Интервью участника Парада Победы 1945 года Восканяна Г.А.(Восток 1949)

В преддверии празднования Дня Победы и парада на Красной площади в Москве мы публикуем интервью участника Парада Победы 1945 года, выпускника ВИИЯ 1949 года Восканяна Гранта Аванесовича.
Бывалые путешественники всегда советуют перед поездкой изучить культуру и обычаи страны, и выучить хотя бы несколько фраз на языке той страны, куда вы собираетесь поехать. Сегодня мы обращаем наш взор в сторону «Страны ариев», «Персии», а если говорить современным языком, то Ирана.
Об особенностях персидского языка, о том, на что нужно обращать внимание, а также о своем пути по изучению языка нам рассказал Грант Аванесович Восканян, известный филолог-иранист, кандидат филологических наук, профессор кафедры средневосточных языков Военного ниверситета МО РФ, участник Великой Отечественной войны.

Правда, что вы участвовали в параде 1945 года на Красной площади?

Я тогда уже был в институте, он тогда дислоцировался в Москве (до этого он был в Ставрополе, в Куйбышевской области, от туда его перевели в Москву). Получается я из Баку переехал в Ставрополь, когда часть расформировали. Часть отправили в училище, а часть попала в институт.
Как раз в 1945 году я был на втором курсе, мы участвовали в Параде победы. Готовились к нему почти два месяца. У нашего института было две «коробки», по 200 человек в каждой, по 20 человек в ряду. Каждый день с 8 часов утра занимались в институте на платцу и в городе на Котельнической набережной, потом еще вечером иногда, после занятий. За хорошее прохождение перед трибунами, где стояли наши руководители, наш институт получил благодарность от генералиссимуса.

Можете ли Вы рассказать о методах обучения переводу в то время? Потому что, на сколько я понимаю вас учили не в короткие строки, но все ровно было меньше материалов, может быть подавалась информация по-другому.

Тогда не было системы, хотя и были аспекты военного перевода и просто практический курс языка был. Один год только занимались по старым учебникам, а потом были газеты, тексты, по которым мы не занимались.
Преподаватели у нас были грамотные, тоже оканчивали Московский институт, Пейсиков например. Он учил нас, потом мы работали вместе, он был начальником моим на кафедре когда я закончил (когда я выпускался мне предложили остаться в институте преподавать). Он как раз тогда писал диссертацию по тегеранскому диалекту. Тогда эту тему еще нигде не изучали, а он нам преподавал, вот так вот и изучили тегеранский диалект.
Поэтому когда я приехал в Тегеран, с персами стал говорить, они говорят: «А Вы были в Иране?», я говорю «Нет», они говорят «Нет, Вы были. Вы говорите не так как все остальные». Все потому что мы первые были, кто изучал тегеранский диалект.
Потом Лазарь Самойлович защитил диссертацию, написал монографию, ей заинтересовались иранцы и перевели ее. А я начал преподавать и работал с 1948 по 1955 год, в 55 году всех военных преподавателей демобилизовали, а я остался, так как был гражданским преподавателем. Год проработал гражданским, и закрыли институт.
Потом направили меня в Высшую дипломатическую школу преподавать, потом в Министерство иностранных дел, а потом я в Иран поехал в командировку. Два раза ездил. Жил там и в посольстве работал, потом вернулся снова в МИД. Но, по приезду заболел и попросился, чтобы меня перевели в военный институт снова. То есть с 1976 года я работаю в институте.
До того как институт закрылся я успел написать учебник с Рубинчиком, в соавторстве и диссертацию защитить. После того как я приехал в 1976 году, надо было создавать учебную базу. Тогда я и увлекся написанием учебников. Для четвертого и пятого курсов написал четыре учебника. Потом подключился к лексикографической работе. Меня попросили отредактировать словарь учебный русско-персидский (составили в МГИМО). Потом самому предложили участвовать в создание такого же словаря, только персидско-русского, и мы втроем его создали. Потом нам сказали «Давайте пишите русско-персидский словарь», я говорю «С кем?», а мне отвечают «Ни с кем. Сами». Так я стал работать над этим словарем.
Вышел этот словарь, очень хорошо воспринят был в Иране, в Афганистане. Несколько раз переиздавался, в Советском Союзе и за рубежом. В 2013 году вышел новый словарь русско-персидский уже в Тегеране. Я считаю, что хороший словарь. Был редактор у меня, аспирант, перс. Он писал работу по методике преподавания русского языка персам. Вот мы с ним сотрудничали, он помог мне, ошибки исправил или если слова новые появились, а я не заметил. Исправили, издали в Иране, в хорошем издательстве. Это самое большое издательство иностранных словарей.

