Ко Дню Великой Победы. О ВИИЯковцах-фронтовиках.

Его фронтовая дорога

Речь пойдет о Герое Советского Союза Николае Ивановиче Агееве, который родился 94 года тому назад, 18 апреля 1922 года в селе Бибиково, ныне Мокшанского района Пензенской области, в семье рабочего, русский. Окончил 8 классов в 1936 г. Работал слесарем-сборщиком на авиационном заводе в г. Горький (ныне Нижний Новгород). Когда грянула Великая Отечественная война, ему исполнилось 19 лет. Большая часть его поколения отдала жизнь за Родину, а его военная судьба уберегла от смерти.

В Советскую Армию его призвали в июле 1942-го и направили в Горьковское танковое училище, которое окончил через год, и в сентябре 1943 г. танкист Агеев начал громить ненавистного врага в 12-й гв. танковой бригаде, командуя танковым взводом. За освобождение Шепетовки на 1-м Украинском фронте в ходе Ровно-Луцкой операции, бригада удостоена почётного наименования «Шепетовская». В дальнейшем бригада прошла с боями Польшу, в авангарде 4-го гв. танкового корпуса 59-й армии подошла к рубежу реки Эльбы, участвовала во взятии Дрездена, а конец Великой Отечественной войны застала в Праге.

Первое мое знакомство с подполковником Николаем Ивановичем Агеевым состоялось на известном нескольким поколениям виияковцев плацу, окаймленном старыми двухэтажными зданиями в форме буквы П с правой и левой стороны, если стоять спиной к трамвайным путям Волочаевской улицы.

Было начало августа 1964 года. Я (младший сержант) и мой сослуживец (старший сержант) прибыли впервые в Москву из учебно-танковой дивизии Белорусского военного округа, прослужив там уже 2 года, имея на руках предписание — явиться по указанному адресу для поступления на открывающиеся одногодичные курсы при Военном институте иностранных языков. При ВИИЯ, начиная с 1941 года, часто организовывались курсы ускоренной подготовки военных переводчиков. И в этот раз одна часть кандидатов прибыла из войск, другая – прошла фильтрацию через районные военкоматы. Всего на плацу скопилось более 500 человек. Половина из них – выпускники средней школы. Солнечный день, еще жарковато. Всех прибывших построили в три шеренги и перед нами предстали в летней форме (без мундира) один подполковник, два майора и три капитана. Это были: назначенный начальником одногодичных курсов подполковник Агеев, майор Кошелев (курировавший курсы от учебного отдела) и майор Заржицкий, капитаны Григорьев и Карпенко. Мы еще пока ничего не знали, что среди этих офицеров один из них – Герой Советского Союза. Он произвел на меня двоякое впечатление. В моем тогдашнем восприятии он был обыкновенным армейским человеком, спокойным,

скромным, без зазнайства и без зычного командирского голоса, который характерен для строевых офицеров. А с другой стороны он был для меня не только старшим по званию и жизненному опыту, но прежде всего Героем Советского Союза, к которому надо относиться с уважением.

Нам объявили расписание по дням вступительных экзаменов и осмотр здоровья врачебной комиссией с обязательной сдачей медицинских анализов. После написания сочинения и проверки знаний по иностранным языкам на очередном построении кандидатов (особенно из воинских частей) поубавилось наполовину. Я помню, как некоторые из абитуриентов в курилке в те дни шутки ради повторяли крылатую фразу, подхваченную и приписываемую нашему начальнику курсов, произнесенную однажды перед строем: «Кто не сдал мочу и иностранный язык, выйти из строя!»

После сдачи всех экзаменов нас (курсантов) распределили по трем отделениям испанского (120 человек), итальянского (35 человек) и индонезийского языка (35 человек). Я попал в испанское отделение, которым командовал капитан (через год майор) Григорьев Иван Михайлович, участник войны с боевыми наградами, высокого роста мужчина. Майор Заржицкий возглавил индонезийское отделение, а капитан (позже майор) Карпенко – итальянское. С 1 сентября языковые группы (по 10 человек в каждой) начали с нуля осваивать языки. Как проходил ускоренный процесс обучения в стенах института, это отдельный разговор.

В один из сентябрьских дней политотделом института была для нас организована встреча с нашим начальником курсов, во время которой мы узнали более подробно о его подвиге и за что его наградили Золотой звездой Героя. Было видно, что Николай Иванович на этой встрече больше рассказывал о своих боевых однополчанах и меньше о себе, соблюдая некоторую скромность. Его имя внесено в краткий биографический справочник «Герои Советского Союза» (М.: Воениздат, 1988. Том 1, стр. 28). В январе 1945 г. Советская Армия вступила на территорию Польши. Гвардии лейтенант Агеев получил зада­чу от командира 12-й бригады захватить переправу через реку Пшемша восточнее г. Катовице и удержи­вать её до подхода главных сил части. Он первым переправил взвод по мосту и занял оборону. В течение суток взвод отразил 7 контратак, уничтожил штур­мовое орудие, 4 БТР, 3 орудия, 12 тя­жёлых пулемётов и много другой боевой техники и живой силы противника. За грамотные боевые действия и проявленную отвагу командование бригады представило его к званию Героя Советского Союза 10 апреля 1945 года с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4838).

После войны Николай Иванович продолжил службу в армии. В 1955 году окончил Военную академию бронетанковых войск. После командования одногодичными курсами при ВИИЯ его направили в Бронетанковую академию преподавателем на кафедру тактики. Там же ему было присвоено звание «полковник», а в 1981 году – звание «генерал-майор». С 1984 генерал-майор Н. И .Агеев – в отставке. Жил в Москве. Умер 7 июля 1988 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище. Вечная память и слава Герою!

Воспоминаниями о Николае Ивановиче Агееве поделился выпускник ВИИЯ, полковник в отставке Свирида Я. В.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.