Ко дню ввода Советских войск в Афганистан

В памяти нашей живы

  Десять лет назад, в 2008 году, я навестил наш Военный институт
иностранных языков, который к тому времени уже перестал существовать как боевая единица. Институт расформировали в 1992 году и на его базе была создана Военная академия экономики, финансов и права, которая к 1994 году была также расформирована, а ее факультеты вошли в состав вновь созданного Военного университета Министерства обороны России. В итоге из семи факультетов нашего института  осталось  только два – юридический и факультет иностранных языков.


В учебном корпусе как обычно было много курсантов, которые спешили на занятия по своим аудиториям. В разговоре с ними выяснилось, что они не имеют никакого отношения к изучению иностранных языков и не слышали про легендарный ВИИЯ. Большинство курсантов – это финансисты, юристы, политработники, психологи и пр. Доля курсантов-переводчиков невелика.
Приоритеты в нашей стране поменялись, военных переводчиков почти перестали готовить. Тут же вспомнились страницы истории ВИИЯ, когда при изменении в геополитике наш вуз быстро реагировал набором курсантов для изучения тех языков, на которых говорят в  странах, где полыхал огонь междоусобной войны,
спровоцированной извне.

Количество курсантов, которых набирали на курс, превышало сто человек, а иногда, как в случае c арабским языком в конце 1960-х – начале 1970-х годов, на одном курсе было около трехсот человек. В то время СССР активно помогал Арабской Республике Египет.
Во время национально-освободительных движений в Африке
активизировалось изучение амхарского, суахили, португальского и других языков. Со средины 1970-х годов были образованы ускоренные курсы для подготовки военных переводчиков португальского языка для оказания помощи Анголе, Мозамбику, Гвинее и др. странам –  бывшим колониям Португалии.
В преддверии активных боевых действий в Афганистане в 1978 году
открыли набор на годичные курсы военных переводчиков персидского языка. Первая группа младших лейтенантов, получив начальные знания, отправилась в Афганистан еще в июне 1979 года за полгода до начала ввода Советских войск в эту страну. Практическое применение языка и его изучение шло в боевых порядках афганских частей, которые уже тогда
воевали с внутренним врагом, которого именовали “ашрар” (перс.-повстанцы).
После 25 декабря 1979 года, когда части Советской армии торжественно вошли в Афганистан с двух направлений (Кушка и Термез), потребность в военных переводчиках персидского языка возросла. В это время были призваны на военную службу студенты и выпускники гражданских вузов, где изучали персидский язык. После первых потерь среди переводчиков эту практику прекратили по настоянию матерей погибших студентов. А в Военном институте только в 1979 году состоялось два набора курсантов на годичные курсы (в сентябре и декабре). В каждом выпуске вновь испеченных младших лейтенантов насчитывалось около 25 человек. Был среди них и нынешний заведующий кафедрой средневосточных языков ВУ МО РФ (полковник запаса) А.А. Пимочкин, а также преподаватель этой же кафедры С.Л. Татко, профессор кафедры английского языка (основного) О.В. Кулаков (оба – кавалеры орденов Красной Звезды).
Таким образом, на начальном этапе активных боевых действий в
Афганистан было направлено более пятидесяти военных переводчиков для обеспечения боевых действий в частях афганской и Советской армии. Кроме годичных курсов военных переводчиков и спецпропагандистов готовили на основном курсе по пятигодичной программе обучения. Тогда после второго курса практиковалась стажировка в странах изучаемого языка. Курсанты-стажёры также пополняли ряды военных переводчиков и спецпропагандистов. Их численность была небольшой. Нехватка
переводчиков в воинских частях ощущалась. Военный институт, ставший в 1980 году Краснознаменным (ему был присвоен боевой орден Красного Знамени), исправно готовил военных переводчиков по более чем 40 языкам. Примечательно и то, что кроме специалистов по восточным языкам: арабский, урду, хинди, китайский в Афганистан направлялся офицерский состав с западными языками. В подразделениях ГРУ ГШ служили выпускники ВИИЯ со шведским, французским, немецким, английским и пр. языками.
Максимальная штатная численность военных переводчиков в Министерстве обороны в Афганистане в 1980-е годы составляла 250 человек. Надо отметить, что выпускники ВИИЯ, которые проходили службу в Афганистане во время боевых действий, были специалистами не только персидского языка. Кроме государственного языка дари, на котором говорила примерно треть населения страны, вторым государственным языком был язык пушту, который считали родным примерно 60 процентов населения Афганистана. К сожалению, специалистов с этим языком готовилось в нашем вузе недостаточно. В 1985-м году был сделан первый набор на годичные курсы по языку пушту (преподаватели А.И. Каменев и Г.Е. Косян). Через 11 месяцев молодые переводчики отправились в страну изучаемого языка. Второй и третий наборы были сделаны в 1986 и 1987 годах (около 10 человек в наборе).
Когда подошло время выпуска третьего набора «пуштунов» было объявлено о выводе войск из Афганистана. Выпускники ускоренного курса 1988 года уже не поехали в Афганистан.
Среди тех, кто в 1986 году поступил на годичные курсы военных
переводчиков языка пушту был Константин Колпащиков, который до
поступления в институт уже послужил солдатом. На эти курсы принимали преимущественно тех, кто уже был подготовлен в военном отношении, т.к. времени на военную подготовку не было, нужно было изучать язык.
Приходилось это делать интенсивно: по 6 часов занятий языком в первой половине дня и два часа на самоподготовке. Вкачивать большими порциями восточный язык в бывших солдат было не просто. По свидетельству преподавателя языка пушту А.И. Каменева ему приходилось во время занятий прибегать к отжиманиям от пола для тех курсантов, кто не мог выучить задание. Например,  так изучали числительные, в т.ч. и курсант Колпащиков. И это было не напрасно: на  долю этих мальчишек выпало служить в спецназе ГРУ ГШ. Костя проходил службу в 22 бригаде, которая базировалась в центре провинции Гильменд – городе Лашкаргах. Получив
