Ко дню 8-е марта. Женщины в ОКСВ в Республике Афганистан

В одной из многочисленных публикаций о войне в Афганистане я прочитал такой пассаж: «В наши дни вольнонаемная медсестра, переболевшая под Кабулом брюшным тифом, или продавщица военторга, раненая шальным осколком по пути в боевую часть, лишены дополнительных пособий. Льготы есть у офицеров и рядовых-мужчин, даже если они заведовали складом или ремонтировали автомашины».

Вероятно, это писал человек, далекий от событий тех лет. Женщины на войне всегда были и будут. И мы всех их помним, уважаем и не обходим наградами и льготами. Не бывает войн без женщин, из-за женщин или для женщин. Любой экскурс в историю даст нам немало ярких примеров.

Так было и в этот раз. Чем дольше шла война, тем больше была нужда в женских руках, женском внимании и их незаменимой помощи.

Афганская война была одной из первых, что сейчас называют еще не совсем понятным даже военным специалистам термином «гибридная». На ней не было ни тыла, ни фронта. Она начиналась сразу, как только «горбатый» ИЛ-76 пересекал границу Советского Союза и попадал в поле зрения вражеских Стингеров, и заканчивалась, когда командир экипажа переполненного транспортника через хриплый динамик произносил долгожданную фразу «Мы пересекли границу СССР» и раздавалось громкоголосое «Ура!» (вместо хлюпающих аплодисментов мешочников, а теперь путешествующих по заграницам туристов после удачной посадки комфортабельного лайнера).

Все женщины, прилетавшие в Афганистан, если это были не военнослужащие, попадали на так называемую пересылку, где за ними приходили «покупатели» (да простят меня милые создания за подобные слова, но такова была суровая реальность военного времени) и увозили их, кого в штабы, а кого на самые отдаленные заставы в горы и на военные дороги далекой страны.

Кем были женщины в ОКСВ в РА? Длинный список их должностей будет больше, чем это повествование. Штабные работники, связисты, медики, работники тыла, общепита и военторга, солисты военного ансамбля и многое другое, без чего на войне мужчинам самим не справится. Они мужественно переносили «все тяготы и трудности военной службы», жару и холод, бытовую неустроенность и обстрелы. Болели, гибли, были ранены. Делились теплом и нежностью с мужской частью, и даже выходили замуж или улетали домой с долгожданным младенцем под сердцем.

À la guerre comme à la guerre, как говорят французы. Наши традиции в этом отношении более человеческие и добрые. Запад со своим лицемерием жесток и для нас малопонятен. В сообщении от 23 ноября 2009 года говорится: «Высылка женщин-военнослужащих осуществлена, согласно действующим в Британской армии правилам, согласно которым будущие матери не имеют права находиться на линии фронта. Более того, прибывающим в Афганистан военнослужащим, запрещают заниматься сексом и извещают о недопустимости подобного рода отношений в зоне боевых действий. Вполне вероятно, что «пойманных» беременных женщин могут ожидать и более серьезные дисциплинарные взыскания».

Но наша тема несколько другая. В 40-й армии было еще одно занятие, где женщины были просто незаменимы. Политическая работа среди войск и населения противника, а попросту – спецпропаганда. В Афганистане к этому определению прибавилась еще работа с детьми и женщинами. Итак, в политотделе каждой дивизии, бригады и гарнизонном доме офицеров была женщина-инструктор по работе с местными женщинами и детьми, в каждом агитационном отряде врач и фельдшер, чаще всего женщины, а в армейском 109 АГО даже художница для разработки и оформления агитационных материалов. Пыль, зной, холод в горах и пустынях Афганистана – все это было знакомо этим женщинам – воинам в ходе боевых операций и агитационных выходов в местные кишлаки и города, нередко на весьма недружественную для нас территорию.

