Игорь Черняк. Наследники «30 товарищей»

Александр Владимирович Островский, выпускник факультета восточных языков ВИИЯ 1975 года уже почти полвека связан по долгу службы и велению сердца с далёкой страной, которую когда-то англичане назвали Бирмой. Александр – патриот той страны, он пропитан духом и культурой мьянмцев. Пожалуй, не сыскать в гашей стране специалиста, который знал лучше эту страну и бирманский язык. К стати, за всю истории ВИИЯ всего одна группа слушателей изучала язык этой страны. Оставив военную службу в силу возраста, Александр на общественных началах продолжает крепить сотрудничество наших стран. Он является Вице-президентом Российского Общества Дружбы и сотрудничества с Республикой Союз Мьянма. Его усилиями была приглашена  военная делегация Мьянмы на Парад Победы 2020, организован ряд встреч и интервью. Предлагаем  вашему вниманию одно из интервью Верховного главнокомандующего ВС Мьянмы газете “Аргументы и факты”.

Верховный главнокомандующий Вооружёнными cилами – об оружии, борьбе с терроризмом и COVID-19

Армия

О существовании такой страны, как Мьянма (Бирма) старшие поколения жителей нашей страны знают, в основном, из стихотворения Киплинга «По дороге в Мандалай». Младшие – из песни Робби Уильямса с теми же словами.

Мандалай, кстати, это старая королевская столица государства. Название новой – Нейпьидо – вам назовут только немногочисленные страноведы. Да и откуда нам знать про далёкую экзотическую страну, если турпоток в Мьянму из России и до закрытия границ не превышал 5 – 6 тыс. человек в год?

А вот многие мьянманцы знают про Россию не в пример больше. Например, Верховный главнокомандующий Вооружёнными силами Мьянмы старший генерал Мин Аунг Хлайн бывал у нас 5 раз. На Парад Победы приехал в шестой. Мы благодарны ему за то, что во время его короткого визита он нашел время для интервью «АиФ».

Два парада

– Господин старший генерал, разрешите поприветствовать вас на земле России! Мы рады, что вы смогли посетить столь важное для нашей страны мероприятие, как Парад Победы. Скажите, от кого исходило приглашение и кто вошел в состав вашей делегации?

– Я рад, что российский народ интересуется происходящим в столь далёкой от него Мьянме. И буду отвечать на ваши вопросы от всей души.

Итак, нас пригласил лично министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу. В состав делегации, кроме меня, вошли заместители командующих Сухопутными войсками, ВВС и ВМФ Мьянмы.

– Как вам понравился парад?

– Конечно, российские военные парады – это нечто грандиозное! В нашей стране тоже проходят военные парады в День Вооружённых сил 27 марта. В этом году он, как и у вас, был перенесён из-за эпидемии COVID-19. Надеемся провести позднее, когда обстановка стабилизируется.

– Насколько нам известно, вы возглавляете все силовые структуры Мьянмы – министерство обороны, МВД, министерство по делам границ. Как вам удается все совмещать?

– Моя должность так и называется: верховный главнокомандующий Вооружёнными силами (Тамадо). В соответствии с нашей конституцией, все вооружённые формирования страны, имеющие в штатном составе оружие, находятся в моём подчинении, в т.ч. полиция и подразделения пограничной охраны. Но по своим функциональным задачам они действуют самостоятельно, под руководством назначенных министров. Если же наступает момент применения этими структурами вооруженной силы, то тогда они действуют по согласованному плану в моем подчинении.

Народ и армия

– Вам принадлежит фраза «История Мьянмы – это история Вооруженных сил, история Вооруженных сил – это история Мьянмы». Какую роль играет армия в сегодняшней жизни страны?

– Всё началось, когда мы выходили из колониальной зависимости от Великобритании. Страна пробыла в ней более ста лет, с 1824 по 1942 г. Освобождение началось с группы патриотически настроенных молодых людей, которые вошли в историю Мьянмы как «30 товарищей». Незадолго до того, как в Европе вспыхнула Вторая мировая война, они поехали в Японию учиться в военную академию. Получив образование, вернулись домой и начали строить армию независимой Мьянмы, которая тогда ещё называлась Бирмой. В начале войны для освобождения от Англии мы сделали ставку на Японию, но она обманула надежды бирманцев и оккупировала страну. Тогда «30 товарищей» повернули штыки против японцев.

