Игорь Брыгин, Запад 1987у. Папа, Юра и Белый медведь.

Брыгин

Уважаемые читатели нашего сайта!
Предлагаем вашему вниманию рассказ выпускника 1987 года курса офицеров-слушателей ВКИМО Игоря Брыгина, который ведет повествование на основе реальных событий в его 13-я языковой группы португальского языка. В нем рассказывается о замечательном педагоге И.В. Квасюке. Итак, рассказ:
По окончании двухлетней командировки мы, бывшие курсанты одногодичного ускоренного курса, продолжили учебу офицерами. Преподавателем военного перевода английского языка в нашу группу был назначен полковник Игорь Владимирович Квасюк. Высокий и седовласый, несмотря на возраст резкий в движениях, с повелительной четкой речью, он даже внешне напоминал грозного северного хищника– белого медведя. Его реакция никогда не была предсказуема, и он часто убивал закончивших отвечать с нежностью произносимой фразой: «Спасибо, садитесь… Два!» Задаваемые им вопросы часто выходили далеко за пределы учебника, в котором определенно не было сказано, как по-английски будет «тачанка». Из-под его бесстрастия, которое он сохранял даже тогда, когда щедрою рукою осыпал группу двойками, проглядывала ирония многоопытного и много знающего человека.

Как-то в беседе с давним выпускником нашего института мама нашего сотоварища пожаловалась, что у ее Геночки ужасно требовательный преподаватель. Ее собеседник снисходительно усмехнулся.
– Сейчас строгих преподавателей уже нет. Вот в наши времена действительно были ужасно требовательные, – ответил он. – У меня английский вел один такой, который вашему Геночке и не снился. Звали этого преподавателя Игорь Владимирович Квасюк!
– Так я вам про него и рассказываю! – выпалила мамаша.
На следующий день мы поведали эту историю Игорю Владимировичу. Он, выслушав, прокашлялся, и спросил, как это понимать.
– Как комплимент, как комплимент, – бойко затараторили молоденькие лейтенантики. Мне показалось, что история ему понравилась.
Он был преподавателем с большой буквы, и я обязан ему многими знаниями, которыми овладел не только в институте, частично постигнув его методику. Первый раз я опробовал ее эффективность на командире моей языковой группы. Оставалось полчаса до зачета по английским аббревиатурам, а ему никак не лезли в голову всякие LASER и ТОW. Минут двадцать я натаскивал его в курилке, а вскоре он вышел с зачета, не понимая, каким образом получил четверку.
Но и у таких зубров, как полковник Квасюк, случались проколы. Надо уточнить, что наша языковая группа выделялась на общем фоне. Первый португальский и второй английский – это сочетание традиционно считалось халявным. Поэтому в эту группу стремились попасть все те, кто более тяготел не к суете покорения вершин академических знаний, а к философскому созерцанию жизни как источника земных радостей. Поиск нирваны, которому мы отдавались на самоподготовке и особенно после занятий, уносил нас в сферы, далекие от изучаемых наук. Так была нанесена тяжелая душевная травма милой преподавательнице Ольге Петровне, когда на втором году обучения один наш товарищ вместо слова mother отчетливо произнес «мутер». Видимо, в тот момент душа его пребывала в школьных годах, когда он еще учил немецкий. Преподавательница робко переспросила, но в ответ снова прогремело твердое «мутер». Не удивительно, что к группе относились с некоторым снисхождением, как детям, отстающим от сверстников в умственном развитии. Но вот тут-то и была спрятана ловушка.
В группе учились два офицера, для которых некоторые аспекты военных знаний стали чем-то вроде хобби, которому уделялось достаточно много времени. Это были Игорь, которого все знали как Папу, и Юра.
