ЕГИПЕТСКИЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ГАМБИТ. К 25-летию Совета ветеранов войны в Египте.

Isaenko

Летом 1968 года мы получили дипломы и «ромбики» старого образца об окончании ВИИЯ.
К этому времени институт уже был разделен на два факультета – западный и восточный. До этого мы были вместе и в душе такими остаемся до сих пор. Те, кто поступал в 1962, на этот раз были последними, у кого в дипломе была сделана запись: «Поступил в ВДА…, окончил ВИИЯ».
Судьба разбросала нас по всем континентам. Но мой рассказ о тех, кто попал в Египет. О распределении мы знали заранее. Целая дюжина выпускников направлялось в Египет (до 1972 называлась Объединённая Арабская Республика (ОАР), а затем – Арабская Республика Египет (АРЕ).
В августе 1968 года поездка в Египет проходила по-разному. Сначала всем выдали билеты на самолет, но через день у некоторых из нас билеты отобрали и сказали, что полетите спецрейсом позже. Нас привезли рано утром на аэродром в Баковку, под Москвой. Было нас человек шесть переводчиков. Мы на стареньком самолете, летим в Крым. На передних креслах сидели два генерала морской авиации и пили коньяк. Нас же сильно бросало в хвосте самолета. Приземлились в Саки. На стоянке находился «кукурузник». Три человека пересели в этот самолет и последовали дальше к месту назначения (Минаев, Филиппов, Шабан). На аэродроме мы околачивались дня два, до моря было полтора километра. Часто ходили купаться – в море было «море медуз». На военном автобусе съездили в город.
Летчики морской авиации готовились к полету, нас тоже заставили составить план полета до Каира, что не составило большого труда, т.к. до этого приходилось не раз туда летать.

Наконец, на третий или четвертый день взлетели рано утром и взяли курс на Будапешт. Со мной на борту АН-12 ( в «предбаннике») было десять молодых ребят, направлявшихся для прохождения службы на аэродроме Кайро-Вест в Египте. Все они были одинаково подстриженные и одетые в черные костюмы с галстуками.
К обеду прилетели в знакомый Будапешт (аэродром Текель). Здесь же мы встретили и вторую группу самолетов. Это были три гидросамолета Б-12 с египетскими круглыми опознавательными знаками. Возглавлял группу переводчик Владимир Филиппов.
Я был доволен, что не попал на этот тихоходный летающий объект, так как не всегда хорошо переносил самолет.
К вечеру прилетели в Кайро-Вест. За нами приземлились Б-12, хотя они вылетели на два часа раньше нас. Я встретил В. Филиппова – гнева и возмущения у него не было предела. Он летел в маске в хвосте самолета, его болтало и трясло.
Нас собрали у КДП, никаких таможенников и пограничников не было, замполит эскадрильи в египетской форме с кобурой на ремне начал проводить политинформацию и инструктаж, сообщил, что наши войска вошли в Чехословакию. Дальше его слова нас не интересовали, мы сказали, что прибыли не на аэродром.
Вскоре за нами прислали автобус и отвезли в гостиницу «Виктория», знаменитую своими клопами. Не успело стемнеть, как нагрянули наши однокурсники арабисты. Черный хлеб и селедка пошли в ход.
Дня два-три нас инструктировали в офисе ( так неофициально назывался штаб Главного военного советника, в то время им еще был генерал П.Н. Лащенко (1910—1992).Вскоре нас перевели в другую перевалочную гостиницу «Сауд-2», выдали деньги и египетское военное обмундирование. Затем нас распределили по частям и перевели жить в район Докки, а к новому году переселили в Хелмию. Распределение было следующим:
1. Исаенко А.И. – зенитно-ракетная бригада на канале
2. Филиппов В.К. – пехотная дивизия на канале, Исмаилия
3. Струков В. – дивизия ПВО на канале
4. Барынин В.Н. – минометная бригада, Суэц
5. Страхов И.И. – ГШ, затем военная академия (вначале согласился летать, но не прошел медкомиссию)
6. Чаркин Н. – РТВ
7. Иванкив К.И. – батальон спецназа
8. Кузьмин В.В. – танковая дивизия второго эшелона
9. Дивочкин – штаб
10. Шабан М.П. – танковая дивизия второго эшелона
11. Гергель В.В. – пехотная дивизия на канале, Исмаилия
12. Минаев А.Н. – пехотная дивизия , Суэц.
Как говорится, дальше фронта не пошлют.
С нами работали наши однокурсники, которые закончили институт в 1967 году. Я с благоговением называю их имена:
Шевцов, Чумаченко, Чижов, Кристя, Лебедев, Кононов, Симонов, Лукянчиков, Невзоров, Черкашин, Чернышев, Юсупов, Демин (переводчик военного атташе).
Из предыдущих выпусков следует упомянуть: Труфанов, Погорелый, Дюков, Бубнов, Батов, Евстрахов, Циплаков.
Из выпускников 1969 года вспоминаю Волкова, Решетникова, Пахомова, Киреева, Степаненко. Среди слушателей практикантов запомнился Геннадий Гладков.
Знаменитые референты: Квасюк И.В. (послевоенный выпуск), Трембачев В.Д. (вып. 1956 г.). К сожалению их уже нет в живых. В то время судьбы многих из нас зависели то них.
Среди упомянутых мною фамилий более дюжины человек стали военными наблюдателями ООН после 1973 года ( Исаенко, Филиппов, Барынин, Страхов, Кузьмин, Шабан, Гергель, Бубнов, Батов, Решетников, Степаненко, Гладков, Волков, Минаев и др.). Вспоминаю и Сунцова В. – помощника военного атташе в Египте.
В соответствии с положением нам должны были присвоить очередное звание через год после окончания института. Кадровики подготовили представления и дали генералу Катышкину на подпись. Посмотрев бумаги, он сказал: «Через год рано, приеду из отпуска и подпишу». Генеральский отпуск длинный, да к тому же, генерал задержался в Москве по делам. Присвоили нам «старшего лейтенанта» лишь в декабре 1969 с задержкой на полгода.
Мои однокурсники и коллеги, я видел вас и работал с вами на земле и в воздухе, был в окопе и на дипломатическом паркете, под огнем и под флагом ООН.
Багдад, Каир, Сана, Дамаск, Бейрут, Суэцкий канал, Синай и Голанские высоты – этапы большого пути. Это было в прошлом веке. Как сказал поэт: « Кто-нибудь услышит, кто-нибудь напишет, кто-нибудь помянет нас с тобой». Ах, как годы летят …
Со многими товарищами встречаемся часто. За это отдадим должное Общественному совету ВИИЯ и клубу ВИИЯ, Музею миротворческих операций и Совету ветеранов войны в Египте. Однако с некоторыми коллегами после выпускного вечера так ни разу и не встречались, хотя живем в одном городе, а случается иногда, что и на одной улице.
Дорогие друзья!
В 2014 году можно вспомнить:
50-летие перекрытия Нила и поездку Н.С. Хрущева в Египет (май 1964 года).
50 лет со дня исполнения Марком Бернесом песни «Напиши мне, мама, в Египет» (8 мая 1964).
Первая мировая война коснулась территории Египта и Ближнего Востока. Сто лет WWI.
«Лингвистический переворот». В сентябре 1964 года две группы слушателей, изучавших два года два западных языка, получили арабский язык в качестве первого. Мы их называли
«перевернутыми арабистами».
Египет не забывается!

Анатолий Исаенко, З-68
Ветеран боевых действий
Ветеран миротворческих операций

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.