингтон не оставит в покое территории дурранийских племен, где не только Аль-Каиду, но и арабов огнем с огнем не сыщешь,

– пока американская администрация не признает своего главного в регионе союзника Пакистан главным генератором регионального и международного терроризма,

до тех пор на Амударье и Пяндже будет все спокойно, как во Флориде или в штате Нью-Джерси.

Пуштунскую общественность не могут не возмущать те многочисленные факты, когда несущий мир и демократию контингент НАТО, в отличие от советского, безусловно агрессивного контингента, подвергает постоянному массированному военному воздействию те районы расселения пуштунских племен, где не припомнят, чтобы кто-то видел арабов, Аль-Каиду, Джелалуддина или Сераджуддина Хаккани, Гульбеддина Хекматияра, гильзайского муллу Омара и им подобных. При этом, это воздействие сопровождается не только неспровоцированным уничтожением десятков и сотен мирных граждан, детей, женщин, стариков, что получает наибольший резонанс в мировых СМИ, но и приводит к значительному ущербу сельскохозяйственным угодиям, посевным площадям, садам и огородам, ирригационным системам, как это имело место недавно в Афганской Америке – районе Марджа, приводит к массовым миграциям населения в Гильменде, Свате и Баджауре, истреблению наиболее здоровой части крестьянства пуштунских племен, разрушению, как выразился бы Александр Давидович Давыдов, всей инфраструктуры патриархального уклада афганской сельской патрономии.

Таким образом, до июля 2011 года центральноазиатские режимы могут развиваться спокойно при в целом благоприятной внешнеполитической коньюнктуре. Однако, несмотря на эту очевидность, центральноазиатские режимы вместо благодарности Богу за соседство с пуштунами едва ли не на весь мир поднимают информационно-политическую шумиху, а порой и истерию при малейшем чихе каких-нибудь талибов в северных провинциях Афганистана. Не разобравшись в истинных причинах ухудшения ситуации в провинции Кундуз, связанных с неадекватным руководством провинцией со стороны нонешнего губернатора, с заброской туда пакистанскими вертолетами бандгрупп мятежников и инспирацией Пакистаном там неких выступлений, некоторые среднеазиатские режимы и близкие к ним СМИ и журналисты поднимают на щит вновь и вновь рассчитанный прежде всего на Москву лозунг угрозы Талибов с юга с тем, чтобы под очередным предлогом выкачать из Москвы ресурсы и помощь для решения совершенно иных задач: укрепления собственных позиций в собственных странах, для давления на внутреннюю оппозицию и соседние страны по вопросам двухсторонних противоречий и т.д. Раз Москва не хочет напрямую участвовать своими вооруженными силами в интервенции в Афганистане и оккупации Афганистана, значит надо всеми мыслимыми и немыслимыми методиками, подходами и интригами втянуть Москву в косвенные траты в регионе Среднего Востока. При этом позиция Американцев, НАТО и режима Хамида Карзая остается неизменной: не пущать в Афганистан российский бизнес, российские инвестиции на сколь-нибудь привлекательные объекты.

Если бы центральноазиатские режимы мало-мальски уважали самих себя, свои страны, были уверены в своей внутриполитической устойчивости, ценили собственное достоинство, они должны были вместо публичного дрожания коленок демонстрировать готовность достойно встретить любую Аль-Каиду, любых Талибов и любых пуштунов на своих границах. Имея немалые вооруженные силы, современную реактивную авиацию и артиллерию, обладающую повышенной поражающей мощностью, системы залпового огня, подразделения специального назначения, достаточно неплохо подготовленные разведывательные органы, способные по расчетам любых военных штабов дать достойный отпор значительным контингентам повстанцев, некоторые из центральноазиатских режимов демонстрируют испуг, боязнь и трусость при любом появлении Талибов, или им подобных партизанских формирований на Севере Афганистана, и тем самым вносят полную сумятицу, неразбериху, путаницу и дисбаланс в вопросы региональной безопасности, вынуждают срочно созывать ОДКБ, формировать коллективные силы быстрого реагирования и т.д. и т.п.

