Анатолтй Исаенко, З-68. К 60-летию поступления в ВИИЯ

 Заметки ровесника Альма-матер

г. Карши, УзССР

В 1962 году я заканчивал срочную службу в Отдельном батальоне связи и радиотехнического обеспечения (ОБС и РТО) 13-й истребительной авиационной дивизии, ТуркВО, город Карши Узбекской ССР. Был оператором РЛС, командиром отделения, инструктором РЛС и замком взвода.

Однако необходимо начать рассказ с 1961 года, который был весьма знаменательным для «нижних чинов». В этот год был издан приказ МО Родиона Малиновского, разрешающий отпускать военнослужащих последнего года срочной службы для поступления в гражданские ВУЗы.

Как говорится, первый блин комом. Не сдавшие экзамены в свои части не вернулись, а направились прямо домой. На следующий год приказ был изменен и все не сдавшие экзамены должны были возвращаться в свои части и продолжать службу до демобилизации.

Командование гарнизона отобрало кандидатов для поступления в гражданские ВУЗы и организовало вечерние подготовительные курсы в ближайшей школе.

Вечером мы ходили в одну из школ, где проводились занятия по математике, физике, химии, литературе и иностранному языку.

Хотя и занятия, и экзамены на курсах были щадящими — не все выдержали испытания.

Несколько человек, в том числе и я, готовились поступать в МВТУ. Экзамены на подготовительных курсах были позади, оставалось только отослать документы в ВУЗ и ждать вызова. Однако судьба распорядилась иначе: «Судьба большую в жизни роль играет, и от судьбы далеко не уйдешь…».

1963 год, после окончания школы сержантов

В батальон пришла разнарядка: подобрать одного кандидата для поступления на факультет иностранных языков Военно-дипломатической академии (позже ВИИЯ).

Желающих не оказалось, и командир роты предложил мне попробовать. После долгого раздумья я решил испытать судьбу. Слово «дипломатическая» завораживало многих.

Я начал действовать. Прошел медкомиссию, заполнил анкеты, собрал характеристики. Все это передали в отдел кадров дивизии (расстояние до штаба – 200 м). Вскоре меня вызвали на беседу к замполиту и командиру дивизии. Во время беседы полковник задал мне вопрос на немецком языке, на который я бойко ответил и процитировал слова Шиллера, которые приводятся в книге графа Игнатьева «50 лет в строю»: «Der Mann muss hinaus Ins feindliche Leben, Muss wirken und streben… Muss Wetten und Wagen, Das Glük zu erjagen» —

«Человек вступает во враждебную жизнь, чтобы добывать своё счастье. Он должен работать, стремиться вперед и никогда не сдаваться». Затем комдив написал длинное предложение в сослагательном наклонении в давно прошедшем времени, в котором я не смог разобраться. Комдив начал вспоминать о том, как он хорошо успевал в академии по немецкому языку. Мне посоветовали больше внимания уделить иностранному языку, и мою кандидатуру утвердили.

Продолжая командовать учебным взводом, я засел за учебники, штудировал литературу, русский язык, географию, историю и немецкий язык.

Через месяц, в начале августа, проходя мимо КП дивизии, я встретил знакомого сержанта-связиста, который сказал мне «по секрету», что на меня только что пришла телеграмма с вызовом в Москву. Таким образом, в своей части об этом я узнал первым.

На третий день я получил предписание, попрощался со взводом и отправился по маршруту Карши – Ташкент (пересадка) – Москва (Казанский вокзал). В предписании указывалась воинская часть и адрес: Танковый проезд, дом 4, день прибытия — 13 августа, но я прибыл на три дня раньше. Дорога заняла трое суток. Осталась позади мелодия: «Ты уедешь к северным оленям, в жаркий Туркестан уеду я».

Все складывалось хорошо, но мысль о приказе МО, о возвращении не сдавших экзамены обратно в часть, не давала мне покоя.

Сержант Исаенко на первом курсе

В голове не укладывалось, что старший сержант, оператор РЛС первого класса, замком взвода, отличник боевой и политической подготовки, занесенный в книгу почета части, может провалиться на экзаменах и вернуться в свой батальон.

Как писал Лермонтов М.Ю.: «бешенство придавало мне силы».

В столицу я прибыл 9 августа 1962 года. Экзамены (пять предметов) на этом потоке начинались в понедельник (13 августа) и заканчивались в пятницу. В понедельник писали диктант, во вторник — сочинение. В остальные дни можно было сдавать географию, историю и иностранный язык.

Запомнился мне экзамен по истории. Преподаватель был в гражданской одежде. Одним из вопросов в билете была битва под Москвой. Я отвечал бойко, разгромил противника, окружил его и отбросил от Москвы. Преподаватель стал меня поправлять, сказав, что под Москвой победа была достигнута, но окружения немцев не произошло. Показывая красные стрелы на картах, я продолжал окружать противника. Преподаватель меня остановил, сказал, что мы еще будем изучать эту тему и поставил мне … отличную оценку. По географии попросили дополнительно назвать страны НАТО (их было 14, пропустил Португалию). Называл и границу между Европой и Азией: я называл реку Урал, а преподаватель утверждал, что граница проходит по реке Эмба.

В среду я сдал все экзамены и уже консультировал со знанием дела других поступающих. В пятницу после обеда решалась судьба каждого из нас. Заседала приемная комиссия (её еще называли мандатной комиссией), и принимала решение.

Возглавлял комиссию генерал-майор Яков Малахов с тремя «ромбиками» на кителе, были и представители из Военно-дипломатической академии.

Дежурный по факультету подполковник Тушев готовил нас перед входной дверью и наставлял как надо докладывать комиссии.

На комиссии замполит задал мне вопрос: «А что, если мы вас пошлем работать в пески?».

Я ответил, что   приехал только что из жаркого Туркестанского края, видел три года песок и хлопок, а хлопок даже приходилось убирать. Ответ мой понравился и все заулыбались. Затем генерал Малахов стал внимательно листать мое личное дело, и заметил: «Вы посмотрите, что в его личном деле записано …. У предыдущего товарища была медаль «За отвагу» за отличие при разминировании (Павел Бартенев), а у этого старшего сержанта —  грамота ЦК ВЛКСМ Узбекистана и командующего ТуркВО за оказание помощи населению при наводнении. Именно такие люди нам и нужны!».

Далее последовало замечание: «А на него нет допуска». Генерал Малахов сказал, что «этим мы займемся сами». Больше вопросов не было, и меня оставили кандидатом на зачисление. Битва за Москву завершилась.

Занятие по физкультуре в Лефортовском парке, 1965 г.

В коридоре подполковник Тушев артистически поздравил меня с успехом. Позже я был его любимым учеником по военным дисциплинам.

На курс набрали сотню слушателей. Слушателями мы назывались все время до окончания учебы, милитаризация обошла нас стороной. На курсе изучались следующие языки: английский, французский, немецкий, испанский, арабский, персидский, индонезийский.

Второй язык начинали изучать после полутора лет обучения.

Первые месяцы 1962 учебного года начальником курса был подполковник Жаров, затем был назначен подполковник А.Д. Казарин, прибывший из Туркестанского округа.

Из жаркого Туркестана также поступили Анатолий Мигачев (артиллерист, Кушка) и Валерий Привалов (танкист, Самарканд).

Это было недавно, это было давно.

Vivat Academia! Vivant professōres! Vivat membrum quodlĭbet! Vivant membra quaelĭbet!

Анатолий Исаенко

Выпускник ВИИЯ, З-68 (английский и итальянский языки)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.