Когда-то раньше Папа и Юра учились курсантами на спецфакультете Военного института. Этих весьма разных юношей сплотило абсолютное нежелание учиться военному делу настоящим образом. После тщетных попыток заставить наших друзей хоть как-то сдать сессию, командование расписалось в собственном бессилии, отчислив парочку из института. Уже после изгнания из институтского эдема их обоих внезапно поразил зеленый армейский купидон-снайпер (не путать с зеленым змеем), и наши два товарища, возгоревшие страстью к армии и великодушно прощенные командованием, вновь встретились в одной группе на «ускоре». Забавно было слышать, как на собрании факультета, критикуя отдельные недостатки, офицер политотдела голосом Гамлета из монолога «Бедный Йорик! Я знал его, Горацио!» сообщал, что учился когда-то у нас курсант (называлась фамилия Папы), который потерял книгу ДСП по танку Т-55, и соответственно был отчислен из института. Я подозреваю, что в действительности Папу могли выгнать, только если бы он, уподобившись Герострату, умышленно сжег бы всю секретную библиотеку. Весь курс радостно взревел, что Папа сидит в этом зале, а наш герой, несколько смущаясь, млел, как чемпион-олимпиец.
Кличка Папа к Игорю прилипла по следующим обстоятельствам. Мы начитались продаваемых в киосках Союзпечати журналов «Корея сегодня», серьезно повлиявших рекламируемым культом северокорейского лидера на уязвимую психику и без того сложной группы. Пораженные сиянием лучей славы Отца нации Ким Ир Сена, мы решили развить собственный культ, объектом которого единодушно был избран Игорь. Во-первых, потому, что родной папа у нашего Папы был реальным генералом от авиации. А во-вторых, у него был подходящий степенный вид, а солидности предавали очки. Мы объявили его нашим вождем, и данная ему кличка звучала величественно – ПапаМаршал (произносилось слитно), хотя в быту звали просто Папа. Некоторые военные преподаватели действительно думали, что у Папы папа – маршал, что внезапно проявлялось в нехарактерной для военных мягкости интонации. Папа старательно подыгрывал, внешне напоминая Купу Купыча из фильма «Республика ШКИД». Итак, его хобби, конечно, касалось унаследованной от родителя страсти к авиации. ПапаМаршал доставал книги, каталоги и журналы, выискивая любую информацию об интересующем его предмете. Ему доставляло удовольствие по показанной нами детали какой-нибудь летающей этажерки сообщить ее название и рассказать о технических характеристиках и вооружении. В первый день учебного года Папа неизменно шел в институтскую библиотеку, откуда возвращался нагруженный толстенными фолиантами. Он навсегда выбрал себе место на первой парте, прямо перед преподавателем. Из книг и словарей сооружалась кладка, наподобие кирпичной стены, за которой уже недосягаемый Папа, когда не дремал, спокойно предавался процессу изучения полезных для него источников информации.
У Юры было целых два армейских хобби. Первое – его интересовали форма и знаки различия иностранных армий. Будучи неплохим рисовальщиком, он часами занятий предавался перенесению на бумагу обмундирования какого-нибудь Гондураса, извлекая детали амуниции из тайных глубин сознания. Причем, это были варианты в полном разнообразии: парадные, повседневные, полевые, для строя и вне, от высшего командного состава до рядового. Второе его хобби было не столь безобидным и не могло объясниться иначе как той же отягощенной наследственностью. Юра старательно добывал любую информацию о дислокации воинских частей и заносил ее в некий тайный атлас. И если расположение войск противника можно было получить только из их же печатных источников, то информация о расположении наших войск