Но самое главное, что вытекает из такой нездоровой и явно неадекватной реакции, демонстрируемой некоторыми среднеазиатскими столицами, состоит в том, что такая реакция еще более подстегивает радикальные исламистские круги, в первую очередь в Пакистане, еще более толкает их к эскалации напряженности во все новых провинциях северного Афганистана. Вот смотрите, говорят они своим бойцам, как бояться нас гады, как дрожат они при наших малейших передислокациях, значит наше дело правое, мы победим, полный вперед. В конечном счете все это работает на культивирование реального международного терроризма, работает на пополнение их рядов и финансовых ресурсов, на поддержание именно террористической составляющей среди мятежных сил Афганистана и Пакистана.

05 июня 2009 года Фонд стратегической культуры опубликовал статью признанного кем-то эксперта по вопросам безопасности центральноазиатского региона Алесандра Шустова под названием «Война в Пакистане и Центральная Азия». Позволю себе процитировать первый абзац этой статьи: «Спустя несколько дней после вооружённых провокаций в Андижанской области Узбекистана, ответственность за которые взяла на себя загадочная группировка «Исламский джихад», прояснились некоторые детали того, кто же всё-таки мог стоять за этими событиями. Версию о том, что нападавшие на блок-пост и здание ОВД и СНБ в узбекском Ханабаде 26 мая 2009 г. пришли с территории Пакистана, из «зоны племён» на границе с Афганистаном, высказали сразу несколько информационных агентств. И если появившиеся на это счёт предположения верны, то опасность дестабилизации военно-политической ситуации грозит не только Узбекистану, но и другим государствам Центральной Азии. В пользу «пакистанского следа» свидетельствуют сразу несколько событий в соседних странах Центральной Азии и Среднего Востока, предшествовавших вооружённым столкновениям в Ханабаде. В начале мая армия Пакистана активизировала боевые действия против отрядов «Талибана» и «Аль-Каиды» в долине Сват, расположённой на северо-западе страны». Конец цитаты.

Уважаемые господа! Кто из нас, советских или российских афганистов, будучи в здравом уме и при памяти в состоянии не то чтобы поверить, но даже представить себе, как некая вооруженная загадочная группировка «Исламский джихад» за несколько дней совершает турне или марш-бросок из зоны племен, или из Свата к узбекскому городу Ханабад, который является самой восточной точкой как Узбекистана, так и Андижанской области, с севера, юга и востока зажатой в клещах Киргизии. Как известно, если не идти через Ваханский коридор (что было бы безумством), то автомобильных путей два. Один – с флагами и автоматами на машинах через Пешавар, Джелалабад, Кабул, Саланг, далее на Термез и через Самарканд и Ферганскую долину в Андижанскую область, или же через Кундуз на Душанбе, через весь Таджикистан, пол-Киргизии и то за неделю не факт что проедешь, тем более без поддержки командования оккупационно-миротворческой миссии в Афганистане. Второй автомобильный путь – по Каракорумскому шоссе, через Синцзян и затем через всю Киргизию. Поскольку данные маршруты вряд ли могли быть использованы, тогда остается один путь из округа Сват в Узбекистан: на ишаках в агентство Баджвар, затем провинция Кунар, далее или на север через Бадахшан, Таджикистан, Киргизию и к Ханабаду, или южным маршрутом через Панджшир на Фархар и далее на Таджикистан, ибо Нуристаном им не пройти. Ишаками Вавилов и Букинич проходили этот маршрут за месяц. Возникает вопрос к товарищу Александру Шустову: готов ли он нести ответственность за ту несуразицу, которую он современным языком публицистики несет российскому читателю и пытается ложью и прямой дезинформацией участвовать в формировании некоего общественного мнения по поводу событий вокруг узбекского города Ханабад, прямо или косвенно указывая на виновников событий: Талибов, читай Пуштунов, которых, развивая логику мыслей товарища Шустова, соответственно надо бомбить, изничтожать как нацию, которая стала рассадником международного терроризма, нацию, посягнувшую на узбекский город Ханабад. Изничтожить самое культурное и образованное пуштунское племя Юсуфзаев, населяющее долину Свата.