назначение в бригаду 14 сентября 1987 года на должность переводчика штаба 370 отряда специального назначения 22-й бригады спецназ ГРУ ГШ, он сразу окунулся в боевую обстановку. К началу 1988 года он уже побывал на трех выходах с разными группами. За хорошие результаты во время выхода групп Константин в числе других был представлен к награждению орденом Красной Звезды. Как рассказал мне Константин Баликоев – выпускника Военного института 1986 года, который в ту пору был уже капитаном и служил в разведотделе 22-й бригады, Костя с  энтузиазмом рассказывал ему о своих выходах с разными группами. Служба в бригаде ему нравилась. Костя был полон сил и энергии. К сожалению, на войне бывают и потери. Группа, в которой шел на задание
Костя, попала в засаду. Это случилось 5-го февраля 1988 года близ
кишлака Шабан что в провинции Гильменд. Костя получил ранение и после боя во время транспортировки в госпиталь погиб. Это случилось 7-го февраля 1988 года….
Автору этих строк довелось побывать в тех местах и в бригаде, где служил Константин Колпащиков. Названия кишлаков и лица наших ребят еще не стерлись в моей памяти. Многочисленные фотографии и встречи с коллегами возвращают к тем дням и событиям, со времени которых прошло уже тридцать лет.
 В 2008 году во время встреч с коллегами по институту  мною было высказано предложение – в преддверии 20-летия вывода Советских войск из Афганистана сохранить память о наших выпускниках, погибших во время исполнения служебного долга в той стране.  Это
предложение получило отклик начальника персидской кафедры А.А.
Пимочкина. Было решено собрать наших «персов» и вспомнить тех, кто погиб в Афганистане. Тогда же была высказана идея об изготовлении памятной доски выпускникам Военного института, погибшим в Афганистане.
Каково же было мое удивление, узнав о том, что в Военном
университете не велось никакой статистики о том, кто участвовал в
боевых действиях и кто не вернулся с фронтов далеких стран. Мы начали обзванивать выпускников курсов, которые выпускались в течение десяти лет войны в Афганистане и где изучали персидский язык. После совместной работы с персидской кафедрой был составлен список из 14 человек, невернувшихся с той войны. Это были выпускники годичных курсов.
Заручившись письмом поддержки ВУ МО РФ, я отправился в город Подольск в Центральный архив Министерства обороны РФ. Меня принял начальник архива И.А. Пермяков. Во многом благодаря ему нам удалось отыскать карточки учета военных переводчиков, указанных в нашем списке. К сожалению, после распада СССР личные дела офицеров были отправлены в бывшие союзные республики по их запросам. Многие из выпускников ВКИМО после распада нашей страны пожелали служить в своих республиках, откуда они приехали на учебу в Москву. Личные дела офицеров разъехались по всему бывшему Союзу. Большое спасибо начальнику архива
Игорю Альбертовичу за то, что он разрешил нам скопировать учетные карточки погибших. Благодаря этому факту нам удалось выяснить имена и отчества выпускников, даты рождения, обстоятельства гибели. Все эти данные были использованы при подготовке проекта памятной доски, которую мы за свой счет решили установить в фойе нашего учебного корпуса. 
Наш боевой товарищ, бывший военный летчик в Афганистане Олег Зарывин согласился помочь нам с изготовлением и установкой памятной доски. Когда проект доски был почти готов, вдруг выяснилось, что в списке нет еще одной фамилии выпускника ВИИЯ более ранних лет. Это Георгий Татур, который в Афганистан попал уже капитаном и погиб под Кандагаром будучи начальником разведки батальона. Таким образом, в списке появилась пятнадцатая фамилия.
 Проект был представлен на утверждение начальнику университета, с ответом долго тянули. В руководстве ВУ высказывалось  сомнение в том, что на самом видном месте будет висеть памятная доска, появление которой может смущать курсантов…. В конечном итоге мы сами приняли решение, где установить доску и назначили день ее открытия – день 20-летия ввода войск в Афганистан. Доска из черного мрамора нашими друзьями была доставлена из Твери и заранее установлена на стене учебного корпуса ВУ МО РФ.
Торжественное открытие памятной доски состоялось 26-го декабря при стечении выпускников ВИИЯ-«афганцев». На церемонию были приглашены родители одного из погибших выпускников, однокурсники и преподаватели. Руководители университета направили своего представителя –  полковника запаса, исполняющего обязанности заместителя по воспитательной работе, который об открытии доски узнал за два часа. На церемонию были
приглашены съемочные группы трех телеканалов, которые снимали свои сюжеты об этом событии. Право снять полотно с памятной доски было предоставлено Анне Аркадьевне – сестре капитана Андрея Шишкина – выпускника ВКИМО, погибшего 1-го февраля 1989 года (за две недели до завершения вывода войск из Афганистана). Так сложилось, что Андрей Аркадьевич сидел за одной партой с автором этих строк…Это была его вторая командировка в Афганистан.
После открытия мемориальной доски однокурсники погибших рассказали о каждом выпускнике, чьи имена были выбиты в мраморе. О Константине Колпащикове рассказал его однокурсник Султанбек Казанбаев, который также воевал в отряде спецназа ГРУ ГШ. Мой однокурсник Александр Карпенко, который получил тяжелые ранения в Афганистане прочел свои стихи о войне в Афганистане. Родители погибшего военного переводчика
высказали сожаление о том, что командование университета за двадцать лет даже не вспомнило об их сыне, который отдал свою жизнь в 19 лет….
Главное, что мы помним своих товарищей и теперь есть место в Военном университете, куда можно прийти и положить цветы нашим боевым коллегам. Надеемся, что они нас видят и слышат. Пока их помнят, они с нами.