добывалась еще и личным кропотливым трудом. В беседе с каким-нибудь случайным солдатиком советский офицер Юра как бы между прочим спрашивал, где и в каких войсках тот служит. Бойцы, польщенные вниманием, сообщали в ответ что-нибудь вроде «танковый полк в Веймаре», Юра лез в упомянутый атлас, и либо наносил новые данные, либо поправлял имеющиеся с ворчанием: «Опять этот Джейнс* наврал!» Я понимал, какую оценку его увлечению может дать особый отдел, и меня удивляла та безумная отвага, с которой он предавался этому занятию. Но… охота пуще неволи.
Понятно, что эти два офицера не ограничивались строгими рамками своих увлечений, затрагивая многие сопряженные темы.
Итак, полковник Квасюк, как и многие не подозревавший о глубинных познаниях своих подопечных, к концу одного из обычных занятий решил продемонстрировать широту познаний, коснувшись темы построения вооруженных сил Ее Величества Королевы Великобритании, Северной Ирландии и всяческих прочих заморских территорий. Внезапно дремавший перед ним Папа вздрогнул, будто его кто-то толкнул, и, поправив на носу очки, твердо заявил: «Товарищ полковник, эта информация неверная. Вооруженные силы Великобритании строятся так-то и так». И далее последовало короткое уточнение. Товарищ полковник был ошарашен, но добил его Юра, который сказал: «Да, да, товарищ полковник, Игорь прав». Белый медведь взревел. Как?! Какие-то лейтенантики (а Папа был даже еще младшим) учат! ЕГО! Всегда подчеркнуто корректный, он пришел в настоящую ярость. Видимо, еще никогда и никому не приходило в голову ставить под сомнение его авторитет. Полковник Квасюк в бешенстве покинул аудиторию, благо что до звонка оставалось всего несколько минут.
С понятной тревогой мы ожидали следующего занятия. Его Игорь Владимирович начал речью, четче чем обычно произнося каждое слово:
– Товарищи офицеры, я вынужден принести мои извинения. На прошлом занятии я был не прав. Видимо, недавно произошли изменения, о которых я не знал.
Личный авторитет полковника, способного извиниться перед лейтенантами, буквально возносился на глазах группы. Правда, Юра всего одной фразой испортил торжественность момента.
– Ну, если и были внесены изменения, то годах в пятидесятых, – не пощадил он седин преподавателя.
Возникла пауза, которая потребовалась Игорю Владимировичу, чтобы проглотить и эту пилюлю. Спустя минуту мы уже вернулись к английскому, и по понятным причинам более к темам, касающимся построения вооруженных сил армий вероятного противника, не обращались. Игорь Владимирович не был мстителен, и мы никак не ощутили на себе последствий происшествия.
Кстати, наши два товарища не без пользы играли в свои игры. Один дослужился до высокого военно-дипломатического ранга. Другой же, подхлестнув клячу своей армейской фортуны тем, что первым выявил точный срок начала операции «Буря в пустыне», закончил службу полковником ГРУ и не стал генералом лишь из-за бездарностей в руководстве вооруженными силами.
*Джейнс – Jane‘s Information Group, сокращаемое как Jane‘s, авторитетное британское издательство, специализирующееся на военной тематике. Выпускало ежегодные прекрасно иллюстрированные издания по отдельным тематикам, касающимся вооруженных сил и военной техники. Некоторым даже удавалось получить их в институтской библиотеке.
P.S. В воспоминаниях выпускников я прочитал, что вроде бы Игорь Владимирович Квасюк был референтом в Египте. Может кто-нибудь расскажет еще об этом интересном человеке. Наши занятия проходили очень насыщенно, и для его личных воспоминаний времени в них не выделялось. Еще говорят, что Игорь Владимирович оставил этот мир лет пять назад. Упокой, Господи, его душу!