А еще лучше выжигать пуштунские поселения напалмом, как это делали мухаджир Мушарраф в том же Свате и синд Зардари в Вазиристане и Баджаваре. Все говорят о зверствах талибов, дабы не говорить о последствиях американских и НАТОвских бомбардировок по мирным гражданам, дабы не говорить о зверствах и варварстве истинных носителей демократии – афганских муджахедов в 80-е и 90-е годы. И никто не желает говорить о тех вопиюще звериных методах, используемых сейчас пакистанской армией при прочесывании агентств зоны племен в поисках Усамы Бен Ладена и Аль-Каиды. Всё повторяется один в один с варварством пакистанской армии демократа Зульфикара Али Бхутто при подавлении белуджского повстанческого движения в 70-е годы.

Таких примеров, аналогичных товарищу Шустову, привести можно десятки. Мировое общественное мнение упорно и последовательно готовят к принятию еще более жестких мер в отношении пуштунских племенных общин по обе стороны «линии Дюранда». Понятно, что если господину Шустову приснится сон про Делийский султанат, империю Великих Моголов, Дурранийскую державу, про то, как пуштуны шесть раз покоряли Панджаб и в конце концов добились от панджабцев принятия ислама, то к утру такие сновидения приведут к тому, что талибы будут стоять если не перед Казанским Кремлем, так и уж точно под Оренбургом. Некоторые товарищи, заинтересованные в раздувании внутреннего конфликта в Ферганской долине или других регионах Центральной Азии, готовы пойти против любых политических и исторических истин ради жареных истерик. Есть, правда, и такие товарищи, которые поворачивают свои исследовательно-аналитические пластинки в обратную сторону и находят теперь уже русских Талибов под Джелалабадом и среди племени Африди, в агентствах Северный и Южный Вазиристан. Всё это сильно напоминает анло-саксонскую методику дестабилизации ситуации, если даже она и стабильна.

Следует однозначно заявить, что ни у Талибов, ни у пуштунских племен Афганистана и Пакистана в последние десятилетия не было и в ближайшие десятилетия не созреет, не появится и не получит распространения и поддержки соблазн выйти за рамки своего геополитического пространства, ограниченного великим Индом и бурной по весне Аму-Дарьей. Ни Талибы, ни пуштуны в целом, ни их разводящие из штаб-квартиры Ай-Эс-Ай в Равалпинди не собираются повторять подвиги предков пуштунов. Это очевидно. Это следует из самой природы пуштунского племенного общества, в котором мне пришлось не один год поработать. Это признают и в странах Центральной Азии. Сам господин Бакиев признает, что «непосредственной угрозы стране пока нет, но опасность, тем не менее, нарастает». Многие эксперты и деятели среднеазиатской оппозиции считают угрозу подъема в Средней Азии исламского повстанческого движения преувеличенной. Они также убеждены, что ‘Талибан’ вряд ли сможет найти здесь опору – слишком он тесно связан с пуштунами – чуждой для Средней Азии этнической группой. Казалось бы всем очевидна истина, что после всего того, что было за последние три десятилетия в национально-этническом развитии Афганистана никакому талибу – вооруженному пуштуну в ближайшие десятилетия путь закрыт в любой регион тюркских земель Центральной Азии, равно как и вооруженным тюркам лучше не появляться в тех пуштунских землях, где появлялись вооруженные отряды Достума или узбекоязычные оперативные отряды МГБ.

Однако, открываем британскую газету “The Financial Times” за 16 декабря 2009 года и читаем о талибах, которые угрожают подрывом безопасности в Средней Азии; о том, что когда боевики из движения “Талибан” начали в этом году продвижение на север в мирную прежде афганскую провинцию Кундуз, Таджикистан превратился в линию фронта, отделяющую боевиков от Средней Азии и т.д. и т.п. Но даже в Душанбе нормальные и в здравом уме исследователи указывают, что более жестокие банды наркоторговцев представляют для безопасности Средней Азии еще большую угрозу, чем “Талибан”. Как реалистично и справедливо замечает аналитик из Душанбе Рашид Абдулло. “Талибы хотят создания стабильного государства с добрососедскими отношениями. Им не нужно строить империю”.