Много новых слов добавили в словарь?

Да, много. Во-первых, потому что появились новые слова и в русском языке, которых не было раньше, в старых словарях. Я использовал все новые словари, русские толковые словари, персидские толковые словари, персидско-английские словари. Так, что слов много прибавилось.
Помимо этого их Академия наук решила избавиться от старых заимствованных слов, арабских, английских. Пришлось этим тоже заняться, но это вызвало трудности, потому что старые слова они хоть и не рекомендуют использовать, они все равно используют в средствах массовой информации, поэтому пришлось давать два варианта. Например, слово «компьютер», сейчас у них есть свое слово используют, а «компьютер» остался тоже в речи. Мобильный телефон некоторые говорят «мобайль», некоторые по-другому. Поэтому получается нагромождение. Но, нельзя не включать старые слова, потому что в разговоре их до сих пор используют. Над этим пришлось поработать очень серьезно.
Предметом моего интереса также были ошибки, которые допускаются в процессе учебы. Я выписывал все эти ошибки. За все время преподавания у меня накопилась целая груда тетрадей. Вот сейчас я над этим работаю. Хочу, если удастся монографию или пособие какое-нибудь выпустить о типичных ошибках. Ошибки повторяются из года в год по разным причинам.

Речь идет об ошибках, которые допускают русскоязычные ученики или персы?

Русскоязычные изучающие персидский язык. Потому что это разносистемные языки. Русский язык синтетический как говорят (падежи, род), а персидский аналитический как английский. Там нет падежей, в английском и персидском, они очень похожи. Помимо этого отключается глагольная система, в персидском языке как в английском много глагольных форм, временных форм. Поэтому русскому учащемуся трудно воспринимать все это, и допускаются ошибки. Некоторые ошибки только потому, что не закрепили, а некоторые, потому что перенос получается, интерференция называется. Например, по-русски говорят: «Его наградили орденом», а на персидском говорят: «Ему орден наградили». Действие оформляется как прямое дополнение.
Помимо этого расхождения в значениях, объем значений разный бывает, в русском «честь» одно слово, а в персидском два слова. Например: «Имеем честь выступить перед вами», а «защищать честь Родины» это другое значение и это разные слова. Я это подмечал, записывал, но когда словарь составлял тем более бросалось это все в глаза, и накопилось много материалов.

Скажите, пожалуйста, а синхронный перевод он мало того, что сложный к пониманию, к воспроизведению, в отношении к персидскому он наверное, вдвое, втрое сложней?

Сложнее. Потому что это разносистемные языки, и еще, потому что в персидском языке как в немецком сказуемое стоит в конце, в русском языке сразу после подлежащего идет. Предугадать, что там дальше будет, синхронисту опытному, знающему хорошо язык не сложно. Он понимает, какой глагол будет в конце, и ставит его вначале как по-русски. Синхронных переводчиков специалистов работающих с персидским языком очень мало.

Скажите, пожалуйста, на что нужно делать упор молодым переводчикам, когда они только начинают учить персидский язык? На, что Вы при обучении делаете упор?

Первым долгом надо молодым переводчикам хорошо представлять себе отличия в оформлении словосочетаний, предложений. Я привел один пример, а таких примеров очень много. В персидском языке есть предлог «ба» он соответствует русскому «с», скажем «с ним я пошел». Но «ба» не может восполнить все значения русского творительного падежа, и тут происходит затруднение. Поэтому надо обращать внимание на случаи расхождения в употреблении слов, семантике, объеме слов. Нужно быть внимательным к этому.
Это зависит не только от учащегося, но и от преподавателя, от учебных материалов. Чтобы эти отличия были зафиксированы в учебных материалах, и были упражнения. Например, по персидском можно сказать «Я поехал в город» или «Я поехал в институт», так как по-русски, будет предлог один «бэ», а в русском языке «в». Если скажете «Я пошел к окну», то не будет уже «бэ» или «я пошел к нему» будет другой предлог, потому что одушевленное лицо. Это все изучается на первых курсах, набирается опыт постепенно и должно быть отражено и в текстах и в упражнениях и преподаватель должен указывать на эти расхождения.
Скажем «написать письмо» в русском языке стоит прямое дополнение, а в персидском языке в таких случаях может быть тоже «бэ». Но в тоже время наблюдается, что вместо «бэ» ставится «для» – «Отец купил мне», а по персидски «для меня». Много таких глаголов, которые используют предлог «для» – «Рассказал для меня», вместо мне. Вот на это надо обращать внимание, вот это трудности, лексические. Но, есть еще грамматические трудности, расхождения значений, временных форм.
Вот в русском языке прошедшее совершенного вида и не совершенного, а в персидском языке восемь глагольных форм передают эти значения, так же как в английском. Расхождений много. В плане изученности тоже есть много вещей, которые нами еще не изучены. Английский хорошо изучен, досконально, а персидский, к сожалению, еще не очень хорошо изучен.