6 thoughts on “Игорь Брыгин, Запад 1987у. Папа, Юра и Белый медведь.

  1. Александр Голованов, З-87у
    Прочитал эссе И.Брыгина на одном дыхании.
    Это песня! У него явно журналистский талант. Очень рад за него.

    С уважением,
    А.Голованов.

  2. Сергей Орлов, Восток-1969
    С Игорем Владимировичем Квасюком я познакомился осенью 1965 года, после начала учебы на 2 курсе. Перед этим увлекся фотографией. Неофициальным руководителем любителей фото был в то время Кузьмин Валерий Васильевич. Он учился на год старше. Валерий Васильевич, к сожалению, ушел из жизни. Он также был художником-краснодеревщиком. Он является автором креста с надписью ВИИЯ, который выставлен в офисе клуба ВИИЯ и фигурирует на большинстве фотографий, снятых там. Однако, авторство Кузьмина В.В. , к сожалению, нигде не упоминается.
    Как-то он пригласил к нам своего друга, оператора документального кино Виктора Балашова. На наше счастье удалось пригласить и Льва Алексеевича Гаврилова, который показал нам свои любительские кадры, снятые им на узкопленочную кинокамеру во время полета на пассажирском самолете над горными Альпами в Швейцарии. Решили создать любительскую фото-киностудию.

    Виктор Балашов начал довольно регулярно проводить встречи, рассказывая о своих работах. Занятия сопровождались посещением Дома кино на Васильевской улице. Мы нередко ходили на кинопросмотры и даже приобрели абонемент на год вперед. Перед кинопоказом лучших мировых лент того времени перед нами выступали знаменитые кинорежиссеры: Михаил Ромм, Михаил Швейцер, Григорий Рошаль и другие.

    Когда встал вопрос о техническом обеспечении работы студии, мы обратились в техническую часть, подготовили список необходимого для работы. И вот тут потребовалось получить разрешение начальника учебного отдела, которым и был в то время Игорь Владимирович. Он проявил большую заинтересованность в нашем начинании. Разрешил пользоваться фотолабораторией – смежное помещение, рядом с кафедрой тактики, (которая к началу 1968 года полностью перешла в наше распоряжение). Нам выдали несколько киноаппаратов Вега, Красногорск; некоторое количество кинопленки.

    К сожалению, заниматься съемками, а главное – обрабатывать снятый материал, требовало больших затрат времени. Поэтому самыми интересным результатом оказался хроникальный материал, снятый на масштабных учениях, которые проводились в учебном центре Военного института зимой 1968 года. Съемки были успешными, но пленка впоследствии куда-то пропала.

    Орлов С.А. (Восток -69)

  3. Реплика
    Так и не понятно, кому хвалебные строки предназначены? Папе? Его маме, т.е. Юре?
    Об Игоре Владимировиче, как о яркой личности, я лишь прочел несколько строк, остальное – полный флуд на тему восстановления образа “божественного микадо” в лицах Папы и Юры.
    Также интересно узнать о том, кто считал эту группу халявщиками? Между прочим, эта группа была “на мушке” у руководства из-за поведения, однако сложные задачи по работе в качестве переводчиков в различных структурах поручались именно представителям этой группы, а не кому-то ещё…
    Не могу не отметить и тот факт, что Ольгу Петровну обижали не только варианты перевода слова “mother”, но и шум “ветерка” из-под стола и приготовление супа в банке с помощью кипятильника, что практиковали отдельные личности данной группы.
    В итоге могу сказать одно: Игорь Владимирович был уникальным человеком, о котором можно не то, что опус написать, а целую книгу!
    Добавлю, что не менее яркой и интересной личностью был и Любимов, Александр Олегович.
    Краткая справка.
    Любимов Александр Олегович (30.11.1952). Кандидат филологических наук, полковник в отставке. С 1976 года на преподавательской работе. Автор более 30 научных публикаций и учебных пособий. Ветеран боевых действий в Африке и на Ближнем Востоке. Отмечен многими правительственными и ведомственными наградами, в том числе наградами иностранных государств.
    В данный момент является заместителем проректора – декана факультета платных образовательных услуг в Институте развития Академии ГПС МЧС России

  4. Игорь Брыгин, Запад 1987у. Ответ на реплику.
    Юра и Папа не менее интересны своими судьбами, чем их известный преподаватель. И это тот замечательный случай, когда ученики достойны учителей. Кстати, тот самый Ветерок еще служит и совершенно никого не раздражает. А Ольге Петровне за наш веселый характер подарили индийскую вазу, всей группой без исключения.
    И последнее: людей, лишенных чувства юмора, прошу мои заметки не читать.

