Ильяс Дауди.К 29-й годовщине вывода Советских войск из Афганистана

Как «ПЕСНЯ ходит на ВОЙНУ».
«А песня ходит на войну, а песня рушит доты.
Я тоже песню знал одну, как подданный пехоты.
На том гремучем рубеже, когда трясёт планету,
Она приходит — и уже, ни зла, ни страха нету.
В неё стреляет миномёт, её сечёт граната.
А песня — взлёт, и всё поёт, и всё ведёт солдата».
(С.Островой, «А песня ходит на войну»)

23 августа – памятная дата в истории сражений, переломивших ход Второй Мировой и Великой Отечественной, войн. В 1943 году – 23 августа ознаменовало победу Советской Армии в битве на Курской дуге, в 1942-м – 23 августа стал самым кровопролитным днём Сталинградской битвы. Ранним утром этого дня армада танкового корпуса Вермахта, прорвав оборону наших войск, с севера вошла в Сталинград. Лётчики Люфтваффе сбрасывали сотни тысяч зажигательных, фугасных и осколочных бомб на улицы города, стремясь уничтожить как можно большее количество людей. Бои шли за каждую улицу, за каждый дом, переходя из рук в руки по нескольку раз.
Каждый год 23 августа к Братской могиле на Площади Павших борцов города-героя-Волгограда, к Мемориалу «Вечный Огонь» и к мемориальному камню «Город-герой Сталинград» в городе-герое-Москве приходят ветераны Великой Отечественной Войны, жители Военного Сталинграда и благодарные потомки, чтобы почтить память погибших и возложить венки и цветы.
Прошло ровно сорок четыре года, и вновь 23 августа, уже 1986 года, стало знаковой датой в проведённой в Афганистане, крупной общевойсковой операции под кодовым названием «Западня», в которой уже внуки защитников Сталинграда, в составе Советских частей и соединений разгромили формирования афганских басмачей в иранском приграничье, с честью выполнив свой воинский долг.

23 августа 1986 года. Афганистан, провинция Герат, афгано-иранская граница — тактический воздушный десант подразделений 149-го гвардейского мотострелкового полка, высаженный на ближайшие, к опорным пунктам басмачей, господствующие высоты, вёл бои с отрядом Исмаил-хана. Цель войсковой операции заключалась в овладении крупнейшим на западе страны укрепрайоном и перевалочной базой «Кокари–Шаршари».
Солнце в зените. Жара выше 60-ти градусов по Цельсию. Раскаленные до багрового цвета непрерывной стрельбой, оружейные стволы дымились, отдавая запахом жжёной сметаны. Боеприпасы были на исходе, а боекомплекты снаряжены последними патронами. Вода закончилась сутки назад. По вертолётам, сбрасывающим спасительные — боеприпасы и воду, били из гранатомётов и ДШК. Господствующая высота, на которой были оборудованы опорные пункты басмачей, обеспечивала огневое господство над позициями подразделений, не давая поднять головы.
Четвёртые сутки, с восходом солнца и до наступления темноты, обеими сторонами вёлся массированный огонь. Под протяжное чтение сур из Корана, звучавшее по мощному громкоговорителю, басмачи вскакивали из укрытий, вставали в полный рост и выпускали снаряд гранатомёта или длинную пулемётную очередь. Так, бравируя собственным бесстрашием, они старались оказать психологическое воздействие и подавить моральный дух наших бойцов.
А в это время, стремясь преодолеть грохот автоматных очередей и созывающий глас муэдзина, на внутренней стороне бруствера, ответственно трудился неизменный спутник всех боевых походов — маленький японский транзистор SANYO. В эфире шёл концерт по заявкам радиослушателей, звучала популярная в 1980-е, песня «Снег кружится», авторов Л.Козловой-Танич, С.Березина в исполнении вокально-инструментального ансамбля «Пламя»:

Сегодня целый день идёт снег, Он падает тихо кружась.
Ты помнишь, тогда тоже всё было засыпано снегом?
Это был снег нашей встречи.

Слышимость песни звучавшей в радио-эфире была приличной и досягаемой слуху шестерых бойцов. «Снегом нашей встречи» с басмачами, советским воинам виделся внезапно высаженный десант, заставший кого-то врасплох, а «повестью нашей любви», вероятно были шесть лет с начала Афганской войны.

…. Он лежал перед нами белый-белый, как чистый лист бумаги,
И мне казалось, что мы напишем на этом листе повесть нашей любви….»

Белого цвета горный рельеф иранского приграничья, освещался ярким августовским солнцем, напоминая стихи песни о «кружащем и засыпающем белом-белом снеге», с юмором, с проецированным в афганскую реальность, на «белый-белый горный пейзаж», с выжигающим солнцем, зноем, жаждой и басмачами. Звучавшая в радио-эфире песня о зиме и любви, тут же подключила к пению других, находившихся поблизости бойцов.

Строки — «Такого снегопада, давно не помнят здешние места» — говорили о большом масштабе операции, которого не помнили старожилы местного басмачества.

А снег не знал и падал, а снег не знал и падал,
Зима была прекрасна, прекрасна и чиста.

Улыбаясь, сквозь растрескавшиеся в кровь губы, волоча сухим языком, но не прекращая вести огонь, воины надрывая голос подпевали:

Снег кружится, летает, летает, и позёмкою клубя,
Заметает зима, заметает, всё, что было до тебя.