Как Вы думаете, персидский язык может любой человек выучить? Если вдумчиво будет этим заниматься. Или он не такой, что может всем даться?

Есть люди неспособные к изучению языка в принципе. Но, если нормально заниматься и преподавать нормально учащимся, то усвоят. Бывают способные и бывают неспособные. Например, у нас в институте есть студенты, которые не два языка изучают, а три: персидский, английский и арабский или персидский, английский и французский. Потом сдают и получают диплом. Но, есть и те, кто с трудом справляются. Персидский язык не трудный если знаешь английский, то система близкая. Произношение сложное, восточное. В русском языке нет звуков таких гортанных, с придыханием. Но, это начальный этап. Когда проходят вводный курс, фонетику, нужно сразу ставить произношение и дальше следить уже чтобы ошибки не допускались.
У них нет мягких согласных. В русском, например «дерево», они скажут «дэрево», «тэбе» вместо «тебе». В русском языке смягчаются гласные после мягкого согласного. В английском, например «тэйбл», а на персидском это было бы «тэбл». В персидском «бадар – отец», «тадар – топор».
Можно сказать, что вы уже первый курс прошли (смеется).

Чего следует остерегаться переводчику в работе?

Если он устным переводом занимается, переводит беседу, у него должны быть хорошие навыки восприятия этой речи, запоминания и перевод на соответствующий язык, внимательность, собранность, уважительность с собеседником. Особенно внимательность. Даже сейчас на занятиях он рассказывает, переводит и смотрит в сторону, вместо того чтобы обратиться к человеку, к которому обращена речь. Потом самостоятельность, проявляют излишнюю. Нужно переводить не интерпретируя, дословно, то, что сказал человек. Не надо никаких «он говорит, что то-то-то-то», а надо просто его речь перевести: «Мы не можем это принять», а не «он говорит, что мы не можем это принять». Лишнее «он говорит». Надо внимательней слушать, смотреть в глаза, не быть безразличным, не опускать голову, ни чесать голову. Бывают такие, когда задумаются, какое слово сказать.
Иногда приходится переводчику сидеть вместе с собеседниками, когда приносят чай не увлекаться. Мне приходилось иногда переводить, когда я был за границей, на высоком уровне можно сказать, приносят чай, я, конечно, благодарил, а чай стоял, потому что они пьют, а мне некогда пить, потому что я должен говорить. То есть не увлекаться этим.
Хотя ты и как равный с собеседниками, но все же не класть ногу на ногу, не допускать вольностей. Вот это важно переводчику. Но, самое главное знать хорошо язык. Чтобы донести до собеседника то, что хочет сказать ваш старший товарищ.
Важно очень знать речевой этикет. С кем беседуешь один язык будет, одни формулы речевого этикета. Даже лексика другая будет. Скажем, «Ваше превосходительство, когда Вы приедете», вместо приедете, они говорят «изволите приехать». «Ответьте, пожалуйста, на такой мой вопрос», «ответьте» будет в вежливой форме использоваться. В персидском очень сложный речевой этикет.
Помимо этого есть диалект, но нельзя часа два говорить на диалекте это смешно будет. Нужно говорить на литературном языке, а когда вы беседуете с равным себе можно говорить на диалекте. Это надо учитывать переводчику обязательно.
Поэтому мы и даем стилистику и даем отличия в обращениях, в благодарностях, приглашениях. Там меняется все, даже предлоги. Письмо если пишите по-русски начальнику «Директору такому-то», а там обязательно надо «Дирекции» или «Начальнику управления» – «Начальству управления». По-русски не правильно, но хочу передать, что они называют его не начальником, а начальством. Много отличий и их надо знать, тогда переводчик будет вести себя как положено, в зависимости от того с кем беседуешь.

Можете рассказать нам интересный случай, который у вас произошел во время перевода, может быть связанный как раз с особенностями персидского языка?

Это было когда я учился. В тот год было 800 лет Москвы и приехали гости из разных городов. В основном делегации из трех человек. Я употребил слово, которое вызвало смех у них. Это слово хотя и передавало значение… «Гимн» допустим. Я не знал, допустим, как будет «гимн Советского Союза» и употребил другое слово. Ляпсусов не было. Случаи были разные.
Интервью записала Ирина Козлова

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.