Ряд обращений Союза ветеранов ВИИЯ к предыдущему начальнику Военного университета о выделении помещения для организации музея ВИИЯ не нашли отклика. Только в 2018 году с назначением начальником ВУ МО РФ генерал-майора Мишуткина И.В. было принято решение о выделении помещения для создания музея ВИИЯ. Это большой шаг к сохранению истории нашего вуза, имя которого уже забывается. Одно из важных мест в музее займет мемориал, где будут названы имена выпускников Военного института и нынешнего факультета Военного университета, которые отдали свою жизнь, выполняя воинский долг. Вечная им память.

Евгений Логинов, полковник в отставке, выпускник 1987 года курсов
офицеров-слушателей Военного Краснознаменного института Министерства
обороны СССР.

25 декабря 2018 г.

One thought on “Ко дню ввода Советских войск в Афганистан

  1. Беспамятство – болезнь No 1 сегодня! Музеи, уголки памяти и другие знаковые места, созданные не по указке чиновников сверху, а народом – самое сильное лекарство! Тому пример перовцев: они сначала построили прекрасный мемориал павшим землякам, а теперь создали очень сильный музей памяти об афганской войне. Но мало у них последователей…
    И наш музей ВИИЯ нужен как воздух, чтобы не спрашивало молодое поколение курсантов: а что это за ВИИЯ такой, а чем он занимался и т.д.
    Ты с соратниками делаешь огромное дело- борешься за сохранение памяти!
    Огромное спасибо!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.