Тогда возникает вопрос: зачем мы пытаемся поддаваться на дешевые и скоропортящиеся информационно-аналитические провокации такого рода, проводить по этому поводу конференции, выискивать у талибов некую геополитическую страсть. Если сверить часы и удостовериться в ситуации – это одно, если потакать спекулянтам от афганистики и востоковедения, так давайте лучше потратим это время на действительно не разработанные, не изученные и не познанные до конца загадки, которые преподносит нашему исследовательскому сообществу востоковедов Афганистан, Пакистан, Пуштунистан и присутствие контингента НАТО в этом регионе. Давайте не будем заложниками формируемых за океаном фальсификаций сегодняшнего дня. Нам должно быть стыдно за то, что какие-то PR-менеджеры и всякого рода перевертыши от истории и политики преуспевают больше в оболванивании общественного мнения, нежели те, кто десятилетиями занимается регионом и таким близким и дорогим всем нам Афганистаном. К сожалению, российское информационное пространство, оккупированное Западом, также вносит свою лепту в искажение афганской истории и действительности, чему наглядным примером служит выпущенный недавно в прокат фильм «Кандагар», возмутительный и оскорбительный как для дурраниев, так и для гильзаев.

Я сам видел и слышал по Euronews заявление великого знатока обсуждаемого нами сегодня региона, Президента Франции Николя Саркози о том, что талибы должны быть изничтожены хотя бы потому, что в период своего правления они отрезали девочкам кисти рук лишь за то, что те пытались красить ногти. Если бы был такой хотя бы один факт, французские журналисты давно бы его отыскали и представили бы миру этих несчастных девочек. Но когда казалось исчерпаны все средства очернения пуштунской нации, в ход бросают любые, самые нелепые вымыслы, рассчитывая на то, что мировая общественность взорвется и побежит искать этих нечеловеков – талибов и будет уничтожать их. При этом ни Саркози, ни Обама, ни СNN с Би-Би-Си не хотят разглядывать среди депутатов нынешнего афганского парламента действительного подлинных варваров и зверья из числа бывших полевых командиров моджахедов, прославившихся жесточайшими пытками пленников, с которых живыми снимали кожу и прижигали тело, по частям расчленяли тела зачастую невинных людей, тех лидеров моджахедов, которые сотнями вырезали сдававшиеся гарнизоны Ургуна и Хоста.

Американская оккупационно-миротворческая кампания в Афганистане изначально сопровождалась фальсификациями, ложью и обманом мирового сообщества. Но даже проведенные в этой стране нелегкие годы так и не научили оккупантов трезвости, адекватности, состраданию к горю и несчастью других. Отсюда и все проблемы коалиции. И вместо того, чтобы признать свою неспособность выйти за рамки компьютерных шаблонов, признать нежелание афганского народа ограничить свое мышление и миросозерцание компьютерными штампами, признать свое фиаско, оккупационная группировка придумывает все новые и новые информационные предлоги, с помощью которых можно было прикрыть свои миротворческие результаты. В период советского военного присутствия в Афганистане афганские моджахеды по рекомендациям тех же американских инструкторов неоднократно предпринимали попытки вооруженным путем проникать на советскую территорию, подвергали советские населенные пункты, в том числе и город Хорог, интенсивным обстрелам из реактивных снарядов. Угроза безопасности приграничных районов советских среднеазиатских республик в тот период была значительно выше, нежели сейчас. Однако тогда никто не поддавался ни на какие провокации, истерики и инсинуации, а тихо и спокойно выявляли и уничтожали посягателей на священную советскую землю. Так давайте и сегодня мы не станем поддаваться на разного рода заокеанские интриги и спекуляции, а больше озаботимся сбережением всего того, что объединяет и сплачивает всех нас в регионе Центральной Азии, по обе стороны Аму-Дарьи и Пянджа.”

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.