Китайцы в «Бессмертном полку»


Из книги воспоминаний Э. Касперавичюса

«Уроки китайского»

У меня в Китае действительно много друзей не только среди соотечественников по Советскому Союзу, но и среди китайцев. Обо всех моих китайских друзьях не расскажешь. Но об особой когорте среди них -– воспитанниках известного каждому китаисту Ивановского Интердома — расскажу непременно.

В 2015 году два государства — Россия и Китай — впервые синхронно, одно за другим, очень широко отмечали 70-ую годовщину Победы. Сначала над гитлеровским фашизмом в Европе, потом над милитаристской Японией в Азии. Наши две страны действительно принесли самые большие жертвы на алтарь Победы над агрессорами. В ходе торжеств высшие руководители России и Китая подтвердили, что наши государства не перекраивают историю Второй мировой войны в угоду современным «хозяевам» мира, а твердо стоят на почве объективных и общеизвестных фактов. Было заявлено, что Россия и Китай видят и современные угрозы, понимают необходимость объединения усилий в борьбе с ними.

Ветераны-интердомовцы Китая (воспитанники Интернационального детского дома в Иваново -ЭК) считают Победу СССР в Великой Отечественной войне своей собственной, поэтому в мае 2015 года собрались в Москву. Буквально накануне праздничных дней Ли Толи узнал, что после парада на Красной площади по ней пройдет «Бессмертный полк». Люди понесут портреты своих родных и близких, сложивших головы во имя победы, но оставшихся бессмертными в памяти потомков.

— Это известие очень тронуло меня, — рассказывал мне Ли Толи. – Моментально возникла мысль, что мы-интердомовцы тоже должны пройтись по Красной площади с портретами людей, внесших реальный вклад в нашу общую победу.

Дальше последовал рассказ Ли Толи, носящий элементы детектива. Но главное в нем – великое чувство интернационализма, гордости за то, что в той войне наши народы были вместе. Хочу привести рассказ Ли почти дословно, не меняя даже стиль речи Ли:

— Срочно составлен список на прохождение в колоннах «Бессмертного полка», срочно получены визы для участников, срочный вылет в Москву, срочное выдвижение из гостиницы на Красную площадь. 9 мая мы, как герои Великой Победы, с большим вдохновением и гордостью идем в строю «Бессмертного полка». Во главе полка – президент Владимир Путин.

В колонне «Бессмертного полка».

— В следующей колонне среди других граждан России и мы – интердомовцы. В наших руках портреты великих ветеранов Антияпонской войны Китая – Мао Цзэдуна, Чжу Дэ, Лю Шаоци и их детей – участников Великой Отечественной войны Советского Союза против фашизма: Мао Аньцина, Чжу Минь, Лю Юньбина.

Толя показывает фотографии, сделанные 9 мая 2015 года на Красной площади разными корреспондентами, показывает на запечатленные лица и рассказывает дальше.

— Вот седая 88-летняя дочь Председателя КНР Лю Шаоци — Лю Айцин. В её руках портрет отца. В руках правнучки Лю Маргариты — её брат Лю Юаньбин. Портрет Чжу Дэ несет её дочка Жо Нань. Портрет героической дочери маршала Чжу Дэ – Чжу Минь несет внучка Лю Ли. На 9 мая в Москву должна была прилететь дочь Мао Цзэдуна Ли Минь. Она понесла бы портрет отца. Но перед самой поездкой заболела, и врачи не разрешили ей длительный перелет. Нести портрет нашего вождя Ли Минь поручила мне. Я заготовил двухметровые палки, прикрепил к ним щитки, на которые наклеил большие портреты. На одной стороне моего щитка был портрет Мао Цзэдуна, на другой — его сына Мао Аньцина, погибшего в корейской войне. Наши двухметровые палки оказались самые длинные, таким образом, портреты китайских ветеранов шли по Красной площади выше всех, они были видны всем.

В тот день Ли Толи показалось, что 700 метровая Красная площадь слишком короткая и он сказал шедшим с ним товарищам:

— Девочки, как мы быстро прошли Красную площадь, давайте, пройдемся по ней еще раз!

И они пятеро – Лю Айцин, Жо Нань, Лю Маргарита, Лю Ли во главе с Ли Толи развернулись и хотели пойти обратно. Против колонны идущих людей пойти было невозможно. Но между гостевыми трибунами и колоннами оказался промежуток метров пятнадцать. В него они и устремились. Но дорогу преградили двое ответственных за поддержание порядка. Посмотрели на них, на подписанные портреты и удивленно спросили:

— Вы из Китая? Китайская группа? Китайцы в «Бессмертном полку»?

— Да, мы приехали из Китая с портретами родителей и родственников, — ответил за всех Ли Толи на чистейшем русском языке. — Это наша общая Победа. Посмотрите, президент Путин наградил нас. — Ли показал медаль «70 лет Победы в Великой Отечественной войне» на своей груди и медаль на пиджаке Лю Айцинь.

— Пожалуйста, проходите! – сотрудники показали на трибуны, думая, что мы хотим найти там место. Но мы пошли вдоль трибун. 