В основном это были таджички, которые были сродни местному населению по крови и религии и не требовали переводчиков. В 108-й баграмской дивизии инструктором была Мухра. Все ласково звали ее Мухрушкой. Маленькая и хрупкая, больше похожая на подростка, она ходила в обычной военной форме и постоянно вызывала удивление местных мальчишек и мужчин, которые не верили, что на броне с солдатами сидит девушка. Каждый раз при подведении итогов после работы в кишлаках она приносила множество интересных фактов, иногда весьма деликатного свойства. В общем, была «свой в доску парень».

Были и курьезные случаи. Нашему генералу большому любителю женского пола (как и большинство генералов) приглянулась красавица-таджичка Мавлюда из далекого Герата. Под каким-то благовидным предлогом он вызвал её в Кабул. Догадываясь об истинной цели такой командировки, она растворилась в многочисленных жилых модулях армейского городка, предпочтя генералу мясника с продовольственной базы. А вот тут наш генерал и вспомнил, кто начальник в этой организации и приказал мне найти и доставить беглянку. Так до конца командировки этот сложный вопрос и стоял между нами.

Всем этим женским отрядом руководила старший инструктор отделения спецпропаганды политотдела 40-й армии. Осенью 1985 года из Алма-Аты в отделение спецпропаганды прибыла старший лейтенант Неля Талызбаева. Вдова погибшего милиционера. Если посмотреть с высоты сегодняшнего дня, то начинаешь понимать, что очень многие, особенно женщины, кто прошел Афган, были люди неустроенные, пережившие горе или стремящиеся устроить свою личную жизнь. Но женщины всегда оставались таковыми: с утра одно платье, вечером – другое.

Наши женщины и на операции, и на приемы ходили в платьях, накрашенные и женственные. Несколько лет назад в интернете промелькнуло сообщение о работе американских военнослужащих с женщинами в Афганистане. На фотографии полностью упакованный спецназовец в бронежилете, каске, защитных очках с винтовкой наперевес – только негр женского пола. И таких целая группа. пошли “убеждать афганских женщин отказаться от поддержки талибов и склонять к сотрудничеству с американцами”.

Женское платье в военной обстановке играло свою, особую роль. Помню, как-то усталые, запыленные, еще не пришедшие в себя, мы вернулись с очередной боевой операции в армейский штабной городок, и, проходя мимо летней эстрады, где шел концерт, услышали голос Эдиты Пьехи. Издалека рассмотреть певицу было невозможно, но было хорошо видно её ярко красное платье. И сразу возник другой настрой, стало ясно, что поход позади и впереди, наконец, долгожданный отдых.

В последние два года в отделении СП старшим инструктором была майор Нина Дмитриевна Борисенко. По армейским меркам женщина уже «немолодая», со сложным характером и огромной энергией. Она сумела наладить тесные связи с ЦК ДОЖА (Демократическая организация женщин Афганистана), постоянно выезжала в гарнизоны и на работу в кишлаки. Зимой 1987 года мы все вместе отправились в Хост, на знаменитую операцию “Магистраль”. В самом Хосте на самой границе с Пакистаном из «наших» были военные советники, которые были там всегда, армейская группа связи из трех человек и специальный сводный отряд спецпропаганды. Наши женщины – инструкторы и врачи – не только выполняли свои прямые обязанности, но и проявляли заботу о нас, решая бытовые проблемы. Оставим за скобками ежедневные обстрелы, когда прилетал самолет из Кабула. Об этом как-нибудь в следующий раз.

Что касается льгот и наград, то Борисенко Н. Д. получила в Афганистане звание подполковник  и была награждена орденом “За службу Родине в Вооружённых силах”. Все женщины, кто пересекал границу Афганистана – военные и гражданские – пользуются абсолютно равными с мужчинами льготами и привилегиями.

Так-что, дорогие женщины-участницы той войны, с праздником 8-го марта и крепкого вам здоровья!

Владимир Танчук, В-75

 

 

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.