  5. Ремнев Георгий, Запад 1987у. А в чем юмор?
    Прошу не обижаться на реплики! Сайт для того и сделан, чтобы одни писали статьи, а другие – их комментировали.
    Вы сами выбрали своё направление! Значит, были готовы к критике или к хвалебным словам благодарности за выкопанные из анналов памяти юношеские воспоминания.
    Но если у меня нет чувства юмора, то память пока ещё мне не изменила. Зачем приписывать несуществующие заслуги людям (см. P.S.)? Если пишите юмористическую статью, то «факты» тогда не озвучивайте!
    Все выпускники ВИИЯ в том или ином виде внесли свой вклад в эту жизнь. На то они и ВИИЯковцы!
    Лично я желаю всему братству Военного института оптимизма, здоровья и творческих успехов во всех сферах и направлениях их деятельности!

    P.S. Когда Саддам вторгся в Кувейт, ООН (в т.ч. СССР) осудила это телодвижение и приняла санкции, объявив ультиматум Саддаму. Кувейт тем временем обратился к мировому сообществу с просьбой о помощи. Саддам ультиматум не выполнил, и ровно на след. день, 17 января 1991 г., США начали операцию “Буря в пустыне”. Не было тут никакой ТАЙНЫ! ГРУ не вело “подковёрную” деятельность по выявлению “сверхсекретной” даты начала операции.
    Но, вполне возможно, что вы более осведомлены о деятельности ГРУ и лично Папы в этом “особо секретном” мероприятии.

  6. Игорь Брыгин, Запад 1987у
    Жора, я дал прочитать рассказ Папе и Юре до публикации. Они оба дали добро. Более того, по возникшему у Вас вопросу я спросил Папу отдельно. Его ответ соответствовал описанному. Если полковник ГРУ говорит, то я, немного прослужив, принимаю его информацию со скидкой на тысячи нюансов, которые по различным причинам могут остаться не обьясненными. Я считаю его своим другом и настоящим профессионалом, и копаться в его словах с целью доказать лживость его слов считаю глупостью. Но если есть желание, я могу помочь обратиться к нему лично.
    Кроме того, мой рассказ – это мои личные переживания, которые у каждого человека строго индивидуальны и могут сильно разниться с чужими, а также претерпевать изменения по прошествии времени. Если Вы имеете другую точку зрения, то ничто не мешает ее высказать в интересной для других форме.
    И еще. Я могу сказать, что каждое мое слово – правда, а как автор имею право излагать события так, как я их вижу.
    Я читал различные комменарии, в том числе и оставленные в интернете по поводу моего участия в передаче “Военная программа с Александром Сладковым” от 01.11.11, повторенной 19.10.13. Там я сказал, что у меня в бригаде был батальон на Т-34, а в ЮАР были Тигры. Которые опять встретились, назвав это “дежавю”. Так вот, я прочитал различных “критиков”, вскормленных интернетом. У них не хватило ума даже посмотреть на экран, где на моем фото были видны президент Мозамбика, ваш покорный слуга и тра боевых машины указанного типа. Они тоже искренне полагают, что если в интернете нет соответствующих данных, то этого не могло быть в природе. А я прекрасно помню лекцию, прочитанную по военному страноведению, записанную в секретную тетрадь, где четко говорилось о Тиграх. Так кому я отдам предпочтение – сопливым жителям виртуального мира или преподавателям ВИИЯ?
    Я с прискорбием замечаю, что история стала переходить от свидетельств очевидцев и мнений профессионалов к умозаключениям теоретиков. Я свидетель многих событий, и не считаю ложь интереснее правды. В Ваших словах нет почти ни слова правды, но вы своей ложью или полуправдой можете отравить любую правду. Это характерно для нынешних времен. Позвольте оставить Ваши собственные измышления без комментариев. Мне достаточно, что за всю мою жизнь никто не уличил меня во лжи.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.