Люди на трибунах, увидев группу китайцев, да еще с подписанными портретами знаменитых людей, начали бурно реагировать: «Китай! Ура! С Праздником! С Победой! Ура!»

Вновь переживая те минуты, Ли Толи продолжал взволнованно рассказывать:

— Мы махали трибунам портретами, а трибуны махали нам флагами, цветами. Все были в восторге. Видя пожилую ветеранку Лю Айцин, которая с большим волнением двумя руками посылала людям воздушные поцелуи, молодежь начала с цветами спускаться с трибун к ней, обниматься, фотографироваться. В результате у Лю Айцин получился огромный букет цветов. Подбежала одна маленькая девочка и протянула Айцин плитку шоколада. Видя в моих руках портрет Мао Цзэдуна, все решили, что я его сын. Я отнекивался, показывал портрет настоящего сына Мао – Мао Аньина на обороте щитка. Но все равно все хотели сфотографироваться со мной, говорили: «Раз ты несешь портрет Мао Цзэдуна, значит ты его сын или родственник». Я с гордостью отвечал: «Да, я тоже сын — сын китайского народа!»

— Вообще-то ты, Толя, и сын советского народа, — подправил я.

— Да! Советский Союз, а теперь Россия, моя вторая Родина. 9 мая я чувствовал себя героем, причастным к великой Победе. Я шел по победоносной Красной площади в строю «Бессмертного полка» вместе с героическим русским народом, вместе с нашими китайскими ветеранами. Мы праздновали нашу общую Победу.

— Как прореагировали в Китае на ваше участие в «Бессмертном полку», — спросил Ли Толи.

— Весь Китай был в восторге. Вечером посыпались звонки. Один друг звонит: — Толя, ты где сейчас? — Я шучу: — В Пекине! — А я по телевизору видел, что ты как будто в Москве шел по Красной площади с портретом Мао Цзэдуна. — Похож на меня? —  Очень похож! Тогда соглашаюсь — значит это действительно был я!

— А как реагировало руководство страны? Как я понял, это был твой экспромт, можно сказать, авантюра, ни с кем не согласованная.

— Ты же знаешь чиновников. Они больше всего дорожат своими чиновничьими креслами. Если бы начал согласовывать, месяца не хватило бы. А тут надо было все решать немедленно. Я тогда был убежден и сейчас считаю, что поступили правильно. Мы собирались участвовать в праздновании нашей общей Победы как интердомовцы, а получилось, что представили весь китайский народ. Если официально на параде Китай представлял лично председатель Си Цзиньпин с супругой, по Красной площади прошел почетный караул трех родов войск Китая, то в «Бессмертном полку» китайский народ представляли мы-интердомовцы. Все было действительно спонтанно, от души. Мы прошли по Красной площади от имени китайского народа, от имени давно ушедших от нас в мир иной, от имени тех, кто до сих пор хранит память о них. Мы своим участием показали: Великий Китай и Великая Россия вместе, как и 70 лет тому назад. Пусть американцы или твои земляки литовцы не участвовали в этом великом празднике. От этого он не стал менее значимым. А те, кто не участвовал, лишь противопоставили себя победителям, приравняли себя к побежденным. Фашисты ведь не шагали по Красной площади.

Несколько подумав, Ли Толи добавил:

— Кстати, я знаю, как нашу инициативу оценили президент Путин и председатель Си.

— Откуда?

— Ты знаешь, что 3 сентября в Пекине состоялся небывало грандиозный Парад по случаю 70-летия Победы над милитаристской Японией. Россию представлял президент Путин. По площади Тяньаньмэнь прошел почетный караул из трех родов войск Российской армии. Я опять проявил инициативу. Сделал подборку фотографий о прохождении «Бессмертного полка» по Красной площади с комментариями на русском и китайском языках и попросил Посла России в КНР Андрея Денисова передать ее руководителям России и Китая. Посол выполнил мою просьбу, через МИД КНР направил подборку Председателю Си, а перед отлетом Президента России из Пекина во Владивосток на Восточный экономический форум показал ее Путину. По словам Посла, реакция была заинтересованная: «Китайские ветераны шли вместе с нами в «Бессмертном полку»?! – удивился президент России. – Это прекрасно! В самолете хорошенько посмотрю».

—  А как реагировал председатель Си Цзиньпин?

— Тоже одобрительно. Он сказал: «Если югославские ветераны прошли по Красной площади с портретом Иосифа Броз Тито, то почему мы-китайцы, понесшие самые большие потери в антияпонской войне и вложившие огромный вклад в Победу во второй Мировой войне, не можем пройти с портретами организаторов нашей общей Победы и портретами конкретных участников войны?» Дал указание МИДу заботиться обо все еще живых Интердомовцах.

В конце рассказа Ли Толи признался:

— Я и сейчас чувствую себя немного неловко, что меня приняли за сына Мао Цзэдуна. Но ведь я не был самозванцем, а выполнял просьбу его дочери Ли Минь…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.