Образованная ими армия внесла большой вклад в победу союзников в Юго-Восточной Азии. Вооружённые формирования, которые мне подчиняются, – наследники той Армии независимости Бирмы.

Позднее названия менялись. С 1942 г. это Армия обороны, с 1943-го – Национальная армия. Благодаря Вооружённым силам страны в 1948 г. была провозглашена независимость Бирмы. В 1962 г. была создана Социалистическая республика Бирманский Союз. После событий 1988 г., когда военные снова взяли власть с целью остановить хаос, анархию и сползание страны в глубокий политико-экономический кризис, страну было решено переименовать в Мьянму.

Военные никогда не стремились обладать всей полнотой политической власти. Проблема была в том, что до поры её было некому передать. Это не значит, что Вооружённые силы правили страной по своему усмотрению. Они всегда прислушивались к мнению народа. Все эти годы в стране работал парламент, проводились выборы. В 2008 г. была принята конституция. В 2010 году проведены общенациональные выборы в парламент. С 2011 г. вся полнота власти в стране принадлежит законно избранному правительству.

Современная демократическая Мьянма многим обязана военным. Потому я в своё время эту фразу и произнёс.

Против террора 

– По конституции 2008 г., вы как Верховный главнокомандующий, имеете право направлять военных в парламенты всех уровней. Понятно, что когда-то это было оправдано. Но теперь насколько это целесообразно?

– После обретения независимости Вооружённые силы Мьянмы были вовлечены в борьбу с различными незаконными формированиями. Называйте их как хотите – террористы, сепаратисты, экстремисты… Они угрожали безопасности государства и его жителей. Борьба продолжается до сих пор. Возможно, мы вернёмся к вопросу о квоте армии, которая составляет 25% депутатов всех уровней, после победы сил антитеррора.

– Кстати, как протекает эта борьба? Далеко ли до победы?

– Проблема борьбы с терроризмом – она двоякая. Как и сам терроризм. Есть боевики, которые осуществляют вооруженные нападения, взрывают, захватывают заложников. А есть их спонсоры, которые сами никого не убивают, но обеспечивают финансирование боевых действий, взрывов и взятия в заложники. Воевать с террором чисто военными методами недостаточно. Отслеживание финансовых потоков зачастую приносит больше пользы, чем войсковые операции. Когда удастся добиться перевеса на этом фронте, тогда и победа не за горами.

Под прицелом коронавируса

– В Мьянме у армии много функций. Помимо обеспечения внутреннего и внешнего спокойствия в стране, у вашей армии важная социальная роль. В чём она проявилась во время пандемии коронавируса?

– Наша армия всегда поддерживала гражданскую медицину. Ведь здоровый народ – основа обороноспособности любой страны. Так случилось и в этот раз. Надо сказать, вирус обходит стороной Мьянму. На момент моего прибытия в Москву у нас было 290 заражённых и всего 6 случаев смерти. В апреле-мае военные пожертвовали из своих окладов определенные суммы (4,4 млрд кьят или 3 млн. долларов – Ред.) на покупку лекарств, средств защиты и антисептиков. 95% гражданских больниц обеспечены лекарственными средствами из запасов Вооружённых сил. Армия выделила для осуществления карантина свои казармы, обеспечила людей бесплатным питанием.

Ещё одна проблема, которую помогает решить армия Мьянмы – это возвращение домой людей, которые оказались за рубежом и отрезанными от своих стран. Когда я вылетал в Москву, мы взяли на борт самолёта Верховного главнокомандующего 19 российских граждан, «застрявших» у нас в стране из-за пандемии. Обратно повезём 21 студента, которые учились в России.

Танки и не только

– Военно-техническое сотрудничество (ВТС) Мьянмы и России находится на весьма высоком уровне. Как вы оцениваете его перспективы?