Какой, к чёрту — снег?! Над кем он кружился? Кого заметал?

До разгрома басмачей было ещё далеко. В продолжающемся противостоянии в помощь сухопутным силам, на главном театре военных действий, появились штурмовики Су-25. Пролетая над позициями войск, сменяющиеся пары «сушек» наносили бомбоштурмовые удары, сокрушая фортификационные сооружения басмачей. Зажатые басмачами на простреливаемых вершинах, скованные возможностью наступать, воины делали всё необходимое чтобы:

«Раскинулись просторы, раскинулись просторы,
До самой дальней утренней звезды, и верили, что скоро,
И верили, что скоро» — победой завершатся, их ратные пути.

Транзистор, словно понимая важность момента, не сбавляя темп, перешёл ко второй части концерта по заявкам радиослушателей — с песней, «Мы желаем счастья вам» (авторов И. Шаферана и С.Намина) в исполнении ВИА «Самоцветы»:

В мире, где кружится снег шальной,
Где моря грозят крутой волной,
Где подолгу добрую, ждём порой мы весть.

Глядя на заход пары Су-25 на бомбоштурмовой удар, бойцы подхватывали строки из припева и, громко — до хрипоты, дружно запевали:

Мы желаем счастья вам, и оно должно быть таким,
Когда ты счастлив сам, счастьем поделись с другим

Чтобы было легче в трудный час, нужно верить каждому из нас,
Нужно верить каждому, в то, что счастье есть.

«Счастье», с которым, в каждом куплете призывали делиться строки песни, в той ситуации были реактивные снаряды и авиабомбы штурмовиков Су-25. Окрылённые поддержкой с воздуха, бойцы усиливали стрелковый огонь, и с улыбкой, как могли громко, запевали припев песни:

Мы желаем счастья вам, счастья в этом мире большом,
Как солнце по утрам, пусть оно заходит в дом.
Мы желаем счастья вам, и оно должно быть таким,
Когда ты счастлив сам, счастьем поделись с другим.

Ведущие огонь по нашим штурмовикам Су-25 и вертолётам Ми-24, басмачи, воздать им должное — не укрывались от воздушных атак, а продолжали вести ответный огонь из крупнокалиберных ДШК и английских ракетных комплексов Блоупайп».
В одном из таких налётов, ракетой ПЗРК басмачей был поражён Су-25 капитана Смирнова. Самолёт был охвачен пламенем, пилот катапультировался. На выручку лётчику, срочно была направлена пара Ми-24. Пилота, приземлившегося недалеко от позиций басмачей, быстро подобрала прилетевшая пара Ми-24.

В мире, где ветрам покоя нет, где бывает облачным рассвет,
Где в дороге дальней – нам часто снится дом,
Нужно и в грозу, и в снегопад, чтобы чей-то очень добрый взгляд,
Чей-то очень добрый взгляд – согревал теплом…

Бой продолжался, обессилевшие и обезвоженные, но полные решимости повергнуть врага, воины продолжали совмещать интенсивную стрельбу и пение, вкладывая в стихи песни, актуальный для обстановки смысл. Всякий раз, с приближением припева песни — с усмешкой и блеском в глазах, они усиливали плотность огня и громкость коллективного пения:

Мы желаем счастья вам, счастья в этом мире большом,
Как солнце по утрам, пусть оно заходит в дом.
Мы желаем счастья вам, и оно должно быть таким,
Когда ты счастлив сам, счастьем поделись с другим.

Бойцы, достигшие ближних подступов к укрепрайону, были ограниченными в просторе, ждали завершение подавления авиацией огневых точек противника и приказа наступать.

Раскинутся просторы, раскинутся просторы
До самой дальней утренней звезды.
И верю я что скоро, и верю я что скоро
По снегу доберутся ко мне твои следы.

И в награду за тяжкий ратный труд, за веру в победу и «в то, что счастье есть» — был разгром отряда Исмаил-хана, овладение укрепрайоном «Кокари-Шаршари», захват большого числа единиц стрелкового оружия, миномётов, гранатомётов, боеприпасов и секретной документации.

В мире, где кружится снег шальной, Где моря грозят крутой волной,
Где подолгу добрую, ждём порой мы весть,

Чтобы было легче в трудный час, Нужно верить каждому из нас,
нужно верить каждому – в то, что счастье есть.

Убедившиеся, что «счастье есть», воины — кто не был ранен, не погиб, возвращались в пункт постоянной дислокации в Кундуз. Ожидая заветный борт Ил-76 на аэродроме Герата, расположились на металлическом аэродромном покрытии и вспоминали трудные дни операции, и услышав по транзистору знакомую песню стали негромко подпевать:

Мы желаем счастья вам, счастья в этом мире большом,
Как солнце по утрам, пусть оно заходит в дом.
Мы желаем счастья вам, и оно должно быть таким,
Когда ты счастлив сам, счастьем поделись с другим.

Успешным завершением любого боевого похода и заветной мечтой каждого воина, является возвращение домой, встреча с родными и близкими, с теми, кто ждал воина «из за речки» — « … где ветрам покоя нет, где бывает облачным рассвет, где в дороге дальней — часто снится дом, Нужно и в грозу, и в снегопад, чтобы чей-то добрый взгляд, чей-то очень добрый взгляд — согревал теплом».

Так на протяжении сотен лет, российскому воину, песня в бою помогала.

Материал подготовил Герой России Ильяс ДАУДИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.