– Сотрудничество действительно большое и продуктивное. Мы покупаем прекрасное российское оружие и для ВВС, и для ВМС, и для Сухопутных войск. Однако главное в ВТС – это даже не закупка истребителей, танков, подводных лодок как таковых. ВТС – это в том числе и военное образование. Деньги могут закончиться, военная техника рано или поздно устареет, а знания останутся. Офицеры, которые учились в России, которые говорят по-русски, знакомы с вашими технологиями, имеют у нас хорошие перспективы служебного роста. Мы считаем, что Россия, в отличие от многих стран, сохранила свои научные школы. А в эпоху глобализации это дорогого стоит.

Не так давно из России к нам вернулись студенты, которые обучались кораблестроению. Они уже создали оригинальные мьянманские суда, включая фрегаты с применением технологий «стелс».

На сегодня более 6 тысяч наших военнослужащих получили образование в России. 8 защитили здесь докторские диссертации, 13 находятся в процессе получения этой научной степени. Мьянма принимает участие в Армейских играх в России. Прежде всего, в соревнованиях медиков, снайперов, ну и в танковом биатлоне, разумеется. Танки-то у нас в основном российские.

Генералы и политика

– Осенью в Мьянме пройдут парламентские выборы. Вы уважаемый в стране и в мире человек. В соответствии с конституцией имеете право принять участие в будущих выборных мероприятиях по формированию следующего правительства и его руководства на период 2021-2026. Есть ли вероятность вашего участия в этих выборах?

– Как говорится, если не знаешь, как поступить, – читай Конституцию. Там всё прописано: порядок выдвижения кандидатов, предвыборная агитация, голосование и подсчёт голосов… Надо просто соблюдать Конституцию, и тогда всё будет в порядке. Честные выборы у нас уже проходили неоднократно – и в 2010 году, и в 2015-м. Основная задача Вооружённых сил в предвыборный период и во время выборов – обеспечить проведение справедливого и независимого голосования, а также честного подсчёта голосов. Мы и ранее это выполняли, и, не сомневаюсь, выполним и в этот раз. Пока у меня нет намерения идти в политику. Я в армии более 40 лет. Начинал с младшего лейтенанта, сейчас – Верховный главнокомандующий. Служил в армии, когда Бирма строила социализм, при военной администрации, сейчас служу при демократическом правлении. Командовал взводом, ротой, батальоном, полком, военным округом – вот моя биография. Пожалуй, это всё, что я могу вам ответить.

– В 2015 году при вашем участии состоялось открытие Мьянманского Буддистского монастыря в подмосковной Балашихе. Это достойный патриотический шаг с вашей стороны по популяризации Мьянмы и ее народных традиций не только в России, но и на международной арене. Как там сейчас обстоят дела?

– Надеюсь, там всё хорошо. Буддизм – это древняя религия, древняя философия. Кроме того, это любовь. Надеюсь, ваш народ не будет иметь ничего против этого центра, в котором человек, исповедующий буддизм, сможет сделаться буддистским монахом, в котором культивируется любовь, дружба, уважение.

Записал Сергей Осипов

От редакции
Как оказалось, Верховный главнокомандующий ВС Мьянмы – весьма интересный собеседник, не только нестандартно и логично мыслящий генерал, но и мудрый политик. Особого внимания заслуживают его аналитические выкладки по вопросам борьбы с терроризмом, обеспечения безопасности в стране и регионе, о необходимости широкого международного сотрудничества, чтобы не допустить однополярного мира и развязывания новой войны. Подтвердились слова наших востоковедов о том, что в азиатском регионе растет серьёзная фигура нового формата с мышлением твёрдого сторонника мира, стабильности, с видением путей экономического развития страны. Для нас же важно то, что он высоко ценит российскую внешнюю политику, действия президента Путина внутри страны и на международной арене. А потому, вероятно, стоит присмотреться к фигуре этого человека, который в скором времени вполне может сменить военный мундир на фрак политика.

Игорь Черняк, главный редактор АиФ при содействии Александра Островского, Восток-75

 

 

 

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.